Воронин Ю.М.

Стреноженная Россия:
Политико-экономический портрет ельцинизма

 

 
                      
ОТ АВТОРА 3

 
Раздел I  
ОТ ПЕРЕСТРОЙКИ К КАТАСТРОФЕ 9
Начало перемен 9
21 августа 1991 года: кто совершил переворот? 32
Пикирующая экономика 80

 
Раздел II  
СВИНЦОМ ПО РОССИИ 125
Октябрь-93: прошлое в настоящем. Стратегия развала России 127
Растоптанная Конституция 147
ПАРЛАМЕНТ НА БАРРИКАДАХ: ДОКУМЕНТЫ И СВИДЕТЕЛЬСТВА 169
В суровые блокадные дни 189
Провокация как способ выживания "демократии" ельцинизма 215
Штурм: двадцать шесть часов стрельбы по народу 240
Запад рукоплещет расстрелам 275

 
Раздел III  
ЛИКИ И МАСКИ 285
М. С. Горбачев: Герострат XX века 291
Всенародно избранный: Б. Ельцин 329
Реформатор-разрушитель 329
"Советы и демократия - несовместимы" 355
Всемирный рекордсмен по импичментам 367
Ушел, чтобы остаться 381
Драма Руслана Хасбулатова 392
Генералы играют в политику 418
"Упал - отжался": А. Лебедь 420
Генералы и кровавая осень 93-го 421
Генерал без грима: А. Руцкой 445
"Законопослушный" - генерал А. Куликов 460
Всеобщая генерализация политического поля 472
Служители и служки. К переговорам в Свято-Даниловом монастыре 476
ДОКУМЕНТЫ ТЕХ ДНЕЙ 501
"Хотели как лучше, получилось как всегда": В. Черномырдин 517
Нестандартное решение: В. Булгак 545
Телеграммы тех дней 548
Конституционный суд - лишний элемент демократии 558
"Наши прокуроры" 567

 
Раздел IV  
СТРАТЕГИЯ ВЫЖИВАНИЯ: ОТ РАЗРУШЕНИЯ К СОЗИДАНИЮ
(К вопросу о концепции вывода страны из кризиса)
589
Истоки российского кризиса 589
Альтернатива курсу "реформ" 595
Восстановить управляемость экономики 600
Восстановить справедливость в отношениях собственности 602
Бюджетная и кредитно-денежная политика 604
Финансово-банковская политика 609
Налоговая политика 610
Ценовая политика 611
Приоритеты в развитии реального сектора экономики 612
Социальная политика 613
Внешнеэкономическая политика 616
Восстановить эффективный государственный финансовый контроль 617

 
ПРИЛОЖЕНИЯ 619
Список народных депутатов Российской Федерации, находившихся
в Доме Советов Российской Федерации 4 октября 1993 года
620
"Черный список" народных депутатов Российской Федерации 632
Сведения о результатах голосования депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по вопросу о выдвижении обвинения против Президента Российской Федерации для отрешения его от должности 636

 
ПОНЯТЬ, ЧТОБЫ ВОЗРОДИТЬСЯ
(Вместо заключения). Сергей Глазьев
648
 
 
 

[ 3]

 

 

ОТ АВТОРА

 

Двадцатый век, в котором Россия пережила множество как драматических, так и вселяющих надежду на лучшее событий, ушел в прошлое. На рубеже тысячелетий наше государство оказалось в "ловушке дилеммы" Дж. Бьюкенена. "Выбор" политиков СССР и России привел к трагедии августа 1991-го, но особенно сентября - октября 1993 г. Так что "Девяносто третий год" - это не только произведение Виктора Гюго, но и иная реальность новейшей истории. Эти события до основания потрясли не только основы государственного строя Российской Федерации, но и мироощущение живущих ныне поколений, и прежде всего многострадального русского народа. Кульминацией тех событий стал расстрел тогдашнего Белого дома, а фактически - Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации - высшего форума законодательной и представительной власти страны.

Летопись тех страшных дней долго еще будет поражать воображение мыслящих людей. Она не должна подернуться дымкой забвения. Трагедия гибели российского парламента должна стать для нас не только уроком истории. Она не может, не должна быть воспринята согражданами, нашими современниками и грядущими поколениями лишь как одномоментный акт беспримерного варварства и беззакония. За ней - драма России как державы. Каждый новый год, месяц и день приносят все новые и новые плоды той великой смуты, в которую была ввергнута страна октябрьским государственным переворотом 1993 г. Это и драма парламентаризма на современном этапе. Многое тогда переплелось в трагическом единстве, и многомерность этого единства - одна из самых существенных причин длительности периода, в течение которого придется выходить из состояния оцепенения великой стране, великому народу.

За прошедшее с тех пор время многие не только в России, но и за ее рубежами все еще пытаются осмыслить произошедшее, распутать клубок острых противоречий, которые фактически не разрешились, а еще более усложнились и до сих пор порождают тысячи человеческих жертв. Грядущий финал, скорее всего, принесет невиданные деформации структуры экономики и социально-психологического настроения в обществе.

Нет смысла говорить о разнообразии высказываемых мнений, разбросе оценок, объективности или необъективности выводов, обоснованности или спекулятивности заключений, касающихся событий десятилетней давности. Воссоздаваемая картина тех октябрьских дней становится все более пестрой по мере введения в оборот новых фактов, сведений, документов, проверки уже известных. И не только молодому человеку, входящему в новейшую историю нашего государства, но и нам, ее непосредственным участникам и даже (не побоюсь упреков в нескромности) ее делателям, порой становится не так-то просто ориентироваться в недавнем прошлом.

[ 4]

Как-то мне встретилось многозначительное замечание: "Для того чтобы говорить и иметь право быть выслушанным, надо иметь что сказать". Многие пишут об августе 1991 г., о трагедии 1993-го, о последующих годах. Но мало кому действительно есть что сказать. Это прежде всего те люди, которым в силу положения и обстоятельств дано было знать до конца "фактологию" происходящего - день за днем, час за часом. И вследствие этого им была дана возможность знать и постигать глубинные процессы, результатом которых стало кровавое противостояние осени 93-го. Автор этих строк - один из них.

С объективных и беспристрастных позиций мною была написана книга "Свинцом по России"{1}. В ней воссоздавался по горячим следам трагический октябрь 1993 г. Многое из того, о чем я писал в первой своей книге, писал, что называется, на одном дыхании, мне удалось уточнить, пользуясь материалом, который мне "преподнесли" сами авторы государственного переворота. Я стремился показать, как и почему такое могло произойти в "новой России", объявленной кремлевской властью "демократической". Не мне судить, насколько удалось реализовать эту цель. Важнее другое. И тогда и сегодня я глубоко убежден, что случившегося утром 4 октября 1993 г. могло не быть и не должно было быть. Была реальная альтернатива кровопролитию, которая, осознанно или нет, так и осталась невостребованной. То, что такая альтернатива действительно существовала, подтверждается все новыми фактами, свидетельствами, становящимися достоянием гласности.

Эта мысль (все-таки не смогли или не захотели те, кто отдавал приказ стрелять, реализовать имевшуюся альтернативу случившемуся) как большая и острая заноза не дает мне покоя ни днем ни ночью. Предстоит трудный и сложный для меня разговор. Здесь не только боль и память о погибших. Это и тревога. Ушедшие трагедии имеют свойство возрождаться из пепла. И не только потому, что оказывается короткой или милостиво всепрощающей память, но и потому, что недостает мужества осознать и постигнуть их глубинные причины и основания, их сущность.

Сегодня этот разговор выходит на новый уровень. Он опирается на новые данные. Исследуется уже новая ситуация, когда несколько лет назад заложенные либерал-демократами деструктивные тенденции, несмотря на значительные перемены во власти, включая досрочное прекращение полномочий первого Президента России, продолжают усиливаться и приобретать все более разрушительные, гибельные черты во всех сферах жизни общества. Можно предположить, что за ними стоят и в них проявляются некоторые глобальные тенденции мирового исторического процесса на современном этапе. Но неизменным остается предмет этого разговора - боль моя, наша общая боль: Родина, Россия. Не собираюсь изменять и авторской позиции: говорить, сохраняя холодный ум и горячее сердце, и постепенно выпутываться из трясины бесчисленных мифов, в которую мы себя загнали, чтобы осознать, где и в чем выход из всеохватного кризиса, сковавшего страну и общество.

Свою книгу я назвал "Стреноженная Россия". Это название не просто дань литературной метафоре. В нем - точное определение "связанности" общества во всех проявлениях его жизни: в экономической, социальной, культурной, военно-стратегической, в международных отношениях, во всем абсолютно. Причем скованность движения в одной области задает еще большую скованность в других


{1} См.: Воронин Ю. Свинцом по России. М, 1995.

[ 5]

областях. Ограничения, путы социального развития настолько сильны, что узлы этих пут не развяжешь - их надо разрубать, не нанося опасных ран пока еще живому организму. Все это - следствие непрофессионального, разрушительного управления всем спектром сложных и взаимосвязанных процессов. Пагубность такого управления, к сожалению, не осознана на высшем уровне государственного управления. И сегодня с серьезным видом обсуждаются и реализуются "новые подходы" к регулированию экономики и социальной сферы, визитной карточкой которых является "концепция" пресловутого "дерегулирования", то есть продолжение разрушительного курса.

Книга имеет подзаголовок "Политико-экономический портрет ельцинизма". То, что происходит сегодня на просторах нашей Родины, крайне необычно и в общем не имеет исторических аналогов. От капитализма к социализму развивалась не только Россия, но вместе с ней третья часть планеты. Так, в Китае до сих пор действует социалистическая модель модернизации экономики, в основе которой лежат, между прочим, принципы ленинской "новой экономической политики" (нэпа). Этого никогда не скрывали и не скрывают сами китайцы, и это дает сегодня весьма позитивные результаты. Учитываются национальные особенности и традиции, но при этом очень тщательно отслеживается и используется прогрессивный мировой опыт. Недавние перегибы в политике критически осмыслены, позитивное в истории сохранено и не переписывается заново, мудрость предшественников квалифицируется как мудрость - в отличие от наших доморощенных философов и поэтов типа Дмитрия Волкогонова и Наума Коржавина, посмевших в циничной форме глумиться над великим Лениным, его трудами и ролью в истории.

Выдающийся государственный деятель другой великой страны - Джавахарлал Неру, книгу которого "Взгляд на всемирную историю" мне довелось изучать в 70-е гг., тоже признавал гениальность Ленина, его планов строительства нового общества.

Для нынешних "поэтов демократии" со звериным оскалом объективная логика исторического процесса не существует. У них получается так: разозлился Ульянов на царей - и устроил переворот, чтобы отомстить за казненного брата. Для подобных обществоведов в истории все совершается так, как угодно отдельно взятой персоне.

И через 25 столетий после Гераклита подтверждается его высказывание о том, что нельзя дважды вступить в одну и ту же реку. Российские "реформаторы" двинулись назад. Они, правда, основательно ничему не учились. Законы развития общества для них не существуют. И движение назад, от социализма к капитализму, да еще в самой дикой, полуфеодальной форме, для них стало формой движения "вперед" только в определенном смысле - занять место повыше в системе распределения благ, самоутвердиться или, как сейчас иногда говорят, "влипнуть в историю". Таких деятелей поспешили уже назвать деятелями исторического масштаба - не важно, что этот масштаб нередко определяется масштабом их преступлений против своего народа, что эти деятели вынуждены бежать за границу.

Ни я, ни мои соратники по левой оппозиции не призываем вернуться к порядкам недавнего прошлого, получившего в обществоведении определение "застой". Его основная примета - множество ошибок в экономике и политике, вследствие чего скорость движения вперед была сильно замедлена, проявились тенденции регресса. Однако даже тот "застой" ни в какое сравнение не идет с вакханалией "демократических преобразований" и "рыночных реформ".

[ 6]

Ошибки и просчеты, в отличие от сознательно спланированных и реализованных мер, имеют, как правило, обратимые последствия. И то, что надо было исправлять ошибки, я неоднократно заявлял, начиная с 1990 г., стремился в меру сил, в том числе и на посту первого заместителя Председателя Верховного Совета Российской Федерации, подтвердить свои заявления делом. И сейчас свою цель вижу в том, чтобы, проанализировав истоки ошибок и просчетов, а также причины, приведшие к кровавой осени 1993 г., к серии государственных переворотов, к уходу в небытие многих политических и государственных деятелей, предложить опирающиеся на отечественные реалии и мировой позитивный опыт пути модернизации российской экономики - в противовес предложениям вчерашних и сегодняшних последователей Гайдара, цинично попирающих законы своей страны и следующих рекомендациям идеологов западного либерализма, податливо идущих на сделки с криминалитетом, в противовес предложениям тех, кто не хочет или не умеет учиться на собственных ошибках.

В этом - одна из целей моей новой книги. Она адресована не псевдодемократам, проводящим курс МВФ, хотя и им ознакомиться с ней стоило бы, а истинным патриотам России левой оппозиции. В этой книге содержится анализ многих "почему?", связанных с нашими поражениями, ставятся проблемы "прорыва" в общественном сознании и смены социально-экономического и политического курса. Без осмысления этих проблем левая оппозиция обречена на уход в политическое небытие.

Одна из главных причин поражения лидера Компартии Г. Зюганова на выборах 1996 и 2000 гг. заключается, на мой взгляд, в том, что партия не дала должной оценки событиям августа 1991 г., сентября - октября 1993 г. Так и не было глубоко проанализировано то, что произошло после этих событий.

Хотим мы того или нет, но в стране, в обществе, в психологии людей под воздействием новых политических и социально-экономических условий произошли глубокие изменения. Важно четко осознать, что многие наши сограждане, особенно молодежь, все более адаптируются к новым условиям. Следовательно, стратегия и тактика левой оппозиции должна учитывать этот момент и искать новые идеологические формы воздействия на людей. Эти формы не могут не учитывать интересы и потребности людей, реальные факторы социального прогресса, интенсивного развития экономики. Сегодня мало говорить о том, что продолжается курс прежнего режима, разрушившего Советский Союз, советскую власть, КПСС. Для нового поколения это лишь факты истории. А молодых людей больше волнует настоящее и ближайшее будущее. Надо осознать, почему народ не воспротивился тому, что произошло. Более того, расстрел Верховного Совета в октябре 1993 г. привлек на Краснопресненскую набережную толпы зевак - словно происходило некое занимательное зрелище. Импичмент президенту Ельцину, "источнику" бед страны и народа, голосование по которому проходило в Государственной Думе 13-15 мая 1999 г., также не вызвал массовых выступлений граждан: пикеты возле Государственной Думы не превышали 1000-1500 человек. Из этого факта левая оппозиция должна сделать соответствующие выводы.

Мир вступил в третье тысячелетие. Все явственнее меняется соотношение общественных групп, классов, социальная структура общества. Транснациональная концентрация капитала, сращивание банковского (финансового) капитала с промышленным при явном доминировании первого создают качественно новую

[ 7]

ситуацию в мире. Ее основополагающие, фундаментальные характеристики состоят в следующем:

1. Формируется новая парадигма власти. Социальная поляризация общества приобретает все более концентрированный, одномерный и абсолютный характер. В ситуации все более интенсивной концентрации "управляющего капитала" в руках весьма ограниченного круга людей, в условиях по существу вненационального характера этой концентрации, сосредоточения власти в узком вненациональном кругу происходит изменение самого характера власти, ее смысла и сущности. На одном полюсе сообщества сосредоточивается власть как таковая, власть сама для себя, на другом - все остальное, что эта власть стремится, так или иначе, подчинить себе. Следствие подобной парадигмы - формирование и установление в будущем "нового мирового порядка", о чем со все большей тревогой говорят уже не только политики.

2. Гражданское общество, которое регулировалось юридическими установлениями и основывалось на таких фундаментальных ценностях, как личная свобода и автономия индивида, о котором любят распространяться либерал-демократы и к строительству которого нас призывают, на Западе давно уступило место массовому обществу.

Массовое общество - в высшей степени организуемое, планируемое, управляемое общество, жестко контролируемое правящими элитами. Его главная ценность - власть. И эта ценность сосредоточивается в руках тех, кому принадлежат финансовый капитал и СМИ.

Стандарт массового общества: каждый хочет иметь то, что имеют другие. В условиях социального неравенства возможность потреблять дается в обмен на повиновение. "Потребляйте, но повинуйтесь!" - не столько девиз, сколько закон массового общества. По существу, оно есть следствие вырождения капитализма. Превыше всех свобод (и ценностей) оно ставит свободу потребления, требуя в обмен повиновения и подчинения людей властным структурам и жестко организованным корпорациям (какими бы они ни были). Это ведет в конце концов в исторический, культурный и экологический тупик.

3. Под воздействием научно-технической и технологической революции в ряд господствующих элит современных обществ выдвинулась технократия. Она создала совершенно новые организационные технологии, суть которых - достижение цели (неважно какой) с помощью своих технических{1} знаний и организационных способностей. В результате любая идея, даже бредовая, любое волеизъявление, даже иррациональное, часто становятся реализуемыми. При этом какие-либо этические соображения и установки игнорируются. Они атрофируются как не входящие в создаваемые систему и алгоритмы жизнедеятельности. Тем самым целерациональная логика действий технократа часто не совпадает с ценностями и логикой развития общества и индивида.

4. Одной из ведущих, определяющих доминант в духовной жизни общества все отчетливее становится аномия{2} (термин введен Эмилем Дюркгеймом). Она характеризует расстройство духовной жизни общества и индивида, усиление внутреннего беспорядка, оканчивающегося трагедией. Аномия является "нулевым" порогом ценностного содержания сознания. Современной России такое состояние


{1} Под "техническим" в данном контексте понимается "умение", "техника дела".

{2} Аномия (от фр. anomie) - букв.: беззаконие, безнормность.

[ 8]

грозит в катастрофических масштабах. В этих условиях меняется характер социальных противостояний и степень их напряженности, модифицируются способы разрешения разного рода конфликтов.

Без осознания, осмысления этих глобальных тенденций современного исторического процесса невозможно выработать действенные, перспективные программные установки и алгоритмы деятельности, реальные выходы из того исторического тупика, в который загоняется не только наша страна, но и все человечество.

По существу, Россия первой в истории попыталась отвергнуть эту гибельную перспективу. Она разрушила миф о капитализме как венце и конце истории, указала возможность иного, более справедливого и разумного мироустройства. Этот исторический опыт уже не может исчезнуть бесследно. Не потому ли столь яростную и беспощадную войну ведут против нашей страны - то явно, то скрыто?

Недруги России, объявив о ее поражении в "холодной войне", изощренно сочетают теперь "горячие и холодные войны", под флагом миротворцев устанавливают в Юго-Восточной Европе и других регионах мира форпосты неоколониализма.

...Стреноженная Россия, в трагическом напряжении застывшая на краю пропасти. Но трагедии с обществом, народом, страной не случаются "вдруг". Это только под поезд можно попасть случайно. То, что происходит с нами, - горькая, жестокая закономерность исторического процесса, в развитии которого неизбежны спады и провалы. Процесс этот непрерывен и сложен. Законы истории неумолимы. Опасно пытаться игнорировать их либо заменять какими-нибудь химерами. Мудрость политики (и политиков!) - в познании этих законов и овладении ими. В противном случае они жестоко мстят. Лишь познав их, можно определить истинные перспективы исторического движения страны, пути преодоления той страшной смуты, в которую она ввергнута.

Историю нельзя повернуть вспять. Россия, однажды указав человечеству возможность нового мироустройства, шагнув в будущее, вернется на этот путь, утверждая его как историческую альтернативу той гибельной перспективе, что диктует человечеству мировой капитал. И в этом - ее историческая миссия. Я верю в светлое будущее нашей Родины, на просторах которой только мы - вершители ее и своей судьбы.

 

 

[ 9]

 

 

Раздел I

ОТ ПЕРЕСТРОЙКИ К КАТАСТРОФЕ

НАЧАЛО ПЕРЕМЕН

 

Тяжело размышлять о судьбах России, связанных с осмыслением нашего недавнего прошлого. Словно проснувшись после тяжелого сна, многие сегодня вслед за автором модной в годы перестройки книги спрашивают себя: "Что это было?" Словно и не жили мы вместе со страной все эти годы. Словно не было радостей и горестей, труда и свершений, любви и счастья. Между тем все это было и ярко вспоминается, когда выключаешь телевизор и "Радио России", и спадает пелена лжи, тумана и злобной глупости. Было, так как Россия началась не с нас и на нас не закончится.

Тем не менее вопрос "Что это было?" вполне уместен. Надо, наконец, отделить зерна от плевел, разобраться в реальных жизненных процессах и хитросплетениях политических интриг, сознательном обмане и поразительных массовых заблуждениях и иллюзиях, благодаря которым так решительно изменилась наша жизнь за последние 10-15 лет.

Должен сказать, что поиску ответа на этот вопрос посвящено немало серьезных исследований как ученых, так и политиков{1}. Все они в меру своих идейно-политических и профессиональных воззрений и целей, с разной степенью объективности и полноты анализируемых явлений попытались представить картину произошедшего со страной за последнее десятилетие. В мою задачу не входит анализ многочисленных точек зрения. В конце концов, право каждого автора - высказать то, что ему представляется наиболее значимым и ценным. Я уже писал, что сфера моих научных интересов - политэкономия и реальная экономика. Поэтому ограничусь именно тем, что мне близко, чем занимаюсь всю свою сознательную жизнь.

Вместе с тем нельзя не отметить и другой аспект. Кто бы ни пытался ответить на поставленный выше вопрос, он, так или иначе, за точку отсчета в своих рассуждениях


{1} См., напр.: Собчак А. Хождение во власть. Рассказ о рождении парламента. М., 1991; Илюхин В. Вожди и оборотни. М., 1993; Говорухин С. Великая криминальная революция. М., 1993; Шахназаров Г. Цена свободы. Реформация Горбачева глазами его помощника. М., 1993; Абдулатипов Р. Власть и совесть. М., 1994; Яковлев А. Горькая чаша. М., 1994; Зиновьев А. Коммунизм как реальность. М., 1994; Рыжков Н. Десять лет великих потрясений. М., 1995; Зюганов Г. Россия - Родина моя. Идеология государственного патриотизма. М., 1996; Его же. Держава. М., 1994; Его же. Россия и современный мир. М., 1996; Селезнев Г. Вся власть - закону! (Законодательство и традиции указного права в России.) М., 1997; Рыбкин И. Россия обретет согласие. М., 1997; Фалин В. Без скидок на обстоятельства. М., 1999; Третьяков В. Русская политика и политики в норме и патологии: Взгляд на события российской жизни 1990-2000. М., 2001, и др.

[ 10]

принимает события середины 80-х гг. Фактически такой подход к оценке российских реалий стал едва ли не традиционным. Что было до середины 80-х - застой, кризис, а то и кромешный мрак, развал? Что после - перестройка, обновление, приближение к мировой цивилизации?

Начало начал. Период, называвшийся еще совсем недавно реальным социализмом, для некоторых россиян ассоциируется, к сожалению, с таким состоянием общества, в котором замирает всякое движение, где не встретить разнообразия красок и событий, где царит только террор, страх и унылое однообразие.

Не могу принять эту точку зрения. Напрасно многие политологи, хотя и изучали труды классиков марксизма, в угоду "демократической" конъюнктуре отбросили их теорию общественного развития. Как известно, в предисловии "К критике политической экономии" К. Маркс подчеркивал, что общественный прогресс не есть цепь случайных явлений, а представляет собой закономерный процесс, обусловленный развитием способов производства. И социализм тому не исключение{1}.

Годы социалистического строительства в СССР были временем многоцветным, полным контрастов, порой парадоксальных. Говоря о нем, нельзя не видеть, что упорный труд миллионов, позволивший создать заново целые отрасли промышленности, сочетался с сокращением темпов экономического развития, вплоть до стагнации ряда их важнейших компонентов.

Рост социальной защищенности и благосостояния граждан сопровождался расцветом "остаточного" подхода к социальной сфере, неуклонным нарастанием дефицита. В руках высших руководителей в центре и на местах была сосредоточена огромная власть, но они то и дело оказывались не способными провести в жизнь собственные решения по коренным вопросам жизни общества. Девальвация идеологических и нравственных ценностей, вседозволенность и беззаконие тысяч людей - и в то же время преданное, не за страх, а за совесть служение Отчизне миллионов людей.

Перечень подобных, казалось бы несовместимых, крайностей можно продолжать и далее. Он свидетельствует, что период, теперь рисуемый многими как отступление от столбовой дороги мировой цивилизации, на деле имел свой сложный и острый сюжет, был исполнен внутреннего драматизма, насыщен борьбой противоположностей. Сегодня важно не просто констатировать те или иные его черты, но подвести итоги пережитого, осмыслить уроки, столь нужные для выбора правильного пути в будущее. Уроки прошлого, так или иначе, анализируются. Не могу не согласиться с В. Третьяковым в том, что важнейшим уроком части советского исторического периода - сталинского - является "умение ставить стратегические цели для страны и соответственно для своей политики"{2}, высокая просвещенность и эрудиция высшего руководителя страны, исключающая непонимание важнейших проблем социально-экономического развития.

После Сталина в определении и осуществлении стратегических интересов страны ошибок допускалось неопределенно много ("кукурузизация" сельского хозяйства в регионах критического земледелия, просчеты в инвестиционно-инновационной политике, стремление охватить централизованным планированием то, что централизованно планировать лишено смысла, во внешней политике - безвозмездная помощь странам с сомнительными режимами, военное вмешательство во внутренние


{1} См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 6-7.

{2} Третьяков В. Уроки Сталина // Российская газета. 2003. 5 марта.

[ 11]

дела Афганистана и т. п.). В. Третьяков сформулировал и другие уроки, которые относятся не только к сталинскому периоду, - необходимость государственной идеологии, высокая просвещенность и эрудиция высшего руководства страны, а также то, что "бремя реформ должно равномерно распределяться на все слои общества". Ко всему советскому периоду относится и такой урок - "бюрократия может быть инициатором и мотором реформ (модернизации), но никогда - их базой, их органической средой. Этим для реформ может стать только народ, только все общество"{1}.

Увы, история учит тому, что на ее уроках никто не учится. Приходят новые поколения, игнорирующие и свою, и всемирную историю, пытающиеся писать ее заново. За такое историческое невежество потом приходится платить непомерно высокую цену. Уроки истории являются надежной основой для прогнозов грядущего. Выявив наличие критических фаз в социальном развитии, их повторение в различных странах и регионах, мы не можем исключить их появления в будущем и обязаны предусмотреть особые антикризисные меры в политике, экономике, культуре, чтобы предотвратить различного рода "нештатные" ситуации в жизни общества.

Кризисы, как и их причины, бывают разными. Одни вызваны внутренними обстоятельствами, другие - мировой конъюнктурой, международной обстановкой. При всей взаимосвязанности экономики и политики достаточно очевидны различия между политическими и экономическими кризисами. Первые вызваны столкновением политических интересов различных социальных групп и кланов. Проявляются они через действия конкретных лиц, стоящих у власти, либо через возросшую активность народных масс (или политических, общественных и религиозных организаций, выражающих их интересы), не удовлетворенных политикой верхов. Вторые могут назревать незаметно, исподволь, выражаясь в спадах производства, финансовых осложнениях, снижении производительности труда и падении уровня жизни населения, вызванных, как правило, игнорированием действия объективных экономических законов.

Когда кризисные явления одновременно охватывают разные сферы общественной жизни, сочетаются с неблагоприятными внешними условиями, может возникнуть кризис общества в целом, чреватый формационными сдвигами, революционной ситуацией или, напротив, контрреволюцией. Движение в сторону такого обширного кризиса крайне опасно для общества, поскольку на повестку дня встает вопрос о его будущем, о самом его существовании в исторической перспективе. Думается, констатация в документах КПСС предкризисного состояния советского общества в середине 80-х гг. означала осознание реальной угрозы именно такого кризиса, ставшего результатом накопления противоречий во многих сферах общественной жизни.

Историкам и политэкономам еще предстоит подробно раскрыть процесс прорастания метастазов тотального кризиса. Не претендуя на исчерпывающий анализ, хочу показать, как видится этот процесс мне.

К 1985 г. советская экономика исчерпала возможности экстенсивного развития и встала перед необходимостью перейти на интенсивный его путь. Общество столкнулось с новыми, неизвестными ранее проблемами: значительно снизилось качество социально-экономического роста, обострились диспропорции в производстве,


{1}Третьяков В. Уроки Сталина // Российская газета. 2003. 5 марта.

[ 12]

более выпукло давали о себе знать антиобщественные явления. Это признают все аналитики независимо от политических различий.

Напомню, что еще в сентябре 1965 г. в промышленности была начата реформа, ставившая своей задачей повысить стимулирующую роль плановых показателей и несколько расширить хозяйственную самостоятельность предприятий. Основным плановым и оценочным показателем работы предприятия становился объем не валовой (то есть произведенной), а реализованной продукции, что должно было повышать заинтересованность предприятий в изготовлении пользующихся спросом товаров. В хозрасчетном стимулировании существенное значение придавалось прибыли - реализованному благодаря продаже товаров чистому доходу предприятия.

Задуманная с целью некоторой децентрализации хозяйственной жизни, реформа началась как раз с восстановления союзных и союзно-республиканских министерств и государственных комитетов министерского уровня, бывших фактическими хозяевами в своей отрасли. Конечная нерезультативность и постепенный отказ от хозяйственной реформы 1965 г. были обусловлены, на мой взгляд, непоследовательностью и незавершенностью осуществляемых перемен, а также тем, что реформа объективно затрагивала интересы многих влиятельных в обществе социальных групп.

Последующие попытки структурных перестроек в экономике также оказались недейственными. Это и бессистемное создание с начала 70-х гг. порой громоздких, трудно управляемых производственных и научно-производственных объединений (ПО и НПО), территориально-производственных комплексов (ТПК), и попытка введения в 1979 г. множества нормативных производственных и финансовых показателей с целью централизованного регулирования всего производства, что привело лишь к бюрократической неразберихе.

Между тем мировой опыт выявил, что средние и малые производства, технологически хорошо оснащенные предприятия с гибкой и маневренной структурой, а также сфера индивидуальной трудовой деятельности и надомного труда, частные подсобные хозяйства, мелкий бизнес, непосредственно ориентированные на рынок, во многих случаях могут быстрее и полнее учитывать изменения спроса потребителей, оперативнее удовлетворять их нужды, лучше использовать свободные трудовые ресурсы.

Сельское хозяйство в 1965-1985 гг. продолжало отставать, хотя его положение в советской экономике изменилось: из пренебрегаемой сферы, служившей для перекачки ресурсов в промышленность, оно превратилось в преимущественную, получавшую огромные финансовые ресурсы и разнообразные льготы. В марте 1965 г., одновременно с реформой в промышленности, была предпринята попытка активизировать сельское хозяйство. С колхозов в очередной раз были списаны долги государству, установлен твердый план закупок сельхозпродукции на пять лет, повышены закупочные цены и установлена 50 %-ная надбавка к ним за сверхпланово продаваемую продукцию. Но это не дало заметного роста общественного производства сельскохозяйственной продукции.

Были отменены введенные в последние годы хрущевского правления мелочные ограничения на личное подсобное хозяйство колхозников. Увеличен размер приусадебного участка. Разрешено держать неограниченное количество скота и свободно торговать на рынке. Частный сектор стал давать до 25-30 % плодоовощной продукции, мяса, молока, шерсти, потребляемых населением страны.

[ 13]

Ставшее приоритетным сельское хозяйство получало 20-27 % от ежегодных капитальных вложений бюджета в экономику. Большая часть этих денег уходила на оплату закупаемой у государства по непомерно завышенным ценам техники и удобрений, на реализацию амбициозных общесоюзных программ: подъема Нечерноземья (1974 г.), мелиорации и химизации почв (1979 г.), подъема кормовой базы животноводства (начало 80-х гг.). Общая сумма государственных вложений в сельское хозяйство за 25 лет (1960-1985 гг.) составила около 670 млрд руб.{1}

Суммарной продукции общественного сельского хозяйства за этот период было получено, согласно некоторым подсчетам, на 280 млрд руб., то есть продукции получали на 50 копеек на каждый вложенный рубль. В общественном секторе наблюдались огромные потери при уборке, транспортировке и хранении: по зерновым до 15 % от выращенного урожая, по плодоовощной продукции до 25 %.

План по зерновым составлял в эти годы приблизительно 250 млн т. Но все равно ежегодно приходилось закупать в Канаде, США, Австралии до 40 млн т. СССР превратился в крупнейшего импортера зерна.

Сельское хозяйство явно пробуксовывало. Ассортимент продовольственной продукции в магазинах был скудным. Это побудило правительство принять в мае 1982 г. Продовольственную программу, в которой главным средством подъема эффективности сельского хозяйства считалось приближение первичной переработки сырья к месту его производства и создание для этой цели агропромышленных объединений разного уровня.

Сельское хозяйство и обслуживавшие его отрасли промышленности, транспорт, торговля должны были стать единым объектом планирования и управления для достижения конечной цели - улучшения продовольственного снабжения населения.

На практике это вылилось в создание дополнительных бюрократических структур. Было сформировано более 3 тыс. районных агропромышленных объединений (РАПО). В 1985 г. создан Агропромышленный комитет СССР, объединивший пять общесоюзных сельскохозяйственных министерств и два государственных комитета. Увеличения продуктов питания это не дало.

Советская экономика, не использовавшая возможности интенсификации за счет ускоренной реализации достижений научно-технической революции, структурной перестройки, внедрения новейшей техники и технологии, изменения организации труда и включения реальных трудовых стимулов, неуклонно двигалась к кризису.

Неповоротливая махина излишне зацентрализованной командно-управляемой экономики перемалывала миллиардные капиталовложения, не всегда давая должную отдачу. Внутренние резервы экстенсивного развития приблизились к исчерпанию, как и источники валютных поступлений из-за рубежа. На этой основе определились тенденции к замедлению роста основных показателей развития народного хозяйства, а в ряде его отраслей - к стагнации, отставанию в области научно-технического и технологического прогресса от передовых в этом отношении капиталистических стран, падению эффективности использования имевшихся материальных и трудовых ресурсов, к инфляции и лавинообразному нарастанию отложенного спроса и т. д. и т. п.

Своеобразное депрессивное состояние народного хозяйства СССР можно характеризовать темпами прироста важнейших показателей (см. таблицу 1).


{1} См.: Народное хозяйство СССР в 1985 г.: Статистический ежегодник. М., 1986. С. 83.

[ 14]

Как видно из приведенных данных, за 20-летний период имело место ухудшение практически всех важнейших экономических показателей. Правда, следует подчеркнуть, что это было лишь снижение темпов роста, в известной степени закономерное, поскольку по мере роста объема производства "вес" одного процента прироста становится более значительным, в связи с чем каждый процентный пункт прироста дается труднее. Но падения экономики не было, и стагнацией, топтанием на месте назвать это еще нельзя. Это было лишь отражением настоятельной необходимости структурной реорганизации производства, рассчитанной на интенсивное развитие новых отраслей и подотраслей. Промедление в этом деле неизбежно вынуждало экономику "перемалывать" ресурсы во имя поставок устаревшей, не пользующейся спросом продукции и предвещало будущий кризис.

В то же время в этот период, с 1965 до начала 80-х гг., были достигнуты значительные успехи в повышении материального уровня жизни советских людей. Росла заработная плата основных категорий трудящихся (прежде всего низкооплачиваемых). В 1965 г. она составляла в среднем у рабочих и служащих около 100 руб., а в 1985 г. - 190 руб. Стали получать ежемесячную денежную оплату труда колхозники (в счет будущих поставок государству). Росли пенсии и стипендии. Существовала развитая система бесплатных социальных услуг (здравоохранение, образование, детские, спортивные, творческие и другие учреждения), ощутимые льготы устанавливались для пенсионеров, инвалидов, участников Великой Отечественной войны. А это, между прочим, были десятки миллионов людей. Продолжалось жилищное строительство (государственное и кооперативное). Минимальный продовольственный ассортимент был доступен каждому человеку.

В социальной сфере в этот период также стали накапливаться противоречия, становясь тормозом развития экономики. Хотя всюду провозглашался лозунг "Все для блага человека!",


{1} См.: Народное хозяйство СССР за 70 лет: Юбилейный статистический сборник. М., 1987. С. 51; Народное хозяйство СССР в 1990 г.: Статистический ежегодник. М., 1991.

[ 15]

на деле в стране господствовали технократические подходы и остаточный принцип выделения средств и ресурсов в социальную сферу. Поскольку же сами "остатки" при экстенсивных методах хозяйствования сокращались подобно шагреневой коже, то строительство жилья, культурно-бытовых объектов, развитие сферы обслуживания все более отставало от нужд населения, вызывая его обоснованное недовольство.

Нарастала трудовая апатия. Многочисленные трудовые почины и разные формы социалистического соревнования при отсутствии стимулов превращались в кратковременные кампании и показуху к очередному юбилею. Уравниловка и "выводиловка" в оплате труда побуждали (или вынуждали) людей искать дополнительные заработки или доходы. Отсюда - всевозможные "левые" приработки, хищения на производстве и т. п. Мало кто жил "на одну зарплату". Но не только в этом дело. Практическое игнорирование необходимости дифференциации заработной платы с учетом существенных различий уровня квалификации кадров привело к предельному ослаблению стимулов высокоэффективного труда. Произошла деформация самого феномена социальной справедливости, которая все более становилась не движущей силой экономического и социального роста, а его тормозом.

Недовольство людей вызывали очереди в магазинах и отсутствие разнообразного ассортимента продовольственных и промышленных товаров (дефицит), низкое качество отечественных товаров побуждало к погоне за импортными, что порождало спекуляцию. Росли не обеспеченные товарами и услугами денежные сбережения населения в сберкассах, что рассматривалось властями как показатель роста жизненного уровня советских людей. Вызывала нарекания работа транспорта, низкая эффективность бесплатного медицинского обслуживания, качество услуг. Молодые и образованные работники были недовольны своим медленным социальным и профессиональным продвижением.

В социально-классовой структуре общества на фоне сближения ряда объективных параметров, характеризующих рабочих, крестьян и интеллигенцию, нарастали дифференциация более дробных общественных групп и рассогласование их интересов. Местные, ведомственные, групповые интересы, амбиции отдельных руководителей на деле могли легко возобладать над общенародными, государственными, стратегическими (хотя неизменно маскировались под последние). Все более заметной становилась вертикальная дифференциация, выражавшаяся в несовпадении интересов управляющих и управляемых. Все это расшатывало единство общества, особенно необходимое в предкризисной ситуации и на стадии выхода из кризиса.

В области распределительных отношений приметами надвигающегося кризиса стали два противоречивых процесса. Первый - это спонтанное усиление уравнительных тенденций. Спонтанным его правомерно считать потому, что уравнительность не навязывалась "сверху". Более того, она постоянно порицалась, с ней велась (хотя больше на словах) борьба.

Явно выраженный характер приобрело преодоление различий в уровне оплаты труда. И это происходило в условиях пропаганды необходимости перехода к интенсивному развитию, которое немыслимо без новой техники и технологии и по определению требует максимальной активизации стимулов творческого и эффективного труда, в том числе и в области создания новой техники, разработки и внедрения конкурентоспособных технологий. Создавалось впечатление, что игнорировалась традиция,

[ 16]

сложившаяся еще при Сталине, достаточно высоко поднявшем престиж инженера и ученого, - фактически ликвидировали систему дифференциации оплаты труда в зависимости от уровня образования, опыта и результатов труда. Соотношение средней заработной платы инженерно-технических работников и рабочих, достигнутое при Сталине и выражавшееся пропорцией 2,1:1 в 1940 г., к моменту появления планов построения коммунизма в течение 20 лет составило уже 1,5:1, а к моменту декларации построения развитого социализма - 1,1:1. В строительстве подобное соотношение изменилось от 2,4:1 до 0,98:1.

Все это было при понимании необходимости обеспечения оптимального соотношения принципа уравнительности в политике реальных доходов населения (через механизмы общественных фондов потребления) и принципа материальной заинтересованности (через дифференциацию заработной платы). Однако принцип социальной справедливости в оплате труда так до конца и не был восстановлен.

Преобладание экстенсивного типа развития в сочетании с относительным дефицитом рабочей силы побуждало ведомства и предприятия для привлечения кадров любыми средствами "вытягивать" средний уровень зарплаты на приемлемую высоту. Одним из источников необходимых для этого средств служило "срезание" самых высоких ставок оплаты труда. Премии превращались из способа поощрения трудовых результатов в простые доплаты. Широко использовались "выводиловка" и приписки, что находило критическую оценку в литературе и искусстве. Стимулирующая роль оплаты труда, а также реальное завоевание социалистического строя - социальные гарантии зачастую использовались как гарантии оплаченного безделья и безответственности.

Второй, противоположный процесс - это перераспределение, шедшее по каналам теневой экономики и приводившее к усилению материальной дифференциации, формированию у слоя людей подпольных богатств, источником которых были нетрудовые доходы. Жизненные стандарты таких людей были весьма высоки, рождали у трудящихся и обоснованное возмущение, и сомнения в справедливости существующих отношений, и разочарование в ценности честного труда, в его способности обеспечить высокий уровень благосостояния.

Нетрудно заметить: питательной средой теневой экономики была дефицитность всего народного хозяйства, порожденная изъянами планирования, стремлением "зацентрализовать" связь производства и потребления там, где производство в принципе не должно отрываться от спроса. Дефицит создает неограниченные возможности для злоупотреблений, превращает торговлю и снабжение в криминогенную зону. Он же является и источником силы командно-административной системы, обладающей монополией на все материальные ресурсы. Проникновение преступности в эшелоны власти (или связь представителя власти с преступным миром) выглядит в условиях дефицита вполне закономерным.

В политической сфере приметами ухудшения обстановки стали: бюрократизация управленческого аппарата, дееспособность которого затухала на глазах, тонула в пучине бесконечных увязок и согласований, требовавшихся для принятия любого решения; недемократические способы подбора и расстановки кадров (протекционизм), препятствующие выдвижению на ответственные посты наиболее способных и достойных людей; многочисленные нарушения законности и срастание представителей власти и теневой экономики.

В неблагоприятном направлении развивалась международная ситуация. Поистине к разрушительным последствиям - в экономическом, политическом и моральном плане -

[ 17]

привело решение о вводе войск в Афганистан, перечеркнувшее многие достижения предыдущих лет в области разрядки и налаживания дружеских отношений между странами и народами.

У многих специалистов особую тревогу вызвали последствия, связанные с введением войск в Афганистан. С осуждением этой акции выступил А. Д. Сахаров. Сугубо отрицательное отношение к ней выразили эксперты Института экономики мировой социалистической системы АН СССР во главе с О. Т. Богомоловым. В их записке, переданной руководству страны в январе 1980 г., говорилось, что в результате этой акции заблокирована разрядка и подорваны политические предпосылки для ограничения вооружений, консолидировался антисоветский фронт, ухудшились условия решения многочисленных внутренних проблем.

Не внедрялись в полной мере в практику хозяйствования ленинские идеи о необходимости и возможности широкого использования при социализме организационно-экономических структур капиталистического обобществления{1}. Речь идет о том, что на существующем уровне развития мирохозяйственных связей можно было бы интенсифицировать кооперационные связи с развитыми капиталистическими странами не только в области торговли, но и в сфере создания совместных предприятий и фирм на взаимовыгодной основе в промышленности и строительстве. Это соответствовало бы тенденциям интернационализации производительных сил.

Противоречия, существовавшие между народами внутри СССР, не относили к числу политических проблем. Дискуссии вокруг национальных сюжетов редко заходили далее вопроса о том, какая тенденция в развитии советских наций, национальностей и народностей является преобладающей: расцвет или сближение? Однако на деле едва ли не каждый из народов, населяющих нашу страну, едва ли не каждая из ее союзных республик и автономий считала себя обиженной или обделенной. И тут далеко не последнюю роль играла нерешенность экономических и социальных вопросов, а также бюрократически-усредненный подход к регионам, когда под предлогом защиты общегосударственных интересов ограничивалась самостоятельность республик, недооценивались потребности национального развития с учетом исторически сложившихся традиций. Недовольство такого рода, как правило, тогда не прорывалось наружу, но оно накапливалось.

Значительно осложнилась обстановка и в духовной жизни общества. Шок, вызванный "разоблачением культа личности Сталина", и последующие попытки обратного движения расшатали доверие к верхам, их обещаниям, к официальным источникам информации. Разрушение "железного занавеса" облегчило контакты с Западом, что стало одним из катализаторов не только роста материальных потребностей, но и новых настроений и оценок. Распространенными явлениями стали идейный и политический нигилизм, двоемыслие (термин Дж. Оруэлла), социальная индифферентность. Между тем политика в области идеологии велась прежними методами, будто в общественном сознании ничего не изменилось. В результате расширялся разрыв между "официальными" общественными науками, пропагандой, литературой, искусством, с одной стороны, и жизнью, мыслями, настроениями большинства людей - с другой.

В самой идеологической работе возобладали элементы ритуальности. Утвердились обязательные фразы, носившие, по сути, обрядовый характер и, как хорошо было известно их авторам и аудитории,


{1} См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 283-314.

[ 18]

никак не связанные с действительностью и не требующие никаких действий.

Названные и не названные здесь явления и процессы, свойственные советскому обществу 70 - начала 80-х гг., развивались комплексно, подталкивая друг друга, обусловливая углубление противоречий, накопление проблем и трудностей. Страну медленно, но неотвратимо охватывал обширный системный кризис{1}.

Положение усугублялось тем, что у кормила власти надолго оказались люди, по своему интеллекту и компетенции не соответствующие тем задачам, которые выдвигала перед ними жизнь. Руководство страны оказалось не способно переломить нежелательное действие обстоятельств. Более того, в немалой степени оно его и усугубило. Медлительность и нерешительность, дошедшие в последние годы жизни Л. Брежнева до полной недееспособности, неудачная кадровая политика и попустительство, открывшие дорогу коррупции, фальши и лицемерию, зияющая пропасть между словами и делами - все это на совести прежних руководителей. При любых обстоятельствах преступление остается преступлением, а недомыслие - недомыслием, и они должны получить надлежащую оценку. Но совершенно недостаточно только порицать тех, кто стоял у руля, не замечать за результатами их действий сложного переплетения объективных причин.

Застой не был и не мог быть делом рук одного или нескольких лиц. Он стал результатом комплекса причин, формировавшихся длительное время. Потому преодоление его последствий не могло быть делом легким и одномоментным.

Мало сказать о неудачности термина "застой". Следовало бы разобраться в причинах значительного отставания России от ряда развитых стран. В разное время этот разрыв сокращался или увеличивался, несмотря на колоссальный прогресс в доперестроечный период. Если причины отставания усматривать в частных ошибках и просчетах, то будет непонятна консервация отставания, поскольку ошибки были у всех народов, даже в самых развитых странах.

Заслуживает внимания постановка вопроса о философии исторического развития России. Интересна в этом отношении работа О. Карпухина и Э. Макаревича{2}. Они делают акцент на том, что со времен Петра I у нас прижилась концепция догоняющего развития, которая присутствовала и в работах В. И. Ленина. Социализм в России он также рассматривал с позиции более интенсивного социально-экономического прогресса, в том числе и с точки зрения достижения уровня более развитых стран. Во времена сталинских пятилеток страна тоже "догоняла" с целью "перегнать". Нашими станкостроителями даже были созданы высокопроизводительные станки с названием "ДИП" (догоним и перегоним).

В литературе уже сравнительно давно спорят о концепции "догоняющего развития", положенной в основу идеологии "усилий огромной державы, направленной на то, чтобы уподобить ее продвинутым во всех отношениях странам Запада"{3}. Авторы доказывают необходимость учитывать всю совокупность наших особенностей, включая евразийский полиэтнизм, особенности исторического и религиозного развития и т. д. Тогда, возможно, мы быстрее осознаем, что подражание конкурентам объективно ведет к застою в смысле отставания от всех конкурентов. Ведь они тем временем не дремлют.


{1} См.: На пороге кризиса: нарастание застойных явлений в партии и обществе. М., 1990; Механизм торможения. М., 1988, и др.

{2} См.: Карпухин О., Макаревич Э. Влияние на человека. М. - Барнаул, 2000.

{3} Там же. С. 91-92.

[ 19]

Так, чрезмерная ориентация на внешние факторы, особенно в научно-техническом прогрессе, закупке некомплектного оборудования и заводов, осуществлявшихся в середине 70-80-х гг., порой приводили не только к отрицательным экономическим последствиям, но и порождали пассивность творческой мысли и иждивенчество. В политико-экономическом плане подобный подход - стремление повторить своего конкурента, как бы скопировать его, - свидетельствует, что формы разрешения сложившихся противоречий неадекватны своему назначению и постепенно стали устаревать, тормозить научно-технический прогресс.

Философия "догоняющего развития", хотя и отражала объективную реальность существенного отставания нашей страны и необходимость его преодоления, при известных условиях все же тормозила прогресс, поскольку не ориентировала на поэтапное решение задач с учетом новых тенденций в общемировом развитии. Это не могло не породить застойные явления, ибо концентрация сил и средств на достижении одних неверно определенных стратегических целей усиливала отставание по другим позициям. Но все же это было развитие, хотя и замедленное по причине упущенных возможностей.

И если быть объективным, то, забегая несколько вперед, надо признать, что "реформаторы" буквально "подставили" Россию под удары конкурентов: уж слишком подобострастно они подражали заокеанским учителям, слишком неосмотрительно внедряли ценности неолиберализма, "рыночной экономики".

Что касается периода "застоя", то сам этот термин, применяемый для характеристики 70 - первой половины 80-х гг., не в полной мере раскрывает главное содержание происходивших событий. Застойные явления обозначили лишь внешние очертания тех масштабных процессов, которые можно охарактеризовать как кризис развития.

Попытки привлечь внимание к надвигающемуся кризису неоднократно делались учеными. В апреле 1983 г. Т. Заславская выступила с докладом "Проблемы совершенствования социалистических производственных отношений и задачи экономической социологии", впоследствии получившим известность под названием "Новосибирский меморандум". Там было показано, что для преодоления нараставших негативных тенденций обязательны перемены в производственных отношениях, что всерьез говорить о построении в ближайшем будущем бесклассового общества нет решительно никаких оснований.

О перестройке. Апрель 1985 г. стал естественной реакцией здоровых сил в руководстве КПСС и государства на нараставшую угрозу тотального кризиса. Предотвратить его и была призвана перестройка. Субъективной предпосылкой перестройки явился приход в середине 80-х гг. к руководству страной, как тогда казалось, динамичных политиков (М. Горбачева, Е. Лигачева, Э. Шеварднадзе, Н. Рыжкова, А. Яковлева), выступавших за обновление государства и общества.

Политологи выделяют в перестройке разное количество этапов. По моему мнению, наиболее близки к истине те из них, кто отмечает два периода: 1) 1985-1988 гг. и 2) 1989-1991 гг.{1}

В апреле 1985 г. на Пленуме ЦК КПСС был провозглашен курс на реформирование советского общества, прежде всего для ускорения социально-экономического развития. Четыре фактора, по мнению руководства, диктовали необходимость ускорения: во-первых, нерешенные острые социальные задачи (продовольственная,


{1} См.: История России с древности до наших дней. М., 1995. С. 390.

[ 20]

жилищная, здравоохранения, производства товаров народного потребления, экологическая); во-вторых, угроза слома военно-стратегического паритета с США; в-третьих, обеспечение полной экономической независимости страны от западных поставок; в-четвертых, прекращение падения темпов развития, сползания экономики к кризису, создание эффективной экономической политики.

Как понималось ускорение? Весьма традиционно для нашего общества - в виде повышения темпов экономического роста. Под понятие "ускорение" попробовали было подвести и "активную социальную политику", направленную на стимулирование благосостояния народа. Жизнь, однако, показала, что пути реализации этих целей выбраны неправильно. В 1987 г. провалившуюся концепцию ускорения сменили на концепцию перестройки. При этом ускорение оставалось целью, а перестройка рассматривалась средством его достижения. Как следствие этой двуединой задачи в 1987- 1988 гг. был сделан акцент на экономической реформе.

О ней в полный голос заговорили уже летом 1987 г. в ходе обсуждения Закона о государственном предприятии (объединении). Закон, который постепенно вводился в жизнь с января 1988 г., предоставлял значительные права как предприятиям, так и трудовым коллективам. Он был призван обеспечить переход предприятий на новые принципы хозяйствования: хозрасчет и самофинансирование. Хотя новые ли? Ведь реформа 1965 г. ставила те же задачи. По этому закону предприятие получило свободу планирования своей деятельности, основываясь на предлагаемых, а не навязываемых соответствующим министерством контрольных цифрах, на контрактах, заключаемых со своими поставщиками и потребителями, на заказах (предпочтительно государственных), на долгосрочных экономических нормативах и определенном уровне централизованных инвестиций. Предприятия получили также право устанавливать прямые "горизонтальные" связи с другими предприятиями, вместо того чтобы прибегать к посредничеству Госплана СССР и союзных республик, право внешнеэкономических связей, в том числе право создания совместных предприятий.

В действительности же бюрократия центральных министерств сразу стала обходить положения этого закона, так как не хотела сдавать свои позиции и отказываться от прежних прерогатив. В связи с тем что государство оставалось главным заказчиком в промышленности, оно почти полностью покрывало госзаказом производственные мощности предприятий, оставляя за ними весьма ограниченные возможности коммерческой деятельности. Государство помимо приоритета в определении номенклатуры выпускаемой продукции устанавливало цены и ставки налогообложения.

В СССР товарно-денежные отношения не переставали быть реальностью никогда. Однако в той мере, в какой СССР был втянут в гонку вооружений, от товарно-денежных отношений оставались лишь деньги и цены, постоянно отрывающиеся от стоимостной основы, хотя справедливости ради надо подчеркнуть, что в условиях нынешнего "рынка" они от своей основы оторваны еще более значительно. В условиях милитаризации экономики прежний отрыв цены от стоимостной основы имел оправдание. Жесточайший централизм и милитаризм, как справедливо отмечает В. Фалин, "при любой системе... был и остается внерыночной категорией"{1}. Это суждение очень значимо не только для оценок возможных границ использования


{1} Фалин В. Без скидок на обстоятельства. С. 422.

[ 21]

классических рыночных регуляторов в плановой экономике, но и для оценки нынешней ситуации в США, у которых отечественные "реформаторы" учились и ничему не научились. Военно-промышленный комплекс США продолжает получать бюджетные подпорки; и если все дипломатические установки по отношению к России содержат условия, диктующие внимательное отношение к институтам рынка и "свободе" цен, то в отношении производства конкурентоспособных товаров, не говоря уже о военной технике и оружии, этого нет.

Установление экономических нормативов, образование фондов оплаты труда, фондов экономического стимулирования не только оставались произвольными, но часто наносили ущерб наиболее рентабельным предприятиям.

Еще одним узким местом оказались поставки. Из-за отсутствия оптовой торговли предприятия так и не смогли выбирать себе поставщиков, а последние в случае нарушения договоров не несли за это ощутимой ответственности. Таким образом, сфера рынка оказалась ограниченной договорами между предприятиями, заключаемыми после выполнения госзаказов, в то время как сфера централизованного контроля, напротив, расширилась благодаря определению "госприемкой" качества производимой продукции в момент ее сдачи.

Наиболее сложной проблемой, обусловливавшей переход к подлинной самостоятельности предприятий и рыночной экономике, оказалась проблема ценообразования. В этой области назревшие и необходимые для реализации рыночных реформ меры заставили себя ждать фактически до 1992 г.

Второе направление экономической реформы состояло в расширении сферы частной инициативы. 19 ноября 1986 г. и 26 мая 1988 г. были приняты Законы о кооперации и об индивидуальной трудовой деятельности. Была легализована частная деятельность более чем в 30 видах производства и услуг. Желавшие открыть свое дело должны были зарегистрироваться, а их доходы подлежали обложению налогом, достигавшим 65 %. К весне 1991 г. в бурно развивавшемся кооперативном секторе были заняты уже более 7 млн человек (5 % активного населения). Кроме того, около 1 млн человек получили патенты или регистрационные разрешения на занятие индивидуальной трудовой деятельностью.

Несмотря на заявления руководства страны о поддержке частной инициативы, она сталкивалась в годы перестройки с серьезными трудностями: производственными, обусловленными всеобщим дефицитом ресурсов, бюрократическими, связанными с произволом чиновников, наконец, идеологическими. В обществе было распространено неприятие такого рода деятельности.

В 1989 г. в социально-экономические преобразования втянулся и аграрный сектор экономики. Решили отказаться от сверхцентрализованного управления агропромышленным комплексом, распустить созданный в 1985 г. Госагропром СССР, а также свернуть борьбу с личным подсобным хозяйством, развернутую в 1986- 1987 гг. Эта борьба велась под знаменем борьбы с нетрудовыми доходами и сильно подрывала производительность сельского хозяйства.

Был взят курс на децентрализацию управления агропромышленным комплексом и перестройку экономических отношений на селе. Признавалось равенство пяти форм хозяйствования: совхозы, колхозы, агрокомбинаты, кооперативы арендаторов (внутрихозяйственная аренда) и, наконец, крестьянские хозяйства. Курс к многоукладной экономике в аграрном секторе был закреплен весной 1989 г. в решениях правительства и Верховного Совета СССР.

[ 22]

На втором этапе перестройки (с конца 1989 г.) реформирование экономической системы приняло широкие масштабы, включая перестройку отношений собственности во всех отраслях народного хозяйства (кроме оборонной и тяжелой промышленности). Была провозглашена новая (в отличие от ускорения) цель экономической реформы - переход к рыночной экономике. Поскольку государство, отказываясь от пятилетних всеохватных планов, не могло свернуть свою роль в экономической жизни, была выбрана модель "регулируемого рынка". Она предполагала сочетание плана и рынка и была закреплена в Постановлении Верховного Совета СССР "О концепции перехода к регулируемой рыночной экономике в СССР" (июнь 1990 г.). Начать переход было намечено с 1991 г., по окончании XII пятилетки. Это была программа "арендизации" экономики, главным разработчиком которой стал академик Л. Абалкин.

В том же году критики избранного курса (академик С. Шаталин и др.) разработали свою программу рыночных реформ. В ее создании большую роль сыграл Г. Явлинский. Она получила название "500 дней"{1}.

Однако "календарь реформ" отдавал авантюризмом, совершенно был оторван от интересов субъектов экономических отношений, что и вызвало критику этой программы в директорском корпусе. Один художник остроумно изобразил идею программы "500 дней" в виде поясного ремня, где дырки обозначали первые сто дней, вторые сто дней и так далее. Последняя отметка устанавливала стандарт потребления продовольствия для россиян. Это была программа поэтапной приватизации экономики. Поскольку она предусматривала не просто сокращение, а лишение союзного правительства экономической власти, то как альтернативная программа была отклонена.

Большинство из нас, недовольное в тот период медленным ходом перемен, не могло даже представить, какие мощные подводные течения уже действуют, подмывая фундамент нашего общего дома. Большинство, но не все. Вот как характеризовались эти "течения" в научном докладе Совета по проблемам общественного развития при Московском экспериментальном творческом центре, созданном по решению Совета Министров СССР в феврале 1989 г.{2} Начиная с середины 70-х гг. в трудах немецких, итальянских и французских политологов начинает исследоваться стратегия и тактика так называемой революции справа, выдвигаемой на повестку дня теоретиками "новых правых". По сути речь шла о новых технологиях манипулирования общественным сознанием с поэтапной сменой лозунгов и политических лидеров таким образом, чтобы в конечном счете иметь возможность установить неофашистскую диктатуру.

В докладе отмечалось, что процессы в различных регионах СССР развивались именно в рамках подобных технологий. Цель тех, кто работал в этом направлении, сводилась к тому, чтобы спровоцировать народ на то, чтобы путем собственного волеизъявления посадить себе на шею новых властителей. Противостоять создателям таких технологий можно было, лишь вскрывая их логику мышления и подоплеку их действий, представляя процесс в комплексе, особенно те его компоненты, которые обыденному сознанию виделись лишь как отдельные, никак не связанные друг с другом.


{1} Переход к рынку. Концепция и Программа. М., 1990.

{2} См.: Кургинян С. Е., Аутеншлюс Б. Р., Гончаров П. С., Громыко Ю. В., Сунднев Н. Ю., Садовничий В. С. Постперестройка: концептуальная модель развития нашего общества. М., 1990. С. 47- 51.

[ 23]

Сегодня очевидно, что в подобных технологиях были заложены элементы будущей схемы продвижения к власти криминальной буржуазии с использованием "массы" в качестве силы, прокладывающей ей путь. Вне зависимости от того, шла ли речь о национальном, социальном или каком-либо другом компоненте массового сознания, манипуляция строилась по одному общему плану, содержавшему шесть основных этапов, закономерно следующих друг за другом, и таким образом указывавшему на их встроенность в единую цепь.

Первый этап. Предъявление властям морально-этических претензий. Критика возглавляется лицами, известными народу, имеющими общественный авторитет и выступающими под лозунгами осуждения вялых властителей. Здесь имеет смысл говорить о морализаторской фазе разогрева народной массы. По положению в обществе критикующие принадлежат к фрондирующей элите. Их цель - смена конкретных руководителей. Этап заканчивается решением этой задачи.

Второй этап. В массовое сознание вбрасывается новый блок требований, выходящих за пределы компетенции нового руководства. Придя на волне народного возмущения, новая власть обещает то, что на деле не в состоянии выполнить. Исходя из этого, формулируется новый, качественно иной блок критики. Образ "злого властителя" заменяется образом "злой силы". В качестве оной может выступать аппарат, тип экономики, централизм или любой другой принцип построения существующего типа власти.

Формируется альтернативная "злой силе" добрая, светлая идея (чаще всего утопичная). Из фазы морализаторства процесс переводится в стадию идеологизации.

В качестве "доброй силы" могут выступать демократия, регионализм, рынок или любой другой "расковывающий принцип". Носителями идеологии становятся лидеры новой волны, чаще всего из слоев, не имевших ранее доступа к власти. Выдвигаются требования о передаче власти (пока частично) представителям новой идеологии, поначалу вносящим лишь некие коррективы в предшествующую идеологическую концепцию. Создаются альтернативные структуры, как бы помогающие основным. Идет спонсирование этих структур, а значит, неизбежное вклинивание в них нужных людей из числа работников "криминального ведомства", до поры выступающих в прислуживающей роли.

Критика, обнажающая несостоятельность существующего принципа управления и лиц как носителей этого принципа, накаляется. Они перестают контролировать ситуацию и вынуждены идти на уступки. Возникает система двоевластия, неустойчивая как любая компромиссная система.

Третий этап. Режим частично теряет управление. Положение ухудшается. Недовольство масс усиливается. Новые лидеры объясняют кризисность ситуации наличием "двух властей" и требуют предоставить им всю полноту власти. Из стадии внесения корректив новая идеология переходит в стадию отчетливой альтернативности идеологии предшествующего периода (социалистический рынок трансформируется в регулируемый рынок, конфедерация сменяется суверенитетом, социализм "с человеческим лицом" превращается в общество, создающее предпосылки для вхождения в "цивилизацию", и т. д.). Прежняя власть сходит со сцены. Фаза идеологическая переходит в фазу парламентарно-политическую. Лидеры новой волны оказываются лицом к лицу с проблемой осуществления так называемых непопулярных мер. Положение народа в очередной раз ухудшается.

Четвертый этап. Принятие непопулярных мер входит в противоречие с принципом народовластия. Недовольство масс нарастает. Страх потери популярности

[ 24]

толкает новых лидеров на путь формирования "образа врага". Недовольство направляется в русло борьбы с врагами (национально-государственными, классово-экономическими, идейно-политическими). Борьба предполагает насилие, перед которым парламентские лидеры пасуют. Для жесткой системы насилия выдвигаются новые лидеры из числа лиц, сильнее всего пострадавших в предшествующий период, а также "сильных личностей" криминального и субкриминального типов. Борьба морально возвышает эту криминальность и придает ей романтический оттенок. Из парламентской фазы процесс переходит в фазу народных восстаний, "войн за освобождение", революций и т. п.

Пятый этап. Неизбежная вследствие этого разруха и вызванное ею разочарование, отчаяние, прострация населения.

Шестой этап. Установление твердой власти неофашистской хунты, выступающей под лозунгом наведения порядка, и эта власть приветствуется населением.

Таков был в общих чертах план "большой игры", где шло согласованное использование разнообразных политических, идеологических, экономических, государственно-правовых стереотипов, имевших целью приход известных групп людей к власти. Это и только это являлось конечной целью, казалось бы, алогичной и противоречиво сложной, а на деле простой и безукоризненно логичной "игры в демократию".

О демократии вообще и в России в частности. Поскольку разрушение СССР, а затем и России шло под лозунгом торжества демократии, нелишне будет сказать подробнее о том, что такое демократия.

Термин "демократия" в переводе с греческого означает "народовластие", "власть народа"{1}. При демократии народ признается источником государственной власти, которая по идее должна выражать волю большинства. При демократии господствуют отношения между людьми, основанные на принципах равенства и свободы. История знает разные формы демократии - непосредственную и опосредствованную, или представительную.

При непосредственной демократии основные решения принимаются непосредственно всеми членами данного сообщества (этноса, племени, народа, гражданами данного государства, членами конкретного коллектива, проживающего на определенной территории или работающего на каком-либо предприятии). По мере развития и усложнения социальной структуры общества, возникновения разных социальных групп, слоев и классов формы непосредственной демократии отступают на задний план (они принимают характер плебисцита или референдума), а формы представительной демократии становятся господствующими. Представительные органы (советы, парламенты, рады, думы, конвенты, национальные собрания, сенаты, палаты представителей и т. д.) основаны на принципах выборности, равенства всех перед законом (независимо от расовой или национальной принадлежности, пола, вероисповедания, образования, оседлости, социального происхождения, имущественного положения и прошлой деятельности).

Однако эти признаки "чистой демократии" в реальном историческом процессе неизбежно деформируются, поскольку политическая демократия - одна из форм классового господства. Истории известны три формы классового господства, пользовавшиеся демократическими институтами и принципами, - античная демократия, буржуазная демократия и социалистическая демократия.


{1} "Правление большинства населения в интересах большинства и с помощью большинства" // Новая философская энциклопедия. Т. I. М., 2000. С. 619.

[ 25]

В Древней Греции и Риме власть принадлежала отнюдь не всему народу, населявшему города-государства (античные полисы), а только свободнорожденным, которые делились на богатых и бедных - аристократов (патрициев) и плебеев. Позже возник промежуточный класс (так называемых всадников, а также купцов). Массы рабов (которые могли превосходить по численности свободнорожденных) были исключены из участия в демократических процедурах, поскольку рабы не считались народом. Не участвовали в демократических институтах и иногородние (в Древней Греции их называли "метеками"). Это могли быть и аристократы, и купцы, рожденные в других городах-государствах. Так, например, богатый Аристотель (родившийся в городе Стагиры, отсюда и его нарицательное имя Стагирит) жил двадцать лет в Афинах (сначала учился, а потом преподавал в Академии Платона), а позже основал там же свою философскую школу (Ликей), в которой преподавал одиннадцать лет, был метеком и потому не имел права участвовать в выборах, заседать в судах и т. п. А нищий Сократ как уроженец Афин всеми демократическими правами обладал. Были лишены права избирать и быть избранными также люди, рожденные в браке свободных с рабами, а также бывшие рабы - вольноотпущенники (даже если они родились в данном городе-государстве).

В первые столетия существования буржуазных государств практиковалась дискриминация женщин, иноверцев (принадлежавших к негосударственной религии), которые не имели избирательных прав. Долгое время ограничивались права людей, не обладавших определенным имуществом, не проживших в данной местности определенного времени (так называемый ценз оседлости).

Надо сказать, что даже в развитых демократических государствах Европы и США буржуазная демократия носит во многом формальный, ограниченный и лицемерный характер. Видимость "самодержавия народа" поддерживается системой демократических институтов и процедур (всеобщее избирательное право, парламент, наделенный правом контролировать правительство, система органов местного самоуправления, неприкосновенность личности и жилища, свобода слова и печати, шествий, митингов и собраний, суд присяжных и т. д.). Однако все эти демократические формы легко извращаются в угоду интересам господствующих классов или религиозных групп (подкуп, подтасовка результатов голосования, "промывание мозгов" избирателям, зомбируемых в пользу определенных кандидатов, и т. д.). А когда традиционные формы демократии и методы их "трансформации" не действуют, то все они отбрасываются и заменяются открытой террористической диктатурой того же господствующего класса (так было в франкистской Испании, в салазаровской Португалии, в муссолиниевской Италии, в гитлеровской Германии, во многих латиноамериканских государствах). Даже в хваленой американской демократии используются методы открытого террора, когда нужно помешать победе на выборах неугодного кандидата в президенты или устранить победившего кандидата (достаточно привести примеры убийства нескольких президентов США, начиная с Линкольна и кончая братьями Джоном и Робертом Кеннеди).

Социалистическая демократия включала в себя не только политические институты, но и условия материальной и культурной жизни народа, поскольку устраняла эксплуатацию одним классом других, распространяя принцип равенства и на сферу экономических отношений, и на области образования, науки, культуры, здравоохранения, спорта и т. д. (их всеобщая доступность обеспечивалась за счет так называемых

[ 26]

общественных фондов потребления). К сожалению, разложение и деградация социально-экономических, политических и нравственных отношений в странах так называемого реального социализма (в первую очередь в СССР) привели к тому, что и социалистическая демократия к концу 80-х гг. стала все более становиться ограниченной, формальной и лицемерной.

В период горбачевской "перестройки", "плюрализма" и "гласности" социалистическая демократия стала превращаться в антисоциалистическую, то есть в буржуазную демократию. Этот процесс резко ускорился после развала Советского Союза, когда к власти пришла компрадорская буржуазия (из перерожденцев, принадлежавших к бывшей партийно-хозяйственной, комсомольской, советской, военной и кагэбэшной номенклатуры) во главе с президентом Б. Н. Ельциным.

Извращения социалистической демократии стали всемерно раздуваться, а достижения замалчиваться, периоды открытой диктатуры пролетариата и его партии (РСДРП(б), ВКП(б) в 20 - 30-е гг., во время Второй мировой войны и начавшейся вслед за ней "холодной войны", когда были ограничены демократические свободы для некоторых социальных групп или для всего общества, стали представляться в СМИ как типичные состояния "советского тоталитаризма". В противовес этому "тоталитарному мифу" стал создаваться "демократический миф" об абсолютной свободе на Западе (в Европе и США), об абсолютной демократии в странах "цивилизованного мира" (разумеется, СССР и новая Россия из этого "цивилизованного мира" автоматически исключались). Как грибы после дождя вдруг появились группы "демократов", которые монополизировали и приватизировали "демократию" и противопоставили ее "коммунистическому тоталитаризму" (лживо отождествляя последний с фашистским тоталитаризмом гитлеровского типа).

Если первоначально эти новоявленные "демократы" требовали такой демократии (то есть власти большинства народа), которая бы уважала мнение меньшинства, то довольно скоро это "демократическое меньшинство", придя к власти, отбросило свои лицемерные заботы о демократии и стало открыто игнорировать волю большинства, выраженную, например, на референдуме 31 марта 1990 г. (о сохранении СССР). Эти "демократы" первой волны - Г. Бурбулис, С. Шахрай, Е. Гайдар, Г. Старовойтова, Г. Попов, А. Собчак, Ю. Афанасьев, С. Юшенков и др. - поддержали Беловежские соглашения о ликвидации СССР, подписанные в декабре 1991 г. Ельциным, Шушкевичем и Кравчуком. "Демократы" морально оправдали расстрел из танковых орудий, автоматов и пулеметов депутатского корпуса, собравшегося на Десятый (чрезвычайный) съезд, и нескольких тысяч защитников Конституции РФ 4 октября 1993 г. (даже германские нацисты не пошли на то, чтобы расстрелять свой рейхстаг, в котором они не имели большинства, а ограничились лишь ночным поджогом здания Рейхстага).

Во время выборов массовыми явлениями стали подкупы избирателей и кандидатов в депутаты, обманы при подсчете бюллетеней и фальсификация итогов голосования, массовые вбросы подложных бюллетеней, подставные кандидаты-двойники, односторонняя пропаганда (когда неугодным депутатам "демократические СМИ", особенно электронные, не предоставляли возможности выступить), регулярное использование "компромата" (зачастую высосанного из пальца). Все это настолько дискредитировало в глазах большинства избирателей новую "антисоветскую демократию", что ее в народе стали называть "дерьмократией", а само слово "демократ" стало чуть ли не ругательным. Как следствие всего этого -

[ 27]

резко упала популярность выборов и участие в них. Невольно вынужденные признать это, "демократы" приняли законы, по которым выборы можно считать легитимными, если в них участвует хотя бы 25 % избирателей. И лишь для референдумов сохранили 50 %-ную норму участия в голосовании. Таким образом, воля "большинства" свелась в пределе к 12,5 % голосов (в первом туре) и простому большинству (даже при явке в 5-10 %). Так "власть народа" довольно быстро превратилась в официально признанную (юридически санкционированную) власть "меньшинства над народом".

Неотъемлемым атрибутом демократии является не только право участия в выборах, но и право отзыва депутатов всех уровней. Однако соответствующих законов на этот счет не было (а если они и были приняты одно время - в 1990-1993 гг., то на практике не применялись).

Подлинная демократия предполагает равенство не только политическое, но и социально-экономическое. То есть люди во власти (исполнительной, законодательной или судебной) не должны иметь никаких экономических привилегий по сравнению с людьми, избравшими их. Однако уже в советское время номенклатура создала для себя систему привилегий. Криминальной бюрократии удалось тайно накопить значительные материальные ценности и финансовые ресурсы, которые затем она, предав Советский Союз и социализм, положила в основу своего экономического могущества, позволившего ей грабить общенародную и государственную собственность в небывалых прежде размерах. В свое время "демократы" во главе с Б. Ельциным завоевали себе популярность в народе громкими и гневными осуждениями привилегий партийной и советской номенклатуры. Но, придя к власти, они не только сохранили, но и в десятки и сотни раз увеличили объем привилегий для теперь уже новой "демократической номенклатуры".

Постепенно "демократы" стали снимать свои "демократические маски" и откровенно признаваться, что они являются либералами (не случайно, что такие "демократы", как Гайдар, Чубайс, Юшенков, Похмелкин, создали новую партию - "Либеральная Россия"). Однако для либерала главным является не "власть народа", а ничем не ограниченная свобода личности, и прежде всего свобода частнопредпринимательской деятельности в условиях "свободного рынка", в который государство не должно вмешиваться. Таков закономерный финал эволюции российских демократов в эпигонов западного либерализма.

Результаты такого "либерализма" теперь для всех очевидны: развал экономики России, падение производства в промышленности и сельском хозяйстве, деградация науки и культуры, потеря боеспособности армии и военно-морского флота, физический и моральный износ оборудования, демографическая катастрофа - вымирание населения России, небывалый прежде рост наркомании, алкоголизма, токсикомании и преступности, эпидемий прежде преодоленных болезней (туберкулез, сифилис, гепатит, холера), распространение СПИДа в геометрической прогрессии, массовая беспризорность детей и подростков, миллионы беженцев и вынужденных переселенцев. Это перечисление - лишь малая часть социальной патологии, которой Россия обязана господству либералов-лжедемократов.

Наши "демократы-либералы", действуя под руководством и в угоду МВФ и транснациональным корпорациям, взяли за основу своей экономической политики теорию американского экономиста, главы Чикагской школы экономистов М. Фридмена (теорию так называемого монетаризма, которая требует полного отказа государства от участия в регулировании экономики и предоставления частному бизнесу

[ 28]

полной свободы). Эта теория преподносится у нас как образец экономической свободы. Однако реальная суть у нее совсем иная. Вот как ее определяет другой американский экономист Л. Ларуш: Милтон Фридмен "...исповедует совершенно фашистские экономические взгляды. До какого-то момента экономисты типа Фридмена мирятся с существованием политических свобод в обществе, но когда эти свободы вступают в противоречие с их экономическими догмами, Фридмен и ему подобные выступают за отмену политических свобод. Экономическую политику по рецептам Фридмена нельзя долго проводить без диктатуры"{1}.

Социально-политическим и экономическим итогом деятельности "демократов-либералов" стало возникновение в России под видом демократии типичной системы паразитической и насквозь преступной плутократии - своеобразного симбиоза из олигархических групп, коррумпированного чиновничества и организованных преступных группировок (в просторечии - мафии). Ныне эта плутократия под прикрытием разговоров о создании "режима управляемой демократии" готовит переход к открытой диктатуре фашистского типа. Вот почему с середины 1990-х гг. в "демократических СМИ" стали рекламировать режим чилийского диктатора Пиночета и искать кандидата на эту роль (одно время на роль "российского Пиночета" котировался генерал Александр Лебедь).

Впрочем, нет ничего нового под луной. Еще Аристотель в своей "Политике" показал, как режим демократии при известных условиях вырождается либо в олигархию (власть богатого меньшинства), либо в охлократию (власть черни), либо в тиранию (власть военного диктатора). Если плутократия приведет страну к диктатуре фашистского типа (под лицемерным предлогом борьбы с "русским фашизмом"), то это даст морально-политические основания США и НАТО (даже без санкции ООН) вооруженным путем (с применением всех видов оружия массового поражения) уничтожить основные промышленные центры России и установить свой безраздельный контроль над нашими территориями, богатыми природными ресурсами, без которых "западный золотой миллиард" не сможет долго благоденствовать. Вот почему последние десять лет активно раздувается миф о "русском фашизме". Впрочем, русофобия "либералов-демократов" требует особого разговора.

 

* * *

Сегодня ясно, что вопрос не в том, хорош ли коммунизм или плох капитализм, а в том, к каким результатам ведет либерализация там, где нет гражданского общества. Разрушение традиционного общества отнюдь не означает построения общества гражданского. "На обломках красного самовластья" можно выстроить только зону криминального капитализма, базирующегося на господстве "черной экономики", "твердого антикоммунизма" и жесткого этнократизма. Последствием такого переустройства общества явилось бы действительное превращение одной шестой части суши земного шара в "империю зла", "континент преступности", "язву на теле всего человечества". Ни жителям страны, ни человечеству не станет при этом легче от того, что такое преобразование будет вдохновляться благородными, ультрадемократическими порывами и благородным негодованием широких масс по поводу подлинных источников их социальных бедствий и страданий{2}.


{1} Блеск и нищета новой Римской империи (интервью Л. Ларуша - Т. Шишовой) // Завтра. 2001. № 27. С. 5.

{2} См.: Кургинян С. Е. и др. Постперестройка: концептуальная модель развития нашего общества. С. 51.

[ 29]

Суммируя "начало перемен", можно отметить два непреложных следствия. Первое: перемены были необходимы. Они диктовались объективным ходом экономического и политического развития нашей державы - Советского Союза. Потребность в их осознании явилась доминирующей в обществе. Но начало этих перемен оказалось явно запоздалым, плохо подготовленным и не продуманным "верхами" общества. Поэтому "низы" оказались совершенно дезориентированы. При общем стремлении к переменам не было ясности их целей и путей достижения.

Второе следствие: закономерный провал перестройки. Начало оказалось "фальстартом", приведшим к непредсказуемым результатам. По крайней мере, если судить по программным заявлениям главных прорабов перестройки и по тому, чем эти заявления обернулись на практике.

Невольно напрашиваются исторические аналогии. В России масса примеров начала перемен, но я что-то не припомню случаев их удачного продолжения, а тем более счастливого завершения. Давшиеся такой большой кровью реформы Петра I едва не захлебнулись в череде дворцовых переворотов его незадачливых последователей или, точнее, последовательниц. Либеральные реформы Александра II оборвались с убийством их инициатора. Столыпинская аграрная реформа, породившая в обществе столько ожиданий, споткнулась о Первую мировую войну, а затем гражданскую... Ленинская новая экономическая политика оказалась бессильной перед так называемым "кулацким фактором". Реорганизации Хрущева и реформами-то назвать язык не поворачивается. Одна лишь сталинская перестройка 30-х гг. дала требуемый результат. Но оправданная в условиях подготовки ко Второй мировой войне "мобилизационная экономика" становилась все более неэффективной в мирное время.

Обобщая все сказанное выше, можно сформулировать вывод: главная причина той сложной ситуации, в которой оказались социалистические страны на рубеже 80-90-х гг., заключалась в том, что своевременно не была дана политическая оценка изменению экономических условий, не осознана необходимость кардинальных перемен, перевода экономики на интенсивные методы развития, не была выработана четкая линия на преодоление растущих противоречий. Научные положения о том, что и в теории и в практике необходимо точно учитывать все противоречия и механизмы торможения, которые имеют место и при социализме, просто игнорировались.

Что же получилось? То, что всегда было характерно для России: почва для реформ вызревает "снизу", но без сильной - не обязательно насильственной - воли "сверху" реформы не идут. Специфика Советского Союза с его огромной территорией, географическим и климатическим разнообразием, многонациональностью и многоконфессиональностью, а также другими уникальными особенностями требовала приоритета государственного начала или единства "низов" и "верхов" в любом сколько-нибудь значимом деле. Увы, такого единства уже не было.

Во-первых, парализованные в течение полутора лет парткомы, чему способствовала отмена статьи 6 Конституции СССР о КПСС как ядре политической системы государства, еще в большей степени, чем прежде, оказались оторванными от реальных процессов руководства различными сферами. Будучи неоднократно по всей вертикали организационно преобразованными, они превратились в бюрократизированные структуры, не способные оказывать сколько-нибудь существенное воздействие на экономические и организационно-технические процессы.

[ 30]

Во-вторых, единство было сильно подорвано "двойными стандартами" в "эшелонах власти". Это понятие для рядовых тружеников имело определенный смысл - вслед за Брежневым, Подгорным, Романовым, Алиевым, Шеварднадзе, Лигачевым, Горбачевым, Ельциным и другими в столицу направлялись многие переселенцы-номенклатурщики и их семьи как соискатели дополнительных благ и льгот на фоне хронической неустроенности коренных москвичей (в регионах подобные проблемы воспроизводились на других уровнях государственно-партийной системы). Можно назвать десятки, а то и сотни имен номенклатурных работников, переведенных в Москву из Днепропетровска, Ленинграда, Кишинева, Свердловска, Ставрополя, Баку, Тбилиси, Новосибирска и Томска вслед за их покровителями и "расставленных" в бастионах союзной власти. Ничего плохого нет во вливании "свежей крови" в систему управления и партийного руководства. Но "днепропетровизация" кадров при Брежневе приводила к провинциализации государственного и партийного руководства, к снижению уровня его компетентности, что неизбежно отрывало бюрократию от масс, превращало ее в эшелон преданных, но не результативных работников. Партийные лидеры превыше всего ценили личную преданность. По свидетельству В. Костикова, Б. Ельцин не был здесь исключением. Он ненавидел, например, компетентного Виктора Геращенко{1}, в том числе и за то, что тот не холуйствовал перед "всенародно избранным".

В-третьих, после изъятия 6-й статьи Конституции СССР бюрократизм как подчинение интересов дела интересам карьеры теперь уже стал выливаться в формы угодничества партийной верхушки перед государственной - как способ зондирования перспективы сотрудничества на государственной ниве.

В-четвертых, бюрократическая машина, обретшая способность самовоспроизводства, не переставала обслуживать интересы наиболее "пробивной" части номенклатуры и лидеров, выгодно отличавшихся от своих дряхлых предшественников, хотя было уже ясно, что государственный корабль сел на рифы.

В-пятых, лидер партии и государства оказался, как никто другой, конформистом, деклассированным перерожденцем, не способным стоять на страже интересов трудящихся. Его волновала не столько судьба социализма в СССР, сколько личные, корыстные интересы (в том числе и меркантильные). Он стремился заработать авторитет и популярность у лидеров США и Западной Европы любой ценой, даже ценой крушения социалистического содружества, а затем и самого СССР. Не сумев сделать ничего позитивного в экономике и социальной сфере, в реформировании Советской Федерации, М. Горбачев стремился получить место в истории пустой декларацией "нового мышления" и отчаянно верил в то, что Нобелевская премия мира бронирует за ним это место. Ослепленный мелким тщеславием, он не понял, что стяжал на Западе лавры... Герострата XX в. Не случайно Г. Киссинджер считал М. Горбачева человеком, не способным вооружить перестройку надежной концепцией. Именно поэтому "удержание Горбачева у власти превратилось в основную цель западных политиков"{2}. Поляки, вкусившие плоды "Солидарности" в лице лидера Леха Валенсы, у которого тоже не было четкой концепции, раньше других поняли, что время для демонтажа социализма самое подходящее. Еще в 1986 г. на стенах зданий в крупных городах Польши был начертан ироничный


{1} См.: Костиков В. России нужна бюрократическая революция // Независимая газета. 2001. 10 января. С. 8.

{2} Киссинджер Г. Дипломатия. М., 1997. С. 716.

[ 31]

лозунг: "Куй железо, пока Горбачев!" И в Венгрии перезахоронение Имре Надя как жертвы сталинизма летом 1989 г. идентифицировали с похоронами социализма. В результате встречи секретарей ЦК партий стран социалистического содружества по идеологии в Улан-Баторе было принято решение, в соответствии с которым куратором теоретической разработки вопросов собственности становилась ВСРП, которая после смерти Я. Кадара быстрее других стала на путь фронтальной ревизии марксизма. В ситуации разброда, шатаний, неопределенности, в суете многочисленных начинаний ЦК КПСС не смог мобилизовать энергию советского народа для преодоления деформаций общественных процессов. Вот почему ничего путного из начатых перемен не вышло. А получилось то, о чем организаторы и вдохновители перестройки поначалу даже не догадывались. А когда догадались, было уже поздно. Судороги ГКЧП стали лишь поводом к действительному государственному перевороту в августе - декабре 1991 г.

 

 

[ 32]

 

 

21 АВГУСТА 1991 года:
КТО СОВЕРШИЛ ПЕРЕВОРОТ?

 

В первоначальном варианте книги у меня не было этой главы. Тем более что об августовских событиях 1991 г. написано и сказано столько, что, казалось бы, отслежена каждая их минута{1}. Но вот незадача. Несмотря на обилие свидетельств и свидетелей, лично у меня целостной картины произошедшего так и не сложилось. Что это было? Почему? Как? Позже я беседовал со многими участниками этих событий как с одной, так и с другой стороны, но опять-таки, повторяю, единого, сколько-нибудь законченного представления никто из них так и не дал.

Желание вернуться к августовским событиям возникло у меня в связи с новыми, порой весьма противоречивыми, а иногда и лживыми публикациями в прессе в августе 2001 г. о том, что произошло десять лет назад, принадлежащими общественным и политическим деятелям, многих из которых я знаю лично.

Станислав Шушкевич, экс-председатель Верховного Совета Белоруссии: "Никчемные люди затеяли никчемное дело. И не смогли с ним справиться... Безусловно, "август-91" решительно ускорил распад Советского Союза... Во всяком случае, говорить о Союзном договоре после этого мог только Горбачев, выглядевший очень наивно со всеми своими усилиями"{2}.

Руслан Хасбулатов, экс-председатель Верховного Совета РФ: "Во многих действиях ГКЧП были здравые мысли. Конечно, это было антиконституционно, что и сгубило путчистов"{3}.

Владимир Жириновский, вице-спикер Госдумы, лидер ЛДПР: "Я приветствовал ГКЧП... Все можно было сделать, но единственная их беда в том, что они не арестовали Ельцина и не расстреляли Горбачева... С их стороны (ГКЧП. - Ю. В.) были правильные шаги, только непоследовательные и нетвердые"{4}.

Дмитрий Язов, экс-министр обороны СССР, Маршал Советского Союза, член ГКЧП: "...какой заговор, если накануне открыто группа политиков и военных поехала к Президенту СССР сказать ему, что завтра государства не будет, если будет подписан Договор о создании Союза суверенных государств. Это означало кончину СССР"{5}.

Геннадий Янаев, экс-вице-президент СССР: "Глупо называть создание ГКЧП попыткой государственного переворота. Это была попытка спасти государство, а не развалить его"{6}.

Владимир Войнович, писатель, обозреватель газеты "Известия": "На самом деле путчисты совершили отчаянную, но, по счастью, глупую и трусливую попытку восстановить на территории СССР порядок, как раз соответствующий букве и духу


{1} См., напр.: Горбачев М. Декабрь-91: Моя позиция. М., 1992; Ивашов Л. Маршал Язов (Роковой август 91-го). М., 1992; Лукьянов А. Переворот мнимый и настоящий. М., 1993; Черняев А. Шесть лет с Горбачевым. По дневниковым записям. М., 1993; Исаков В. Расчлененка. М., 1998; Лукьянов А. В водовороте российской смуты (размышления, диалоги, документы). М., 1999; Андриянов В., Черняк А. Одинокий царь в Кремле. Борис Ельцин и его команды. Книга 1. М., 1999; Эпоха Ельцина. Очерки политической истории. М., 2001; Мухамадиев Р. Крушение. Хроника бешеных дней. М., 2002.

{2} Известия. 2001. 18 августа.

{3} Там же.

{4} Там же.

{5} Комсомольская правда. 2001. 16 августа.

{6} Российская газета. 2001. 18 августа.

[ 33]

Конституции государства, на верность которому они присягали. Переворот был совершен не ими, а Горбачевым и его сподвижниками. Это я говорю не в отрицательном смысле, а, наоборот, в положительном. Советский режим сам по себе был незаконен..."{1}

Геннадий Зюганов, председатель КП РФ и НПСР: "По-моему, сегодня всем очевидно: это была крупнейшая провокация, за которой стоят Горбачев и Александр Яковлев - люди, предавшие партию и государство. Более 60 процентов населения считают большой потерей развал СССР. Вслед за так называемой победой над гэкачепистами свободы не наступило. Напротив, ситуация усугубилась, и прежде всего в экономике"{2}.

Но больше всего подвигнули меня на написание этой главы интервью, раздаваемые средствам массовой информации экс-президентом СССР М. Горбачевым в канун десятилетия августовских событий 1991 г. В свойственной ему велеречивой манере Михаил Сергеевич, вспоминая "август-91", пытается предстать трагической фигурой российской политической сцены рубежа веков. Подробно рассказывал, как ему была уготована неприглядная роль "форосского пленника", как он якобы ничего не знал о ГКЧП, как обнаружил отключенными все телефоны на даче, в том числе и "стратегический" красный, как ждал, что вот-вот "ворвутся бойцы гэкачепистского спецназа и будут что-то делать со мной, чтобы сделать инвалидом".

М. Горбачев не считает, что он, без преувеличения хозяин одной из двух сильнейших мировых держав, стоял у истоков развала державы - Союза ССР. Просто (!), считает Михаил Сергеевич, "Горбачев и его команда задали слишком быстрый темп преобразований, который не смогла переварить даже наиболее продвинутая и подготовленная часть общества. А уж остальной народ - они ошарашены были... Но и нельзя было медленнее. Медленнее нельзя было"{3}. Оказывается, все очень просто: М. С. Горбачев "решился на трансформацию закоснелого советского общества", но "все пошло наперекосяк" от "слишком быстрого темпа преобразований". И т. д. и т. п. "Первый последний президент СССР" продолжает дурачить "остальной народ", как и десять лет тому назад.

Вот это и заставило меня поднять свои архивные материалы, вернуться к событиям "августа-91", попытаться дать им свою оценку как очевидцу, а по некоторым моментам и как их участнику.

Прежде всего сделаю несколько обобщений.

Главную суть августовских событий 1991 г. нельзя свести к какой-то одной ипостаси. Было ли это выступление патриотов-государственников, спасающих Советский Союз, закрепленный в Конституции СССР общественный и политический строй? Ответ может быть один - да, было! Но это, как мне представляется, не вся правда.

Другая точка зрения: "август-91" - это форма проявления борьбы Союзного Центра в лице президента СССР Горбачева и субъектов Союза в лице Президента РСФСР Б. Ельцина при молчаливом согласии до поры до времени руководителей других союзных республик. И это тоже правда.

Были ли события "августа-91" заговором, преследующим реставрационные цели, стремлением покончить с Союзом ССР и советской властью, на что прозрачно намекает писатель В. Войнович. Конечно, были.


{1} Известия. 2001. 18 августа.

{2} Комсомольская правда. 2001. 20 августа.

{3} Новая газета. 2001. № 94-95. 27-31 декабря. С. 16-17.

[ 34]

К середине 1991 г. стало очевидно - попытки сформировать новый, так называемый "демократический" порядок и передать все властные рычаги от монопольно господствовавшей КПСС к избранным народом Советам всех уровней оказались бесплодными. С отменой статьи 6 Конституции 1977 г. прежний, назовем его условно "номенклатурно-партийный", порядок канул в Лету безвозвратно. Это было ясно всем. То, что потом было названо путчем, на мой взгляд, как раз и явилось своеобразной реакцией на провал перестройки, на аморфность, безволие и бесконечные шараханья в разные стороны горбачевской власти или того, что от этой власти еще оставалось.

Не случайно "молчаливое большинство", как в столице, так и особенно в провинции, поддержало основной порыв гэкачепистов - навести элементарный порядок в стране, прекратить тотальное разворовывание материальных ценностей, созданных многими поколениями советских людей, возвратить СССР международный престиж и авторитет.

Несомненно, это был порыв, за которым не стояло сколько-нибудь цельной программы, подкрепленной системой четких организационных мер и конкретных исполнителей. Но этот порыв не вписывался в планы перестройщиков второй волны, шедших след в след за Горбачевым и гораздо откровеннее, чем он, ставивших задачу демонтажа советского общественно-политического строя. И надо сказать, эти силы, сделавшие своим лидером и знаменем Ельцина, "на все сто" воспользовались предоставившимися им историческими возможностями.

Технология их действий достаточно подробно описана в публицистике и научной литературе. Это - технология чемодана с двойным дном: наружу выставлялись псевдодемократические, и даже псевдореволюционные, лозунги борьбы против "реакции", на дне же прятались алчные стремления вытеснить недееспособную "номенклатуру" и занять ее место. Это у "демократов" получилось сполна в силу единства далеко идущих планов и М. Горбачева, и Б. Ельцина, несмотря на их личную неприязнь и даже враждебность. Их основной прием - после очень вялых, несогласованных, непродуманных действий по "мелочам" текущей политики - стремительность и продуманная последовательность действий "по большому счету", чтобы не дать созреть противодействию их разрушительной политике.

К сожалению, более или менее организованное и своевременное сопротивление деструктивным процессам оказать было некому. Деморализованная политической импотенцией М. Горбачева КПСС, а вместе с ней и государственные советские службы оказались парализованными, а попросту выключенными из системы. Должен сказать, что некоторые элементы августовской технологии отстранения от власти КПСС были затем небезуспешно применены во время событий сентября - октября 93-го при отстранении от власти Верховного Совета Российской Федерации и ликвидации системы Советов народных депутатов, а также "накатов" на Генеральную прокуратуру и Государственную Думу в 1998-1999 гг., о чем подробнее пойдет речь несколько позже.

Здесь же отмечу следующее. Август 91-го как бы сфокусировал в себе все те ошибки, просчеты, очевидные недоразумения, которые с лихвой ознаменовали пятилетие горбачевской перестройки, подведя мрачный итог горбачевского реформаторства.

Если быть до конца искренним и не прятать голову в песок, подобно страусу, своя доля вины (пусть и явно не соразмерная с виной горбачевско-яковлевской команды "прорабов перестройки") лежит и на всех советских коммунистах. Говорю

[ 35]

это не в назидание потомкам и не в укор современникам. Просто безответственность в августе 91-го обернулась бездеятельностью в октябре 93-го, разжиганием войны в Чечне и на границах бывшего СССР, инертностью и безразличием в июне 96-го - при повторном избрании Президентом Российской Федерации разрушителя страны Б. Ельцина. Сказалась она и в последующие годы. Неужели это одна из особенностей национального характера?..

А ведь как неплохо, по-молодому динамично, все начиналось!..

Восстановим в памяти некоторые хорошо известные сюжеты, чтобы лучше понять те причинно-следственные связи, которые и по сей день проявляются, правда в иных по форме событиях, но мало изменившихся по содержанию.

Реформы в государственном строительстве и управлении, в политической системе начались с непривычных для того периода политических и организационных мер, принятых на Пленуме ЦК КПСС в январе 1987 г. Это признание возможности альтернативных выборов, тайного голосования при избрании ответственных партийных работников, введение новых форм и механизмов участия трудящихся в управлении предприятиями. Однако первый блин оказался комом: на местных выборах 21 июня 1987 г. альтернативные кандидатуры были представлены только в 0,4% избирательных округов. Как говорится, замах был "на рубль", а удар получился на копейку.

Второй этап политических преобразований, который руководство страны рассматривало как решающий, - выдвижение XIX партийной конференцией (28 июня - 1 июля 1988 г.) важного проекта конституционной реформы, принятого Верховным Советом СССР в октябре 1988 г.

Была создана двухуровневая представительная система - Съезд народных депутатов СССР и Верховный Совет СССР, избранный из депутатов Съезда, учрежден пост президента СССР, наделенного широкими полномочиями.

В декабре 1988 г. 12-я внеочередная сессия Верховного Совета СССР приняла Закон "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) СССР". Главным его содержанием стало изменение избирательной системы в СССР и принципов функционирования государственных органов. На основе этих изменений весной 1989 г. были проведены выборы народных депутатов СССР, а весной 1990 г. - народных депутатов союзных, автономных республик и местных Советов.

Изменилась сама процедура выборов в представительные и законодательные органы власти. Они впервые стали альтернативными и состязательными. Было избрано 2250 депутатов с пятилетним сроком полномочий. Из них 1500 депутатов избирались в округах страны и 750 - от КПСС, профсоюзов и других общественных организаций.

Новый Верховный Совет СССР стал постоянно действующим органом, насчитывающим 542 члена, избранных тайным голосованием Съездом народных депутатов. В функции съезда входило также проведение конституционных, политических и экономических реформ и даже избрание президента страны, которому поручалось руководство внешней политикой и обороной, назначение премьер-министра и т. д. Была введена должность вице-президента СССР, на которую, по рекомендации М. Горбачева, был избран Г. Янаев.

Деятельность народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР фактически прекратилась в конце августа - начале сентября 1991 г., то есть значительно ранее срока завершения их полномочий. Под давлением оппозиции (как в центре, так и в республиках) депутаты заявили о самороспуске и ликвидации Верховного Совета СССР в том составе,

[ 36]

в каком он был избран в 1989 г. После попытки "государственного переворота" 19-21 августа 1991 г. усилились центробежные силы в бывших советских республиках, началось провозглашение "суверенитетов". Начало этому губительному процессу положил Съезд народных депутатов РСФСР, который 12 июня 1990 г. принял "Декларацию о государственном суверенитете РСФСР".

В ряде Верховных Советов союзных и автономных республик еще в 1990 г. к власти пришли оппозиционные КПСС силы, в том числе и националистические. Вслед за РСФСР большинство республик провозгласили свой суверенитет, а остальные заявили о стремлении обрести независимость в ближайшем будущем. Наиболее интенсивно этот процесс пошел в республиках Прибалтики (Литве, Латвии, Эстонии) и Закавказья (Армении и Грузии), а также в Молдавии. В том же направлении, хотя и значительно медленнее, развивались события на Украине и в Белоруссии.

После выборов, состоявшихся в марте - мае 1990 г., в Верховных Советах Литвы, Латвии, Эстонии, Грузии, Армении и Молдавии стабильное большинство получили националистические силы, оппозиционные КПСС; в Среднеазиатских республиках и Азербайджане - силы, поддерживающие КПСС. Среди депутатов Украины, Белоруссии и РСФСР образовались противостоящие друг другу и соизмеримые по численности блоки коммунистов и "демократов". Это затрудняло работу съездов и Верховных Советов в наибольшей степени, так как при принятии любого, даже малозначащего документа, не говоря уж о законах, уходило много времени на обсуждение и голосование.

В политической истории России нет, пожалуй, других институтов высшей государственной власти, которые вызывали бы столь различные, а часто диаметрально противоположные мнения у людей, как Съезд народных депутатов РСФСР и Верховный Совет РСФСР созыва 1990-1995 гг., расстрелянный из танков и пулеметов в октябре 1993 г. Этот спор о жизнеспособности и перспективности парламентаризма в российских условиях продолжает оставаться в фокусе общественного внимания со времени начала деятельности Государственной Думы в декабре 1993 г.

Лозунг "Демократия начинается с парламента", ставший популярным в начале 90-х, хотя и не вполне бесспорен, но в одном справедлив. В общей системе организации государственной власти институт парламентаризма, народного представительства обладает рядом принципиальных, свойственных лишь ему функций, без осуществления которых политической системе грозит перерождение в авторитаризм или диктатуру.

На Первом съезде народных депутатов РСФСР (май - июнь 1990 г.) Председателем Верховного Совета был избран Б. Н. Ельцин, его первым заместителем - Р. И. Хасбулатов, Председателем Совета Министров утвержден И. С. Силаев. Были выбраны постоянные комиссии, во многом аналогичные союзным, утверждены министры и председатели комитетов.

Как уже упоминалось, 12 июня 1990 г. Съезд народных депутатов РСФСР принял "Декларацию о государственном суверенитете РСФСР", в которой наряду с принципами обновления Союза ССР было провозглашено верховенство российских законов над общесоюзными. Эта мина замедленного действия развязала цепную реакцию "суверенитетов" других республик, чему активно способствовали из-за рубежа. После этой декларации о сохранении СССР всерьез невозможно было и помышлять.

[ 37]

Начало работы Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР, став первым реальным достижением новой демократии в России, вместе с тем отразило всю противоречивость политического развития в перестроечную эпоху. Процесс "демократизации" под лозунгом "Вся власть Советам!" в итоге был повернут оседлавшими его псевдодемократическими силами против самих же Советов. Этому способствовала громоздкая и, как оказалось, недостаточно эффективная структура высшего представительного органа - Съезда народных депутатов. Однако стихия народного вече, нередко господствовавшая во время заседаний Съезда, компенсировалась профессиональной работой двух палат Верховного Совета - Совета Республики и Совета Национальностей. Первый свободно избранный российский парламент, несомненно, обладал способностью к политической модернизации, которую, к сожалению, так и не удалось реализовать...

В мае 1990 г. были проведены выборы в автономных республиках, а также в местные Советы всех уровней. Во многих регионах власть перешла к оппозиционным КПСС силам. Правда, не обошлось без парадокса - основные лидеры "оппозиции" оказались бывшими номенклатурными работниками. В результате победы националистических сил в автономных республиках многие из них заявили о своем суверенитете и превращении в союзные республики. Летом - осенью 1990 г. таковыми провозгласили себя Татарстан, Северная Осетия, Дагестан, Якутия и ряд других. Хотя в реальности, по объему полномочий, их положение мало чем отличалось от прежнего.

В некоторых местных Советах власть также перешла к оппозиционным КПСС силам. Наиболее наглядно это проявилось в Москве и Ленинграде, где у власти утвердилось широкое по представительству социальных слоев и весьма аморфное по организационной структуре движение "Демократическая Россия". В Москве председателем городского Совета стал Г. X. Попов, в Ленинграде - А. А. Собчак. "Демократы" победили в большинстве районных Советов этих городов. Но, несмотря на щедрые обещания, новые составы Советов не смогли решить старые проблемы. А начавшаяся внутри этих Советов интенсивная политическая борьба явилась одной из главных причин резкого падения эффективности власти Советов в условиях нарождавшейся многопартийности.

В марте - апреле 1991 г. была созвана Чрезвычайная сессия Верховного Совета РСФСР, на которой было принято решение о введении поста Президента РСФСР и проведении общероссийских выборов. 12 июня 1991 г. Б. Н. Ельцин был избран Президентом РСФСР, а А. В. Руцкой - вице-президентом (за них было подано 57,3% голосов).

В результате в России образовалось два центра власти с равным уровнем представительности и легитимности. Причем правовая и практическая нечеткость разграничения компетенций между верховной законодательной властью, парламентом РСФСР, и верховной исполнительной властью, президентом и правительством, во многом предопределила (помимо личных качеств главы государства и главы парламента) постоянное возникновение острых конфликтов этих двух институтов новой российской государственности.

Существенно затруднила формирование эффективной системы власти в России и СССР начавшаяся "война суверенитетов". С межреспубликанского уровня она перешла на внутриреспубликанский. О своей независимости объявили Татарстан, Якутия, Карелия, Коми и др. бывшие автономные республики в составе РСФСР. 24 августа 1991г. Б. Ельцин (в обход полномочий президента СССР М. Горбачева)

[ 38]

заявил о признании независимости Прибалтийских республик. В эти дни независимость провозгласили власти Украины, Белоруссии, Азербайджана, Киргизии, Узбекистана, Молдавии. В конце 1991 г. Ельцин подписал совместное заявление с Прибалтийскими республиками, признающее их субъектами международного права. Вскоре эту идею подхватили и в Татарстане - его Конституция зафиксировала республику субъектом международного права. Все эти акты были незаконными с точки зрения существовавшего законодательства СССР и РСФСР и противоречили итогам мартовского Всесоюзного референдума 1991 г.

Процесс суверенизации захлестнул всех. Буквально каждый Совет стремился стать непременно высшим и законодательным и исполнительным органом в рамках отведенной ему компетенции, сконцентрировать в своих руках максимум полномочий, пусть и в ущерб провозглашенной в Конституции вертикальной соподчиненности власти. В результате функционирование государственных выборных органов в период 1990-1991 гг. со всей наглядностью показало: советская система в новых политических условиях оказалась мало приспособленной для выполнения задач не только исполнительной, но и законодательной власти.

В период 1989-1991 гг. реальная власть на местах сосредоточилась в исполкомах Советов. Они, за редким исключением, не только не изменились по составу, но, что гораздо важнее, практически не изменили, не улучшили содержание своей работы. Этим во многом была обусловлена утрата исполкомами контроля над ситуацией. И как следствие - расширяющийся вакуум власти, который особенно отчетливо проявился к августу 1991 г. Явление очень тревожное, если учесть, что инертность основных социальных групп сменилась с середины 80-х гг. их активностью, доходившей все чаще до открытого противостояния официальным властям.

Отличительной чертой социальной жизни стало падение политического влияния КПСС и связанных с ней общественно-политических организаций, таких, как ВЛКСМ и профсоюзы. Основной причиной, по-моему, здесь послужило усиление противоречий между М. С. Горбачевым и его ближайшим окружением, с одной стороны, и остальным руководством партии - с другой. Горбачев пытался подчинить себе партийный аппарат, используя активность масс, поверивших лозунгам гласности и демократизации. В решении этой задачи "революционный наскок" Горбачева оказался значительно сильнее, чем это делал Хрущев. Последовавшая за всем этим трагедия КПСС и СССР явилась следствием того, что в партийном и государственном аппарате не сложилось ядро политиков, которые обладали бы научным пониманием реальных социально-политических процессов послесталинского периода, в том числе и таких, как демократия и гласность, которые не созревают быстро - за месяц или даже за год, пониманием того, что общество нужно к ним готовить, а не форсировать события кавалерийскими наскоками.

В начале перестройки (примерно с апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС) политика Горбачева определялась "генеральной линией на совершенствование общества развитого социализма" и стратегией "ускорения социально-экономического развития страны".

По мере смещения центра политической жизни от партийных структур к оппозиционным (поставившим под свой контроль средства массовой информации), к нарождавшимся "неформальным" движениям смена идеологических позиций затронула и саму КПСС. Глобальный кризис советской системы стали объяснять совокупностью частных кризисов в конкретных сферах общественной жизни. Общественность старались убедить в том, что причины сползания страны в пропасть

[ 39]

заключались не в доктрине, а как раз в отходе конкретных руководителей партии от марксистско-ленинского учения, в деформациях социализма.

Развернулась настоящая "культурная революция" против КПСС. Предшественников Горбачева стали обвинять в субъективизме, волюнтаризме, культе личности, отходе от "генеральной линии партии", "застое" и прочих грехах. Но, как уже не раз показывала реальность, вряд ли такие обвинения могли заставить государственный механизм работать эффективнее. Вскоре был сделан и реальный шаг по пути разрушения социалистического общественно-политического и хозяйственного строя. Им стал январский (1987 г.) Пленум ЦК КПСС, после которого расширилась сфера деятельности средств массовой информации, перешедших от отдельных прорывов в "запретные" зоны к широкой критике социальных "болезней", к бичеванию пороков системы в целом. Партия (в основном через критику "партаппарата") стала изображаться как главное препятствие демократизации и перестройки. Ведущую роль в идеологической борьбе стала играть газета "Московские новости" - "флагман перестройки".

Примечательна постановка вопроса на февральском (1988 г.) Пленуме ЦК КПСС, сформулированная в речи Горбачева: "Революционной перестройке - идеологию обновления". Впервые с партийной трибуны было заявлено о необходимости "свободного соревнования умов", "социалистического плюрализма мнений", который впервые за многие десятилетия ощутили на себе многие партийные и советские работники. На Пленуме генеральный секретарь заявил о намерении партии "возродить ленинский облик нового строя", признав тем самым, что этот облик был утрачен. Была сделана попытка объяснить, почему партия и народ на протяжении 70 лет не смогли достаточно полно реализовать ленинские принципы нового общественного строя. В числе других причин здесь были названы "культ личности Сталина" (вывод XX съезда КПСС), а также сложившаяся в 30-е гг. "командно-административная система" (эта мысль впервые была резко проакцентирована).

В аналогичном ключе проходила и XIX партийная конференция (28 июня - 1 июля 1988 г.). В принятой резолюции "О ходе реализации решений XXVII съезда КПСС и задачах по углублению перестройки" присутствовал программный тезис времен "застоя", но в новом, "перестроечном" оформлении: "Решение судьбоносных для страны и социализма задач перестройки требует повышения руководящей роли партии и новых критериев оценки выполнения ею этой своей роли". Однако цель, которая стояла перед XIX партконференцией, - сплотить партию и партийный аппарат под единым руководством М. С. Горбачева - не была достигнута. Все более явственно стало обозначаться весьма тревожное явление: постепенная утрата реальной власти высшим руководством страны. Это проявилось, прежде всего, в усилении влияния неформальных движений, в формировании оппозиционных партий и начале широкой критики самих основ не только марксизма и реального социализма, но и не подлежавшей до тех пор сомнению деятельности В. И. Ленина. Чуть ли не по команде единая прежде КПСС стала дробиться на различные фракции и группировки.

В ходе "культурной революции", атак на "партаппарат" некоторое время так называемые "демократы" Горбачева не трогали. Они направили и последовательно переводили свой огонь от Сталина к Ленину, большевикам, Октябрьской революции. Массовые собрания, митинги использовались "демократами" для того, чтобы повернуть недовольство масс в русло острой антисоветской критики. Оголтело утверждалось, что проблемы страны порождены не ошибками перестройки,

[ 40]

а семидесятилетней историей СССР и КПСС. Постепенно в головы людей вдалбливалось, что причина всех страданий - КПСС. Возникло новое явление, как я называл его в свое время, - карьеризм антикоммунистов. Эту антипартийную, антисоциалистическую вендетту возглавили печально известные коммунисты, такие, как Ю. Афанасьев, Г. Попов, Н. Травкин, Д. Волкогонов и другие. Каждый из них сделал карьеру в КПСС. Что самое интересное, руководители антикоммунистических движений долгое время оставались членами КПСС, откровенно нападая на нее. Могу привести пример. 14 июля 1990 г. 54 народных депутата РСФСР - членов КПСС, входящих в движение "Демократическая Россия", опубликовали заявление о выходе из партии{1}. В их числе "демократы" первой волны Е. Амбарцумов, М. Бочаров, Б. Золотухин, С. Филатов, В. Шейнис, С. Юшенков и другие. Но среди них не было ни Д. Волкогонова, ни Н. Травкина, ни Ю. Афанасьева, ни других лидеров. Выжидали!

Предельно упало влияние партии в обществе в середине 1990 г. На XXVIII съезде КПСС (а позднее на I съезде Коммунистической партии РСФСР) развернулась ожесточенная борьба в поисках выхода партии из того сложного положения, в котором она оказалась. Резко обозначились три основных течения - "центристское" (платформа КПСС), "демократическое" и марксистское. Съезд выявил существенное расхождение позиций при общем осознании неизбежности изменений в стране и необходимости активного включения в перестроечные процессы, чтобы сохранить за собой реальную политическую и экономическую власть. Делегаты съезда выразили возмущение партийным руководством, и прежде всего Политбюро, за пассивную позицию в отношении клеветы и нападок на КПСС, особенно со стороны "демократов", укрепившихся в газетах, журналах и на телевидении. Но все-таки в конечном счете Горбачеву удалось убедить Съезд, что он является единственной политической фигурой, способной объединить все группировки.

В глубоком кризисе к концу 80-х гг. оказалась не только КПСС, но и все другие общественно-политические организации, входившие в структуру советской государственно-политической системы, прежде всего ВЛКСМ и профсоюзы.

Комсомол перестал быть собственно политической организацией и постепенно превращался в объединение коммерческих предприятий, которые с начала перестройки захватили основательные позиции на зарождавшемся легальном рынке СССР. Этому способствовало активное использование капиталов, накопленных в "застойные" времена, а также неразборчивость в средствах получения прибыли. Для примера можно вспомнить многочисленные видеосалоны, в которых комсомольцы крутили западные порнофильмы не только для взрослых, но и для подростков. Эволюция многих комсомольских вожаков, сколотивших за короткий период крупные капиталы, отчетливо продемонстрировала двойную мораль этих недавних политических лидеров.

В 1987 г. началось стремительное падение численности комсомола. Если на1 января 1987 г. в ВЛКСМ состояло около 41 млн членов, то на 1 января 1989 г. - уже немногим более 31 млн. В 1991 г. ВЛКСМ практически исчез с политической арены страны.

Не менее драматичным оказалось положение в официальных профсоюзах. Профсоюзный аппарат настороженно встретил перестройку. Эта естественная для номенклатуры реакция отразила факт отрыва ВЦСПС от рабочих и служащих.


{1} См.: Аргументы и факты. 1990. № 29.

[ 41]

В 1988-1990 гг. впервые за многие десятилетия советской власти наметился отток людей из официальных профсоюзов, стали создаваться новые профессиональные организации, альтернативные ВЦСПС.

С 1989 г. в СССР появилось независимое рабочее движение. Это выразилось в развертывании забастовок в различных отраслях промышленности, прежде всего в угледобывающей. Стремясь предотвратить падение своей популярности, ряд профсоюзов, входивших в ВЦСПС, поддержал требования бастующих и стал оказывать им разностороннюю помощь. В 1989 г. во многих профсоюзах была проведена перевыборная кампания, что привело к серьезному обновлению руководства низовых организаций и их "демократизации". Низовые профсоюзные организации стали больше уделять внимания нуждам трудящихся, в то время как центральные органы ВЦСПС по-прежнему были далеки от требований низов. Кроме того, многие лидеры ВЦСПС использовали свое положение для приобретения капитала и начала коммерческой деятельности.

Что же стали представлять собой новые российские профсоюзы? Анализ деятельности и позиций десятков профессиональных объединений наемных работников позволяет выделить в этом конгломерате организаций три основных типа.

Первый тип, оставшийся в наследство от СССР, можно условно назвать социалистическим. Он реализован в деятельности профорганизаций, объединенных в Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) - преемника ВЦСПС, который сложился в условиях, при которых существовал основной работодатель - государство. В глазах значительной части россиян ФНПР сохраняет имидж выразителя их интересов.

Второй тип - социал-демократический - просматривается в деятельности новых, так называемых альтернативных профсоюзов. Наиболее известны среди них профсоюзы, входящие во Всероссийскую конфедерацию труда (ВКТ), Конфедерацию труда России (КТР), Независимый профсоюз горняков России, Российский профсоюз моряков, Конфедерацию свободных профсоюзов транспорта России и др.

Все они были созданы в России на рубеже 80-90-х гг., когда число работодателей начало стремительно возрастать. Именно необходимость борьбы за более выгодные условия продажи рабочей силы вызвала к жизни меньшие по численности, но гораздо более динамичные и гибко структурированные профсоюзы, быстро находившие возможности объединения между собой. Государство перестало быть для них оппонентом, превратившись в единственно возможного посредника за столом переговоров с предпринимателями.

Третий тип - синдикалистский - проявился в действиях межотраслевого профцентра - Национального объединения российских профсоюзов (НОРП, до ноября 1994 г. - Конфедерация свободных профсоюзов России). Эти профсоюзы сориентированы на создание в России синдикально-корпоративного государства, состоящего из системы синдикатов (профсоюзов и объединений предпринимателей), куда обязательно входят все работники и работодатели. Суть позиции синдикалистов проста. Вместе с государственными чиновниками отраслевые синдикаты образуют корпорации, определяющие ход общественного развития. Автоматическое устранение социальных противоречий и многопартийности в их понимании ведет к сплочению нации, объявляемому самоцелью.

Значительные перемены произошли в сфере неформальных общественных движений. С 1987 г. в стране появилось несколько десятков неформальных,

[ 42]

постепенно политизировавшихся организаций, началось образование оппозиционных КПСС партий. Этот процесс усилился в 1990 г., когда была отменена 6-я статья Конституции СССР о руководящей и направляющей роли КПСС в советском обществе. Впервые после 20-х гг. в Советском Союзе появились политические партии помимо КПСС. Это Демократическая партия, Социал-демократическая, Либеральная, Либерально-демократическая, Христианско-демократическая, Российский Народный фронт, народные фронты в различных регионах, многие из которых были официально зарегистрированы как общественные организации на республиканском уровне.

Летом 1990 г. одиннадцать оппозиционных партий и движений предприняли первую попытку объединиться и создали "Центральный блок", который поставил своей задачей отставку правительства СССР под председательством Н. И. Рыжкова и формирование правительства "народного доверия". Эта попытка бесславно провалилась, поскольку партии фактически действовали в пределах Садового кольца Москвы.

В январе 1991 г. в Харькове была осуществлена новая, более успешная попытка: 47 партий и движений из 12 союзных республик провели "Демократический конгресс", на котором приняли "Обращение к народам и парламентам республик". Они предлагали выразить недоверие не только правительству СССР и его председателю В. Павлову, но прежде всего президенту СССР М. Горбачеву, добиться его отставки. Вместе с тем они поставили задачу бойкотировать референдум о судьбе СССР, намеченный Верховным Советом СССР на 17 марта 1991 г., создав вместо Союза ССР Содружество Независимых Республик. Призыв "Демократического конгресса" нашел благоприятный отклик среди депутатского корпуса Верховных Советов союзных республик, избранных в 1990 г.

Возникли различного рода экономические и культурные организации. Все они, как правило, были немногочисленны (в лучшем случае несколько тысяч человек), организационно не оформлены и не имели четкой программы. Их объединяло резко негативное отношение к КПСС, и поэтому в критические моменты, как, например, 19-21 августа 1991 г., они объединялись и выступали единым фронтом.

Такова политическая панорама предавгустовских событий 1991 г. Она была бы неполной без раскрытия того экономического фона, на котором разворачивались политические баталии. Этот фон был чрезвычайно неблагоприятным, прежде всего для власть предержащих и в Москве, и на местах. Главная особенность экономической ситуации - нарастание кризиса во всех сферах народного хозяйства.

Если в 1986-1987 гг. экономика имела незначительный, но все-таки прирост (согласно официальным цифрам в 1986-1988 гг. прирост составлял в среднем 2,8 % валового общественного продукта, в 1989 г. - 2,4 %), то уже в 1991 г. падение ВНП составило от 6 до 10 %, а по отдельным отраслям, таким, например, как угольная, нефтяная, текстильная и некоторые другие, - до 20-25 %. В 1992 г. наблюдалось дальнейшее падение производства.

На протяжении всего периода, начиная с 1985 г., происходило возрастание денежной массы при отставании роста производства. Это способствовало увеличению дефицита, особенно на рынке товаров в легкой промышленности и продуктов питания. Даже повышение цен в 3-4 раза в апреле 1991 г. не привело к нормализации товарного рынка в СССР, и в конце 1991 г. было объявлено, что с начала 1992 г. все цены в СССР будут рыночные. Это вызвало резкий подъем цен уже в конце 1991 г.

Замедление, а затем и реальное падение производства повлекло за собой быстрое падение жизненного уровня основной массы населения. Лишь в одном 1990 г.

[ 43]

инфляция (обесценивание денег) составила не менее 25 %, цены выросли, по мнению некоторых экономистов, на 40-50 %, а по отдельным товарам еще больше. В 1991 г. темпы инфляции стали еще более внушительными. К концу года они составляли 5-10 % и более ежемесячно. Незначительные компенсации наименее обеспеченным слоям населения не могли остановить ускоряющееся падение их жизненного уровня. Повысились доходы лишь у 10 % населения. В стране расцветала спекуляция, черный рынок, мафиозные группы захватывали целые сферы в торговле и распределении. Кризис в производстве и распределении привел практически к карточной системе.

Видя связь этих процессов с формами и методами управления экономикой, граждане готовы были признать право на альтернативный эксперимент, что выразилось в результатах голосования за кандидатуру Б. Н. Ельцина на первых президентских выборах, несмотря на явную привлекательность программы Н. И. Рыжкова. Это видно из предлагаемого ниже сравнения программ того и другого кандидата{1}.

Б. Н. Ельцин
Н. И. Рыжков
1. За частную собственность на землю с правом купли-продажи. 1. За пожизненное и наследуемое владение землей без права ее купли и продажи.
2. За частную собственность на средства производства и природные ресурсы, акционирование государственных предприятий. 2. За передачу государственных предприятий в хозяйственное владение трудовым коллективам.
3. За ликвидацию Советов как формы организации власти и введение парламентаризма. 3. За Советы как демократическую форму народовластия, расширение прав местного самоуправления.
4. За поддержку политических режимов в Прибалтике и Грузии, ущемляющих права людей, не принадлежащих к "коренной" нации. 4. За равную защиту прав граждан СССР независимо от национальности и места проживания, в том числе и в республиках, где к ним применяются дискриминационные меры.
5. За нерегулируемый рынок и стихийное ценообразование (либерализация цен). 5. За регулируемый рынок и государственный контроль за ценами на жизненно необходимые продукты.
6. За Союз суверенных государств на конфедеративной основе, ведущий к разрушению государственного единства Союза. 6. За Союз ССР как федерацию равноправных суверенных республик, за оптимальное распределение полномочий между Союзом и республиками.
7. За реформы в интересах нарождающихся отечественных предпринимателей и свободу действия иностранного капитала. 7. За развитие рынка в интересах трудящегося большинства населения, а не только предпринимателей.
8. За создание Российской армии, за военную политику, фактически ведущую к разрушению единых Вооруженных сил СССР. 8. За проведение военной реформы при сохранении единства системы государственной обороны и безопасности СССР, единых Вооруженных сил СССР, за повышение роли РСФСР в определении военной политики.


{1} См.: Рыжков Н. И. Возвращение в политику. М., 1998. С. 326; см. также: Рыжков Н. И. Перестройка: история предательств. М., 1992.

[ 44]

С конца 80-х гг. забастовки, которые раньше были редки и пресекались всевозможными, в том числе и судебными, средствами, стали обычным явлением. После серьезных забастовок шахтеров трех крупнейших угольных бассейнов в 1989 г. и угрозы забастовок железнодорожников и металлургов они уже никого не удивляли. В 1989-1991 гг. бастовали или угрожали забастовками рабочие почти всех отраслей промышленности. Число забастовок перевалило за несколько тысяч, а число бастующих - за несколько сотен тысяч.

Первая мощная волна забастовочного движения пришлась именно на 1991 г. Тогда бастовало 1775 коллективов предприятий. Для сравнения - в 1990 г. бастовало 260. И хотя это было каплей в море (в СССР в тот момент насчитывалось более 40 тыс. предприятий), тем не менее высокая активность бастующих, их политизированность, неожиданная для властей организованность привели к расшатыванию власти в СССР и создали серьезные предпосылки для прихода к власти так называемых демократов во главе с Ельциным.

Трудящиеся впервые за многие десятилетия поверили в свои силы, в возможность влияния на ситуацию в стране, что обеспечило высокую политическую активность всего общества. В этом - политическое значение первой забастовочной волны 1991 г.

В экономическом плане забастовки привели к тому, что уже в первом квартале спад производства достиг 8 %. С октября 1991 г. начался общий провал реального сектора экономики.

Избранный весной 1990 г. Председателем Верховного Совета России Ельцин в конце июля 1990 г. предложил Горбачеву выработать совместную программу экономических реформ, поскольку предложенный Н. И. Рыжковым план перехода к рынку был отвергнут в мае 1990 г. В итоге этих договоренностей были разработаны две программы: постепенной рыночной трансформации общества (Рыжкова - Абалкина) и радикального перехода к рынку (Шаталина - Явлинского). Горбачев заявил о поддержке программы Шаталина - Явлинского. Однако на деле был принят компромиссный вариант, выхолостивший радикальные идеи. Тогда еще и сам Горбачев остерегался расшифровывать "переход к рынку", не решался вести речи о капитализации экономики, хотя о частной собственности он многократно проговаривался, начиная с визита в Одессу к военным. Наблюдательный Л. И. Абалкин в этой связи, хотя и поздним числом, но все же скажет, что "общественное развитие многовариантно и альтернативно. Причем возможность изменить ход общественного развития находится в намного большей зависимости от того, что принято называть субъективным фактором, чем от жесткой технологической детерминированности этих процессов"{1}. Здесь очень внятно подчеркнута исключительная роль главы государства в лице М. Горбачева, роль вероломного предателя. По свидетельству В. С. Павлова, М. Горбачев "боялся назвать вещи своими именами": рынок - рынком, частную собственность - частной собственностью. В. С. Павлов (участник подготовки многих документов партии и правительства с середины 80-х гг.) подчеркивает, что с первых лет перестройки Горбачев маскировал свои пожелания посредством обтекаемых формулировок. У Павлова, однако, не вызывала сомнения направленность действий Горбачева: "В повестке дня стояла буржуазно-демократическая революция".


{1} Абалкин Л. И. Неиспользованный шанс. Полтора года в правительстве. М., 1991. С. 157.

[ 45]

Этот курс летом 1991 г. при встрече Горбачева с президентом США в Лондоне, как свидетельствует А. Черняев (записывавший содержание беседы глав двух государств), четко обрисовал Дж. Буш: "Итак: первое - демократия, второе - рынок, третье - федерация..." Причем под "вторым" Дж. Буш имел в виду капитализацию экономики. Иначе она не могла быть "динамично интегрированной в западную экономику". Так президент Соединенных Штатов ответил на вопрос М. Горбачева о том, "каким Соединенные Штаты хотят видеть Советский Союз"{1}.

В декабре 1990 г. с поста Председателя Совета Министров был снят Н. И. Рыжков. Возглавивший затем правительство СССР В. С. Павлов настоял на обмене 50- и 100-рублевых банкнот, осуществил повышение цен в 2-10 раз, которое сопровождалось лишь 40 %-ной компенсацией населению. Однако принятые меры положение уже не спасли. В стране на волне серьезных экономических трудностей все больше и больше обострялись политические противоречия. Продолжалась бесконтрольная эмиссия денежных знаков. В результате рубль значительно обесценился.

"Суверенизация" республик подорвала связи между предприятиями и регионами, продолжался спад производства. В крупных городах были введены талоны на продукты, возникла угроза голода.

На почве экономических неурядиц особенно обострились межнациональные противоречия. В 1988 г. оппозиционные силы в Прибалтике взяли курс на выход своих республик из СССР. Одновременно в Закавказье разразился конфликт между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха. Армения настаивала на включении его в состав своей республики, за это выступали и армяне ИКАО. Азербайджан выступал против территориального передела своей республики. Конфликт принял форму кровавой и затяжной войны. Азербайджанцы стали покидать Армению, армяне - Азербайджан. В Грузии ширилось движение под лозунгом "Грузия - грузинам". Начинается повсеместное преследование русскоязычных граждан, увольнение их с работы, выселение из квартир. Пьяные хулиганы и нанятые за деньги уголовники организуют избиение русских семей, издеваются над женщинами и детьми. Количество беженцев в Закавказье вскоре превысило 300 тыс. человек. Многие из них стали жертвами террористических актов и прямых вооруженных конфликтов. Центральное руководство оказалось беспомощным в разрешении конфликта, что серьезно подорвало веру народа в эффективность Союзного государства.

Как уже говорилось, весной - летом 1990 г. Прибалтийские, а за ними и другие республики СССР, включая Россию, приняли декларации о национальном суверенитете, фактически противопоставив себя Союзному государству. Национальный суверенитет вскоре был перенесен на суверенитет государственный, когда республики заявили о приоритете своего законодательства над союзным. Это стало первым этапом конституционного кризиса, завершившегося распадом Советского Союза.

Началом официального конца СССР, на мой взгляд, следует считать 22 ноября 1990 г., когда президент СССР М. Горбачев направил подготовленный проект Союзного договора Верховным Советам союзных и автономных республик. В нем предлагалось формирование нового Союзного государства по принципу снизу вверх, а не реформирование уже существующего Союзного государства. Сам процесс


{1}Черняев А. С. 1991 год: Дневник помощника Президента СССР. М.,1997. С. 178-180.

[ 46]

подготовки вариантов Союзного договора, его содержательной стороны шел неимоверно трудно и болезненно.

Решающую роль в развале государственности сыграл, на мой взгляд, субъективный фактор - конфликт между руководством России и СССР. Дело в том, что в 1991 г. Ельцин стал терять поддержку того незначительного большинства, которым он был избран на пост Председателя Верховного Совета. Даже те депутаты, которые его в свое время поддерживали, видели, что у Ельцина нет конструктивных идей. Перед ним постоянно маячила фигура Горбачева, которого он боялся как огня. Требовалось неординарное решение. Тогда Ельцин под нажимом Г. Бурбулиса решил повторить опыт Горбачева годичной давности и добиться проведения выборов Президента России, сократив до минимума сроки предвыборной кампании.

Программы пяти претендентов представляли различные варианты перехода к рынку. Исключением была программа шестого кандидата, генерала А. Макашова, которая имела резко антирыночную направленность. Победа Ельцина и поддержавшей его "Демократической России" напугала высшие круги КПСС, номенклатуру в союзных республиках, объективно усилив дезинтеграцию СССР. На третье место по числу поданных голосов, после Ельцина и Рыжкова, вышел лидер Либерально-демократической партии В. В. Жириновский, выдвигавший националистические и популистские лозунги. Это также сыграло свою роль в процессе дезинтеграции СССР.

В этих условиях в руководстве страны началось обсуждение различных вариантов нового Союзного договора по "обновлению СССР", получившего наименование "новоогаревского процесса" (по названию резиденции Горбачева). Намечалось предоставление республикам широких полномочий с сохранением единого государства. Дискуссии велись по приоритетам: "сильный центр - сильные республики" или "сильные республики - сильный центр".

17 марта 1991 г. в СССР (за исключением нескольких республик) прошел референдум, на который был внесен вопрос: "Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности".

В списки граждан, имеющих право участвовать в референдуме СССР, было включено 185 647 355 человек; приняли участие в голосовании 148 574 606 человек, или 80 %. Из них ответили "да" - ИЗ 512 812 человек, или 76,4 %; "нет" - 32 303 977 человек, или 21,7 %; признаны недействительными - 2 757 817 бюллетеней, или 1,9 %.

В разрезе союзных республик ответили "да": РСФСР - 71,3 %; Украинской ССР - 70,2; Белорусской ССР - 82,7; Узбекской ССР - 93,7; Казахской ССР - 94,1; Азербайджанской ССР - 93,3; Киргизской ССР - 94,6; Таджикской ССР - 96,2; Туркменской ССР - 97,9 %.

Однако результаты референдума не были оформлены в виде закона, то есть были низведены до простого опроса. И это не случайно: в планы разрушителей не входило считаться с результатами референдума. Именно поэтому, а также с учетом изменений редакции самой сути вопроса (так было, в частности, в Казахстане) впоследствии эти результаты трактовались руководителями союзных республик весьма вольно, в зависимости от того, какую политическую линию они желали провести. Другими словами, лицемерность и неоднозначность в формулировке вопроса,

[ 47]

выносимого на референдум, механизм проведения и оформления последнего низвели его результаты к нулю, а сам референдум оказался пустой тратой времени, сил и финансовых ресурсов.

А вот сепаратистские тенденции после референдума начали проявляться все более отчетливо. Вектор политического развития союзных республик начал отклоняться от Союзного государства в форме СССР в сторону обновленного Союза в форме "Содружества Суверенных Государств" (ССГ). В апреле 1991 г. в "обновленный Союз" - ССГ - согласились вступить десять из пятнадцати республик. Грузия участвовала в переговорах, но заявление не подписала. Трещина в жизнедеятельности СССР уже наметилась, но положение еще можно было спасти. Однако и Горбачев, и Ельцин забыли, а скорее всего просто не знали, старую историческую истину: нельзя нормально жить в стране, когда каждый субъект права выбирает, каким правом ему лучше воспользоваться: союзным, федеральным или республиканским, областным или районным. А может, и "правом применения... танков", чем позднее и воспользовался один из инициаторов суверенизации страны.

3 августа 1991 г. я находился в Зеленодольском избирательном округе, от которого был избран народным депутатом РСФСР. Вместе с Председателем Верховного Совета Татарии Ф. Мухаметшиным мы поехали в заволжские совхозы. Вдруг в обед приносят срочную правительственную телеграмму за подписью Б. Ельцина. Мне предлагалось прибыть в Москву для окончательного завершения работы над Союзным договором, который должен быть открыт для подписания 20 августа 1991 г. Дело в том, что я как председатель Комиссии Верховного Совета по бюджету, планам, налогам и ценам входил в число шести членов делегации Российской Федерации во главе с Ельциным, утвержденной Верховным Советом, которые от имени Российской Федерации должны были поставить свои подписи под Союзным договором.

Проект Союзного договора разрабатывался группой руководителей союзных республик в Ново-Огареве. Мы, представители левой оппозиции, знали, что Ельцин и его окружение, вместе с Л. Кравчуком и Н. Назарбаевым, еще в 1990 г. заявили, что Советский Союз себя изжил, что на его месте должно быть образовано сообщество независимых государств, а бывшие союзные республики должны получить от Центра столько суверенитета, сколько им необходимо.

Хотелось бы особо подчеркнуть, что Ельцин не оставлял идею развала Советского Союза, он к ней возвращался неоднократно. Напомню читателю и для истории, что еще 19 февраля 1991 г., выступая по телевидению, он призвал не просто к отставке Горбачева, но и к передаче всей полноты власти в СССР Совету Федерации. Тогда эта попытка встретила резкий отпор в обществе. Тихий государственный переворот не прошел. Ельцину ничего не оставалось, кроме как ждать своего "звездного часа". Этот час для него наступил в августе 1991 г. Поэтому, когда сегодня многие политики, особенно "демократы" типа Г. Бурбулиса, С. Шахрая, А. Козырева или бывшие помощники Б. Ельцина - Ю. Батурин, А. Ильин, В. Костиков, Г. Сатаров и другие, защищая Бориса Николаевича, а самое главное - оправдывая свою роль в развале великой державы, обосновывают развал Советского Союза объективными условиями, заявляют, что Соглашение о создании Содружества Независимых Государств стало закономерным результатом после августовского кризиса, - это явная ложь{1}. Факты свидетельствуют об обратном. Ельцин последовательно,


{1} См.: Эпоха Ельцина. С. 184.

[ 48]

шаг за шагом, шел к разрушению Союза и задолго до предательского соглашения в Беловежской Пуще ратовал за создание СНГ.

Сразу же после избрания Президентом РСФСР Ельцин стал отстраивать свои структуры власти, параллельные союзным, фактически готовясь к будущему захвату власти. Во всю ширь он развернулся в августе 1991 г. Уже 19 августа Ельцин издает указ, в котором, в частности, говорится: "До созыва внеочередного съезда народных депутатов СССР все органы исполнительной власти Союза ССР, включая КГБ СССР, МВД СССР, Министерство обороны СССР, действующие на территории РСФСР, переходят в непосредственное подчинение избранного народом Президента РСФСР". Далее последовало присвоение себе права назначать глав субъектов Федерации, роспуск союзного парламента и т. д. Все, что "творил" "всенародно избранный" в то время, было грубейшим нарушением законов и Конституции СССР и РСФСР.

Хотелось бы подчеркнуть еще один аспект этой проблемы. Да, главная борьба развернулась между Центром и Россией, персонифицированной в лице Горбачева и Ельцина. Но за власть боролась и национальная элита союзных республик, к которой постепенно стали примыкать руководители республик в составе РСФСР. Динамика подготовки и рассмотрения проектов документов в Ново-Огареве хорошо показывает, как Союз проигрывает эту борьбу. Уже там было ясно - центральная власть в лице Горбачева сдает федеративные позиции и вступает на путь, ведущий к конфедерации. От проекта договора к проекту, от варианта к варианту просматривается, как от прежнего Союза оставались "рожки да ножки".

В Казани, где я был в то время, меня ждал правительственный пакет с текстом проекта "Договора о Союзе Суверенных Государств". Внимательно ознакомившись с ним, я понял, что такой документ подписывать нельзя. Документ был серьезно скорректирован, как я узнал позднее, Ельциным, Горбачевым и Назарбаевым на их встрече 29 июля 1991 г. Поэтому-то Ельцин и решил срочно созвать членов делегации от Российской Федерации.

В новом документе отчетливо просматривалась попытка Горбачева - Ельцина фактически отменить Конституцию СССР и Конституцию РСФСР. Это был уже не Союзный договор, а юридическое прикрытие для создания шаткой, рыхлой конфедерации - Союза Суверенных Государств (ССГ). Из текста документа было изъято все, что говорило бы о социалистическом обществе; термин "социалистическое" был заменен на "демократическое". Целью государства нового типа объявлялось "формирование гражданского общества" - понимай как знаешь. Осуществление этих "целей" фактически означало бы тихий государственный переворот, произведенный высшими должностными лицами в государстве и КПСС вопреки воле народа, высказанной на референдуме. И самое главное - проект договора исключал из правовой системы Конституцию СССР.

С экономической точки зрения в исправленном договоре Ельцин предложил, а Кравчук и Назарбаев согласились зафиксировать одноканальную систему формирования бюджета и одноканальную систему сбора налогов: все налоги должны поступать в республики, а они уже сами будут решать, сколько средств выделять союзному правительству и на какие полномочия Центра они должны тратиться. Это означало, что приоритет в распределении полученных средств предоставляется республикам. Остатки - Центру. Более того, "тройка" предложила в новом проекте, чтобы все организации и предприятия союзного значения передавались той республике, на территории которой они расположены. Другими словами,

[ 49]

взрывалась вся организационная система Советского Союза. По примеру России, провозгласившей в Декларации о суверенитете приоритет российской Конституции над союзной, многие союзные республики приняли декларации о собственности и тем самым выбили из фундамента Союза краеугольный камень. Фактически это означало, что ни собственности, ни финансов у Союза не оставалось.

Вспоминаю в этой связи беседу председателя Госбанка СССР В. В. Геращенко с председателем Госбанка России Г. Матюхиным, состоявшуюся у меня в кабинете в Верховном Совете РСФСР. Виктор Владимирович долго убеждал Г. Матюхина в том, что нельзя в едином государстве разрушать финансовую и денежно-кредитную систему. Это неминуемо приведет к сепаратизму, развалу экономики. Когда потом появились поддельные авизо, фальшивые векселя "Россия", "дело о 140 миллиардах рублей", это не было чьим-то упущением или происками КГБ, как любили повторять "демократы". Просто политические цели, в том числе развал Союза и захват власти, были дороже, и "демократы" сознательно шли этим путем.

Вновь вернусь к событиям тех дней. Я и несколько других народных депутатов РСФСР написали "Записку" в адрес Горбачева и Ельцина с обоснованием невозможности подписания Договора о ССГ в новоогаревской редакции, фактически утверждавшей конфедеративное устройство государства. Подписание этого документа было равносильно уничтожению Советского Союза. Тем более что тогда Украина вела не совсем четкую линию и было не ясно, подпишет она договор или нет. Российские же "демократы" (Г. Бурбулис, С. Шахрай и др.) делали все возможное, чтобы быстрее подписать этот ублюдочный документ.

Вечером 14 августа ряд народных депутатов РСФСР, в том числе и я, встретились в кабинете секретаря ЦК КПСС О. Шенина на Старой площади, чтобы обсудить ситуацию. Олег Семенович прочитал нашу "Записку", одобрил ее, но сказал, что Горбачев с 5 августа находится в отпуске, в Крыму. Ситуация усложнялась. Ничего не оставалось делать, как затянуть процесс подготовки проекта и подписания Союзного договора по регламентным нормам и внести затем в него необходимые коррективы. У нас, народных депутатов, не вызывало сомнения, что ряд положений проекта Союзного договора требовал изменений в действующей Конституции, а это можно было сделать только на Съезде народных депутатов. Я проинформировал об этом Председателя Совета Республики Верховного Совета РСФСР В. Исакова и вместе с ним - заместителя Председателя Верховного Совета Б. Исаева. Договорились собрать 19 августа в 19.00 членов Комиссии Съезда народных депутатов РСФСР по разработке предложений к проекту Союзного договора.

Мы надеялись на то, что члены комиссии поддержат наши предложения и постараются убедить Верховный Совет РСФСР в необходимости созыва Съезда народных депутатов РСФСР.

Но история распорядилась иначе.

Утром 19 августа на даче в Архангельском я встал, как обычно, в 7 часов утра. По телевидению передавали срочное сообщение о том, что в связи с болезнью президента СССР М. Горбачева на основании статьи 127-7 Конституции СССР исполнение обязанностей президента возлагается на вице-президента Г. Янаева. В целях предотвращения развала СССР "на основании статьи 127-3 Конституции СССР и статьи 2 Закона СССР "О правовом режиме чрезвычайного положения" создан Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), в который вошли Янаев Г. И. - и. о. президента СССР, Бакланов О. Д. - первый заместитель председателя Совета обороны СССР, Крючков В. А. - председатель КГБ СССР,

[ 50]

Павлов В. С. - премьер-министр СССР, Пуго Б. К. - министр внутренних дел СССР, Стародубцев В. А. - председатель Крестьянского союза СССР, Тизяков Л. И. - президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР, Язов Д. Т. - министр обороны СССР. Было объявлено о расформировании отдельных структур власти, не отвечающих Конституции СССР, приостановлена деятельность оппозиции.

Было зачитано "Обращение к советскому народу". В нем, в частности, говорилось:

"Начатая по инициативе М. С. Горбачева политика реформ, задуманная как средство обеспечения динамичного развития страны и демократической общественной жизни, в силу ряда прочих причин зашла в тупик. На смену начальному энтузиазму и надеждам пришли безверие, апатия и отчаяние. Власть на всех уровнях потеряла доверие населения... На глазах теряют вес и эффективность все демократические институты, созданные народным волеизъявлением.

Это результат целенаправленных действий тех, кто, грубо попирая Закон СССР, фактически совершает антиконституционный переворот и тянет к необузданной личной диктатуре".

Я привел выдержки из "Обращения" не случайно. Как видим, оно носило весьма абстрактный характер, не показывало простому человеку настоящих виновников общественной катастрофы. Поэтому, на мой взгляд, эти в общем-то правильные слова, обращенные к народу, не нашли должной поддержки в сердцах и душах советских людей, не дошли до их сознания. Поэтому неудивительно, что подавляющее большинство народа аморфно отнеслось к созданию ГКЧП и выжидало, как будут разворачиваться события.

Направляясь в Дом Советов РСФСР, я увидел, что в Москву вводятся войска. На башнях боевых машин танковой колонны желтели по два перекрещенных дубовых листка - шофер пояснил мне, что это подразделения Кантемировской дивизии. Вдоль Кутузовского проспекта стояли крытые автомашины, заполненные солдатами. Все это вызывало чувство тревоги.

В Доме Советов члены Президиума Верховного Совета РСФСР, прибывшие в здание парламента, - В. Исаков, председатель Совета Республики, Г. Жуков, председатель Комитета по работе Советов и развитию самоуправления, А. Коровников, председатель Комитета по делам инвалидов, ветеранов войны и труда, А. Аникиев, председатель Комиссии по репрессированным и депортированным народам; позднее подошел С. М. Шахрай, председатель Комитета по законодательству, - в 9.00 собрались в кабинете заместителя Председателя ВС РСФСР Б. Исаева - единственного из руководителей Верховного Совета РСФСР, прибывшего на работу вовремя. После обмена мнениями по поводу сложившейся ситуации приняли решение: в 11.00 созвать Президиум Верховного Совета РСФСР и определиться по дальнейшей работе Верховного Совета и Съезда народных депутатов РСФСР.

Ко мне обратился В. Исаков: "Юрий Михайлович, вы, как член делегации по подписанию Союзного договора, обратили ли внимание, что из текста изъято упоминание о Конституции РСФСР? В случае вынесения договора на Верховный Совет или на Съезд народных депутатов он, скорее всего, не будет ратифицирован".

Действительно, забвение Основного Закона (Конституции) РСФСР бросалось в глаза. В статье 1 договора однозначно было записано: "Отношения между государствами, одно из которых входит в состав другого, регулируются договорами

[ 51]

между ними, Конституцией государства, в которое оно входит, и Конституцией СССР. В РСФСР - федеративным или иным договором, Конституцией РСФСР".

Как мне стало позже известно из окружения Ельцина, сделано это было с дальним прицелом: если договор без упоминания о Конституции РСФСР будет подписан, то это даст повод распустить Съезд и Верховный Совет РСФСР и назначить новые выборы. Рассказали мне это народные депутаты РСФСР, хотя и сторонники Ельцина, но не желавшие идти на новые выборы, так как понимали, что их уже не изберут. Таким образом, цель разогнать народных депутатов у Ельцина родилась задолго до событий 1993 г.

И все-таки даже для нас, народных депутатов РСФСР и членов Президиума Верховного Совета РСФСР, в создании ГКЧП и содержании его "Обращения..." было много вопросов. То, что горбачевская перестройка в социально-экономической сфере не дала позитивных результатов, мы хорошо понимали. Мы понимали и то, что решение назревших проблем требует чрезвычайных мер. Мы видели, насколько острым стало противостояние Союзного Центра и субъектов Союза, особенно Центра и Российской Федерации и Прибалтийских республик. Мы понимали также, что неминуемым следствием Союзного договора, подготовленного для подписания 20 августа, будет развал Союза.

С другой стороны, президент Горбачев, как объявили, нездоров, не в состоянии руководить партией и страной. Поэтому для предотвращения беспорядков приняты чрезвычайные меры - во избежание жертв на территории Советского Союза введено чрезвычайное положение.

Но в то же время нам было многое не ясно. Почему, например, для управления страной в условиях чрезвычайного положения создана структура, не предусмотренная Законом СССР о чрезвычайном положении? Почему Указ о введении ЧП, подписанный вице-президентом СССР Г. Янаевым, не определил сроки созыва Верховного Совета СССР, который в соответствии с действующим законодательством должен был утвердить (или отвергнуть) этот указ, разработать меры по выводу страны из кризиса? То, что в составе Верховного Совета СССР было немало "демократов" и предсказать итоги голосования по Указу о ЧП было трудно, не давало оснований нарушать действующее законодательство. Меры ГКЧП должны были быть адекватными политическому раскладу сил, чего мы тоже не ощущали. Нам было непонятно и другое: почему даже партийный актив высшего уровня не знал о позиции КПСС по вопросу ГКЧП? Не знали и мы, народные депутаты РСФСР и члены Президиума Верховного Совета РСФСР (в том числе и я), хотя и были членами ЦК КПСС и ЦК КП РСФСР. Другими словами, уже с первых шагов ГКЧП вызвал неоднозначную оценку среди фракции "Коммунисты России" и других объединений народных депутатов РСФСР левой ориентации.

Вот почему еще до заседания Президиума Верховного Совета РСФСР мы попросили Бориса Михайловича Исаева созвониться с Янаевым и Председателем Верховного Совета СССР Лукьяновым, чтобы выяснить возникшие у нас вопросы.

Я присутствовал при телефонных переговорах Исаева с руководством СССР. Янаев проинформировал Исаева, что Горбачев действительно болен и находится в Форосе. Создание ГКЧП, сказал он, - это попытка спасти советское государство от развала, сохранить существующий конституционный порядок, общественный и государственный строй. Янаев сообщил также, что Горбачев в курсе дела. 18 августа к нему летала делегация (О. Бакланов, О. Шенин, В. Болдин, В. Варенников), сообщившая ему о создании комитета, который ставит целью объявить чрезвычайное положение,

[ 52]

чтобы отсрочить подписание Союзного договора и начать наводить в обществе порядок, предотвратить социально-экономический кризис и перевод экономики страны на рельсы капитализма. Вопрос был только в том, кто подпишет указ - Горбачев или Янаев.

Хочу подчеркнуть, что вопрос о чрезвычайном положении в стране достаточно длительное время, что называется, витал в воздухе. Хорошо помню, что еще в начале августа 1991 г. сам Горбачев на одном из заседаний Кабинета министров, которые в то время широко транслировались по телевидению и освещались в газетах, заявил, что в стране сложилась сложная, предкризисная социально-экономическая ситуация, требующая "чрезвычайных мер". И все восприняли это как должное.

Более того, позже стала известна стенограмма заседания Кабинета министров СССР от 3 августа 1991 г., которое состоялось за день до отлета Горбачева в Форос. В ходе этого заседания много говорилось о чрезвычайных мерах как средстве выхода из охватившего страну кризиса. Финансовая система к началу 1991 г. потерпела крах. Внутренний долг приближался к 940 млрд руб., то есть за время перестройки увеличился более чем в 6 раз. Причины этого, как заявил заместитель председателя Госбанка СССР (которого я хорошо знал), - непрофессионализм, некомпетентность, нерешительность, отсутствие единой стратегии, популизм и цинизм тех, кто принимал решения в годы перестройки и уклонялся при этом от ответственности{1}. Вот как закончил свое выступление генсек: "Поэтому нужны чрезвычайные меры, значит, чрезвычайные... Речь идет о том, что в чрезвычайных ситуациях все государства действовали и будут действовать, если эти обстоятельства диктуют чрезвычайные меры". И в завершение сказал: "Я завтра уеду в отпуск, с вашего согласия, чтобы не мешать вам работать".

А вот что пишет в книге "Советский Союз: история власти. 1945-1991" бывший руководитель архивной службы России Рудольф Пихоя: "Подготовка к возможности введения чрезвычайного положения осуществлялась в марте 1991 г., накануне III Съезда народных депутатов СССР". И далее: "...в апреле Совет безопасности вновь вернулся к разработке документов о чрезвычайном положении. Работа велась, что называется, впрок. Горбачев сам нередко говорил о необходимости "чрезвычайных мер".

Теперь читатель может сам определиться, знал ли Горбачев о чрезвычайном положении в стране и создании необычной организационной формы для разрешения кризиса (ГКЧП) и кто фактически провоцировал те исторические события, которые ввергли страну в пучину разрухи и развала. У меня не вызывает сомнения то, что члены ГКЧП использовали наработки по введению чрезвычайного положения в стране, подготовленные по инициативе Горбачева.

Янаев сообщил также Исаеву, что, прощаясь, Горбачев сказал членам делегации 19 августа: "Черт с вами, действуйте, но учтите, что я не хочу терять свой демократический имидж. Пусть Янаев возглавляет". И всем пожал руки. Позднее, правда, Горбачев открестился от этого и сказал, что его изолировали от управления страной. Однако, по свидетельству участников августовских событий, Горбачева никто не изолировал, он самоустранился и, как хитрый лис, ждал - чья возьмет. Ведь если, как утверждал Горбачев позднее, он не был согласен с введением в стране чрезвычайного положения, то почему же он не приказал охране арестовать


{1} См.: Ивашов Л. Маршал Язов (Роковой август 91-го). С. 60-61.

[ 53]

прилетевших к нему членов делегации, почему не удержал от этого шага участников ГКЧП, почему не вернулся срочно в Москву и не воспользовался своими конституционными полномочиями, чтобы воспрепятствовать введению в стране ЧП? Ждал и надеялся, что будет в выигрыше в любом случае, при любом исходе событий?

Наиболее точно, на мой взгляд, охарактеризовал ту ситуацию Павлов, который полагал, что Горбачев сознательно решил использовать членов ГКЧП, "чтобы расправиться нашими руками с Ельциным... Ельцин, я уверен, знал этот сценарий и... тоже решил использовать нас... Он решил нашими руками убрать Горбачева и затем, также организовав кровопролитие, ликвидировать нас"{1}.

Еще более точно, но уже с юридической точки зрения ситуацию охарактеризовал суд. Вот как об этом говорится в приговоре, который был вынесен по делу генерала Варенникова: "Проанализировав доказательства, суд пришел к выводу, что, несмотря на высказывания Горбачева об антиконституционности и авантюризме предложений прибывших (О. Бакланова, В. Болдина и др. - Ю. В.), непринятие им мер к задержанию, его предложение созвать Съезд народных депутатов или сессию Верховного Совета для обсуждения вопроса о введении чрезвычайного положения, рукопожатия при расставании давали В. Варенникову основание понять, что президент СССР если не одобряет, то и не возражает против попыток спасти страну от развала путем введения чрезвычайного положения".

Как видим, Горбачев откровенно лгал, пытаясь изобразить из себя "форосского узника". После провала ГКЧП он заявил о "путче", "государственном перевороте", "предательстве", взяв на вооружение лексику Ельцина, в надежде сохраниться в качестве президента СССР. Но просчитался.

Продолжим далее хронологию событий. Созвониться Исаеву с Лукьяновым не удалось. Все время отвечали, что его нет на месте{2}.

Народные депутаты СССР, находившиеся в это время в Москве, информировали нас, что сессию Верховного Совета СССР якобы предполагается созвать 25 августа. Фактически же ее назначили на 27 августа.

"Почему так поздно?" - задавали мы тогда себе вопрос. Нужно созывать немедленно, как это решил и сделал Президиум Верховного Совета РСФСР. Да и созыв Президиума Верховного Совета СССР на 21 августа, а не немедленно в то время был грубейшей политической ошибкой (если не выразиться еще более резко), которой воспользовались сторонники развала Союза. Несомненно, руководству страны следовало тогда незамедлительно созвать Верховный Совет СССР, дать свою оценку политической ситуации и принять необходимые решения: подтвердить или отменить введение в стране чрезвычайного положения. У нас в то время сложилось устойчивое мнение, что кому-то в руководстве КПСС и СССР хотелось затянуть созыв Верховного Совета СССР.

Исаев созвонился также с руководителями большинства областей и автономных республик Российской Федерации. Все поддержали ГКЧП. Каково же было наше удивление, когда 22 августа мы услышали от некоторых из них, что действия ГКЧП - это авантюра и что они с самого начала осуждали создание этого комитета!

В 10 часов утра находившиеся в здании Дома Советов члены Президиума Верховного Совета РСФСР и народные депутаты собрались в зале Президиума. Достаточно долго


{1} Патов В. С. Август изнутри. Горбачевпутч. М., 1993. С. 73.

{2} См.: Варенников В. Судьба и совесть. М., 1993; Гарифуллина Н. Тот, кто не предал. Олег Шенин: страницы жизни и борьбы. М., 1995.

[ 54]

ждали Р. Хасбулатова. Наконец он прибыл из Архангельского вместе с премьер-министром И. Силаевым. Рассказал, что они с президентом Б. Ельциным с 6 часов работали над Обращением к гражданам России в связи с событиями в Москве.

А теперь, уважаемый читатель, приведу очень важную выдержку из стенограммы. "Борис Николаевич, - сказал Р. Хасбулатов, - пытался связаться с Президентом страны Горбачевым, его в Москве нет, нам сообщили, что он отдыхает в Форосе. Дозвонились до Фороса, но нам сказали, что он отдыхает, и просили не беспокоить (курсив мой. -Ю. В.). Борис Николаевич пытался связаться с Янаевым, там сообщили о том, что он всю ночь очень интенсивно работал, прилег спать и просил не беспокоить..."

Я специально подчеркнул фразу о том, что Ельцин связался с Горбачевым в Форосе. Следовательно, связь была и Горбачев настолько был "обеспокоен" ситуацией в стране и "устал", что даже не захотел обсудить ее с Президентом РСФСР.

О том, что телефонная связь у Горбачева была, свидетельствуют и другие поздние публикации. Вот как комментирует события тех дней бывший председатель ЦКК КП РСФСР Н. Столяров: "Позвонил Вольскому, тот говорит, что вчера еще (18 августа 1991 г. -Ю. В.) Горбачев звонил ему из Фороса, ничего особенного не говорил, а сейчас вот он ничего не понимает, но советует выждать дня два-три"{1}. Это потом Горбачев и "демократы" начали убеждать мировую общественность о форосском "заточении".

Хасбулатов зачитал членам Президиума текст обращения, написанный его рукой. В обращении признавалась незаконность формирования так называемого ГКЧП, действия союзного руководства квалифицировались как "правый, реакционный, антиконституционный переворот" и объявлялись незаконными все его решения. Выдвигалось требование - "вернуть страну к нормальному конституционному развитию", а до его выполнения - развернуть всеобщую бессрочную забастовку.

Разгорелась жаркая дискуссия. Первым выступил заместитель Председателя Верховного Совета РСФСР Исаев. Он подчеркнул, что "в обществе разворачиваются непредсказуемые события. Противостояние достигло уже крайности, и призывать к проведению забастовочного движения по стране - развалить окончательно экономику. По существу, мы сегодня призываем к гражданской войне... Союзный договор, который подготовлен, - он же антиконституционный договор. Этот договор вызывает всеобщее возмущение, он взрывает общество... Никакого Союза не будет при таком договоре".

Очень резко выступил Исаков, председатель палаты Совета Республики Верховного Совета РСФСР. "Я считаю, - сказал Владимир Борисович, - что действия союзного руководства конечно же неконституционны, их вполне можно назвать переворотом. Но это ответ на тот переворот, который должен был произойти завтра. Второе. Союзный договор подготовлен двумя сторонами. Следовательно, и мы несем свою долю ответственности за возникшую ситуацию.

Как в этой ситуации, мне кажется, надо поступить? Да, ситуация сложнейшая, очень неоднозначная. Но мне кажется, худший вариант в этой ситуации -


{1} Сокуров С, Жилина Л. Столяров. М, 1999. С. 92.

[ 55]

выводить народ на улицы, поднимать ту истерику, которую мы сейчас пытаемся поднять, призывать народ к забастовкам...

Я считаю, - продолжил Исаков, - что Верховный Совет, Президиум Верховного Совета должны опубликовать более сдержанное по тону заявление, не упоминать таких терминов, как "путч". Но в этом заявлении должно быть совершенно четко сказано, что действия союзного руководства выходят за рамки Конституции".

Далее Исаков обратил внимание на то, что незамедлительно должны быть созваны Верховные Советы СССР и РСФСР, а также Съезды народных депутатов СССР и РСФСР.

Против обращения проголосовали Исаев и Исаков, я и В. Сыроватко - воздержались.

Вечером 19 августа часть народных депутатов вновь собрались в кабинете Исаева. Кто-то сообщил, что из посольства США в Дом Советов тайно прибыла группа специалистов электронной разведки и установила аппаратуру, которая позволяла прослушивать все разговоры штаба ГКЧП с Министерством обороны. Без санкции "демократического" руководства Верховного Совета России, так много распространявшегося о "правах человека" и "демократических свободах", это сделать было невозможно. Истинное лицо этих "демократов" раскрылось полностью.

Поскольку я неплохо знал Руцкого, меня попросили перепроверить у него эту информацию. Я зашел в его кабинет, где было полно вооруженных людей, в том числе и народных депутатов. Здесь был, в частности, С. Степашин в форме подполковника, с автоматом наперевес.

Я поинтересовался у Александра Владимировича, верна ли информация об установке аппаратуры. Но А. Руцкой, улыбнувшись, сказал: "Уточни у министра обороны генерала К. Кобеца. Он долгое время был главным связистом Вооруженных сил. Может быть, он более точно скажет".

К Кобецу я обращаться не стал, поскольку не знал его в то время настолько, чтобы рассчитывать на честный ответ, тем более если К. Кобец приложил к этому руку. Позднее из американской печати стало известно, что американская разведка действительно помогала Ельцину, выделив ему связиста из посольства США со спецоборудованием, обеспечивая команду Ельцина данными электронного перехвата о переговорах ГКЧП с военачальниками на местах.

Не знали мы тогда и того, что 20 августа министр иностранных дел РСФСР Козырев вылетел в Париж, чтобы "мобилизовать Запад на поддержку российского руководства".

Я считал тогда и тем более считаю сейчас, по прошествии времени, что ГКЧП был отчаянной попыткой спасти от развала Советский Союз, выполнить решения Четвертого съезда народных депутатов СССР и волю народа, закрепленную итогами Всесоюзного референдума 17 марта 1991 г.

В. Гусев, член Совета Федерации от Ивановской области, бывший заместитель Председателя правительства СССР, вспоминая атмосферу обсуждения вопроса о ГКЧП в правительстве СССР, отмечает, что "большинство коллег высказались в том смысле, что нужно использовать этот последний шанс для наведения в стране порядка, вернуть страну в нормальное русло экономического развития"{1}.

Однако робкая, непоследовательная попытка ГКЧП спасти союзную государственность не увенчалась успехом - меры не были ни решительными,


{1} Гусев В. К. Эпоха реформ. М., 2001. С. 134.

[ 56]

ни по-настоящему чрезвычайными. Эта попытка не получила поддержки в широких партийных массах и среди населения, информированность которого о серьезности общественно-политического кризиса была практически нулевой.

Показательно откровенное воспоминание Ю. Прокофьева, бывшего в то время первым секретарем Московского горкома КПСС. Утром 19 августа он созвонился с Янаевым, чтобы выяснить ряд вопросов по ГКЧП. Тот пригласил Прокофьева на совещание в Кремль.

"У Янаева в Кремле, - вспоминает Прокофьев, - проходило совещание членов ГКЧП. Обсуждали предстоящую пресс-конференцию, где существенная роль отводилась и премьеру Павлову. Но он появился в совершенно непотребном виде - пьяный. Тогда мне стало понятно, что никакой согласованности, программы в комитете нет, а происходящее похоже на политическую авантюру. Руководящей руки не было, было не понятно, зачем ГКЧП вообще собрался... Растерянность и бездеятельность членов ГКЧП меня поразили"{1}.

Если уж к такому выводу в то время пришел первый секретарь Московского горкома КПСС, если мы, народные депутаты РСФСР, члены Президиума Верховного Совета РСФСР не могли внятно понять методов ГКЧП и оценить механизм реализации чрезвычайного положения, то представляете, уважаемый читатель, какая сумятица была в головах рядовых граждан.

Спустя 10 лет бывший вице-президент СССР Янаев дал интервью газете "Труд": "В ночь с 18 на 19 августа товарищи долго уговаривали меня возглавить ГКЧП, это была тяжелая физически и морально дискуссия"{2}. Это признание - еще одно свидетельство отсутствия четкой программы действий у ГКЧП. За 70 часов своей жизни ГКЧП, кроме нескольких сообщений в эфир, ничего не сделал.

Поэтому неудивительно, что даже Генеральная прокуратура в ходе проведения следствия по делу ГКЧП не нашла следов поддержки ГКЧП в обкомах партии на местах. Все чего-то ждали и бездействовали. Непопулярность, а в отдельных случаях одиозность некоторых лидеров ГКЧП оттолкнули от него даже потенциальных союзников.

А в это время в Доме Советов РСФСР был создан штаб, в котором одну из первых скрипок играл С. Филатов, бывший в то время координатором Московского отделения "Демократической России", хотя совсем недавно он откровенно критиковал проект Союзного договора. Все главные крикуны и бузотеры собрались вокруг штаба.

"Путч", "переворот", "заговор" - эти хлесткие слова не сходили с уст "демократов" и со страниц СМИ. Но даже слова эти, по мнению ленинградского профессора И. Фроянова, были "заготовкой "демократов", которые "ожидали и, возможно, планировали нечто подобное событиям 19-20 августа. Они, наверное, заранее знали, что назовут "путчем", "переворотом", "заговором" любое выступление традиционалистов... Им нужен был именно путч, чтобы применить адекватные путчевым решительные меры..."{3}.

Пока ГКЧП молчал, страну захлестнула дезинформация. Вся Москва была обклеена листовками "Демократической России" и обращениями Ельцина. "Мы считаем, - взобравшись на танк возле Белого дома, вещал он, - что такие силовые


{1} Демократическая Россия. 1991. 23 августа - 4 сентября.

{2} Труд. 2001. 18 августа.

{3} Советская Россия. 2001.18 августа.

[ 57]

методы неприемлемы. Они дискредитируют СССР перед всем миром, подрывают наш престиж в мировом сообществе, возвращают нас к эпохе "холодной войны" и изоляции Советского Союза... Все это заставляет нас объявить незаконным пришедший к власти так называемый комитет. Соответственно объявляем незаконными все решения и распоряжения этого комитета". Ельцину удалось представить себя поборником справедливости и защитником Союза ССР, что сделало его в то время подлинным кумиром масс.

Газета "Куранты" выходила в плакатном варианте и содержала страстные призывы и. о. мэра Лужкова к неповиновению. По телевидению население призывали сообщать о тех, кто поддерживает "путчистов", дав для этого номера телефонов. Раздавался специальный бланк Моссовета:

"По предъявлении сего мандата

тов.__________________________________________
                       Ф.И.О.

предоставляется право участвовать в расследовании антиконституционной деятельности граждан, их причастности к государственному перевороту".

Ну, чем не "хунвейбины" времен китайской культурной революции?

Беседуя с теми, кто находился в то время у Белого дома, созваниваясь со своими избирателями из Зеленодольского района Татарстана, я уловил главное: люди не понимали, зачем нужно было вводить войска в столицу, если возглавляет акцию Государственный комитет, руководители государства. С другой стороны, как можно доверять людям, которые входили в состав руководства страны и должны были нести всю полноту ответственности за развал экономики, межнациональную рознь, обнищание народа? Выражая мнение широких слоев населения, московский рабочий М. А. Ихлов довольно точно сказал, что "действий от ГКЧП ждали не для реанимации партии. В этом органе видели прежде всего "пожарную команду", способную остановить очернительство советского прошлого и глумление над всем, что в нем было, - вопреки исторической правде и жизненному опыту людей"{1}.

Действия ГКЧП были настолько неподготовленными и несогласованными, что на успех рассчитывать было невозможно. Маршал Советского Союза, министр обороны СССР Д. Ф. Язов, член ГКЧП, не без оснований спустя 10 лет скажет: "Мы выступили слишком поздно: Союз уже фактически был развален"{2}.

Высказывались и другие суждения, в том числе и весьма циничные. Бывший помощник трех генсеков Г. Шахназаров: "Если бы во главе этой команды оказался человек решительный, не заботящийся о последствиях и способный дать команду стрелять в толпу, как, например, Ельцин, может быть, у них бы и получилось"{3}. Ю. Плеханов: "Собрались трусливые старики, которые ни на что не способны". Речь шла в том числе и о Лукьянове, опубликовавшем в "Правде" 18 августа 1991 г. заявление о неконституционности нового Союзного договора, но не собравшем в предельно короткий срок народных депутатов Верховного Совета СССР для рассмотрения сложившейся в стране ситуации. "А. Лукьянов, стреноживший Верховный Совет, помешал едва вылупившемуся на свет парламенту сыграть


{1} Демократическая Россия. 1991. 23 августа - 4 сентября.

{2} Труд. 2001. 18 августа.

{3} Сегодня. 1999. 19 августа.

[ 58]

спасительную для страны (и самого себя) роль защитника Конституции. Немногим достойнее повел себя и Комитет конституционного надзора во главе с безусловно порядочным, но явно растерявшимся С. Алексеевым"{1}.

Крючков отказался от "крайнего сценария" - не принял мер по блокированию Ельцина на даче, не позволил прозвучать сигналу "Акула", который дал бы основания службам ПВО сбить самолет, направленный в Форос с Руцким и Силаевым на борту. К тому же Язов дал приказ о выводе войск из Москвы и развязал руки Ельцину{2}. Поэтому для большей части населения России действия ГКЧП предстали как хорошо разыгранный спектакль, в результате которого "демократы" избавились от своих главных противников.

Кстати, результаты опроса общественного мнения, проведенного ВЦИОМ несколько лет спустя, показали: только 9 % респондентов считают подавление выступления ГКЧП демократической революцией, а 40 % полагают, что события тех дней достаточно ясно предстали как эпизоды борьбы за власть в высшем руководстве страны. Это очень четко прослеживалось и по поведению некоторых членов ГКЧП.

В противовес руководству ГКЧП их противники действовали более решительно, порой даже нагло и цинично. То, что "демократы" готовились (и готовили) к событиям, подобным тем, что произошли в августе 1991 г., у меня, как очевидца, не вызывает сомнения. Идеи "мягкого переворота", "удара по коммунистам" с целью покончить с ними, "капиталистической реставрации" как бы витали в Доме Советов. Эти же идеи были содержанием контактов Филатова с деморосами, во время тайных сборов у М. Полторанина, в мышиной возне Полторанина и О. Попцова с представителями СМИ. Им было не до законотворческой деятельности.

Открытую борьбу против СССР и КПСС возглавил Ельцин. Вот тогда-то, в августе 1991 г., и был совершен подлинный государственный переворот, ставший началом развала не только СССР, но и России, началом ее стреноживания. Произошло переподчинение армии, силовых структур, банков, средств массовой информации. В обращении, зачитанном с танка Ельциным, действия ГКЧП были объявлены антиконституционными, а сам ГКЧП - незаконным. Граждане призывались к всеобщей бессрочной забастовке. Это был открытый вызов ГКЧП, призыв к неповиновению. На основании этих антиконституционных действий подлинного путчиста - Ельцина - отдельные воинские подразделения отказались выполнять приказы ГКЧП. Нарушили присягу на верность СССР многие генералы, в частности Е. Шапошников, П. Грачев, К. Кобец, А. Руцкой, А. Лебедь. К этой теме мы более подробно вернемся ниже. Здесь же отметим, что предательство военных, особенно генералитета, случилось не вдруг, как думают многие. Ельцин задолго готовился сам и приручал к себе военные кадры, которые в нужный момент встали бы на его сторону.

О роли военных в событиях августа 91-го позднее мне многое поведал генерал-полковник В. Ачалов, народный депутат РСФСР, бывший в то время заместителем министра обороны СССР.

"Отеческую" заботу об армии, особенно о частях ВДВ, Ельцин начал проявлять задолго до ГКЧП. Посещения так называемых "придворных" дивизий - Таманской, Тульской, Кантемировской, им. Дзержинского - для него стали


{1} Грачев А. Горбачев. М., 2001. С. 403.

{2} См. там же. С. 378, 379.

[ 59]

постоянными. Это льстило командирам дивизий, хотя на самом деле такие поездки фактически были смотринами руководящего состава армии для отбора кандидатур, которые впоследствии могли бы, нарушив присягу, встать под "демократические" знамена.

Вот как Б. Ельцин рассказывает о посещении одной из таких "придворных" дивизий: "Незадолго до путча я посетил образцовую Тульскую дивизию. Показывал мне боевые части командующий воздушно-десантными войсками Павел Грачев. Мне этот человек понравился - молодой генерал, с боевым опытом, довольно дерзкий и самостоятельный, открытый человек. И я, поколебавшись, решился задать ему трудный вопрос: "Павел Сергеевич, вот случись такая ситуация, что нашей законно избранной власти в России будет угрожать опасность - какой-то террор, заговор, попытаются арестовать... Можно положиться на военных, можно положиться на вас?" Он ответил: "Да, можно"{1}.

В августовских событиях 1991 г., по мнению народного депутата РСФСР генерал-полковника Ачалова, особенно коварную роль сыграл генерал-лейтенант Грачев, который, по словам Ачалова, еще в Афганистане прославился своей неуемной напористостью и доходящей до абсурда решительностью. Когда В. Ачалова назначили заместителем министра обороны СССР, он рекомендовал Грачева на пост командующего ВДВ. Естественно, что он всецело доверял своему выдвиженцу. Неудивительно поэтому, что Грачев был включен в состав оперативной группы ГКЧП, которая занималась анализом обстановки.

Естественно, что Грачев знал все стратегические планы комитета. Выполняя Указ ГКЧП о введении в Москве чрезвычайного положения и, самое главное, приказ министра обороны СССР маршала Язова, командующий ВДВ Грачев обеспечил прибытие в Москву Тульской воздушно-десантной дивизии, чтобы взять под охрану стратегические объекты.

Была поставлена четкая и конкретная задача: сохранить в столице порядок. Здание Верховного Совета РСФСР блокировали танки под командованием генерала Лебедя.

В самый ответственный момент Грачев начал метаться, вести двойную игру, выжидал, чья возьмет. Это позднее он стал говорить, что делал все, чтобы не было кровопролития. Но 20 августа 1991 г. он постоянно звонил и тем и этим. Фактически с этого момента он твердо встал на сторону Ельцина. Та же двойная игра велась Лебедем и в связи с событиями сентября - октября 1993 г., что видно из его воспоминаний, опубликованных в Тираспольской газете в 1994 г. В книге Лебедя "За державу обидно" эти события изложены в более выгодном для генерала свете.

Завершая свой рассказ, Ачалов сказал: "У меня нет сомнения, а с годами это все больше подтверждается, что Пашка Грачев с начала августа 1991 г. раскрывал лично Ельцину все, что делалось в Министерстве обороны, о перемещении войск".

Многие тысячи москвичей были введены в заблуждение и пришли к Белому дому на Краснопресненской набережной Москвы-реки "защищать демократию". Активную роль в организации сопротивления ГКЧП сыграли новые предприниматели - руководители бирж, различных коммерческих структур, оптовики и финансисты. Они оказали финансовую и техническую помощь властям России, а их сотрудники были активными участниками живого кольца вокруг Белого дома.


{1} Ельцин Б. Записки президента. М., 1994. С. 83.

[ 60]

Мой кабинет - председателя Комиссии Верховного Совета РСФСР по бюджету, планам, налогам и ценам - находился на втором этаже Дома Советов и окнами выходил на Краснопресненскую набережную. Я и аппарат сотрудников комиссии хорошо видели, как круглые сутки к Белому дому подвозили продукты питания, чай и кофе... и ящиками водку. Все это было бесплатно. Министр правительства РСФСР Е. Сабуров позднее откровенно писал, что "предприниматели везли в Белый дом деньги чемоданами... Грузовики с песком, краны, оружие, продовольствие - все это было куплено на деньги российских предпринимателей... Это значит, что в стране уже появились люди, которым есть что терять, и они будут отстаивать эту страну, а следовательно, и свои интересы до конца"{1}.

Всем памятен разрекламированный в СМИ факт уплаты партийных взносов предпринимателем А. Тарасовым с астрономической для рядового работника суммы дохода - миллионов рублей. Генсек и президент СССР Горбачев, начитавшись книг по нэпу и мало что в них поняв, ускоренно создавал кооперативы на базе государственных предприятий и учреждений, он настоял на принятии закона о предприятиях, согласно которому кооператоры через процедуры выборов могли избавляться от директоров, мешающих растаскивать государственную собственность. Сегодня Горбачев часто дает интервью, подчеркивая, что в то время он решал вопрос - как "простимулировать людей", но не говорит о том, что ему предлагали преодолеть уравниловку в оплате труда, что действовало бы стимулирующе и без растаскивания госсобственности. Мне, например, достоверно известно, что работники Социально-экономического отдела ЦК КПСС, с которыми у меня сохранились дружеские и творческие связи со времен работы в социально-экономическом отделе Татарского обкома КПСС, настойчиво советовали помощникам Горбачева прочесть книгу С. Кондурушкина "Частный капитал перед советским судом" (1927 г.), в которой был обобщен опыт нэповской коррупции и растаскивания государственного имущества, за что потом многие были осуждены. Естественно, такая перспектива "реформаторов" не устраивала. Поэтому нет ничего удивительного в том, что многие из зарождающихся "новых русских" толпились у стен Белого дома, отстаивая "демократию".

Наряду с "новыми русскими" у Дома Советов, конечно, были и те, кто искренне верил в демократические преобразования, которые обещал провести их кумир Ельцин, кого покоробили увиденные по телевидению трясущиеся руки Янаева. Среди них были труженики промышленных предприятий, военно-промышленного комплекса, научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро, работники культурно-просветительных учреждений и библиотек, врачи, студенты. То есть все те, кто не был удовлетворен своими нищенскими условиями существования и тем застоем, который царил в реальном секторе экономики, мешал работать на благо Родины.

Фактически к 21 августа 1991 г. выступление ГКЧП было подавлено, а его руководители были брошены в тюрьму "демократами-победителями". Пройдут годы. Со многими из тех, кто был в августе 91-го у стен Дома Советов, мне довелось встречаться. С глубокой грустью говорили они о том, как были впоследствии растоптаны их идеалы. Никто из них и в кошмарном сне не мог представить, что случится с Россией, как будут разворовываться ее богатства, как инфляция отбросит


{1} Комсомольская правда. 1991. 5 сентября.

[ 61]

их за "черту бедности" и многие из них, искренне боровшихся за свободу и демократию, месяцами не будут получать зарплаты, стипендии, пенсии, станут безработными.

Но в конце августа 1991 г. Белый дом праздновал победу. Настал очень удобный момент для Ельцина и его команды, чтобы наконец-то расправиться с КПСС. Уже 21 августа на митинге у Дома Советов звучали прямые и резкие обвинения в адрес коммунистов и партии. Ведь "демократическая" пресса сразу представила события 19-21 августа как "антинародный, коммунистический заговор".

Для нагнетания антикоммунистической и антиармейской истерии были также использованы похороны молодых парней - В. Усова, Д. Комаря, И. Кричевского, погибших в ночь с 20 на 21 августа.

Титулы героев России были пожертвованы погибшим несчастным зевакам для придания исторической значимости августовскому "революционному накалу". Впрочем, это кажется мелочью на фоне той кровавой бани, которую ельцинский "демократический режим" устроил осенью 1993 г. Тут уже герои были не нужны: сотни трупов, защитников Верховного Совета, преступно прятали. Ведь теперь режим сам претендовал на звание "коллективного героя", пытаясь (через устрашение народа по всем каналам телевидения) обеспечить необратимость перемен.

Особую роль в осуществлении антиконституционного переворота в августе 1991 г. сыграли двурушничество и прямое предательство президента СССР, генсека Горбачева: он сначала "сдал" членов ГКЧП, действовавших с его благословения, отрекся от них, а затем предал и партию, генеральным секретарем ЦК которой он был. Теперь он вспоминает, как искал в массе людей, с которыми встречался, совета - "что делать?". Пытается найти моральную основу своим действиям - дескать, "люди просили дать команду: "Ударить по штабам"{1}.

Приведу выдержки из стенограммы заседания Верховного Совета РСФСР от 23 августа 1991 г. В 10.00 в зале Верховного Совета РСФСР началась встреча президента СССР и "форосского узника" Горбачева с депутатами российского парламента. Зал был как никогда полон, пришло много приглашенных гостей, корреспондентов. Вел заседание президент РСФСР Ельцин.

Слово предоставляется Горбачеву. Зал встречает его унизительно - жидкими аплодисментами, оскорбительным свистом, топаньем ног. Ельцин не прерывает шума, как бы показывая ненависть российских депутатов к руководству Союза. В этот момент стало очевидным, что тревога за судьбу президента СССР и борьба за его "попранные права", о которой столько говорилось в заявлениях и обращениях Ельцина к народу, - лицемерная ложь и обман.

Михаил Сергеевич выступил, как всегда, витиевато. Трудно было понять его позицию. Вот выдержки из этого выступления.

"Я убежден всегда, был убежден тогда, когда от меня требовали ультимативно передать полномочия Президента вице-президенту или заявить об отставке для того, чтобы спасти Отечество, что эта авантюра не пройдет и авантюристы потерпят поражение и их ждет участь как преступников, которые толкают страну, народ в тяжелейшее время, время испытаний и поиска новых форм, к катастрофе...


{1} Общая газета. 2001. 1-7 ноября.

[ 62]

...И элементом этого шантажа по отношению к стране было сообщение о том, что Президент России уже арестован. Что? Президент России Ельцин уже арестован или будет арестован - я так понимал - на пути движения, возвращения из поездки и так далее. Иначе говоря, расчет был такой: нанести удар, изолировать Президента страны, если не согласится на сотрудничество с этими силами реакционными, и изолировать Президента Российской Федерации".

Всех президентов перепутал перепуганный Горбачев, надеясь на Бориса Ельцина и "демократов".

Горбачев дает согласие на указы президента России, в которых практически все функции союзного президента, союзных министерств, Центрального банка СССР переходят под юрисдикцию России. "Я еще раз подтверждаю, - говорит М. Горбачев, - что Верховный Совет Российской Федерации, Президент и правительство в этой экстремальной ситуации единственно действовали так, как они действовали, и то, что они приняли, было продиктовано ситуацией, и все имеет юридическую силу и должно быть подтверждено даже задним числом со стороны Президента".

В эти минуты Б. Ельцин торжествовал и упивался местью - это было видно по коварному выражению его лица. Он припомнил Горбачеву все: и октябрьский Пленум ЦК, на котором Борис Николаевич получил ярлык "авангардиста", и использование адресованного в Политбюро письма как основания для освобождения от должности кандидата в члены Политбюро (на самом деле Ельцин этим письмом обращал внимание на то, что он пока еще не является членом Политбюро), и использование второго письма Ельцина с просьбой оставить его на должности секретаря МГК КПСС - тогда действовало правило: выведение из состава кандидатов в члены Политбюро автоматически означало прекращение работы на должности первого секретаря МГК КПСС. Ельцин припомнил и реагирование высшего руководства партии на то, как ему пришлось вонзать в себя ножницами (имитируя самоубийство). Припомнил и то, что Горбачев был против избрания Ельцина Председателем Верховного Совета РСФСР, так как дал обет не пускать его в политику, ограничив рамками и полномочиями зампреда Госстроя СССР.

И президенту Горбачеву (после Мальты это слово все чаще употреблялось без буквы "п") было невдомек, что ради якобы сохранения своего престижа он нарушает Конституцию СССР, а фактически - сам совершает государственный переворот, готовит почву для разрушения Советского Союза. В ноябре 2001 г. в интервью "Общей газете" Горбачев скажет, оправдывая свое бездействие: "Получилось, что Союзное государство нужно мне одному, что я веду борьбу за собственное кресло". Здесь, как в капле воды, видно, какой это был президент страны. Этот политик даже забыл о том, что его святая обязанность осуществлять волеизъявление всех народов СССР, выраженное на референдуме в марте 1991 г. В этих словах - "мне одному" - невольно обнажается его понимание демократии как способа обретения власти человеком, который потом будет бесконечно повторять, что других резервов у реформаторов и у него лично не оставалось. Горбачев как генсек партии и президент вместе с Ельциным преступно проигнорировали волю народа к сохранению СССР. Ни тот ни другой бывшие руководители страны так и не поднялись до уровня гражданской зрелости абсолютного большинства сограждан. В этом - суть нашей трагедии.

Конечно, не думал тогда Горбачев, что этим он подписывает себе как президенту СССР смертный политический приговор. Невольно вспоминается произнесенная И. В. Сталиным фраза

[ 63]

в связи с информацией о самоубийстве Гитлера, который привел Великую Германию к полному краху: "Доигрался, подлец..."{1}

Август 1991 г. стал для нашей страны чем-то вроде точки отсчета, вехой, от которой началась последняя стадия разрушения СССР. Тогда произошло апробирование "новых" форм и методов борьбы, которые впоследствии будут использованы против своего народа в еще более изощренных, в том числе и кровавых, формах. Август 91-го - начало триумфа дорвавшихся до власти ненавистников всего русского и российского, приведших к ничтожеству "новую Россию", о которой действительно мечтали миллионы людей.

В историческом плане интересно напомнить о судьбе основных "героев" августовских событий, стоявших вместе с Ельциным на танке или на балконе Дома Советов, триумфаторов победы над ГКЧП, фотографии которых обошли всю мировую прессу: Хасбулатова, Коржакова, Полторанина, Руцкого, Лебедя, Скокова, Кобеца... Все они оказались выброшенными своим кумиром за ненадобностью, как только выполнили предназначенную им роль соучастников преступного заговора против Советского Союза и Советской России. На нынешней фотографии "на танке" остался бы только один Ельцин, проклинаемый большинством российских граждан, да и многими своими политическими "побратимами".

Некоторые из них сегодня определенно говорят о крайне негативном отношении к Ельцину. Ф. В. Шелов-Коведяев: от человека, "взращенного в презрении к праву", "не ожидал чудесной метаморфозы... Не ждал этого и от его соратников". Сергей Станкевич уже в качестве политэмигранта скажет, что Ельцин "исчерпал свой ресурс в политике в августе и следующие за ним месяцы... Для последующей работы ему не хватало масштаба личности"{2}.

В 2001 г., осмысливая роль Ельцина в новейшей истории России, В. К. Гусев вынужден будет констатировать "чудовищную роль разрушителя"{3}. Автор приводит слова главы компартии США Гэсса Холла о результатах пребывания Ельцина в США: "Не успел он пробыть в США и одного дня, как малоприятные запахи расточаемого им политического и идеологического яда начали распространяться в воздухе... Ельцин изо всех сил старался подорвать репутацию социализма, у него не нашлось ни одного доброго слова о социализме в своей стране. Будучи представителем социалистической страны за рубежом, а также членом высшего органа и партии, он причинил самый значительный ущерб, когда его негативизм выразился в самых мрачных прогнозах в отношении политики СССР и "грядущей там гражданской войны"{4}.

Так что же было в августе 1991 г.? И кто все-таки совершил переворот?

Ответы на эти и многие другие вопросы не смог дать даже начавшийся в 1992 г. процесс по делу ГКЧП. Дело рассматривала Военная коллегия Верховного суда РФ. Следствие предъявило руководителям ГКЧП обвинения по статье 64 УК РСФСР - заговор с целью захвата власти. Пытались вывести и на статью "государственная измена". Но о каком захвате власти могла идти речь, если власть у руководителей ГКЧП была и действовали они во имя спасения СССР? Следовательно, и "государственная измена" - попытка придумать то, чего не было. Суд так и не обнаружил состава преступления,


{1} Карпов В. В. Генералиссимус. Книга 2. Калининград, 2002. С. 334.

{2} Сегодня. 1999. 19 августа.

{3} Там же.

{4} Гусев В. К. Эпоха реформ. С. 192, 193.

[ 64]

инкриминируемого новыми властями гэкачепистам, - нарушения Конституции СССР и других грехов{1}.

19 августа 1999 г., возвращаясь к событиям восьмилетней давности и давая им оценку, бывший Председатель Верховного Совета СССР, глава Комитета по законодательству и судебно-правовой реформы Государственной Думы второго созыва А. Лукьянов сказал: "События 19-21 августа не были путчем. Путч - это ломка всех госмеханизмов, а ничего такого не было. Они не были заговором, - не бывает, чтобы заговорщики ездили договариваться с тем, против кого якобы они его сплели. Не были эти события и переворотом, - переворот предусматривает слом общественного строя. Это была отчаянная, плохо организованная попытка задержать разгром Союза и выполнить решения мартовского референдума в защиту Союза... Корю себя лишь за то, что отстаивал эту идею недостаточно жестко".

Однако мне не было понятно в то время и не понятно сейчас, почему в особых, чрезвычайных условиях "неожиданно для всех А. И. Лукьянов отказался войти в ГКЧП, заявив, что как глава парламента он не может сделать этого"{2}, почему не была немедленно созвана чрезвычайная сессия Верховного Совета СССР, заседание Президиума Верховного Совета, почему в средствах массовой информации не выступили руководители Верховного Совета СССР, ее палат. Ссылки на закон и регламент, что "внеочередная сессия Верховного Совета должна быть созвана не позднее семи дней со времени поступления предложения о ее созыве", "решение должно публиковаться не позднее чем за три дня до ее открытия", что "самый минимальный срок, в который депутаты могут съехаться в Москву, - не менее четырех с половиной дней" и т. д. и т. п., - это не для людей, хоть на микрон знакомых с партийно-советской работой. Когда нам, руководителям, было нужно, мы за сутки собирали и пленумы, и съезды, и сессии. То, что многие народные депутаты СССР находились в растерянности, не смогли сориентироваться в обстановке, - это факт. Каково же было простым людям?

Что же касается переворота после ликвидации ГКЧП, то развитие событий свидетельствовало: переворот произошел, и не один.

23 августа 1991 г. Ельцин демонстративно, как он заявил, "для разрядки", в присутствии Генерального секретаря ЦК КПСС Горбачева и на глазах у всего народа, наблюдавшего благодаря телетрансляции это "действо", подписал неконституционный указ о запрете деятельности и роспуске КПСС и КП РСФСР на территории Российской Федерации. "Лидер" советских коммунистов даже не пытался возразить, а лишь растерянно пролепетал: "Борис Николаевич!.. Борис Николаевич!" С исторической точки зрения это был первый государственный (антикоммунистический) переворот, совершенный Ельциным. Его примеру последовали президенты ряда союзных республик тогда еще формально существовавшего СССР.

Это потом многие народные депутаты, да и простые россияне осознали, что после разгрома КПСС и ошельмования коммунистической идеологии Россия оказалась сбитой с толку, лишенной очень многих ценностных политических и нравственных ориентиров. До сих пор ни одна партия не может предложить четкого видения будущего Отечества, общенациональной идеи, способной увлечь народы


{1} См.: Андриянов В., Черняк А. Одинокий царь в Кремле. Борис Ельцин и его команды. Книга 1. С. 358-360.

{2} Ивашов Л. Маршал Язов (Роковой август 91-го). С. 79.

[ 65]

страны к созиданию, указать реальные пути вывода страны из тупика. Россия уже одиннадцать лет катится вниз, погружаясь в многомерный кризис. Под руководством президента Ельцина она стала третьеразрядной страной. Ею стали уже торговать не только оптом и в розницу, но и, как выразился Н. И. Рыжков, "на вынос".

А тогда, в августе 91-го, царила эйфория полной победы. Смертному приговору, вынесенному КПСС, аплодировали многие народные депутаты РСФСР: Ю. Сидоренко, И. Виноградова, Н. Неласов, В. Домнина, В. Чернов, М. Сорокина. Аплодировали А. Н. Яковлев, А. Руцкой, Ю. Власов, присутствовавшие на заседании Верховного Совета РСФСР. Отрезвление придет потом, когда антинародный курс их кумира проявится во всей своей "многогранности".

Уместно напомнить, как вели себя в то время другие представители интеллигенции. Привожу выдержку из стенограммы обсуждения разных вопросов в окружении Ельцина.

"А. Емельянов. Компромисс с Верховным Советом и депутатами исчерпан. В Конституционный суд я не верю. Зорькин - не защитник Конституции... И нужно потребовать от прокуратуры разобраться с КПСС. Коммунисты воссоздают свои парторганизации. В МГУ первыми восстановили парторганизацию. Это же позор!"{1}

Эти слова принадлежат крестьянскому сыну из Смоленской области, окончившему в свое время МГУ, оставленному в аспирантуре по рекомендации партбюро экономического факультета. Ему была предоставлена хорошая государственная квартира, а вскоре - улучшенная, трехкомнатная, в Олимпийской деревне. Благодаря поддержке парторганизации МГУ этот человек ряд лет работал ответственным секретарем Центральной приемной комиссии естественных факультетов МГУ, приобрел опыт общения с людьми высокого положения и, между прочим, поддержку некоторых из них за содействие в "устройстве на учебу" в МГУ детишек номенклатуры.

Этот представитель Межрегиональной депутатской группы (МДГ) стал народным депутатом СССР на волне критики партии и привилегий ее руководства (вплоть до цековских буфетов). Однако сам не гнушался пользоваться этими привилегиями и в советское время, и в ельцинское. Публикуя в предвыборной кампании 1989 г. свои портреты в газетах, приносил туда фотографии начала 60-х гг., когда он был аспирантом, чтобы выглядеть самым молодым академиком ВАСХНИЛ, куда его буквально протащили за учебник по аграрным вопросам для сети партийного политпросвещения.

Ельцин в знак поощрения подхалимажа за сотрудничество и верность режиму выделил Емельянову одну из лучших квартир в президентском доме в Крылатском - на улице Осенней.

В мятежном 1993 г. ректор АОН не боялся сказать высшему начальству, выразившему недовольство "присутствием" в здании скульптуры В. И. Ленина, о том, что памятник эпохи должен оставаться нетронутым. Емельянов же был готов выслуживаться перед руководством Администрации Президента во всем. Когда Ельцин назначил его ректором-президентом Российской академии государственной службы (РАГС), причем в ранге федерального министра, Емельянов сразу же во время летних каникул 1994 г. приказал убрать из здания памятник В. И. Ленину. Так он... мстил Ленину, в том числе и за то, что не смог понять ленинские произведения по аграрным вопросам.


{1} Эпоха Ельцина. С. 290.

[ 66]

Кстати, этот член сельскохозяйственной академии, носивший имя В. И. Ленина, даже теперь пишет рецензии на научные труды по аграрной проблематике, не упуская случая извратить ленинские идеи о кооперации, относящиеся к периоду завершения Гражданской войны: "Хотелось бы подчеркнуть, что подлинное учение о кооперации и ленинская позиция несовместимы"{1}.

О "ленинской позиции" Емельянов, этот аграрник московских асфальтов, судит по цитируемой им книге Г. Шмелева. По аршинам своего абстрактного, внеисторического понимания оценивал он аграрную теорию выдающегося ученого, всемирно признанного партийного и государственного деятеля В. И. Ленина, к тому же не повинного в извращениях при проведении коллективизации крестьянских хозяйств в России.

Однако это учебное заведение знавало иных ректоров, о чем талантливо написал в своей книге "Год рождения - двадцать четвертый" Д. Г. Квок, проректор АОН.

Оказавшись самым бездарным ректором бывшей Академии общественных наук при ЦК КПСС, Емельянов после избрания нового президента В. В. Путина был незамедлительно заменен В. Егоровым, по признанию Е. Примакова, лучшим министром культуры{2}, таланту которого, однако, не дали развернуться.

Теперь А. Емельянов повествует, как трудно быть наверху, как непросто быть в "команде". Увы, он так и не понял, что выбрал не ту "команду", команду разрушителей великого государства в истории человечества - Союза ССР.

С. С. Алексеев - бывший председатель Комитета конституционного надзора, член-корреспондент Академии наук СССР: "Президент получил уникальный шанс правовым путем перейти от одного общественного строя к другому... Референдум имеет конституционное значение, а президент имеет право говорить от всей России - право, которого не имеют Советы". Так о праве законодательного органа высказывался титулованный юрист. Он же призывал Ельцина не соглашаться с проектом Конституции, одобренным на Шестом и Седьмом съездах народных депутатов РСФСР: "Этот проект Конституции является в основе своей просоветским". Таковы лики "эпохи".

Показательно, что в 1992 г. Конституционный суд вынужден был признать частичную (а практически - полную) неправомерность указа Ельцина о запрете КП РСФСР, которая была восстановлена в феврале 1993 г. В декабре этого же года, не имея практически времени на ведение предвыборной кампании, Компартия провела в Государственную Думу полсотни своих кандидатов. Два года спустя, на выборах 1995 г., партия заняла первое место на парламентских выборах. В Государственной Думе второго созыва Компартия располагала почти 150 депутатскими мандатами. В Государственной Думе третьего созыва фракция КПРФ располагает 85 депутатскими мандатами, а родственная ей левая Аграрно-промышленная депутатская группа - 35 мандатами.

Разумеется, это уже другая, чем в августе 91-го, партия и по своим программным установкам, и по своей организации и методам деятельности. Да и организационно КПРФ значительно изменила свое лицо.

Запрет Ельциным КПСС и КП РСФСР послужил мощным детонатором к развалу Союза ССР. Ведь что греха таить, именно КПСС была тем объединяющим


{1} Вопросы экономики. 2001. № 11. С. 134.

{2} См.: Примаков Е. Восемь месяцев плюс... М., 2001. С. 22.

[ 67]

стержнем, вокруг которого не только группировались, но и имели надежное пространство для деятельности политические элиты союзных республик.

Удар по партии наверняка был просчитан окружением и Горбачева, и Ельцина. Несомненно, они пользовались прогнозами, сделанными в свое время Джорджем Кеннаном в США. Не могу не обратиться к этому прогнозу не только потому, что хотелось указать на учителя, но и потому, что ученики сумели оценить его мудрость. Концентрированное изложение позиции Дж. Кеннана содержится в работе Г. Киссинджера{1}. "Все различные направления американской послевоенной мысли были сведены воедино в... исключительной по содержанию статье, опубликованной в журнале "Форин аффэарз" в номере за июль 1947 года... Из тысяч статей, написанных после окончания Второй мировой войны, кеннановские "Истоки советского поведения" представляют собой совершенно особое явление. Эта, написанная ясным языком, наполненная страстной аргументацией, литературная адаптация кеннановской "длинной телеграммы" поднимает вопросы советского вызова до уровня философии истории...

Внутри страны (СССР. - Ю. В.) единственной организованной группой является только партия, а остальное общество раздроблено на рудиментарные массы... Кеннан полагал возможным, что в какой-то момент различные соискатели верховной власти "смогут спуститься в недра политически незрелых и неопытных масс, чтобы найти у них поддержку своим определенным требованиям. И если это когда-нибудь случится, то отсюда будут проистекать невероятные последствия для коммунистической партии: ибо членство в ней в широком плане основывается на железной дисциплине и повиновении, а не на искусстве компромисса и взаимного приспособления... Если вследствие указанного произойдет что-либо, что разрушит единство партии и эффективность ее как политического инструмента, Советская Россия за одну ночь из одного из самых сильных национальных сообществ превратится в одну из самых слабых и жалких".

Подобные мысли развивал в свое время известный философ-диссидент Зиновьев, многократно раскаявшийся в том, что пошел по этому пути. В одной из аудиторий на Западе в первые годы своего пребывания там он утверждал: "Самое слабое место в советской системе - то, которое сами советские люди считают самым надежным, а именно в аппарате ЦК КПСС, Политбюро, в персоне Генерального секретаря ЦК КПСС. Проведите своего человека в генсеки, то есть захватите эту ключевую позицию, и вы захватите все советское общество. Генсек развалит Политбюро и с его помощью весь ЦК. Это приведет к распаду всего аппарата ЦК. Распад КПСС приведет к распаду всей системы государственности, а развал последней - к развалу всей страны"{2} (курсив мой. - Ю. В.). Для "демократов" это была уже вторая "подсказка" после Кеннана. Все, что говорил и писал Кеннан, изучал и знал А. Яковлев, сыгравший первую роль в агентуре влияния. Толк в этих "подсказках" знал и Г. Киссинджер: по его выражению, "ни одно из документальных предвидений не оказалось столь точным и соответствующим реальному положению вещей после прихода к власти Михаила Горбачева"{3}.

Надо заметить, что Киссинджер при этом пытается подчеркнуть абсолютную непричастность США к событиям в СССР.


{1} См.: Киссинджер Г. Дипломатия. С. 408, 409.

{2} Зиновьев А. Русский эксперимент. М., 1995. С. 227.

{3} Киссинджер Г. Дипломатия. С. 409.

[ 68]

Несколько иначе видит эту роль К. Н. Брутенц: "Сейчас, пожалуй, общепризнанно, что... разрушение партии... явилось одним из основных факторов, повлекших за собой ослабление, а затем и распад государства. Любопытно, что это мне разъясняли в мае 1993 года в Пекине такие заслуженные антикоммунисты, как бывшие госсекретарь США Г. Киссинджер и французский президент Жискар д'Эстен. Киссинджер, в частности, сказал мне, что было ошибкой Горбачева переносить центр тяжести от партии к государству, к президентским структурам, поскольку это лишило страну организующего "ядра". На мою реплику: "Но ведь вы всегда сами выступали за это, против партии" - он ответил коротко: "То было раньше"{1}. Очевидно, можно пожалеть партию, когда ее уже нет. И "пожалел" тот, кто много лет работал на ее разрушение. Диверсий было немало, и это достаточно полно отражено в литературе. Мы помним опекаемые ЦРУ круглосуточно работавшие американские радиостанции. И сегодня в ушах хрипят надрывные голоса Ираиды Ванделы и других.

Льют слезы по КПСС и "отцы русской демократии". По случаю 15-летнего "юбилея перестройки" Г. Попов признал, что лозунг отстранения КПСС от власти был ошибкой и что надо было требовать чистки КПСС от консерваторов. Правда, Попов почему-то забывает о том, что "чистка" ЦК КПСС была проведена - из его состава "строем" были выведены десятки принципиальных, опытных работников, трудившихся на весьма ответственных участках. Достаточно назвать имя одного из них - Чрезвычайного и Полномочного Посла СССР в Польше В. Бровикова, подвергшего курс Горбачева уничтожающей и конструктивной критике на Съезде народных депутатов СССР. Попов забывает и о том, что "в общей сложности при Горбачеве сменились практически четыре состава членов Политбюро"{2}. Горбачев, приведший партию к "политической Цусиме", из ЦК КПСС убрал почти всех, кто мог оказать его курсу реальное сопротивление. Во имя этого была затеяна и неоднократная реорганизация работы аппарата ЦК, его отделов.

В декабре 1991 г., подписав вместе с Кравчуком и Шушкевичем Беловежское соглашение и развалив Советский Союз, Ельцин осуществил антисоюзный государственный переворот, что вызвало череду новых государственных переворотов{3}. Союзные республики бывшего Советского Союза, испугавшись, что власть в стране может полностью перейти в руки Ельцина, ускорили выход из СССР, оказав тем самым большую услугу истинным заговорщикам.

С моей точки зрения, Беловежское соглашение подвело итог тому, на что нацелился Ельцин в борьбе с Горбачевым раньше, к чему он планомерно шел, подталкиваемый и "демократами", и "коммунистами с человеческим лицом", и западными покровителями. Содержание Беловежского соглашения было дерзким, вызывающим, до абсурдности нереальным, казалось бы нереализуемым в принципе. И тем не менее реализованным. Реализованным потому, что было сориентировано прежде всего на Горбачева, исходило из того, что последний в силу своей полной утраты авторитета просто не сможет ничего сделать. "Пущисты" не ошиблись, ибо хорошо знали этого человека. Постараюсь показать это на фактах.

10 декабря 1991 г. в печати появилось официальное заявление Горбачева в связи с подписанием Соглашения о создании СНГ. Вновь читаю его и поражаюсь отсутствию


{1} Брутенц К. Н. Тридцать лет на Старой площади. М., 1998. С. 182-183.

{2} Общая газета. 2000. 20-26 апреля.

{3} См.: Исаков В. Госпереворот. Парламентские дневники. 1992-1993. Екатеринбург, 1997.

[ 69]

элементарного политического чутья у человека, столько лет возглавлявшего Великую Державу. "Это Соглашение, - отмечает Горбачев, - имеет позитивные моменты". Смотрите, нашел "позитивные моменты" в документе, который хоронил Советский Союз! Какие же? Оказывается, "в документе подчеркивается необходимость создания единого экономического пространства, выражается готовность к сотрудничеству в области науки, образования, культуры" и т. п. чепуха, которую мне просто стыдно перечислять. В заявлении делается главный вывод, который в соответствии с Конституцией СССР должен был лечь в основу всей дальнейшей работы президента СССР, но не лег: "Соглашение прямо объявляет о прекращении существования Союза ССР".

Статья 127 Конституции СССР однозначно фиксировала, что президент СССР выступает гарантом соблюдения прав и свобод советских граждан, Конституции и законов СССР; принимает необходимые меры по охране суверенитета Союза ССР и союзных республик, безопасности и территориальной целостности страны, по реализации принципов национально-государственного устройства СССР; объявляет в интересах защиты СССР и безопасности его граждан военное положение в отдельных местностях; вводит чрезвычайное положение с незамедлительным внесением принятого решения на утверждение Верховного Совета СССР.

Драматический ход событий после августа 1991 г. - это "личный поединок двух людей, жертвой которого стала расколотая, как орех, страна"{1}. И далее: "Выдвинутый Августом на передний край Ельцин должен был либо вернуться в шеренгу остальных глав республик, признав лидерство Горбачева, либо бросить ему вызов. И Ельцин этот вызов бросил - без лишних объяснений не подписал проект Союзного договора. О дальнейшей судьбе Союза позаботилась российская "передовая группа" в составе Г. Бурбулиса и С. Шахрая", подготовившая встречу с Шушкевичем в Беловежской Пуще Ельцина и Кравчука, который после украинского референдума, одобрившего "незалежность", отказался подписать Союзный договор, планируя последующие шаги, общее название которым - измена.

Мне хорошо помнятся декабрьские дни 1991 г., когда вернувшиеся из Белоруссии Бурбулис, Шахрай, Гайдар наперебой рассказывали, кто из них был автором документа о прекращении существования СССР, кто из них внес самую большую лепту в этот процесс. Шахрай рассказывал, что Ельцин летел в Минск якобы только для подписания двухсторонних договоров между Россией и Белоруссией. Но Шушкевич предложил также пригласить Л. Кравчука и подписать трехстороннее коммюнике. И что якобы он, Шахрай, предложил и подготовил все формулировки о распаде и прекращении существования СССР.

Попутно отмечу, что отсутствие в Беловежской Пуще Назарбаева, других представителей национальных республик носило откровенно оскорбительный характер: налицо было явное противопоставление славянского мира миру мусульманскому. Я родился, жил до 1990 г. в Татарской Республике и не понаслышке знаю, насколько тонкой материей является в России национальный вопрос и насколько чутко к нему необходимо относиться, выверяя шаги и политические решения. Мне хорошо известно, что Назарбаев очень активно занимался проектом Союзного договора и считал, что необходимо усилить Союзный Центр. Твердая позиция Назарбаева в отношении Союзного договора, на мой взгляд, и послужила причиной его отсутствия в Белоруссии.


{1} Грачев А. Горбачев. С. 388.

[ 70]

Примерно в том же духе рассказывал о своей роли Бурбулис. Он откровенно говорил: день беловежского сговора "был самый счастливый день в моей жизни. Ведь над нами теперь никого больше не было". Таково кредо дорвавшегося до власти провинциального преподавателя средней руки{1}.

Пройдет несколько лет, и "авторы" Беловежского соглашения будут стыдливо прятать глаза и стараться всеми силами преуменьшать свою роль в развале СССР, убеждать, что они чуть ли не спасли страну от гражданской войны, будут доказывать, что СССР якобы распался задолго до Беловежья. Шахрай скажет, что "мы, как врачи, только зафиксировали факт смерти СССР", правда, не преминет подчеркнуть, что текст Беловежского соглашения писал Гайдар.

Бурбулис, понимая, какая трагедия случилась с народами бывших республик, входивших в Союз, вынужден будет заявить: "Это трагедия человека, Родина которого перестала существовать". К сожалению, позднее и безнаказанное признание.

Заканчивая повествование о беловежском сговоре, хотелось бы привести еще один факт. В октябре 1992 г. я возглавлял делегацию Верховного Совета на праздновании Дня независимости Турции. Руководители делегаций приглашались с женами. В эти дни мы с женой Инной Ефимовной познакомились с Шушкевичем и его новой, молодой супругой Ирой. Фактически все свободное время мы проводили вместе. У меня состоялось много откровенных бесед Шушкевичем. Конечно же все они в той или иной мере касались событий в Беловежской Пуще. Он рассказывал мне, что первоначально встреча с Ельциным в Белоруссии должна была закончиться просто охотой. Однако Шахрай, Гайдар, Козырев и особенно Бурбулис постоянно "поджучивали" Ельцина подготовить в пику Горбачеву свой вариант договора, в котором должны быть ключевые слова о том, что "Советский Союз как геополитическая реальность прекращает свое существование". До сих пор у меня звучат слова Шушкевича: "Все решилось на основе хорошей вечерней бани".

К сожалению, концепция, что СССР распался объективно якобы как нежизнеспособная система, продолжает иметь место в умах некоторых "теоретиков". Эти "теоретики новой волны", не удосужившись освоить теорию общественного развития, продолжают пытаться убедить народы (и особенно русский народ. - Ю. В.), разобщенные семьи, беженцев и вынужденных переселенцев в том, что произошедшее в Беловежской Пуще - это лишь юридическая констатация свершившегося факта{2}.

То, что причины распада СССР и ликвидации КПСС нельзя сводить преимущественно к личным порокам и ошибкам Горбачева, Ельцина, у меня не вызывает сомнения. Причины трагической гибели советской цивилизации гораздо глубже и обширнее. Они носят экономический, социальный, политический и общекультурный


{1} Напрасно идеологи Беловежья думают, что у народа короткая память. В 1999 г. губернатор Новгородской области Михаил Прусак предложил своему "учителю" Бурбулису избраться в Госдуму от области, гарантируя полную поддержку и победу на выборах. Когда избиратели проголосовали против, глава области летом 2000 г. назначил своего протеже заместителем по связям с Федеральным Собранием. В начале ноября того же года губернатор выдвинул кандидатуру Бурбулиса на пост представителя исполнительной власти Новгородской области в Совете Федерации. Депутаты облдумы напомнили бывшему госсекретарю, что он был главным идеологом развала СССР, а также запятнал себя и в октябре 1993 г. Однако губернатору удалось продавить кандидатуру Бурбулиса. Совет Федерации, обсуждая этот вопрос, дважды "прокатывал" его кандидатуру. И лишь уговоры тогдашнего спикера верхней палаты Е. Строева обеспечили утверждение кандидатуры Бурбулиса "сенатором".

{2} См.: Куликов А. Тяжелые звезды. М., 2002. С. 391.

[ 71]

характер. Если сделать определенное обобщение, то к ним можно было бы отнести:

1. Буржуазное перерождение партийно-советской номенклатуры, включая руководство армии и флота, КГБ, МВД, ВЦСПС, ВЛКСМ, а также высшего слоя научно-технической и творческой интеллигенции - благодаря различным привилегиям, взяточничеству и коррупции (особенно со времен Хрущева и Брежнева).

2. Формирование "теневой экономики" и лишь показная борьба с ней. Ее легализация через создание кооперативов на (и за счет) государственных предприятиях, создание СП (совместных предприятий с зарубежными фирмами), ставших мощными "насосами" по перекачке материальных и финансовых ресурсов за рубеж, быстро обескровивших советскую промышленность и банковскую систему.

3. Идеологическое и философское невежество партийного и советского руководства всех уровней, включая ЦК КПСС и Политбюро ЦК КПСС. Извращение теории марксизма, превращение ее в догму, близкую по форме религиозным догматам (например, низведение научного коммунизма до уровня политической мифологии). Перенос этого догматического "марксизма-ленинизма" в систему начального, среднего и высшего образования, что неизбежно вызывало отторжение у молодежи, как когда-то (в царской России) преподавание Закона Божьего.

Это далеко не полный перечень причин, приведших советское общество и КПСС к застою, политическому и экономическому кризису, нравственному разложению, интеллектуальной деградации до стадии дебилизации, а затем и к краху. А личности типа Горбачева, Ельцина, А. Н. Яковлева, Бурбулиса, Шахрая, Шеварднадзе, Шушкевича, Кравчука лишь "оседлали" эти процессы и придали им "индивидуальную физиогномию".

Поистине российский капитализм есть антисоветская власть плюс дебилизация всей страны. И невежественная партийная номенклатура была инициатором и этого капитализма, и этой дебилизации народов бывшего СССР. Только законченные дебилы могли предать достижение мировой цивилизации - социализм в СССР, его идеологическую основу - марксизм-ленинизм, променяв их на компрадорский капитализм и лживые "общечеловеческие ценности" американского типа.

И все равно я склонен считать, что строительство социализма в СССР, странах Восточной Европы и его поражение предопределило ход мировой истории на многие годы вперед. 70-летний опыт социализма в СССР не прошел даром. Его влияние в мире ощущается и будет нарастать. Тенденция эволюции человечества в направлении социалистического будущего в мире сохранилась и находит свое проявление в формировании процессов глобализации. И эта тенденция будет усиливаться.

Но вернемся к событиям 1991 г. Боялись ли беловежские авантюристы, что Горбачев может, что называется, взбрыкнуть? Боялись. Гайдар надеялся, что Горбачев не сумеет использовать силу - сдвинуть с места военных, которых за последние годы многократно "подставляли", было нелегко. Да и авторитет Горбачева у военных был призрачным. Как рассказывал мне Шушкевич, на всякий случай был подготовлен вертолет, чтобы улететь в Польшу, искать поддержку на Западе. Однако Кравчук неустанно повторял: "Горбачев к силовым методам не обратится". Эта боязнь ареста была продиктована лишь заботой о собственных шкурах, а не о судьбе великой державы. И действительно, ни одним из своих полномочий, предусмотренных Конституцией СССР, президент Советского Союза Горбачев не воспользовался. Зато все видели по телевидению его невнятный лепет, робкие призывы одуматься и еще что-то неуклюжее. То, что мямлил Горбачев про Беловежское соглашение,

[ 72]

разоружило морально даже тех, кто готов был выступить на защиту СССР. Более того, у определенной части общества даже появилась надежда, что с избавлением от некомпетентного Горбачева наконец-то можно будет перейти от слов к делу, прекратить стремительное скатывание страны к экономическому и политическому краху.

Вот что позднее рассказывал бывший в то время вице-президентом Российской Федерации Руцкой. Услышав из средств массовой информации о Беловежском соглашении, прекращении существования СССР, он тут же созвонился с Горбачевым и встретился с ним. Руцкой пытался убедить Горбачева, что это преступление, государственный переворот, необходимо проявить решительность и, используя закон и власть, "арестовать эту пьяную троицу". Но... Горбачев убеждал, что все не так страшно, положение дел можно спасти.

На этом, к сожалению, серия государственных переворотов не закончилась. В январе 1992 г. правительство Ельцина, руководимое его тогдашним первым заместителем Гайдаром, "отпустило" цены. В одну ночь подавляющая часть россиян из более или менее состоятельных граждан превратилась в неимущих. Эта экономическая катастрофа, названная "шоковой терапией", по своему масштабу равна государственному перевороту.

Сентябрь - октябрь 1993 г. Ельцин последовательно, шаг за шагом, шел к осуществлению и осуществил кровавый антиконституционный, антисоветский переворот, издав Указ № 1400 о роспуске Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ, о приостановлении деятельности Конституционного суда и многих партий и общественно-политических движений патриотической направленности.

В результате этих трех государственных переворотов Ельцина и "демократов" более чем вдвое уменьшился потенциал российской экономики, наступил полный развал в социальной сфере, разгорелась и усилилась межнациональная борьба, переходившая неоднократно (как в Чечне) в настоящую войну.

Сегодня, когда улеглись былые страсти, развеялся "романтический угар", интересно отношение к тем событиям многих ее участников. После оправдательного приговора генералу армии Валентину Варенникову (единственному из арестованных по делу о ГКЧП, кто не согласился с амнистией в 1994 г.) власть оказалась в глупом положении. Она сама разоблачила миф о героической борьбе "демократов" в августе 1991-го против злобных "консерваторов" - "путчистов", против военного переворота и т. п. По прошествии времени и принимая во внимание итоги "дела" Варенникова, рядовой россиянин может сделать лишь один вывод: гэкачеписты видели, что произойдет со страной и в какую бездну ее тащат псевдодемократы. Каждый россиянин прелести этой "демократии" ощутил на себе. Не менее важно и другое: раз оправдали Варенникова, значит, оправданы, а не амнистированы и все члены ГКЧП!

Небольшое отступление. 19 августа 1994 г. в Москве состоялась конференция, посвященная событиям августа 1991 г. Присутствовавшие и выступившие на ней "демократы" высказали угрозы судьям Военной коллегии Верховного суда РФ, вынесшим оправдательный приговор Варенникову. Участвовавший в работе конференции руководитель администрации Ельцина "демократ" первой волны С. Филатов, он же в тот период сопредседатель Совета по кадровой политике при Президенте РФ, ничего лучшего не мог придумать, как заверить присутствовавших, что Федеральному Собранию не будут представлены для утверждения в должностях члены Военной коллегии, вынесшие активному члену ГКЧП оправдательный

[ 73]

приговор. Другими словами, Филатов, причислив себя к лику "святых демократов", счел возможным решать за президента кого представлять, а кого нет на должность судей Верховного суда, не понимая, что подобным заявлением он дискредитирует саму идею правового государства, подрывает принцип разделения властей{1}.

Руководители ГКЧП были гуманнее, если сравнить их действия с действиями Ельцина и его "демократического окружения", устроивших кровавую бойню в октябре 1993 г. Наконец, они были просто порядочнее - не смолчали, не прогнулись, а выступили с протестом. Хотя могли бы легко встроиться в "катастройку" и, используя свои служебные права, создать "под себя" коммерческие структуры и набивать карманы, что сейчас и делают иные из бывших коллег по союзному руководству.

В 1994 г. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провел анкетирование 1600 респондентов. Опрос показал, что 53 % опрошенных считали, что в 1991 г. был подавлен путч, 38 % назвали действия ГКЧП трагическим событием, имевшим гибельные последствия для страны и народа. В ходе аналогичного анкетирования через пять лет лишь 9 % россиян считают подавление ГКЧП победой "демократической революции", покончившей с властью КПСС; 40 % опрошенных считают события тех дней просто эпизодом борьбы за власть в высшем руководстве страны. Затруднились квалифицировать события августа 1991 г. 13 % участников анкетирования и в том, и в другом опросе{2}.

И вот наступил август 2001 г. - Десятая годовщина событий 91-го. На митинг у горбатого мостика возле Белого дома собрались 150-200 человек, половину из которых составляли милиционеры и журналисты. Люди, стекавшиеся со всех сторон небольшими группками, шли с потухшими взглядами, неловкими филатовскими полуулыбками. Они собрались, "чтобы понять, что мы сотворили". Митинг "защитников демократии и свободы" больше напоминал не праздник победителей, а акцию протеста побежденных. "Как же бедно одеты люди, которые приходят к Белому дому 19 августа 2001 г. А вокруг проплывают иномарки, "мерседесы", - грустно сказал один из бывших защитников демократии в России.

Среди собравшихся из представителей власти одиноко бродили Сергей Станкевич - бывший народный депутат СССР, ныне член "Союза правых сил"; Сергей Юшенков - бывший народный депутат РСФСР, ныне депутат Госдумы; Александр Починок - бывший народный депутат РСФСР, теперь министр труда. Как объяснил один из присутствующих, остальные не смогли бросить детей и дачи, сидят в Думе и других властных структурах. А главное - власть перестала лелеять бывших деморосов.

Наконец, приведем последние данные социологического опроса, проведенного в 2002 г. ВЦИОМом. Доля россиян, считающих, что в 1991 г. руководители ГКЧП спасали Родину, великий СССР, только за последний год возросла в полтора раза - с 14 до 21 %. В полтора же раза (с 24 до 17 %) снизилась доля тех, кто считал, что 19-21 августа 1991 г. были правы противники ГКЧП{3}. Россияне постепенно прозревают, все больше понимают, какой страны они лишились и какую "демократию" приобрели.


{1} См.: Илюхин В. Спасти Россию. М., 1995. С. 82.

{2} См.: Сегодня. 1999. 19 августа. {3} См.: Известия. 2002. 20 августа.

[ 74]

За всеми действиями Ельцина и его окружения, за спиной предателей Горбачева, Яковлева, Шеварднадзе по развалу СССР стояли мощные силы, находившиеся за рубежом. Об этом прямо и откровенно заявил тогдашний президент США Джордж Буш: "Одержана величайшая победа над СССР, причем руками его внутренней оппозиции" (выделено мной. - Ю. В.). Теперь всем стало очевидно, что Запад действовал в России руками "агентов влияния". Так что если и следует искать виновных в развале СССР, то вопрос об ответственности надо ставить шире, чем он ставился в 91-м и позже. Только тогда действительно появится шанс найти не просто "стрелочника", случайно переведшего состав по имени "СССР - Россия" с одного пути на другой, а подлинных виновников нашей российской трагедии.

В литературе последних лет вопрос об "иностранной режиссуре" всего "перестроечного" этапа и развала СССР освещается весьма противоречиво. Эта режиссура либо чрезмерно переоценивается, либо, в недопустимом противоречии с фактами, недооценивается. Истина, на мой взгляд, заключается в следующем: режиссура была, но как следствие предательства, продажности, глупости и бездарности руководства, допустившего и принявшего эту режиссуру.

Вспомните три условия Буша: демократия, рынок, федерация. Несомненны как многолетние усилия США, направленные на победоносное завершение третьей мировой ("холодной") войны, так и грубейшие просчеты и ошибки со стороны советских руководителей, и прежде всего Горбачева.

Уместно в этой связи обратиться к уже цитированному фундаментальному труду Киссинджера "Дипломатия", над которым, судя по предисловию автора и посвящению своей книги сотрудникам внешнеполитического ведомства Соединенных Штатов, работали сотни, если не тысячи людей, планировавшие и осуществлявшие стратегию "холодной войны". Как признался Киссинджер, цитируя документ Совета по вопросам национальной безопасности № 68 от 14 апреля 1950 г., "целью "холодной войны" является обращение оппонента в истинную веру: "Способствовать фундаментальным переменам в характере советской системы", определявшимся как "принятие Советским Союзом конкретных и четко определенных международных условий, при наличии которых могут расцвести свободные установления и благодаря которым народы России получат новый шанс определить свою собственную судьбу"{1} (курсив мой. -Ю. В.).

"Свободные установления" расцвели после того, как появилась возможность "дожать" советских лидеров в лице Горбачева и Шеварднадзе. Об этом красноречиво и абсолютно точно говорит другой дипломат того времени, тогда уже отстраненный от дипломатического диалога с США - А. Добрынин{2}. Он недвусмысленно подчеркивает роковую роль Горбачева и Шеварднадзе в уступках американской дипломатии по вопросам разоружения и объединения Германии, что ускорило формирование "критической массы", приведшей к распаду Организации Варшавского договора.

Еще интенсивнее "свободные установления" проявились после вступления России в МВФ. Так что очень большая доля истины есть в том, что "не Америка на деле выиграла "холодную войну", а Советский Союз ее проиграл и четыре десятилетия напряженных усилий оказались потрачены зря, поскольку все сработало бы так же хорошо - а может быть, даже лучше, - если бы Америка оставила Советский Союз


{1} Киссинджер Г. Дипломатия. С. 416.

{2} См.: Общая газета. 2001. 1-7 ноября.

[ 75]

в покое"{1}. "Победа в "холодной войне" ... стала результатом наложения друг на друга сорока лет американских двухпартийных усилий и семидесяти лет коммунистического окостенения"{2} (курсив мой. - Ю. В.). Конечно, провалы во внутренней политике, медлительность в осуществлении назревших мер, называемая здесь окостенением, были. Безусловно, они ослабляли советскую систему. Это нельзя не признавать. Однако систему даже после пяти лет горбачевской перестройки можно было укрепить, причем очень надежно. А что не прошли бесследно сорок лет американских двухпартийных усилий и затраченные триллионы долларов, образовавшие государственный долг США, - в этом персональная вина Горбачева, граничащая с государственным преступлением XX в. Собственно, этим он знаменит и почитаем в стане наших недругов. С ними он "поработал" вместе. И собирается делиться опытом после того, как наберет "обороты" "политический Давос" - Форум мировой политики, на котором будут предаваться салонной демагогии действующие и бывшие руководители государств в духе идей глобализации. Горбачев намерен подсказать там своим коллегам, что можно сломать сопротивление антиглобалистов, если хоть что-нибудь бросить им со стола "золотого миллиарда".

Как видно, причины событий начала 90-х гг. находятся и там, на Западе, и здесь, у нас, в нашей стране. Многие сегодня подчеркивают, что результатом "двусторонних" усилий стала встреча на Мальте американского и советского руководителей. Нам неизвестны документы этой встречи. Однако, по мнению А. Н. Громыко, "на Мальте Горбачев проиграл по всем статьям". На мой взгляд, именно на Мальте были заложены основы соглашения о развале СССР, одобрена концепция будущего Беловежского соглашения, подведена идеологическая база грядущего ослабления Российской государственности и государства. Добрынин высказал твердое убеждение в том, что "у Советского Союза был шанс закончить "холодную войну", не утрачивая завоеваний, накопленных советской дипломатией при Громыко, то есть на равных с Западом".

А. А. Громыко-старший, рекомендовавший Горбачева на должность Генерального секретаря ЦК КПСС, видимо, и мысли не допускал, что достижения Советского Союза в международной политике, особенно в области сдерживания агрессивных устремлений империалистических держав во главе с США, с очень большим трудом приобретенные за десятилетия интенсивной работы, будут так бездарно сведены к нулю. А это, как теперь видно всем, имело далеко идущие последствия. Сегодня США проводят экзекуторские операции в разных регионах мира, оперируя то сомнительной информацией об опасности, исходящей якобы от Сербии, то сведениями о деятельности и размещении центров международного терроризма и непосредственной причастности Усамы бен Ладена к террористическим актам 11 сентября 2001 г. в США, то убеждая мир в необходимости вторжения в Ирак для уничтожения арсеналов "сверхоружия" Саддама Хусейна - с испытанием там своего суперсовременного электронного оружия, не считаясь ни с кем и ни с чем. Стратегические позиции Советского Союза до Горбачева подобное исключали в принципе. Теперь же почти исключена запретительная роль "вето" таких государств, как Россия, по решениям, принимаемым в Совете Безопасности ООН. А отстранение КП РФ от власти лишает ее серьезной оппонирующей роли относительно действий


{1} Киссинджер Г. Дипломатия. С. 728.

{2} Там же. С. 731.

[ 76]

российского руководства, принявшего спорное решение насчет агрессивных устремлений США, прикрываемых демагогией о борьбе с международным терроризмом. В результате на карту поставлена судьба России и стран СНГ. И подобное будет до тех пор, пока во главе государства не станет ответственный представитель подлинно народной партии.

Строительство новых партий в России не подчинено борьбе за интересы большинства ее народов и способно привести к власти сплав бюрократии и криминалитета, как это уже происходит в ряде регионов России, например в Приморье.

А "свободные установления" со стороны США продолжаются и сегодня, но уже не в дипломатической, а в очень наглой форме хозяев МВФ, перед которым Россия, постоянно унижаясь, выпрашивает деньги на "системную трансформацию", на "создание "финансовых институтов", на поддержку различных аналитических "центров", функционирующих в форме некоммерческих организаций типа фондов и "пропускающих" через себя значительные долларовые потоки. Иногда - и неофициальные, когда невозможно установить донора. Об этом красноречивее всего говорит история с наполненной долларами чубайсовской коробкой из-под ксерокса. Если ни у кого эти деньги не пропали, то естественен вопрос - откуда взялись? Часть ответа на этот вопрос содержится в статье госпожи М. Олбрайт{1}. "Мы способствовали развитию независимых российских средств массовой информации, к числу которых в настоящее время относятся более 300 региональных телекомпаний. Мы помогали независимым профсоюзам в их стремлении утвердить свои законные права. Кроме того, Агентство международного развития США напрямую сотрудничало с более чем 15 процентами из 65 тысяч неправительственных организаций, которые начали действовать в России в этом десятилетии" (курсив мой. - Ю. В.). Эта госпожа еще недавно по-хозяйски посещала Россию, заявляла о намерении сформировать у нас "инфраструктуру честных и справедливых выборов", включая президентские. По ее мнению, "малые перемены способны переломить ситуацию в целом, когда дело является справедливым, а момент - подходящим". Подходящие моменты в США не упускали. Эти "моменты" обусловливались и составом нашего высшего руководства, и его окружением, о котором особенно яркое представление дает почти тысячестраничный фолиант "Эпоха Ельцина".

Вспоминается в этой связи роль бывшего министра иностранных дел России Козырева. Уже на второй день начала работы ГКЧП - 20 августа 1991 г. - он, напомним, полетел в Париж, чтобы "мобилизовать Запад на поддержку российского руководства". Но главное, как выяснилось позднее, было не в этом. А. Козырев сам признался об истинной цели своей поездки - получение инструкций: "Западные посольства в Москве, по существу, перешли в режим работы на нее. Мы через них получали и передавали информацию"{2}.

Совсем неудивительно, что после подписания Беловежского соглашения первому, кому позвонил Ельцин, был американский президент Дж. Буш. В своих воспоминаниях Буш отметил, что Ельцин позвонил ему прямо из охотничьего домика и заявил: "Горбачев еще не знает этих результатов... Уважаемый Джордж - это чрезвычайно, чрезвычайно важно. Учитывая уже сложившуюся между нами традицию, я не мог подождать даже десяти минут, чтобы не позвонить Вам". Устами Президента России


{1} См.: Российская газета. 1999. 21 сентября.

{2} Демократическая Россия. 1991. 23 августа - 4 сентября.

[ 77]

"заговорщики отрапортовали своему боссу о том, что дело сделано. Патронаж из-за океана дает знать о себе и доныне: наши руководители высшего ранга приучены докладывать "наверх". Во время визита в США в ноябре 2001 г. Президент России ничтоже сумняшеся, забыв о том, кого представляет, скажет по поводу вступления России в НАТО: в отношениях с НАТО Россия готова идти "так далеко, как готов идти альянс"{1}.

Лиц, которые долго находились "во власти" и приобрели опыт заискивания перед патронами, лиц, которые благодаря приватизации денежных потоков живут теперь в "ином измерении" и пошли по пути охаивания и очернительства всего и вся в собственной стране, не перечесть. Как тут не вспомнить циничное, пронизанное ненавистью к России и ко всему русскому выступление в печати одного из черномырдинских вице-премьеров - А. Коха? Говоря о русском народе, этот "младореформатор" издевался: "Они так собой любуются, что до сих пор восхищаются своим балетом и своей классической литературой XIX века, что они уже не в состоянии ничего нового сделать... Многострадальный народ страдает по собственной вине. Их никто не оккупировал, их никто не покорял, их никто не загонял в тюрьмы. Они сами на себя стучали, сами сажали себя в тюрьмы... Как ни суди, это обанкротившаяся страна..." Стыдно повторить, но эти слова произнесены в интервью одним из бывших заместителей председателя правительства Российской Федерации. Для таких Россия - "эта страна".

Миссионеры США в России имели благодатнейшие условия для воистину "свободных установлений". Они и сейчас придерживаются позиции Киссинджера: "Новое российское руководство вправе рассчитывать на понимание трудности преодоления последствий семидесятилетнего негодного коммунистического правления. Но оно не вправе рассчитывать, что ему позволят прибрать к рукам сферу влияния, созданную за триста лет царями и комиссарами вокруг обширных границ России. Если Россия хочет стать серьезным партнером в строительстве нового мирового порядка, она должна быть готова к дисциплинирующим требованиям по сохранению стабильности, а также к получению выгод от их соблюдения"{2} (курсив мой. - Ю. В.). Сказано очень внятно. И наши руководители уже спешат "получать выгоды". Реакция нынешнего Президента России на "дисциплинарные требования" вполне адекватная. К сожалению, полицейская роль США в мире подтверждается событиями в Югославии, Чечне, Афганистане. США все активнее перетягивают Россию на свою сторону, понимая, что вести войну у ее границ, конфликтуя с ней, нельзя. Одновременно ослабляют Россию, втягивая в НАТО наших бывших союзников в Восточной Европе, и страны Балтии. И Россия должна будет сделать вид, что ей тоже место там. С НАТО она конструктивно сотрудничает. А "прибирать к рукам" остается нормой внешней политики США. Выгоды от соблюдения условий диктата также очевидны - это кость, бросаемая от случая к случаю в виде временного повышения мировых цен на нефть. Нашим политикам, рвущимся в НАТО, стоило бы ознакомиться с названным выше произведением Киссинджера, доныне стоящего у карты мира и строящего планы расширения НАТО на Восток, несмотря на давнюю отставку. Он искренне думает, что территория между Россией и Германией объективно должна быть под контролем и Европейского, и Атлантического союзов. "Без Америки, - пишет он, - Великобритания и Франция


{1} Известия. 2001. 16 ноября.

{2} Киссинджер Г. Дипломатия. С. 746.

[ 78]

не смогут поддерживать политическое равновесие в Центральной Европе; Германию начнет искушать национализм; России будет не хватать собеседника глобального масштаба. А в отрыве от Европы Америка может превратиться не только психологически, но и географически и геополитически в остров у берегов Евразии"{1}.

В связи с этим хотелось бы подчеркнуть следующее. Всем, кто участвовал и участвует в переделе Европы в пользу НАТО, окрепшая и вышедшая из смуты Россия XXI в. благодарна не будет. Не будут благодарны и другие страны, если последствия выпуска по 112 югославским объектам, расположенным в Косово, 31 тыс. американских снарядов с урановым наполнителем дадут о себе знать массовой медленной гибелью европейцев.

Нас в этой связи не должно удивлять, что в респектабельной Швейцарии зимой, в Швеции весной, а в итальянской Генуе летом 2001 г. были приняты беспрецедентные меры безопасности в связи с проведением Всемирного экономического форума как института "глобализации", реализующего идеи мондиализма. В Европе уже понимают, что такое "глобализация". Это новая вывеска для неоколониализма и борьбы за передел мира. Однако в России глобалистов осенью того же года приветствовал сам президент, жаждущий закордонных инвестиций. Глобализация дорого обойдется народам мира. Наших политиков и обманывать не надо было словом с "интернациональным" подтекстом. По Пушкину, они были рады обманываться сами в обмен на подачки МВФ. Нельзя не видеть, что фактом являются долговременные противоречия между США и натовской Европой. Введение в Европе новой денежной единицы евро является реакцией на засилье доллара и чревато сильным ослаблением его позиций. Затягиванию этого процесса способствовали "миротворческие" операции в Косово. Введение евро, кстати, затрагивает и интересы России, долги которой перед государствами Западной Европы номинированы не в долларах, а в валютах стран-кредиторов, и будут проблемы уплаты процентов по этим долгам. Но главное в другом: при усилении евро неизбежно будет ослабевать и НАТО, так что США действительно могут оказаться островом у берегов Евразии.

В Европе с пониманием могут отнестись к независимой политике России. Ни в Европе, ни в США не знают и знать не могут реальных возможностей России после того, как она сосредоточится. Многие уже сегодня нервничают в связи с информацией о теневом секторе экономики России, считая, что она не переставала быть страной загадочной, способной на сюрпризы. Многих беспокоит то, как бы не перекрыла Россия газовые и нефтяные краны, когда ее собственное производство заработает на всю мощь. В самом деле, старомодные европейские примусы без русского керосина - все равно что печка без дров. С этим придется считаться, несмотря на глобальное потепление климата.

Политикам России не следует забывать американскую теорию "баланса сил" и четко ориентироваться в том, где и как мы оказываемся в фарватере этой жесткой и циничной политики. Не следует потакать "дирижерам", у которых, вопреки ограблению всего мира, своих проблем не перечесть, в том числе и сугубо "демократических", о чем свидетельствует ход кампании по выборам президента США в ноябре 2000 г. и освещение террористической операции 11 сентября 2001 г. в прессе ряда стран, в которой сквозит идея ее "американских корней".


{1} Киссинджер Г. Дипломатия. С. 749.

[ 79]

Россия, получив урок "дружбы президентов", должна вернуться к идее общности интересов сограждан, всех трудящихся. Требуется бдительность. Плоды совместных усилий Ельцина, Горбачева и их заграничных "друзей" так горьки, что без переосмысления "перестройки", "реформ" ельцинизма и "постельцинизма" не обойтись. Это переосмысление будет тем результативнее, чем полнее будет представлена роль горе-реформаторов в новейшей истории России. Пока она раскрыта неполно. Этим и объясняется, видимо, тот факт, что Горбачев и сегодня пытается политиканствовать, не упуская случая напомнить, что в международном реестре есть звезда "Михаил Горбачев"{1} - в честь того факта, что "в сентябре - декабре (1991 г. - Ю. В.) у нас произошел антиконституционный переворот, имеющий своей целью замену одного общественного строя другим"{2}. И в этом нужно отдать себе ясный отчет, господин Горбачев. "Августовский путч" был спровоцирован и стал подсобным средством осуществления плана по уничтожению СССР, составленного задолго до гэкачепистов"{3}.


{1} Горбачев М. Я хотел бы поверить в жизнь после смерти // Общая газета. 2001. 1-7 ноября.

{2} Толстой Ю. Исповедь на незаданную тему. СПб., 1993. С. 159.

{3} Янов А. Тень Грозного царя. Загадки русской истории. М., 1997. С. 207.

 

 

[ 80]

 

 

ПИКИРУЮЩАЯ ЭКОНОМИКА

 

Вынесенная в название книги метафора - "Стреноженная Россия" - точно отражает суть происходящего в стране. Гоголевская метафора - "Русь-тройка", ставшая заставкой второго российского телеканала, явно не подходит - стреноживание и, как следствие, отставание наблюдаются по всем позициям. Нет и тройки, от нее осталась голодная, заезженная кляча, на ногах которой путы. Представим, что стреноженная лошадь оставлена не на лугу, а на городском пустыре, где нет ни родниковой воды, ни сочной травы. Экономика России напоминает такую лошадь, обреченную спотыкаться и терять силы...

Об основах ельцинизма. Размышления о причинах происходящего ныне в стране невольно приводят к историческим аналогиям. Всегда было так, что деструктивные процессы в экономике обусловливали крутые повороты в социально-политических процессах. Невольно в памяти всплывают разрозненные, относящиеся к разным историческим периодам факты, подтверждающие незыблемую истинность основных положений исторического материализма. Исторический процесс определяют взаимосвязи, взаимная обусловленность изменений в экономике и политике при преобладающей роли первых.

Изучая историю, мы видим, что ошибки и просчеты в экономике, игнорирование объективных закономерностей ее развития, как правило, приводили к обострению социально-классовых и политических противоречий, которые разрешались либо приходом к власти прогрессивных сил, либо захватом ее еще более реакционными социальными группами, способными лишь усугубить ситуацию. Тогда неизбежен авантюризм в политике и продолжение игнорирования объективной логики развития экономики. Чтобы избежать ответственности за содеянное, авантюристы идут на любые ухищрения для сокрытия следов своих преступлений. Нарастающие трудности в экономике еще более осложняют социально-психологическую атмосферу в обществе. Наше - не исключение. Не имея средств убеждения в правильности своей политики, "демократическая" власть использует жесткие методы принуждения. Все это неизбежно ведет к краху. Общество, безусловно, получает урок, но очень высокой ценой.

Как писал Ф. Энгельс в письме к Конраду Шмидту, "обратное действие государственной власти на экономическое развитие может быть троякого рода. Она может действовать в том же направлении - тогда развитие идет быстрее; она может действовать против экономического развития - тогда в настоящее время у каждого крупного народа она терпит крах через известный промежуток времени; или она может ставить экономическому развитию в определенных направлениях преграды и толкать его в других направлениях. Этот случай сводится в конце концов к одному из предыдущих. Однако ясно, что во втором и третьем случаях политическая власть может причинить экономическому развитию величайший вред и может вызвать растрату сил и материала в массовом количестве.

Кроме того, имеется еще случай завоевания и грубого уничтожения экономических ресурсов, вследствие чего прежде при известных обстоятельствах бесследно гибли все результаты экономического развития целой местности или нации"{1}.

Это положение - ключ к политэкономической сути ельцинизма.


{1} Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 37. С. 417.

[ 81]

Использование отмеченных Энгельсом способов воздействия власти на экономику известно из истории человечества на всех этапах его развития. Не первый раз воздействие власти в различных вариациях испытывает экономика и современной России. Новоявленные российские "реформаторы" хотя и сдавали кандидатский минимум по философии, но не усвоили важных положений исторического материализма. Из истории же они поняли одно - если социально-экономическая ситуация становится сложной и даже тяжелой, то можно обмануть... народ. Убедившись, что законы истории обмануть невозможно, "демократы-реформаторы" и начали обманывать народ. Поскольку хозяйство все более погружалось в кризис (а это было фактом уже к периоду заката горбачевской перестройки), то они стали обещать в течение одного-двух лет изменить ситуацию к лучшему, хотя не имели для этого ни необходимых знаний, ни политической воли, ни государственного ума, ни желания. Однако очень скоро наступление благополучия они стали отодвигать на более поздние сроки. Первоочередные же планы включали захват общенародного достояния, его разграбление и распродажу, собственное обогащение, создание слоя защитников, эпигонов и проводников антинародного курса, который они называли "средним классом". Л. Шебаршин верно заметил: перестройщики "клялись, что строят новое государство. Как-то вышло, что построили только личные дачи".

"Политическая экономия ельцинизма" - деструктивный политико-экономический курс, концепция которого сочетает авантюризм в политике и стихийный, обывательский субъективный идеализм в теории. Как ни странно, для обоснования и проведения этого курса нашлись люди, которые раньше считались экономистами и обществоведами: Е. Гайдар, А. Собчак, П. Бунич, Г. Бурбулис, С. Шахрай, А. Н. Яковлев...

Если экономика не ориентирована на интересы трудящегося большинства, то ее функционирование - пусть в убогой и противоестественной форме - подчиняют интересам меньшинства. Так было всегда - неразвитость производства, дефицит различных благ и услуг диктовали грабительскую форму их распределения (то есть эксплуатации). Псевдореформаторы, чтобы завладеть материальными ценностями и финансовыми потоками государства, затеяли антинародную приватизацию, разрушили всю систему управления в экономике. Сохранению своих господствующих позиций они подчинили все институты государства.

Благодаря превращению колониальной политики в политику глобализации появляется возможность запускать в ход изощренные технологии обмана, прикрываемые декларациями об общечеловеческих ценностях и свободах, демократии и правах человека. Посредством массированных атак СМИ даже высокообразованное общество, не подозревающее о тайных планах любителей территориального и экономического передела мира, может быть обманутым. Тем более что международный капитал делает ставку на политических фигурантов (так называемых "агентов влияния"), которым граждане той или иной страны в какой-то период верят. На разработку технологии обмана направляются значительные потоки финансовых ресурсов, ибо игра стоит свеч. Умышленно создается такая идеологическая каша из взаимопротиворечивых представлений, понятий, идей, точек зрения, софистических доказательств и опровержений, которые вконец запутывают сознание народа, нередко ввергая людей в состояние идеологического шока. В результате большинство населения России оказывается дезориентировано, что облегчает реализовать явный обман.

[ 82]

На Конституционном суде по делу КПСС известный юрист Б. П. Курашвили констатировал факт свершения в России "мошеннической революции". Кинорежиссер С. Говорухин несколько позже назвал ее "великой криминальной"{1}. Есть и другие определения - "жульническая", "мафиозная", "масонская"...

Надо заметить, что не все поначалу перестроечные преобразования имели обманные цели. Многие из них начинались не по злому умыслу, но приводили к бедственным результатам, так как руководство КПСС неправильно оценивало соотношение классовых сил, не понимало противоположности интересов социальных групп, переоценивало свои возможности и способности управлять крупномасштабной ломкой институтов государства и переориентацией финансово-экономической деятельности. Сказывалось и незнание реальных настроений и ожиданий основной массы граждан. Даже те меры, которые были продиктованы объективными причинами и начаты в правильном направлении, оказались неэффективными вследствие ошибок "реформаторов", их теоретической безграмотности и практической беспомощности. В течение длительного периода удержания власти "реформаторы" сформировали слой поддержки "реформ", в основном из криминальной буржуазии и коррумпированного чиновничества. Так называемые "олигархи", сконцентрировавшие в своих руках финансовую мощь и собственность, стремятся контролировать государство, чтобы, опираясь на него, продолжить перераспределение собственности и приватизацию недр и других жизненных ресурсов (лесов, морских шельфов, богатых нефтью, рыбой, крабами и т. п.).

Вновь хочу обратиться к испытанному методу исторических аналогий и процитировать одного из мыслителей XX в., незаслуженно забытого после смерти в 1918 г., - Василия Васильевича Розанова. В 1918 г. в книге "Апокалипсис нашего времени", пытаясь разобраться в последствиях Февральской революции 1917 г., он писал: "Русь слиняла в два дня. Самое большее - в три. Даже "Новое время" (считавшаяся реакционной газета, которую издавал крупнейший в дооктябрьской России владелец газетно-книжного дела А. С. Суворин. - Ю. В.) нельзя было закрыть так скоро, как закрылась Русь. Поразительно, что она разом рассыпалась вся, до подробностей, до частностей. И собственно, подобного потрясения никогда не бывало, не исключая "Великого переселения народов". То была эпоха, "два или три века". Здесь - три дня, кажется даже два. Не осталось Царства, не осталось Церкви, не осталось войска, и не осталось рабочего класса..."{2}

Так и хочется повторить вслед за В. В. Розановым: "Неисповедимы пути твои, Господи!" Как будто про нас нынешних писано. Правда, в отличие от России царской, исторической, Россия советская (СССР) "сгинула" не в два-три дня, а в два-три месяца. По историческим меркам разница минимальная, почти незаметная. Но "сгинула" именно так, как и ее предшественница. Видимо, есть в этой повторяемости определенная историческая закономерность...

Государственный августовский (1991 г.) переворот Ельцина по сути подвел черту под существованием СССР. "Победа" Ельцина и лжедемократов так напугала руководителей на местах, особенно в национальных республиках, что они стремглав бросились в объятия доморощенных националистов, пребывавших до поры до времени в инкубационном состоянии. Сразу после подавления "августовского путча"


{1} См.: КПСС вне закона?! Конституционный суд в Москве. М., 1992; Говорухин С. Великая криминальная революция. М., 1993; Говорухин С. Страна воров: на дороге в светлое будущее. Нарва, 1994.

{2} Розанов В. В. Апокалипсис нашего времени. М.. 2000. С. 6-7.

[ 83]

три республики Прибалтики заявили о своем выходе из СССР. В сентябре 1991 г. номинально тогда еще бывший президентом СССР Горбачев подписал указы о признании этого выхода, чем санкционировал развал Советского Союза.

8 декабря 1991 г. трое политических авантюристов - разрушителей великой страны - президенты РСФСР Ельцин и УССР Кравчук и Председатель Верховного Совета БССР Шушкевич заявили о роспуске СССР и создании СНГ - Содружества Независимых Государств. Это событие, произошедшее якобы в глубокой тайне от президента СССР, а также от русского, украинского и белорусского народов, вошло в историю как Беловежское соглашение.

Здесь уместно вспомнить, что писал К. Маркс по поводу другого государственного переворота, совершенного ровно 140 лет назад другим авантюристом - тогдашним президентом Французской республики Луи Наполеоном:

"Недостаточно сказать, по примеру французов, что их нация была застигнута врасплох. Нации, как и женщине, не прощается минута оплошности, когда первый встречный авантюрист может совершить над ней насилие. Подобные фразы не разрешают загадки, а только иначе ее формулируют. Ведь надо еще объяснить, каким образом три проходимца могут застигнуть врасплох и без сопротивления захватить в плен 36-миллионную нацию"{1}.

Увы, прошло 12 лет с осени 1991 г., но убедительного объяснения совершенного насилия над 350 миллионами, населявшими Союз ССР, пока никто не дал. 21 декабря одиннадцать республик поддержали Беловежское соглашение о создании СНГ и роспуске СССР (Алма-Атинское соглашение). 25 декабря президент СССР М. Горбачев трусливо сложил свои полномочия, а 26-го Верховный Совет СССР решением одной палаты официально признал роспуск СССР и так же трусливо самоликвидировался. Это была огромная политическая ошибка, последствия которой дают о себе знать во всех странах СНГ по сей день.

Крушение административно-командной системы и ликвидация СССР были вызваны целым комплексом социально-экономических причин. Прежде всего требовали легализации развившиеся на "теневой" (криминальной) основе рыночные отношения. Часть верхушки партийного и советского аппарата, тесно связанная с "теневой" экономикой, рассчитывала в рамках начавшихся реформ "отмыть" свои "теневые" капиталы.

Отсутствие реальных прав и полномочий у союзных республик, разрыв в уровнях их экономического развития, боязнь потерять национальную самобытность, воспоминания о репрессиях, стремление части республиканского партаппарата сохранить свое положение - все это создало предпосылки для подъема широких националистических движений, ставивших своей целью выход союзных (и даже автономных!) республик их состава СССР.

После августовских событий 1991 г. "двоевластие" Союзного Центра во главе с Горбачевым и республиканского во главе с Ельциным закончилось утверждением единовластия российских структур.

Классики марксизма были правы, утверждая, что в основе материалистического понимания истории общества лежит диалектический метод познания материальных (в том числе экономических) условий жизни людей. Ф. Энгельс, кратко излагая суть научного открытия К. Маркса в его "К критике политической экономии", писал: "Не для одной только политической экономии, а для всех исторических наук...


{1} Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 8. С. 124.

[ 84]

явилось революционизирующим открытием то положение, что "способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще", что все общественные и государственные отношения, все религиозные и правовые системы, все теоретические воззрения, появляющиеся в истории, могут быть поняты только тогда, когда поняты материальные условия жизни каждой соответствующей эпохи и когда из этих материальных условий выводится все остальное. "Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание". И далее: "Маркс был и остается единственным человеком, который мог взять на себя труд высвободить из гегелевской логики то ядро, которое заключает в себе действительные открытия Гегеля в этой области, и восстановить диалектический метод, освобожденный от его идеалистических оболочек, в том простом виде, в котором он и становится единственно правильной формой развития мысли. Выработку метода, который лежит в основе марксовой критики политической экономии, мы считаем результатом, который по своему значению едва ли уступает основному материалистическому воззрению"{1}.

Глубинная причина государственных переворотов августа 1991 г., сентября - октября 1993 г., последующих мини-переворотов Ельцина - во все ухудшающемся состоянии экономики, в антинародной социальной политике лжереформаторов, в катастрофическом снижении жизненного уровня людей и, как следствие, в кризисе доверия ко всем институтам советской и постсоветской государственной власти. На каждом этапе углубления социально-экономического кризиса формы политических и государственных переворотов отражали изменения экономической и политической ситуации в России, будь то периоды правления Гайдара или Черномырдина.

Причину политического кризиса осени 1993 г., когда 21 сентября Указом президента № 1400 был разогнан Верховный Совет Российской Федерации и Съезд народных депутатов РФ, а затем 4 октября были расстреляны из танков и БТР защитники Конституции Российской Федерации, впоследствии некоторые публицисты и аналитики склонны были свести к неуемной жажде власти первого российского президента Ельцина, его личной неприязни к Председателю Верховного Совета Российской Федерации Хасбулатову. Весьма поверхностный, если не сказать примитивный, подход к анализу политических и экономических процессов. Все гораздо сложнее.

Важнейшие последствия кровавой осени 1993 г. состоят, на мой взгляд, в том, что с этого момента в стране прекратились "демократические реформы" (или то, что под этими словами подразумевалось) и начался ничем не ограниченный беспредел власти узкой группы лиц (то, что прежде называлось "камарильей", а в период ельцинизма - "семьей").

Юридическим оформлением этого беспредела явилась ельцинская Конституция РФ, якобы принятая большинством населения на референдуме в декабре 1993 г. По этой Конституции Президент России наделялся такими правами и полномочиями, которых не имел ни один царь или король в условиях абсолютной монархии. А парламент (Государственная Дума и Совет Федерации) лишался своей главной политической силы - права контроля за деятельностью президента и исполнительной власти, которые у него (пусть и не в полной мере) были до государственного переворота


{1} Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 491, 496-497.

[ 85]

в сентябре - октябре 1993 г. Теперь уже ничто не мешало безудержному воровству и расцвету коррупции на всех уровнях государственного управления. Это страшное и крайне опасное явление. Оно охватило не только Россию, но все отчетливее проступает во всем мире. Горький парадокс истории - именно в этом отношении Россия полностью вступила в "мировую цивилизацию".

Пикирующая экономика - такой заголовок мы дали этой главе. Пикирующая, резко падающая экономика - важнейшая производная{1} ельцинизма. Покажем "скорость изменения функции" - изменения в экономике и социальной сфере в процессе их "реформирования" по Ельцину.

Приход к власти в августе 1991 г. "демократов" ознаменовался началом внедрения с января следующего года ультрарадикальной экономической модели, имевшей целью резкий, форсированный слом существовавшего в стране экономического уклада. В марте 1992 г. "мировому сообществу" и Международному валютному фонду (МВФ) был представлен "Меморандум об экономической политике Российской Федерации", подписанный от имени правительства Е. Гайдаром и от Центрального банка - Г. Матюхиным. В нем предполагалось "резкое снижение темпов инфляции" до конца года, а также "максимально возможное противодействие падению производства" на основе простых преобразований: либерализации цен и внешней торговли, разгосударствления общественной собственности и массовой ее приватизации, макроэкономической стабилизации посредством сжатия денежной массы. По мнению "реформаторов", подобный подход являлся кратчайшей дорогой в общество благоденствия, в социальный рай.

Западных покровителей уверяли, что с социализмом будет покончено, и реформаторы возьмутся за кардинальное изменение как сложившегося типа производственных отношений, так и существовавших организационных структур и механизмов регулирования экономики, социально-экономических процессов. В идеологии ельцинизма это свелось к призывам полного ухода государства из экономики, которую должен был вытащить из пропасти якобы сформировавшийся новый, значительный по величине средний класс. "Даешь частника!" - заголосили все проправительственные средства массовой информации. Чубайс уверял российскую общественность, что приватизация в его исполнении и создаст слой таких собственников.

Молодые "демократы" (лжереформаторы) - бывшие псевдомарксисты - отслужили заупокойную мессу по объективным законам общественного развития. Теория социализма была ими отвергнута как якобы не оправдавшая себя. Советская модель общественного устройства, по их мнению, не могла быть реформирована, ее нужно было окончательно и полностью разрушить и заменить капиталистической с ее главным элементом - свободным рынком.

Известно, что в любых общественных формациях экономика не может эффективно функционировать, если она - прямо или косвенно - в соответствии со своим естественным назначением не служит удовлетворению потребностей человека, росту доходов и национального благосостояния.

В условиях социализма была создана развитая система социального обслуживания населения и социальных гарантий, государственной поддержки науки, культуры, образования, здравоохранения. Гуманизация и социализация экономики СССР


{1} Производная - основное понятие дифференциального исчисления, характеризующее скорость изменения функции.

[ 86]

проходили в рамках общемировой прогрессивной социализации. Вместе с тем общество не устраивали темпы преобразований, наметившееся отставание этих процессов от изменений в высокоразвитых капиталистических странах. Необходимость проведения социально-экономических реформ к концу 80-х гг. не вызывала сомнений.

Однако происходящее за последние 10 лет в России назвать реформами никак нельзя. Реформа предполагает - по определению - качественные позитивные изменения в характере производства и потребления, создание условий для прорывов в науке, технике и технологии, для неуклонного повышения благосостояния людей.

В центре же того, что "демократы" называют "реформами" и что делалось Ельциным - Гайдаром - Чубайсом - Черномырдиным и их последователями, оказались не содержательные задачи повышения эффективности экономики и благосостояния граждан на основе совершенствования экономических отношений, а формальные показатели темпов и масштабов либеральных преобразований.

В основе стратегии курса, осуществляемого лжереформаторами, лежат три экономические акции, реализация которых ведет Россию к катастрофе.

Акция 1 - некомпенсированное, сознательное разрушение системы управления народным хозяйством.

Ликвидация системы планирования экономики, ориентация на саморегулирование рыночных отношений привели производительные силы страны в хаотическую фазу функционирования.

Вспоминается выступление писателя Юрия Бондарева на Всесоюзной партконференции КПСС в 1989 г., когда он поставил под сомнение возможность безаварийной посадки авиалайнера, управляемого "автопилотом", если неясны цель полета и отсутствует аэродром для посадки. Под автопилотом подразумевалось рыночное "саморегулирование" экономики, под авиалайнером - экономика единого народнохозяйственного комплекса СССР в годы перестройки с ее неопределенными целями и лозунгами типа "больше социализма". Сомнения писателя подтвердились, причем с высокой точностью.

То, что волновало выдающегося писателя, тем более было понятно ученым-экономистам: следствием широкомасштабной ломки отработанных механизмов, функционирование которых обеспечивалось привычными и всем понятными регуляторами, включающими не только порядок принятия решений, но и механизмы мотивации и механизмы ответственности в предсказуемо изменяющейся экономической среде, может быть только катастрофа.

Для советской экономической системы были характерны определенный порядок планирования и экономической (хозрасчетной) оценки деятельности предприятий, отработанные схемы поставок и снабжения, выделения инвестиционных ресурсов, изменения оптовых цен. Существовал привычный, ставший важнейшим признаком нашего менталитета способ выхода из трудностей - согласованная и организованная, нередко очень напряженная работа коллективов, сориентированная на определенный результат. Под это изыскивались и дополнительные ресурсы. И вдруг - полная ломка всего и вся - "до основанья"... В экономике это недопустимо, прежде всего потому, что ее ядром являются производительные силы. Вне определенного порядка они никогда и нигде не реализовались, а только деградировали.

Все внезапные "ломки" сложившихся схем производственных отношений всегда были фактором дезорганизации, хаоса, общего упадка производительных сил.

[ 87]

И самое негативное в опыте всех революций - или недостаточное понимание роли и значения преемственности в развитии, или неспособность ее обеспечить.

Никогда и нигде не получалось прогрессивных "скачков" в экономике на деструктивной основе. Наши "теоретики" и "стратеги" "вхождения в рынок" игнорировали и мировой, и отечественный опыт - как по незнанию, так и по недомыслию или глупости. Достаточно им было обратиться к историческому опыту нашей страны, чтобы извлечь из него уроки. Речь идет об опыте управления в период русско-японской войны, об опыте "красногвардейской" атаки на капитал в послеоктябрьский период, об опыте коллективизации, а также формирования мобилизационной экономики в годы Великой Отечественной войны. Этот опыт различен, но одинаково поучителен.

Забвение исторического опыта и законов экономики привело Россию ко всеобщему социально-экономическому обвалу. На одной шестой части планеты, обладающей огромными запасами ядерного, химического и бактериологического оружия, происходят быстрая люмпенизация населения, деградация общества и разрушение самих основ государства. Все это делает обстановку в стране непредсказуемой и взрывоопасной.

Уже с конца 1992 г., видя основные тенденции "демократических" преобразований, я неоднократно выступал в средствах массовой информации с предложениями о том, что нужно сделать, чтобы сохранить могущество России. Напомню некоторые из них:

"Прежде всего в качестве основного направления усилий надо избрать не макростабилизацию и бездефицитный бюджет, а обеспечение выживания народного хозяйства. Нужно приостановить распад страны, принять срочные антикризисные меры по восстановлению национальной экономики, используя как государственные методы воздействия на нее, так и формирующийся цивилизованный рынок. Создать условия для функционирования многообразных форм хозяйствования, роста частного бизнеса, здоровой конкуренции. Надо восстановить нормальную работу каждого предприятия, хозяйства, всей транспортной сети и сферы обслуживания, а это требует, нравится это кому или нет, восстановления государственного управления экономикой. Это не откат назад, а учет реалий социально-экономического положения России, учет ее специфики"{1}.

Для меня остается бесспорной марксистская концепция о роли государства в экономике: вывод государства из сфер управления реального сектора экономики, оборонного комплекса, АПК, а также здравоохранения, социальной защиты населения, науки и образования чреват гибелью самого государства, что мы и наблюдаем сегодня.

Повторяю, это было сказано в 1992 г., когда правительство возглавлял Гайдар. Все еще можно было поправить, как говорится, малой кровью. Однако на протяжении всего 1992 г. правительство так и не сумело представить в Верховный Совет РСФСР программу экономических преобразований. Идеологи и практики антинародной политики "шоковой терапии" упорно продолжали гнуть свою линию.

Характерным для всего этого периода, а также после 1999 г. является циничное невнимание властей к уровню оплаты труда и проблемам дифференциации заработной платы, что совершенно исключено в странах с рыночной экономикой. Заработная плата


{1} См., напр.: Воронин Ю. Остановить развал страны // Правда. 1992. 6 ноября; Воронин Ю. Концепция Гайдара противоречит моим убеждениям // Столица. 1992. № 33.

[ 88]

как "цена труда" повсюду, кроме России и стран с диктаторскими режимами, стала элементом рыночных отношений и, следовательно, прочно увязывается со стоимостью жизненных благ.

Акция 2 - подъем экономики и жизненного уровня населения через прорыв к мировым ценам.

Курс на либерализацию цен неизбежно вызвал рост издержек производства и инфляцию в стране. Этот курс ликвидировал регулирующую и оценочную функцию цен, что повлекло за собой падение производства и жизненного уровня россиян.

Дело в том, что мировые цены совсем не означают мирового уровня оплаты труда. Последний зависит от уровня развития производительных сил. Повышение цен и уровня оплаты труда при снижающемся уровне производительности труда (в натуральном выражении) соответственно привело к инфляции и беспрецедентному обесценению российской валюты - рубля. Это значит, что прорыв к мировым ценам обесценил в мировой же экономической системе стоимость труда россиян в десятки раз (см. рис. 1). История не знает аналогов такого варварского отношения государства к собственным гражданам и экономике.

Акция 3 - жесткая кредитно-финансовая политика при продолжении курса "шоковой терапии".

Ситуация в экономике ныне такова, что она объективно толкает идеологов либеральной модели экономических реформ к ужесточению политики доходов. А доходы в связи с резким падением производства объективно уменьшаются. Поэтому сокращаются все государственные программы - от поддержки материнства и детства до отечественной науки, культуры, бесплатного образования и здравоохранения (они и так "сидели" на нищенском пайке).

Рис. 1. Изменение среднемесячной реальной
начисленной заработной платы
работников предприятий и организаций (в % к 1990 г.)

[ 89]

Надежда на формулу "Не будет лишних денег - начнут снижаться цены" по сути своей утопична. Инфляция одинаково обесценивает деньги и у бедных и у богатых. Степень доступа к защитным механизмам от нее прямо пропорциональна объемам имеющегося капитала. Кому - скупка и перепродажа сигарет, кому - вывоз капитала за рубеж. В этой ситуации жесткий курс правительства способен привести лишь к еще большей поляризации групп населения, если говорить об их обладании капиталом.

Ажиотажная российская капитализация уже становится опасной и для "цивилизованного" Запада, опасной своей наглостью, коррумпированностью и непредсказуемостью. Лозунги создания благоприятного инвестиционного климата, регулирования цен и ряд других в этих условиях можно не комментировать и отнести на счет экономической безграмотности руководителей правящего режима.

Покажем на основе статистического материала, к чему привела Россию в течение нескольких лет "реформирования" стратегия Ельцина - Гайдара - Черномырдина - Чубайса.

Обанкротить народ. Отказ от государственного регулирования производства при распавшихся хозяйственных связях, порочный "шоковый" подход привел к подрыву, а затем к разрушению производительных сил общества, остановке фабрик и заводов, к бартерному обмену остатками "неликвидов", росту безработицы.

Желание кавалерийским наскоком подменить централизованно планируемую экономику несвойственными ей ценовыми, рыночными механизмами саморегулирования ввергло страну в глубочайший социально-экономический кризис. Ничего неожиданного в этом, конечно, для правительства не было. Еще работая в "Правде" редактором отдела экономики, Гайдар в одной из своих публикаций высказался так: рынок не страшен, надо только зажмурить глаза и прыгнуть в него. Вместе с собой в эту пропасть он увлек и 150-миллионный российский народ.

Россияне были лишены многолетних накоплений - более 300 млрд руб. у них были фактически реквизированы. Это можно было бы еще понять, если бы эти деньги пошли на структурную перестройку экономики, ускорение научно-технического прогресса, то есть на истинные реформы. Но эти деньги были, по существу, разворованы узким кругом лиц, из которого, словно поганки после дождя, стали вырастать те, кого позже назвали "новые русские".

Переход к свободным ценам привел отнюдь не к их снижению, как предполагали одни лжереформаторы, и не к их небольшому, как всех убеждали другие, росту в 3-4 раза, а к бешеному скачку - в 150-1000 раз. Затем рост цен стал просто неуправляемым. Иного в условиях предельно монополизированной экономики и быть не могло. Между тем, обещая и давая подачки, МВФ требовал полного освобождения цен на энергоносители, другие виды сырья, подъем этих цен до "мирового уровня". В результате всевозможных уступок и расшаркиваний "демократов" перед западными хозяевами цены на многие товары значительно "оторвались" как от существующего платежеспособного спроса населения, так и от денежной и стоимостной товарной массы. Граждане "свободной России" познакомились с таким доселе неведомым им "достижением" западной цивилизации, как инфляция. Темпы ее в течение ряда лет устойчиво держались на уровне 25-28 % в месяц, опустошая кошельки и все больше разрушая хозяйственные связи производителей.

В результате демонтажа государственного контроля за ценообразованием либерализация экономики привела не к формированию механизмов рыночной конкуренции, о чем неустанно заявлял и Гайдар, и его "учителя" из МВФ, а к установлению контроля

[ 90]

над рынком организованных преступных групп, извлекающих сверхдоходы путем взвинчивания цен. И сегодня более половины стоимости продаваемых в стране товаров народного потребления изымается криминальными структурами. Все это способствовало перераспределению доходов и собственности, имевшейся у населения, концентрации их в руках немногочисленной социальной группы "новых русских" при резком обнищании большинства населения. Но это как раз то, что и нужно было крупным финансовым магнатам Запада и реализатору их целей - Международному валютному фонду.

Как не вспомнить в этой связи высказывание Ельцина от 25 мая 1990 г.: "...предложения, в которых предусмотрены рост цен и переход к рынку в основном за счет народа, - это антинародная политика. Россия не должна ее принимать". Можно вспомнить и более позднее его обещание лечь на рельсы, но не допустить роста цен. Результат: и в рынок за счет народа "перешел", и на рельсы не лег.

Бурный рост цен при грабительских процентах на кредиты привел к острому недостатку денежных средств у предприятий. Им нечем стало рассчитываться друг с другом, выплачивать зарплату. Так, просроченная задолженность предприятий на конец 1993 г. превысила 15 трлн руб. Месяцами не получая зарплату, работники производственных сфер и "бюджетники" шли с плакатами протеста на улицы, вставали в пикеты, объявляли забастовки и голодовки. Среди самых уязвимых категорий населения оказались не только учителя, студенты, врачи и ученые, но даже атомщики, работники оборонных отраслей промышленности, военнослужащие. Но государственный карман был якобы пуст. В то же время находились средства для вскармливания новой, огромной армии правительственных чиновников, которые плодились, как саранча.

Наиболее красочно описал результаты деятельности либерального "рыночного романтика" Гайдара писатель-сатирик Г. Сахаров:

Тут подошел сияющий Гайдар -
Его лицо умом лучилось!
"Вот книги, вот мои труды -
Науки лучшие плоды.
Не все, похоже, получилось,
Но есть сильнейшие ходы.
А замыслы какие, планы!"
(Тут все схватились за карманы).
"Читайте классику, профаны!"{1}

К сентябрю 1993 г. (начало антиконституционного государственного переворота Ельцина и разгона советской власти) экономику России сотрясали катаклизмы в бюджетно-финансовой сфере, подстегиваемые галопирующей инфляцией и неуклонным падением производства. И это были еще "цветочки" начатых "демократами" реформ. Складывающийся бюджет "с двойным дном" - это, разумеется, следствие не "козней" Верховного Совета РФ, как пытались представить народу "демократы" и послушная им пресса, а неизбежный результат насильственной, спешной и непродуманной ломки плановой и централизованной экономики. Уровень разрухи в результате внедрения "реформ", насаждаемых МВФ, достиг такой черты,


{1} См.: Юность. 2002. № 4. С. 86-88.

[ 91]

когда от правительства требовались уже экстренные меры по защите населения от обнищания. Но их не было. Нельзя же воспринимать в качестве таковых "пипеточные" денежные вспомоществования при "бутылочных" темпах инфляции.

Всего несколько характерных цифр. В 1992 г. цены возросли в 30 раз. В 1993 г. они выросли еще более чем в 15 раз. В итоге к уровню 1991 г. цены выросли более чем в 350, а по многим товарам в 1000 раз. В то же время денежные доходы населения на тот период увеличились, по расчетам Минэкономики, менее чем в 100 раз.

Зато популизма накануне общероссийских политических мероприятий было хоть отбавляй. Готовясь к Всероссийскому референдуму в апреле 1993 г., к Конституционному совещанию, к осеннему разгону парламента в 1993 г., а позднее и к выборам 12 декабря 1993 г., Ельцин и правительство не скупились на обещания, издали целый пакет указов и постановлений, в которых "раздали" из дырявого на тот период республиканского бюджета регионам, отдельным социальным группам свыше 25 трлн руб., абсолютно не подкрепленных финансовыми доходами. В частности, около 400 млрд руб. стоили "предусмотренные" Указом президента от 28 марта 1993 г. необходимые меры по компенсации малоимущим категориям населения потерь от обесценивания их вкладов гайдаровской либерализацией цен 2 января 1992 г., которые конечно же до населения "не дошли". Они и не могли дойти, поскольку в бюджете таких денег просто не было. Зато "демократическая" пропаганда вовсю талдычила - "Президент заботится о вас, голосуйте на референдуме - "Да, Да, Нет, Да!".

Другой пример. Для повышения заработной платы в 1,9 раза и денежного довольствия военнослужащим в 1993 г., обещанного Указом президента, изданным накануне расстрела народа в "Останкино" и у Дома Советов России 3-4 октября, требовалось почти 2 трлн руб. Но их также не было ни у самого автора указа, ни у правительства. Поэтому ни обманутые вкладчики, ни военнослужащие и другие "бюджетники" ничего и не получили. Как говорят в народе, нам бы прокукарекать, а там хоть не рассветай. Но доверчивый русский народ всякий раз верил господам Обещалкиным и отдавал им свои голоса. Подкормленные же рублево-валютными подачками, элитные подмосковные дивизии, милиция и омоновцы отменно показали себя в сентябрьско-октябрьские дни 1993 г. Еще большие обещания - на 65 трлн руб. - были даны народу Б. Ельциным и правительством накануне президентских выборов 1996 г.

Один из генералов, на которых опиралась система ельцинизма и который поддерживал эту систему - А. С. Куликов, позже в книге "Тяжелые звезды" напишет, что он, мол, был противником олигархического капитализма и никак не предполагал, что вся страна будет "скособочена: несколько десятков тысяч соотечественников живут хорошо, в то время как десятки миллионов просто выброшены за черту бедности"{1}. Этот генерал любит повторять, что он ученый-экономист. В это трудно поверить. Единственное, что может оправдать экономиста А. Куликова, - он стал доктором экономических наук в условиях, когда Карл Маркс был не в чести и, видимо, так и не смог приобщиться к вопросам теории первоначального накопления капитала, которую аспиранты моего поколения изучали непосредственно "по Марксу". В "Капитале" подчеркивается "мошенническое отчуждение государственных земель, расхищение общинной собственности, осуществляемое по-узурпаторски


{1} Куликов А. Тяжелые звезды. С. 431.

[ 92]

и с беспощадным терроризмом". В результате "до колоссальных размеров было доведено расхищение государственных имуществ"{1}.

Генералы-пособники передела собственности и власти оказались неплохими помощниками расхитителей. Спустя годы им не стыдно писать о "тяжелых звездах" на груди и погонах, подученных с благодарностью от президентствующего патрона. Эти "писатели" представляют дело таким образом, что "невозможно отыскать на глобусе - в прошлом и в настоящем - ни одной страны, где бы социализм оказался результативнее капитализма"{2}. Данная цитата взята из произведения доктора экономических наук, имеющего весьма превратное представление не только об основах экономической истории и истории экономической мысли, но и об экономической географии планеты XX в. Ниже я укажу господину Куликову такое место на глобусе.

Снижение доходной части, а следовательно, и социальной ориентации федерального бюджета на протяжении всего периода лжереформаторства происходит вследствие необоснованного стремления приравнять внутренние цены к мировым. Таковы требования МВФ, да и вообще "либерально-шоковых" подходов к развитию экономики. По мнению "отцов" российских реформ, внутренние цены на важнейшее сырье должны быть мировыми, а у национальной экономики не может быть протекционистских преимуществ перед другими мировыми экономиками.

Между тем объективное состояние нашей пока еще неэффективной экономики, ее реальная ресурсоемкость требуют поддержания цен на сырьевые ресурсы, по подсчетам экспертов, на уровне примерно 30 % от мировых. Это возможно только на основе сохранения достаточно высоких экспортных пошлин, которые в неэффективной экономике выполняют не столько фискальную, сколько регулирующую функцию. С их помощью выравниваются рентабельность и экономические условия существования конкурентоспособной на внешнем рынке отечественной сырьевой промышленности с неэффективной пока обрабатывающей.

В стремлении достичь мировых цен на сырье просматривается связь с заявлениями и правительства, и Центробанка России о якобы скором достижении полной конвертируемости рубля. Отказ от экспортных пошлин, по их мнению, является переходом к единому, то есть общему для всех внешних операций, обменному курсу рубля. Этого требует статья 8 Устава МВФ, исполнение которой означает формальное достижение внешней конвертируемости национальной валюты по внешнеторговым и некоторым внешним расчетным операциям.

Но проблема состоит в том, что реальное, а не формальное достижение конвертируемости национальной валюты может быть осуществлено только с повышением эффективности экономики и конкурентоспособности ее товаров. Когда этого нет, введенная формально внешняя конвертируемость национальной валюты, в частности ее единый обменный курс, способна приносить национальной экономике больше вреда, чем пользы. В этом случае происходит простое ущемление национальных производителей и потребителей, что ведет к полной неконкурентоспособности отечественных товаров, падению объемов производства, потере национальной безопасности России.

Необходимо, напротив, использовать свои преимущества как обладателя ресурсов для конкурентной борьбы на мировом рынке. Только за счет относительно


{1} Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 743-744, 735.

{2} Куликов А. Тяжелые звезды. С. 430.

[ 93]

низких цен на сырье, топливо, энергию издержки в сфере материального производства могут быть ниже, чем на аналогичных производствах в других странах, что позволит наращивать объемы производства и экспорта и увеличивать доходы федерального бюджета.

Рассматривая проблему приближения внутренних цен к мировым и конвертируемости рубля, "реформаторы" умышленно замалчивают сопряженную с этим проблему цены такого товара, как рабочая сила. Здесь же мы видим противоположную тенденцию. Если внутренние цены по основной массе товаров достигли мировых, а по некоторым и превысили их, то цена российского товара "рабочая сила" многократно оторвалась от цены этого товара в развитых странах.

В законе о федеральном бюджете на 2003 г. величина минимального размера оплаты труда предусмотрена на уровне 21,6 % прожиточного минимума для трудоспособного населения. Сам же прожиточный минимум в конце 2002 г. достиг: для всего населения - 1893 руб., для его трудоспособной части - 2065, для пенсионеров - 1432, для детей - 1880 руб. Эти величины эквивалентны 45-65 дол. США, что совершенно несопоставимо с "рыночными доходами" от продажи рабочей силы в развитых странах.

Например, часовая оплата труда в США в 1992-2000 гг. составляла 11,45 - 13,8 дол. При такой "цене труда его среднемесячная оплата равна соответственно 2000-2400 дол. В России в те же годы - 80 и 350 дол. Это и неудивительно - "реформаторы" довели среднегодовой объем ВВП на душу населения в России до уровня среднемесячной зарплаты в США. В 2000 г. объем ВВП на душу населения составлял 2455 дол. - в 1,5 раза меньше, чем в 1990 г. Такого резкого снижения ВВП на душу населения и заработной платы никогда не бывало в странах с рыночной экономикой. Даже в период Великой депрессии в США (1929 - 1933 гг.) часовая оплата труда держалась на уровне 0,54-0,55 дол.{1}

Российские "реформаторы" установили нижайшую оплату для тех, чьи руки и разум могли бы превратить экономику страны в конкурентоспособную. Высокую зарплату они гарантируют только тем, кто "гонит" на Запад в непереработанном и переработанном виде нефть, газ, удобрения, кто обслуживает финансовые потоки в банках и осуществляет административную поддержку компрадорской буржуазии в госаппарате. Таковы последствия внедрения в живую ткань экономики страны схем "теории рынка" ельцинистов.

В середине 2001 г. среднемесячная заработная плата в газовой промышленности составила 17 397 руб. - в 5,1 раза выше, чем в машиностроении (3398 руб.), где должна создаваться новая техника инновационного типа. С 1991 по 2001г. отношение средней заработной платы в сфере науки и образования к средней зарплате в отраслях топливной промышленности снизилась соответственно с 49 и 42 % до 38 и 17%. С учетом уровня оплаты труда в негосударственном секторе экономики дифференциация в оплате труда является более значительной. Это создает ситуацию социального дискомфорта для тех, кому явно недоплачивают. В частности, уровень оплаты труда в сельском хозяйстве оказался более чем в 2,4 раза ниже средней заработной платы в целом по народному хозяйству, в образовании и культуре составляет 63 % от среднего уровня. И поскольку значительная часть работающих


{1} См.: Вопросы экономики. 2001. № 10. С. 85; Матюшок В. Проблемы стратегии экономического развития России в условиях глобализации. М., 2002. С. 271; Эренберг Рональд Дж., Смит Роберт С. Современная экономика труда. М., 1996. С. 41; Россия и страны мира. М., 2002. С. 102.

[ 94]

относится к этой социальной группе, "цена труда" здесь оказывается намного ниже стоимости товара "рабочая сила".

Вульгарные "рыночники" хорошо понимают то, что в свое время отмечал английский писатель и экономист Бернард Мандевиль (1670-1733), которого высоко ценил К. Маркс. По Мандевилю, слишком низкая заработная плата ставит человека в безнадежное положение, слишком высокая - делает работника наглым. Человек, потерявший надежду, - плохой работник, не способный производить конкурентоспособные товары. Наглый работник превращается в рвача, диктующего условия оплаты труда.

Таблица 2

Отношение среднемесячной номинальной начисленной заработной платы работников предприятий и организаций отраслей экономики к среднероссийскому уровню (в процентах){1}

Правительство вынуждено было разработать и принять государственную концепцию решения демографических проблем (2001 г.). Констатируются тенденции ухудшения здоровья нации, резкого снижения рождаемости и превышения смертности над рождаемостью, невиданная деформация половозрастного состава населения, его старение.

В социальном же государстве задача должна быть прямо противоположной - в приближении заработной платы как "цены труда" к стоимости рабочей силы. Поэтому для России очень актуальной остается задача восстановления стимулирующей роли


{1} По данным Госкомстата 2000 г.

[ 95]

заработной платы не только в системе распределения доходов, но и в механизмах мотивации труда, вплоть до выбора профессии. Цена рабочей силы постепенно должна стать адекватной ценам на товары и услуги, что позволит отказаться от потребления жизненно важных благ ниже разумных норм и перейти к сбалансированному потреблению и росту накопления, созданию достаточных финансовых резервов для обязательного социального страхования и пенсионного обеспечения. Это должно распространяться не только на самого работника, но и на его иждивенцев. На указанные цели должна поступать и накапливаться часть ренты от реализации невоспроизводимого природного сырья.

Следует понять, что курс сменяющих друг друга правительств (от правительств лжереформаторов до нынешних более осторожных продолжателей их дела) на проведение жесткой финансовой политики продиктован МВФ не в тревоге за нашу судьбу. Он продиктован интересами конкурентов. Этот курс правительства не мог не вступить в противоречие с обязательствами перед народом по выполнению социальных указов президента и своих же собственных постановлений. Существенная корректировка проводимого курса пока не обозначилась. Благодаря выгодной конъюнктуре цен на нефть и росту государственных доходов, а также "урезанию" социально значимых расходов бюджета якобы удалось избавиться от дефицита бюджета. Но высокая доля расходов бюджета на обслуживание государственного долга еще длительное время будет свидетельством кризисного состояния экономики. И нужно быть очень далеким от жизни человеком или послушным рабом указаний МВФ, чтобы настаивать на обеспечении "сбалансированности" бюджета при ежегодно растущем профиците за счет сокращения и без того предельно урезанных расходов на социальные цели и инвестиции в реальный сектор экономики, без которых она буквально задыхается.

Поощряя практику резервирования профицитных средств для латания бюджетных дыр без предварительного одобрения таких расходов парламентом, пришедший на смену Ельцину новый президент Путин вынужден настаивать на сокращении расходной части бюджета, аргументируя это необходимостью уменьшения "нерациональных" затрат, к которым относят прежде всего социальные выплаты, расходы на финансирование науки, культуры, здравоохранения, образования, социального обеспечения и страхования. За годы "реформ" эти расходы доведены до символического уровня. И это в государстве, которое в соответствии с Конституцией РФ провозгласило себя государством социальным{1}.

Несмотря на законодательно установленную норму расходов на фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу (не ниже 4 % к общей сумме расходов федерального бюджета), что является основой основ ускоренного роста экономики, фактически эта величина составляла в 1997 г. - 2,14 %, в 1998 г. - 1,33, в 1999-2003 гг. - 1,7 %.

Вместо установленной законом нормы финансирования расходов на культуру, искусство и кинематографию - 2 % к общей сумме расходов федерального бюджета - фактически на эти цели выделялось в 1997 г. - 0,69 %, в 1998 г. - 0,27, в 1999 г. - 0,43 %. На 2001-2003 гг. в федеральном бюджете предусмотрено финансирование указанной сферы на уровне 0,49-0,53 % к общей сумме расходов федерального бюджета. Между тем мировой опыт свидетельствует, что сократить государственные расходы труднее, чем увеличить доходы, поскольку наступление


{1} См.: Конституция Российской Федерации. Статья 7.

[ 96]

на социальные права граждан встречает ответную реакцию, вплоть до массовых акций протеста, тогда как увеличение доходов, сопровождаемое даже незначительным ростом расходов на социальные цели, обычно встречает поддержку населения. Но увеличение доходов, если продолжать руководствоваться рекомендациями МВФ, при острой нехватке инвестиций и предельной изношенности основных фондов в реальном секторе экономики практически невозможно. Более того, в результате длительного выполнения рекомендаций МВФ в проведении кредитно-финансовой и бюджетной политики было допущено весьма опасное сворачивание инвестиций.

Известно, что среднемировой показатель объема денежной массы в нормально развивающейся национальной экономике составляет не менее 50 % валового внутреннего продукта. В наиболее развитых странах, таких, как Англия, Германия, Япония, США, этот показатель превышает 100-110 %. В СССР он превышал 70 %. В России же в 1998 г. объем реальной денежной массы составил 14,3 % от ВВП, в 2001 г. - 16,8 %, прогнозная оценка на 2003 г. - 19 %.

Другими словами, пагубная политика развала денежной системы страны привела к уничтожению реальных российских денег, породив бартер, неплатежи, острый недостаток оборотных средств, крайне медленный рост производства, снижение рентабельности и рост убыточности предприятий. Отсюда - возникновение суррогатов денег, налоговые освобождения, зачеты и т. п. Следствие - сокращение налогооблагаемой базы и доходов бюджетов всех уровней, невозможность финансирования на социально безопасном уровне здравоохранения, науки, культуры, образования, расходов на реализацию социальной политики, обеспечения национальной безопасности страны. "Преодоление" негативных последствий кризиса 1998 г. (примерно к концу 2001 г.) было отмечено приростом денежной массы на 62,4 %.

Неуправляемый рост цен и относительный недостаток финансовых ресурсов привел к возникновению экономической несбалансированности, диспропорциям, к прямому ущемлению производства.

Приведем для примера состояние с неплатежами. За время правления "реформаторов" неплатежи росли ускоренно. Так, если в 1993 г. кредиторская задолженность предприятий промышленности, строительства, сельского хозяйства и транспорта составляла (в неденоминированных рублях) 47 трлн руб., то в 1995 г. - 482,8, в 1997 г. - 1287 трлн руб., в 1998 г. - уже 2297,4 млрд (деноминированных) рублей. На 1 декабря 2002 г. (момент повышения зарплаты бюджетникам) просроченная задолженность по зарплате составляла свыше 36,2 млрд руб., в том числе из-за недофинансирования из бюджетов всех уровней - 4,5 млрд руб.

В этих условиях, что неудивительно, в стране все шире развивается сфера "теневой" экономики, являющейся базой многочисленных криминальных секторов общества. По оценке бывшего министра внутренних дел генерала армии Куликова, удельный вес "теневого" сектора в экономике страны в 1997 г. превысил 45 %. По оценкам немецкого социолога К. Штайльманна, эта доля в ряде отраслей российской экономики даже выше, что подтверждается его расчетами производства и потребления электроэнергии на технологические цели{1}. В сферу рэкета, криминальных разборок, теневого бизнеса попали более 40 тыс. хозяйствующих субъектов, в том числе 1500 государственных предприятий, 4000 акционерных обществ, три четверти сферы обслуживания.


{1} См.: Штайльманн К. Новая философия бизнеса. Москва - Берлин, 1998. Т. 1. С. 13.

[ 97]

Анализ показывает, что с каждым годом правления лжереформаторов социально-экономическая ситуация в России характеризуется все большим обострением кризиса в ключевых сферах народного хозяйства, свертыванием производства товаров конечного потребления. Загрузка производственных мощностей в 2001 г. составляла 49,9 %, в машиностроении - 32,6, в легкой промышленности - 34,8, в пищевой - 44,8 %. В "кризисном" 1991 г. загрузка мощностей была на уровне нормы, то есть с учетом потребности создания резервных мощностей, и составляла соответственно 72,9; 69,7; 74 и 66 %. Сравнение этих показателей в динамике не дает никаких оснований констатировать вступление экономики России в фазу роста.

Острой остается проблема восстановления дореформенного объема производства в основных отраслях. Это во многом объясняется потерей управляемости и касается не только цен, кредитного механизма, но и общественного производства в целом. Фактом остается формальный характер системы государственного макрорегулирования, касающейся социально-экономических процессов. Государство отодвинуло прогнозную и плановую деятельность "на периферию общественного и государственного внимания", ситуация характеризуется "отсутствием у власти видения целей и ориентиров развития страны на отдаленную перспективу"{1}. Такова в структуре политической экономии ельцинизма "наука управления" горе-реформаторов.

В 1992 г., в самый разгар гайдаровских усилий по получению кредитов от МВФ, ученые и политики-патриоты предупреждали: для России одним из главных условий этого будет требование отказаться от государственного суверенитета{2}.

Долги России западным финансовым группам - это не просто цифры. Хотя и они впечатляют. По официальным данным, общий внешний государственный долг России на начало 2000 г. достиг 158,6 млрд дол. Сравнительно выгодная внешнеэкономическая конъюнктура для страны-экспортера топливно-энергетических и первопередельных ресурсов позволила несколько снизить объем задолженности. Законом о федеральном бюджете на 2003 г. верхний предел внешнего государственного долга определен в объеме 123,7 млрд дол. Правительство вынуждено считаться с тем, что дальнейший рост внешнего долга, подобный его росту в последние годы (см. рис. 2), исключен социально-политической ситуацией в стране. Осознавая тяжесть долгового бремени, правительство в 2000-2003 гг. пошло на погашение внешнего долга за счет циничного урезания текущих расходов бюджетной сферы. Для этого оно перешло к политике профицита при скрытом дефиците, используя фактическое превышение доходов над расходами на досрочное погашение долгов, что предполагается записать в "актив" во время очередной выборной кампании. Повторяю: спасительными оказались конъюнктурные факторы - рост цен мирового рынка на нефть. Стоило в 2000 г. снизиться их уровню - и правительство смогло оплатить лишь 400 млн дол. из годового размера долга в 1,3 млрд дол. Видимо, правительство все же осознало, что если бы Россия расплачивалась по долгам такими темпами, то выплатила свои долги лишь через двести лет. Ни одного кредитора это, естественно, не устроит. А поскольку обеспечением долга является казна, при ее опустошении невольно вспоминается слово суверенитет. Разрушение экономической базы суверенитета страны является, пожалуй,


{1} Федоренко И. П. Россия: уроки прошлого и лики будущего. М., 2001. С. 353.

{2} См.: Воронин Ю. М. Разрушение экономической базы суверенитета // Духовное наследие. 1996. №2.

[ 98]

Рис. 2. Динамика внешнего государственного
долга России (в млрд дол.)

единственным стабильным показателем так называемых кардинальных российских "реформ".

После кризиса 1998 г. стало ясно даже реформаторам, что Россию западные кредиты не спасут. Запад занимается "благотворительностью" как заурядный ростовщик, любые переговоры о заимствованиях сопровождая вожделенными требованиями высокой оплаты "консультационных" услуг и предлагая "пакеты" проектов, которые не предполагают улучшения положения дел в реальном секторе экономики.

При такой "помощи" Запад руками Ельцина разрушал Советский Союз, сделал все для максимального ослабления и закабаления России, фактически превратив ее в свой придаток, в свою полуколонию. Запад давно понял, что благодаря поддержке курса реформ были созданы благоприятные условия именно для западной экономики. Ведь выделенные кредиты практически немедленно разворовывались и возвращались снова на Запад, увеличивая там рабочие места. России же оставались основные долги за кредиты и нарастающие лавиной проценты по ним. Другими словами, Запад денег на ветер не бросал.

Все заверения лжереформаторов о том, что не кредиты Запада им были нужны, а инвестиции в реальный сектор, - очередной миф. Даже Ельцин, оставляя президентский пост, понял, что если российские олигархи не инвестируют капиталы в России, то это значит, что им это невыгодно, что они не хотят вкладывать деньги в обанкротившуюся систему. Однако до сих пор власть, понимая парадоксальность ситуации, делает вид, что продолжает реформирование России.

Одним из наиболее характерных принципов этого "реформирования" стало значительное увеличение государственного внутреннего долга. Рост внутренних заимствований усиливается (см. таблицу 2) при вопиюще несправедливом "решении" вопроса о погашении долга перед гражданами, образовавшегося вследствие

[ 99]

инфляционного обесценения, уменьшения в тысячи раз вкладов населения в Сбербанке. Правительство сделало ставку на поощрение роста доходов негосударственного сектора и богатейшей прослойки олигархов путем продажи им под высокий процент облигаций - за счет средств федерального бюджета, а значит, при перманентном уменьшении доли непроцентных расходов бюджета, и прежде всего на социальные цели и науку.

Таблица 3

Динамика внутреннего государственного долга
(в млрд руб.)

  01.01.
1993 г.
01.01.
1995 г.
01.01.
1997 г.
01.01.
1999 г.
01.01.
2001 г.
01.01.
2003 г.
Государственный
внутренний долг РФ
3,567 88,065 364,46 529,94 557,42 752,1

Правительство предполагает к 2004 г. увеличить внутренний госдолг до 842,1 млрд руб., к 2005 г. - до 1 трлн руб., к 2006 г. - до 1,2 трлн руб. Практически это означает, что на каждого занятого в экономике внутренний долг приблизится к 20 тыс. руб.

Логичным результатом порочного социально-экономического курса, проводимого в начале 90-х гг., стал острый финансовый кризис второй половины 1998 г. То, что произошло 17 августа с российской экономикой, стало неожиданностью лишь для рядовых граждан, вновь потерявших свои сбережения, да еще, пожалуй, для Ельцина. Читатели, наверное, помнят, как, находясь 14 августа 1998 г. в Новгороде, президент категорически утверждал: "Девальвации рубля не будет, заявляю твердо и определенно. В России есть силы и средства, чтобы удержать рубль. Это все просчитано, просчитывается каждый день". А 17 августа правительство С. Кириенко объявило банкротство Российского государства - отказ выплачивать проценты по государственным краткосрочным обязательствам и облигациям финансового займа (ГКО - ОФЗ). Лопнула афера на государственном уровне с пирамидой ГКО - ОФЗ, задуманная "реформаторами" (Гайдаром, Чубайсом, Дубининым) и поддержанная Черномырдиным. Их усилиями в стране создан механизм, работающий исключительно на конвертацию национального богатства страны в твердую валюту с последующим вывозом ее за рубеж. Это подтверждается приведенными выше данными о динамике внутреннего государственного долга.

Не могу не напомнить, как раскручивалась спираль роста внутренних заимствований и к чему это привело.

Перед известным дефолтом общий объем выпущенных ГКО - ОФЗ на 1998 г. в соответствии с законом о бюджете составлял 600 млрд руб., то есть 100 млрд дол. По данным Минфина, чистая выручка за все годы существования этого вида рынка составила 18 млрд руб., или примерно 3 млрд дол. Другими словами, "государство-МММ" в финансовом отношении фактически ничего не получило от созданной им пирамиды. Но приобрело проблемы в виде комом нарастающих долгов. Зато деньги пошли в конкретные карманы конкретных собственников - владельцев ГКО: 35 % ГКО - у Центробанка, который сам налогов не платит и, "заработав" на ГКО в 1997 г. 25 млрд руб., в федеральный бюджет перечислил лишь 1,5 млрд руб. И теперь он является крупнейшим кредитором правительства. На начало 2000 г.

[100]

задолженность Министерства финансов РФ перед Центробанкам России по номинальной стоимости долговых обязательств составляла 513,5 млрд руб. Задолженность Центробанку России, оформленная как внешняя, на начало 2000 г. достигла 3,4 млрд дол. США. К концу 2001 г. эта сумма удвоилась. Около 30 % ГКО находится у Сбербанка, который выдал вкладчикам денег в 2-3 раза меньше, чем сам получил на рынке ГКО.

17 августа 1998 г. случилось то, что неминуемо должно было произойти. И причиной краха явился губительный курс ельцинизма, приведший страну к банкротству. "Строительство" государственной пирамиды, нового монстра либеральной экономики, достигло того момента, когда правительство было вынуждено выплачивать до 1 млрд дол. в неделю.

Таких средств у России уже не было. Правительство предпочло объявить о собственном банкротстве и уйти в отставку. Платить же по долгам пришлось опять народу. Рубль в августе-сентябре 1998 г. был девальвирован на 30 % и продолжал непрерывно падать, став эквивалентным 3,4 цента. Цены на товары и услуги возросли в несколько раз, а индексации заработной платы, пенсий, других выплат как не было, так и нет.

В обобщенном виде основные социально-экономические итоги правления лжереформаторов в России после 1990 г. под непосредственным руководством Ельцина (и Черномырдина) представлены в таблице 4.

Как видно из приведенных в таблице 4 данных, валовой внутренний продукт (ВВП) в стране по сравнению с уровнем 1990 г. "стараниями" Горбачева, а затем Ельцина - Бурбулиса - Гайдара - Черномырдина и других "демократов" сократился за десять лет более чем на 40 %. Это поистине катастрофический спад. Кризис глубже, чем в печально знаменитую Великую депрессию 1929-1933 гг., которая потрясла США и другие капиталистические страны. Попутно замечу, что лауреат Нобелевской премии М. Фридмен, оценивая результаты Великой депрессии в США, подчеркивал, что эта депрессия "является трагическим свидетельством мощи монетарной политики, а отнюдь не ее бессилия"{1}. О трагизме говорится в связи с тем, что кризис был усугублен недооценкой пагубной роли максимального "сжатия" денежной массы.

Для убедительности сопоставления можно привести и такие данные. За годы Второй мировой войны 1941-1945 гг. валовой внутренний продукт России упал на 21%. Совокупные же потери ВВП за период деятельности правительства во главе с "крепким хозяйственником" Черномырдиным составили более 230 млрд руб., или на 35 % больше, чем на начало его "правления".

Официально неоднократно заявлялось о необходимости поворота экономики на рост, усиления государственных функций регулирования рыночных отношений. Однако до сих пор правительство продолжает линию МВФ на отказ государства от своих обязательств перед обществом за состояние экономики и социальной сферы. Это подтверждается пресловутым "дерегулированием", которое стало одним из основных элементов официального курса в области макрорегулирования экономики уже после ухода Ельцина. Если во всех "цивилизованных" странах роль государства в развитии реального сектора экономики, обеспечении научно-технического прогресса, образования, социальной защиты граждан, неуклонного повышения конкурентоспособности национальной экономики повышается, то в России


{1} Фридмен М. Если бы деньги заговорили... М., 1998. С. 129.

[101]

[102]

все делается наоборот. Высшей формой ответственности правительства за выполнение главных функций государства остается ни разу не реализованная в полной мере возможность его отставки. А результаты "дерегулирования" налицо - состояние экономики напоминает последствия применения химического оружия: стоят заводы и фабрики, цеха обезлюдели...

За годы правления лжереформаторов общее падение производства в России достигло 53%, в электронике - более 90, в машиностроении - 60 %. Объем производства оборонной продукции сократился в 11 раз, уменьшился выпуск станков с ЧПУ в 46 раз, боевых самолетов - в 36 раз, экспорт оружия из России за это время сократился в 4 раза, но зато в 2,2 раза возрос экспорт в США российского алюминия, в 4 раза - редкоземельных металлов, в 19 раз - никеля. Экспорт наукоемкой продукции из России упал до 1 %.

В структуре экспорта доля машин, оборудования и транспортных средств в течение пяти последних лет, включая 2002 г., колеблется от 8 до 9,8 %. Доля минерального топлива и электроэнергии в экспорте в октябре 2002 г. достигла 56,7 %. Доля экспорта в объеме производства в отрасли составила: сырой нефти - 44,7 %, нефтепродуктов - 36, минеральных удобрений - 79,4, проката плоского - 55, целлюлозы древесной - 83,9 %{1}. Россия стала ярко выраженной ресурсоэкспортирующей страной. В 2002 г. в нефтеперерабатывающей отрасли было переработано только 48,9 % добытых нефти и газового конденсата.

Глубина переработки нефтяного сырья ежегодно снижается. Широко практикуется и скрытый экспорт электроэнергии в связи с высокой энергоемкостью производимого и экспортируемого по схемам толлинга алюминия.

Сегодня отечественная экономика оказалась гораздо менее ориентированной на потребителя, чем даже 5-6 лет назад. Особенно катастрофическим выглядит снижение капитальных вложений. За 1991-2002 гг. они сокращены в расчете на год более чем на 75 %. При этом капиталовложения производственного назначения упали еще сильнее - на 85 %. Все это стало "нормой" воспроизводственного процесса - на инвестиции в основные фонды используется только около 14-16 % ВВП, обновление основных фондов не превышает 3,5 % в год. Это непозволительно низкая величина. На начало 2002 г. 41,6 % промышленного оборудования имело возраст свыше 20 лет, в возрасте от 10 до 20 лет - 21,9 %. Другими словами, свыше 63 % всего промышленного оборудования пребывает в "закритическом" (с точки зрения морального и физического износа) возрасте{2}. При таком изношенном оборудовании и столь медленном его обновлении невозможно рассчитывать на технологические факторы экономического роста. В лучшем случае он будет связан с действием конъюнктурных факторов. В этом отношении показателен декабрь 2000 г.: снижение цен на нефть до 22 дол. за баррель (159 л) со всей остротой поставило вопрос о темпах экономического роста в 2001 г. Подобное повторилось при разработке и рассмотрении федерального бюджета на 2002 г.: снижение уровня мировых цен на нефть до 19 дол. за баррель создавало большую напряженность в прогнозировании доходов бюджета и ставило под сомнение возможность обеспечения профицита бюджета.

Крайняя скованность экономики состоянием ее инфраструктуры подтверждается статистикой: выработало ресурс более половины горно-транспортного оборудования,


{1} См.: Федеральный справочник. Вып. 10. М., 2002. С. 198.

{2} См.: Экономика и жизнь. 2003. 5 февраля. С. 2-3.

[103]

[104]

[105]

[106]

свыше 55 % основных фондов на железнодорожном транспорте, в том числе 70 % тепловозов и 60 % электровозов, более половины энергетического и сетевого оборудования в региональных энергосистемах, свыше 70 % авиапарка, 90 % технических средств аварийно-спасательной службы авиации. По сравнению с 1990 г. фонд бездействующих скважин увеличился с 9,8 до 27,9 тыс. единиц - почти в 3 раза. Объем эксплуатационного бурения на нефть соответственно сокращен с 32,7 до 7,4 млн м, разведочного бурения - с 5,2 до 1,4 млн м. Это означает подрыв возможностей дальнейшего роста объема добычи нефти. На 1 декабря 2002 г. эксплуатационный фонд нефтяных скважин составлял 149 тыс. единиц. Добыча нефти не велась почти на четверти из них (22,9 %). Простаивают более 34 тыс. скважин. Критическим является возраст половины оборудования в сфере науки.

Техническим состоянием, физической изношенностью промышленного и транспортного оборудования объясняется тот факт, что в 5 раз по сравнению с 1990 г. выросло число аварий в авиации, в 9 раз - число катастроф, в 13 раз - число погибших на 1 млн пассажиров. Все это - результат грубейшего игнорирования основ экономической теории, согласно которой в соответствии с физическим и моральным износом основной капитал должен выбывать и замещаться новыми экземплярами техники, иными инфраструктурными элементами (трубы на трубопроводном транспорте, шахтные подъемники, насосные станции, драги в золотодобыче, авианосцы в морской авиации и т. п.). Если этого не происходит, неизбежны ситуации риска.

Положение в реальном секторе экономики год от года становится все хуже. Если в год "кровавой осени" 93-го доля убыточных в общем числе предприятий составляла в промышленности 7,8 %, в сельском хозяйстве - 10, в строительстве - 5,9 %, то в 1998 г. таких предприятий стало 49,2, 83,1 и 39,6 % соответственно, то есть увеличилось в 5-10 раз. В 2002 г. доля убыточных предприятий в общем числе крупных и средних предприятий достигла 45,2 %. В ряде областей эта доля выше 60 % (Курская, Тамбовская, Курганская, Читинская области и практически весь северо-восток страны).

Динамика важнейших показателей экономической безопасности в начале нового столетия, как видно из приведенной таблицы, является удручающей. После кризиса 1998 г. абсолютное большинство предприятий обрабатывающих отраслей, испытывая удары роста цен, остается безнадежно убыточным. Это относится и к предприятиям госсектора. По многим причинам убыточным стало и сельскохозяйственное производство.

Инфляция в 2001-2002 гг. была почти в полтора раза выше прогнозируемой правительством, которое тем не менее всегда настаивает на "оптимистическом" варианте инфляции, не обязывая себя индексировать обесценивающиеся доходы и пенсии. Эти хитрости всеми давно поняты и сильно дестимулируют эффективный труд.

Форсированная либерализация экономики и ее внешних экономических связей не позволила сформировать необходимое качество внешнеэкономической сферы. Недостаточный объем и невысокая конкурентоспособность отечественной наукоемкой продукции объективно предопределяют низкий обменный курс рубля. Он не только обусловливает сильную инфляцию, но и препятствует полноценному включению российской экономики в мировой инвестиционный и товарный процесс. А без этого нельзя было рассчитывать на модернизацию промышленности, эквивалентный обмен наших сырьевых ресурсов, которые по крайне низким и невыгодным для нас ценам перекачиваются на Запад.

[107]

Под видом борьбы с монополизмом игнорируется общемировая логика развития производительных сил, характерная для развитых стран: сочетание крупного и среднего производства, государственное регулирование, планирование, решение социальных вопросов и т. д. У нас же вот уже 12 лет идет ломка крупных производств, современных форм организации производства и государственного регулирования.

Вследствие упомянутого выше создания и развития так называемых "малых предприятий", а затем "непродуманной" приватизации и процедур банкротства произошло и все еще продолжается "вымывание" из структуры крупных объединений наиболее технологичных современных цехов и подразделений. В результате все эти производства просто обрекаются на гибель, что выгодно иностранным конкурентам. "Стратегические" зарубежные инвесторы не упускают ни одного случая поживиться на этой ниве.

Отказ от эффективных инструментов регулирования размещения производства и его специализации, "вымывание" перспективных высокодоходных производств, произвол в ценообразовании и несовершенство системы налогов, льгот и преференций усугубляет становление отвечающей потребностям времени модели бюджетного федерализма. Различия между субъектами Российской Федерации по возможностям мобилизации поступлений в федеральный бюджет усиливаются. В 1999-2002 гг. две трети поступлений в федеральный бюджет давали 12 регионов, среди которых доля Москвы была самой значимой. Валовой региональный продукт на душу населения в таких национальных округах, как Коми-Пермяцкий, Усть-Ордынский и Корякский, в 2-3 раза ниже среднероссийского уровня.

В итоге наша экономика попала в замкнутый, порочный круг. Без модернизации, структурной перестройки хозяйственной сферы нечего надеяться на то, чтобы выбраться из кризиса. Однако в рамках проводимой политики "либерализации" и "дерегулирования" структурная и технологическая перестройка невозможна. Все попытки искусственного сжатия кредита, денежной массы и дальнейшей либерализации денежной сферы привели к потере отечественной обрабатывающей промышленности и массовой безработице. Фактический ее масштаб вуалируется. По официальным данным Госкомстата РФ, численность экономически активного населения на 1 декабря 2002 г. составила 72,6 млн человек. Занятыми на работе и учебе значилось 67,4 млн человек, причем только 40,5 млн человек составляли штатные работники крупных и средних организаций. Статистика скрывает численность работающих в режиме неполной рабочей недели, находящихся в бессрочных "отпусках" без содержания. Так, например, в микробиологической отрасли за один лишь 2002 г. сокращение рабочих мест достигло 23,4 %. Такова логика развития экономики без руля и без ветрил.

Особенно больно безработица ударила по женщинам. Среди безработных доля женщин превысила 70 %. За этими цифрами - тысячи обездоленных семей. В планах развития государственного и муниципального сектора экономики на 2002-2003 гг. предусматривалось ухудшение ситуации на рынке труда, рост безработицы. Был внесен проект закона о депрессивных регионах, в котором признаками депрессивности считаются массовая безработица и снижение уровня доходов ниже черты бедности. Однако этот закон так и остался в проекте. Иначе пришлось бы признать депрессивной всю Россию, которая по малозаметным темпам прироста ВВП (за 2002 г. он составил якобы 4,1 %) уже значится страной с "динамично развивающейся экономикой".

[108]

Государства Прибалтики, которые побежали к "реформам" раньше России, - наглядный образец того, что нас ждет, если следовать путем, навязанным лжереформаторами, и дальше. Промышленность и сельское хозяйство там, по сути, разрушены, покупательная способность населения снизилась до небывалого для советских республик уровня, безработные составляют пятую часть трудоспособного населения. В России, обладающей по сравнению с другими странами большим экономическим потенциалом, потери будут, несомненно, значительнее, а главное - может быть потеряна целостность государства, полностью разрушены производительные силы общества.

Прогноз печален: в рамках проводимой ныне модели "радикальной экономической реформы" путей выхода из тупика нет. Либеральные радикалы второго призыва (с весны 1997 г.), возглавляемые Чубайсом и Немцовым, занимались исключительно латанием дыр, перебрасывая скудные бюджетные средства на оплату задолженности по пенсиям и зарплатам работникам бюджетных отраслей и на оплату "услуг" олигархов по выполнению заказов для государственных нужд.

Впечатляющую картину дележа "бюджетного пирога" представил бывший глава правительства академик Е. Примаков в книге "Восемь месяцев плюс..." (2001 г.). Председатель Правительства России за этот сравнительно короткий срок во всей полноте увидел откровенный и циничный грабеж казны с помощью ГКО-ОФЗ, процент по которым превосходил самые радужные ожидания ростовщиков. Бюджетные потоки были направлены на оплату процентов размещаемых у олигархов облигаций, подчинены поощрению их политической лояльности.

Разумеется, исключительное неблагополучие в экономике усилило социально-политическую напряженность. Финансовая поддержка российских "реформ" со стороны МВФ с самого начала была запрограммирована на устойчивую долговую привязку страны к странам Запада и потерю суверенитета. Главным звеном в этом механизме являлся постоянный рост зависимости жизнеобеспечения населения России от импортных поставок.

Многим знакомы трагедии семей, где муж - пьяница или наркоман - все тащит из дома. В российском доме та же беда. Воистину - "Тут подошел сияющий Гайдар... И все схватились за карманы".

С началом "радикальных реформ" покупательная способность населения снизилась более чем в 3 раза. Разрушительные удары наносятся по всем сферам жизнедеятельности человека. Резко ухудшилось питание людей, которым стали недоступны многие жизненно важные продукты. Старшее поколение, поколение победителей, униженное и ограбленное "реформаторами", едва сводит концы с концами.

По данным Госкомстата, в январе 1999 г. 39,2 млн человек, или 26,7 % всего населения России, имели денежные доходы ниже прожиточного минимума - 787 руб. в среднем на душу населения. По сравнению с периодом до 17 августа 1998 г. только в сентябре - декабре доля малоимущего населения увеличивалась в среднем за месяц на 6 %. В конце 2000 г. за чертой прожиточного минимума было уже свыше 35 % населения. Осенью 2001 г. таких людей стало свыше 47 млн. При этом на долю 20 %-ной группы населения с максимальными доходами приходилось около половины всех доходов (48,3 %).На долю 10 % наиболее обеспеченного слоя населения приходилось 34 % всех доходов, а на долю наименее обеспеченной 10 %-ной группы только 2,4 % всех доходов. Вот вам и "демократическая республика", прямо по Маяковскому - "кому бублик, а кому - дырка от бублика...". Не случайно

[109]

информация Госкомстата по дифференциации доходов населения становится все более "урезанной".

Нетрудно понять, что в сложившейся ситуации правительство уже в ближайшее время все свои действия вынуждено будет подчинить решению двух проблем. Первая - где взять деньги для импортных закупок, цена которых с каждым месяцем возрастает. Вторая - чем, кроме денег, можно расплатиться за импорт. И здесь правительство лжереформаторов видело для себя только один путь - распродажа российской собственности, особенно сырьевых ресурсов. Власть "совершила невероятное - она превратила страну в лагерь уголовников... Под видом класса собственников она создала класс воров"{1}.

Как свидетельствует доктор экономических наук Л. Пияшева, работавшая вместе с Ю. Лужковым на ниве приватизации московской собственности, "это была чисто аппаратная, номенклатурная приватизация, то есть приватизация своим, для своих за большие взятки, за большие какие-то услуги". По ее мнению, "демократы", придя к власти, занялись таким откровенным грабежом, который был немыслим для прошлых коммунистических функционеров. Во главе этого грабежа стояло московское правительство и лично мэр Лужков, "который все знает и все подписывает"{2}.

Уже в 1996 г. правительство В. Черномырдина было вынуждено снять практически все ограничения во внешнеэкономической деятельности.

В результате, несмотря на то что обеспеченность сельского хозяйства моторным топливом перед началом сева на гектар пашни снизилась против 1993 г. в 5-6 раз, почти половина сырой нефти идет на экспорт. России в возрастающих объемах нужны доллары - слишком велик внешний долг, для погашения которого других источников нет. Долговая зависимость по сути заслонила все остальные проблемы, превратив правительство и страну в самого настоящего долгового наркомана, разговор с которым становится все более жестким и неприязненным со стороны мировых финансовых групп. Большая часть базовых отраслей, особенно нефтяная, газовая, электроэнергетика, жилищно-коммунальная, намечена для разукрупнения и распродажи в обмен на погашение части внешних долгов. В этой связи в Меморандуме для МВФ российские власти обещали ввести процедуру ускоренного оформления прав собственности на землю тем предприятиям, которые эту землю занимают.

Лжереформаторов очень беспокоит тот факт, что до сих пор в государственной и муниципальной собственности находится 92,4 % земель и лишь 1,7 % - в собственности юридических лиц, 5,9 % - в собственности граждан. Понимая, что 61,2 % земельной площади приходится на земли лесного фонда, они протащили через законодательные органы угодный им Земельный кодекс РФ и готовы под всякими предлогами выводить земли из сельскохозяйственного оборота, а затем продавать предполагаемым инвесторам, в том числе иностранным, земли, занятые негосударственными предприятиями. Помехой является Конституция Российской Федерации. Начиная с 1994 г., проводилась "денежная" приватизация - передел поделенного. Этот этап передела завершается. "Ваучерные акции" россияне могут сохранить как память о небывалом в истории обмане народа. Вот его результаты (см. таблицу 7).


{1} Говорухин С. С. Великая криминальная революция. С. 35. {2} См.: Советская Россия. 1992. 28 декабря.

[110]

Таблица 7

Послечековая приватизация в России{1}

Но приватизировано еще не все. По состоянию на 1 сентября 2000 г. в федеральной собственности все еще оставалось 12 277 унитарных предприятий, 29 633 учреждения, многочисленные объекты недвижимого имущества общей площадью 337 млн кв. м и свыше 900 объектов незавершенного строительства общей площадью 3,5 млн кв. м. В федеральной собственности были также пакеты акций 3359 акционерных обществ и 504 акционерных обществ, в отношении которых используется специальное право на участие в управлении ими ("золотая акция"). Указанные акционерные общества по доле Российской Федерации в их уставных капиталах распределены следующим образом:

100 % уставного капитала - 43 акционерных общества. Это очень мало по сравнению с 1990 г., когда государственная собственность была монопольной;

более 50 % уставного капитала - 328 акционерных обществ. Здесь пока еще могут быть реализованы интересы государства благодаря участию его представителей в управлении акционерными обществами;

от 25 до 50 % уставного капитала - 966 акционерных обществ.

В остальных акционерных обществах участие государства меньше 25 %. В двух последних группах интересы государства реализуются весьма условно, тем не менее идет борьба на понижение доли государства в акционерных обществах. Естественно, что "остатки" государственного сектора в экономике очень беспокоят отечественных "приватизаторов" и их зарубежных покровителей - при небольших вложениях можно завладеть "золотыми жилами". Выполняя, как и прежде, рекомендации МВФ, Правительство России и на 2001-2003 гг. представило проекты завершения приватизации. С аукциона оно продает находящиеся в федеральной собственности пакеты акций крупнейших акционерных обществ. В их числе - нефтяные компании "Лукойл", "Роснефть", "Славнефть", ОАО "Газпром", ряд комбинатов по производству хлебопродуктов и элеваторов в регионах страны, ОАО "Аэрофлот", до сих пор сопротивлявшееся поставкам в лизинг американских самолетов, две региональные авиакомпании, ОАО "Судоимпорт", ОАО "Автотрактороэкспорт", ОАО "Орловский сталепрокатный завод", ОАО "Союзпушнина", ОАО "Стройматериалинторг". В списках подлежащих распродаже значатся не только "легковесные" федеральные пакеты акций, от которых действительно имеет


{1}См.: Материалы проекта государственной программы приватизации на 2001 г.

[111]

смысл избавиться, поскольку доходов по ним государство иметь уже не будет, но и очень лакомые для олигархов куски. Такие объекты потенциально высокодоходны, у них нет конкурентов на занимаемых сегментах рынка. Но есть зарубежные конкуренты. Подарки им регулярно, с завидной тщательностью готовили не только Черномырдин с Чубайсом, но и Касьянов. Остаются очень значимыми "подношения" Правительства России "отечественному" негосударственному сектору. Проект программы на 2002 г. предусматривал распродажу 365 пакетов акций, принадлежащих государству, причем в перечне подлежащих продаже пакетов акций значилось немало таких, в которых государство владеет крупными пакетами акций - свыше 50 %.

В 2003 г. государство избавляется от остатков федеральной собственности, надеясь на "эффективных собственников" вне госсектора. Однако эффективные собственники как продукт криминального приватизационного бизнеса исключены. В беседе с Куликовым Чубайс однозначно высказался в том духе, что эффективные собственники - "как раз не главная цель. Главная цель - политическая... Без этого мы не смогли бы обеспечить избрание Ельцина на второй срок...{1} Сказанное подтверждает преступный характер "второго взятия власти" Ельциным - посредством финансовых потоков (преимущественно из "черной кассы", в "коробках из-под ксерокса"), а также силой административного ресурса и массовых подтасовок результатов голосования (что признал в интервью американской газете и Коржаков, не отрицал во время дискуссии на III телевизионном канале в начале 2003 г. и Зюганов). Вот такими криминальными средствами была утолена жажда власти и богатства идеолога "суверенизации". Но там, где кончается государственная собственность, кончается и суверенитет.

Известно, что интегральным индикатором эффективности социальных процессов является показатель воспроизводства населения. Именно в период правления лжереформаторов возникло "новое" качество социальной жизни страны - депопуляция, характеризующаяся постоянным превышением числа умерших над числом родившихся.

Еще на Шестом съезде народных депутатов Российской Федерации в апреле 1992 г. прозвучало: необходим резкий поворот в сторону социальной ориентации экономики. Хватит приносить ее в жертву политике!

Вспоминаю свое обращение к президенту: "Борис Николаевич, зачем нам нужны такие реформы, которые ухудшают жизнь народа, разрушают производительные силы? О какой социальной направленности реформ можно говорить, если производство товаров народного потребления в последние годы упало на 15-30 %?"

Однако вместо внесений необходимых коррективов в программу экономических реформ президентская команда предпочла явное игнорирование решений Съезда народных депутатов РСФСР, а в последующий период - открытый курс на разгон законодательных и представительных органов власти с попыткой установления контроля над судебной властью (включая Конституционный суд РФ), прокурорским надзором, с жесткой цензурой прессы.

Анализируя вопросы развития экономики в начале 90-х гг., невольно вспоминаю пребывание делегации Верховного Совета РФ в Китайской Народной Республике, которую я возглавлял как заместитель Председателя Верховного Совета, курирующий вопросы экономики.


{1} Куликов А. Тяжелые звезды. С. 431.

[112]

На заседаниях Президиума Верховного Совета РФ, при обсуждении проблем социально-экономического развития России, немало говорилось о позитивном опыте КНР. Возвышение Китая до статуса мировой державы, начавшееся еще в 80-е гг., но наиболее отчетливо наблюдавшееся в последнее десятилетие прошлого столетия, изменило всю "геометрию" международных отношений и, конечно, в значительной степени затронуло Россию. Дело не только в общей границе протяженностью в 4000 км. Хотя и это обстоятельство обязывает Россию и Китай стремиться к сбалансированной внешней политике и всемерному укреплению доверия.

Суть проблемы заключается в том, что проводником коренных изменений экономических отношений в стране стала Коммунистическая партия Китая. Именно обеспечение экономического роста стало в Китае главным фактором, легитимизирующим власть КПК. В стране, где правящей партией является Коммунистическая, иностранные инвестиции на начало 1993 г. превышали 50 млрд дол., в том числе прямые - более 35 млрд дол. Увеличилось количество инвестиций на комплексное развитие сельского хозяйства, на объекты капитального строительства, базового производства и высоких технологий. С тех пор на таком уровне иностранные инвестиции в экономику КНР вкладываются ежегодно. В то же время в России, где, как не уставали заявлять Ельцин, Гайдар, а затем и Черномырдин, "успешно проводятся демократические рыночные преобразования", приток иностранных инвестиций был символическим. За все годы реформ объем накопленных иностранных инвестиций составил 35,6 млрд дол., в том числе прямых - 18,2 млрд дол. - тысячная часть всех иностранных инвестиций в экономику других стран. Парадокс, да и только. И это - в ситуации, когда России, по данным Минэкономразвития, принадлежит 25 % мировых запасов древесины, 22 % запасов пресных вод, 70 % сырья и продукции неглубокой переработки, в том числе 10 % мировой добычи нефти, 24 % мировой добычи газа, 20 % мировой добычи никеля и кобальта, 30 % мировой добычи меди.

Президиум Верховного Совета РФ принял решение послать в Китай делегацию Верховного Совета и более детально на месте ознакомиться с опытом социально-экономического реформирования, особенно с бурно развивающимися районами "Пудун" и "Миньхан". Как тогда нас информировал МИД РФ, после распада СССР парламентские и правительственные делегации России на высоком уровне посещали Китай крайне редко.

Делегация прибыла в Китай 12 января 1993 г. и сразу же началась череда переговоров: с заместителем Председателя Постоянного комитета ВСНП Жун Ижэнем, с Председателем ПК ВСНП Вань Ли, с заместителем министра иностранных дел Китая Тянь Цзэнпэем. Речь шла об укреплении парламентских связей, создании постоянно действующей двусторонней комиссии из парламентариев обеих стран, о разработке планов совместных действий.

И все-таки в процессе переговоров чувствовалась какая-то натянутость, напряженность. Я рассказал об этом в посольстве РФ. Работники посольства объяснили это тем, как я указывал выше, что в первые годы правления "реформаторов" посещение коммунистического Китая делегациями на высшем уровне практически свелось к нулю. Но даже если кто из руководителей и приезжал в Китай, то игнорировал его национальные традиции и особенности. Поэтому и отношение к российским "демократам" у китайских руководителей сложилось вполне определенное. Это повлияло и на отношение к делегации Верховного Совета РФ.

[113]

Работники посольства порекомендовали: "Завтра, Юрий Михайлович, вы будете встречаться с членом Постоянного комитета Политбюро ЦК Компартии Китая, премьером Госсовета КНР Ли Пэном. Попросите его несколько изменить программу пребывания в стране, запланировать посещение мавзолея Мао Цзэдуна и организовать встречу в ЦК КПК. Если это удастся осуществить, то вы увидите, как изменится отношение к делегации со стороны китайских руководителей. Это важно, - продолжили работники посольства, - и с другой стороны. Неделей раньше вашей поездки в Китай с официальным визитом прилетал Борис Николаевич Ельцин. Он воочию увидел, каких огромных успехов добился Китай в реформировании экономики, какой объем инвестиций Запад направляет в эту страну. При этом все преобразования ведутся в стране под руководством Коммунистической партии! Впечатления от огромных достижений коммунистического Китая, - говорили работники посольства, - расстроили Ельцина, он сильно переживал унижение своего детища - новой России, видимо понимая свою личную ответственность. Ему стало так тягостно, что он, вернувшись в посольство РФ, напился, как он это умеет делать, срочно уехал в аэропорт, сел в самолет и вернулся в Москву. Поэтому ваши, Юрий Михайлович, действия помогут в определенной степени сгладить демарш президента".

Кстати, о том, что Ельцин кратковременно посещал Китай в тот период, не упоминается ни в одной из его книг, даже в "очерках политической истории" его клевретов - "Эпоха Ельцина". Косвенное же подтверждение можно найти в "Записках президента", в которой приведена фотография возложения Б. Ельциным венков в Пекине, хотя в тексте о Китае нет ни строчки.

13 января состоялась наша встреча с премьером Госсовета Ли Пэном. Он в свое время закончил Московский энергетический институт, хорошо говорит по-русски. Встреча, продлившаяся почти два часа, позволила сблизиться с этим умным, обаятельным, точным в своих наблюдениях человеком, особенно когда это касалось экономических "реформ" в России.

Ли Пэн рассказал о преобразованиях в Китае за последнее десятилетие и достигнутых результатах. Приоритетными задачами для Пекина были и остаются, подчеркивал Ли Пэн, высокие темпы роста экономики и повышение благосостояния 1200-миллионного населения КНР. За последние пять лет темпы роста объемов промышленного производства превышали в Китае 15 %. Здесь мы с ним немного поспорили - не приведут ли такие темпы роста к "перегреву" экономики. Ли Пэн согласился с такой возможностью, но заявил, что Госплан тщательно следит за социально-экономической ситуацией в стране, внося необходимые коррективы.

Более всего Ли Пэна интересовала внутриполитическая и социально-экономическая ситуация в России. Я подробно отвечал на его вопросы. Но уже из диалога стало ясно, что он очень хорошо осведомлен о положении в нашей стране.

Остановились на внешнеэкономической деятельности. После распада СССР торговля с Россией стала быстро расти и достигла к началу 1993 г.: по экспорту КНР в Россию 2,6 млрд дол., по импорту из России - 5 млрд дол. Однако структура внешнеторгового баланса имела значительный перекос. В отличие от России, которая экспортирует в Китай в основном сырье (стальные полуфабрикаты, минеральные удобрения, древесина) и оружие, Китай продает в России прежде всего товары народного потребления. К сожалению, китайские товары (в основном частных фирм) имеют низкое качество. Поэтому мы внимательно обсудили эту ситуацию

[114]

и наметили пути перехода к активным торговым инвестициям, развитию торгово-сервисных центров, сети крупных торговых центров, принадлежащих китайскому государству.

"У нас много общих проблем, - резюмировал Ли Пэн. - Я сторонник того, чтобы наши отношения развивались во всех без исключения областях - экономической, политической, военно-технической, укреплялось стратегическое партнерство, обращенное в XXI век".

Особую озабоченность Ли Пэн высказал деидеологизацией внешней политики России. Он подметил, что у нас в стране произошла замена одной идеологии на другую. По мнению Ли Пэна, вместо коммунистической идеологии и претензий на мировое лидерство во внешней политике стала проявляться квазидемократическая зашоренность, выражающаяся в излишнем преклонении перед западными ценностями, что оборачивается для России крупными потерями.

В своей внутренней политике, подчеркнул Ли Пэн, китайские коммунисты сделали упор не на идеологической стороне, а на руководящей функции КПК, сплачивающей государство в решении политико-экономических задач, реформировании экономики, равномерности экономического развития различных регионов Китая при переходе к рынку, создании "свободных экономических зон".

Я разделял эти взгляды.

Встреча с Ли Пэном произвела на меня неизгладимое впечатление. Что бы ни произошло в жизни, буду очень тепло относиться к этому выдающемуся политическому и государственному деятелю, да и просто как к человеку.

Посол Российской Федерации в Китае Игорь Рогачев, постоянно встречавшийся с руководством страны и отлично знавший ее специфику, потом сказал мне, что сам ход встречи - характер обмена мнениями, превращение чопорного протокола с его порой излишне деловым тоном в дружескую, откровенную беседу - импонировал Ли Пэну. Это было видно по выражению его лица и нашло отражение в том, что время встречи более чем в два раза превысило запланированное. Почти уверен, продолжил Игорь Алексеевич, уже завтра в программу пребывания делегации будут внесены коррективы в соответствии с вашими пожеланиями.

Действительно, утром следующего дня - 14 января - нам сообщили о времени посещения мавзолея Мао Цзэдуна и встрече в ЦК КПК, что мы с удовлетворением и сделали. И опять хочу подчеркнуть, насколько посольские работники оказались правы. После этих встреч китайцы не скрывали к делегации, лично ко мне и моей супруге Инне Ефимовне поистине дружеского, теплого отношения.

Большое впечатление произвел на членов делегации объем инвестиций с участием иностранного капитала в районе технико-экономического развития "Пудун", мост через реку Хуанпу. И здесь китайцы показали пример. Так, для правового обеспечения эксперимента в одной-единственной спецэкономзоне (СЭЗ) Всекитайский совет народных представителей (ВСНП) принял более 30 законов. После того как в 1992 г. руководство СЭЗ получило право собственного законотворчества, уже местными законодателями было принято еще более 75 законов. Тем самым была создана сильная правовая основа для притока иностранных инвестиций. Это как раз то, чего не хватает в России при решении аналогичных проблем.

Не менее впечатляющие результаты были достигнуты в сельском хозяйстве Китая. Мы ознакомились с ними в сельскохозяйственном предприятии Лошэ под Шанхаем. Значительные капиталовложения в сельское хозяйство позволили стране из года в год увеличивать валовое производство продовольственных культур. В

[115]

"продуктовой корзине" произошли серьезнейшие изменения: переход от длительной нехватки в снабжении продуктами в основном к уравновешенному спросу и предложению, что стало возможным благодаря использованию наряду с плановыми рыночных механизмов. Валовое производство мяса, яиц, фруктов и овощей, продуктов водного промысла ежегодно возрастало более чем на 10 % и составило половину всего продовольствия Китая.

Какой ценой получены приведенные цифры достижений сельского хозяйства Китая конечно же могут понять только специалисты-аграрники. Чтобы результаты КНР в агрокомплексе были более "ощутимы", приведу такие емкие данные: Китай сумел накормить 1 млрд 200 млн человек (!) и при этом превзойти среднемировой уровень потребления основных продуктов питания, входящих в "продовольственную корзину". Уже одно это говорит о многом.

Когда я докладывал об итогах поездки делегации в Китай на заседании Верховного Совета РФ, в зале была тишина. Каждый народный депутат, на мой взгляд, сопоставлял достижения коммунистического Китая с результатами "демократической" России. Выводы были, естественно, не в пользу России. И до сих пор сторонники проводимых в РФ либеральных реформ стараются замалчивать достижения Китая в реформировании экономики. Ну как же, Китай-то социалистический, Коммунистическая партия там продолжает быть правящей партией. Разве пристало "демократической России", ориентирующейся на Запад, а точнее, на США, брать пример с Китая?

Подводя итог моим воспоминаниям о Китае, я одновременно отсылаю генерала Куликова, выдержку из книги которого я цитировал выше, к этому месту на глобусе или в профессорский зал библиотеки им. В. И. Ленина, где в дополнение к сказанному есть иные источники - современные статистические сборники и книги по экономике социалистического Китая.

Но вернемся к 1993 г. Новое качество политико-экономических процессов в России и их влияние на международный рынок существенным образом повлияло на решение ускорить ликвидацию Верховного Совета РФ и Съезда народных депутатов РФ в октябре 1993 г. Как показывает анализ, к середине 1993 г. практически завершился этап нелимитируемого экспорта сырья из России с помощью отечественных корпоративных структур. Транснациональные корпорации развитых стран не могли больше позволять российским структурам и далее играть "на понижение" цен на сырьевых рынках мира.

Такая "игра" поддерживала на определенном этапе зарождающийся российский финансовый капитал, теперь она стала наносить слишком заметный экономический вред капиталу Запада, вынужденному сталкиваться с российским демпингующим конкурентом.

Транснациональные сырьевые корпорации Запада выставили свои условия и потребовали прекращения экспансии сырья из России. Это получило юридическое закрепление в решении министерства торговли США и было политически оформлено и озвучено министром торговли Микки Кантором. С другой стороны, корпорации Запада желали сохранить потоки дешевого сырья из России и СНГ как допинг для экономики высокоразвитых государств, входящих в мировую элиту. Эти взаимоисключающие друг друга интересы могли быть разрешены путем скупки российских предприятий, снятия конкуренции и сохранения дешевизны сырьевых ресурсов. В этом и заключалась суть политики Запада, осуществленной в процессе антинародной приватизации "по Чубайсу". Ее чудовищные последствия для экономики страны

[116]

были убедительно доказаны в ходе расследования итогов приватизации на весенней сессии Государственной Думы 1997 г.

"Почему президент Клинтон отреагировал на государственный переворот 21 сентября 1993 г. выражением активной поддержки Ельцину?" - задавался вопросом тогдашний первый заместитель госсекретаря США С. Тэлбот, выступая 7 октября 1994 г. в подкомитете по иностранным делам конгресса. И сам же ответил: "События в бывшем Советском Союзе развиваются в нужном для США направлении; они нацелены на такое развитие государств бывшего СССР, которое все более является источником сырья и промышленной продукции, рынком для американских товаров и услуг..." Откровеннее и циничнее не скажешь.

Особое место в этом процессе отводится России, богатой огромными природными ресурсами. Отсюда необходимость расчленения ее территории, чтобы легче было скупить весь потенциал разорванных, расчлененных областей и краев. Отсюда требование ускорения "большой" приватизации средств производства и другие подрывные акции, помогающие овладеть богатствами страны открыто или через подставных лиц.

Искусственно насаждаемое массовое банкротство должно привести к закрытию 50 % мощностей. Какое дело США, что из сферы материального производства будут выброшены сотни тысяч работников промышленности, НИИ и КБ? Это ведь русские, не американцы.

Одновременно Запад поощрял и стимулировал вал лавинообразно нарастающего сепаратизма. Осмелевшие князьки в Поволжье, на Дальнем Востоке, в Сибири, на Урале, в Северо-Западном регионе ограничивали уплату налогов в федеральный бюджет, отсекали от Центра валютные поступления за экспорт сырья. Что это, как не глубокий подрыв государственности, губительный путь к распаду России?

Особое беспокойство вызывает ситуация на Севере и Дальнем Востоке, где американцы, очевидно, вознамерились захватить всю прибрежную и шельфовую зоны по побережью Северного Ледовитого и Тихого океанов, начиная от месторождений в Белом и Баренцевом морях, вплоть до Сахалинского газонефтяного поля. Бедствие северян усиливает экономическую и политическую интервенцию США, Японии, Китая, а не разрешенный до сих пор вопрос о коренных народах Севера обостряет ситуацию и вызывает дальнейшую эрозию политического и экономического пространства России.

Дальний Восток и Якутия (как, впрочем, и Россия в целом) тайно и явно уже в значительной мере давно управляются с чужих политических пультов. Золото, алмазы и другие запасы ценного сырья будоражат хищное воображение акул западного бизнеса. Кучкуясь вокруг Магадана, зарубежные дельцы стремятся сговориться с местной элитой и удовлетворить свои корыстные вожделения за счет государственных интересов России. Золото-алмазный пул уже стал реальностью. Разработаны соответствующие антироссийские программы и этапы их реализации{1}.

Редкоземельные металлы, оружие, нефть, золото, алмазы, никель, титан и другие виды стратегического сырья оптом и в розницу нелегально вывозятся за границу. Мошеннические операции приобрели транснациональный характер. Самое опасное для экономической безопасности страны состоит в том, что валютные доходы от продажи не идут в казну, как было "при коммунистах", а во все больших размерах оседают на личных счетах в иностранных банках.


{1} См.: Правда. 1994. 13 августа.

[117]

В то же время производственный сектор обескровливается. В результате сведения на нет инвестиций в развитие производства резко снизилась инновационная активность заводов и фабрик. Доля таких предприятий в промышленности России за неполное десятилетие ельцинского режима, как свидетельствует таблица 7, сокращена с 60 % в 1989 г. до 6,2 % в 1999 г. Она продолжала снижаться даже в условиях экономического "роста" в 1999-2002 гг.

Таблица 8

Динамика доли инновационно активных предприятий в промышленности России (в %){1}

1989г. 1992г. 1993г. 1994г. 1995г. 1996г. 1997г. 1998г. 1999г.
60,0 16,3 17,3 19,5 5,6 5,2 4,7 4,8 6,2

Радикальным средством против коррупции и посредничества при торговле ресурсами могла быть, как это отмечалось на сессиях Верховного Совета РФ, пленарных заседаниях Госдумы РФ, полная замена высшего эшелона власти. Это необходимо было сделать потому, что коррумпированность охватила все этажи управления. В погоне за рублем и долларом государственный аппарат перестал выполнять общественно значимые функции, переродился в паразитирующий класс.

Сейчас правительство добивается принятия России во Всемирную торговую организацию (ВТО). Предполагается, что это позволит войти в мировой рынок и станет для нашего государства якобы благом. Однако все блага сводятся на нет за счет одного обстоятельства - необходимости получать от ВТО разрешение даже на малейшие меры противодействия недоброкачественным импортным товарам, которыми и так уже заполонен рынок России, и защиты интересов отечественного производства. Для страны это сегодня более чем актуально, ибо мы попадаем в полную зависимость от конкурентов в борьбе за российский рынок, - еще более снижая уровень своей национальной безопасности. Надежда же на то, что членство в ВТО даст отечественным товаропроизводителям возможность широкого выхода на мировой рынок, - миф. Нам не с чем выходить туда в настоящее время и в лучшем случае еще пять - десять лет. Следовательно, членство в ВТО больше нужно Западу, чем России.

Анализ итогов правления лжереформаторов позволяет понять состояние России с точки зрения ее независимости, территориальной целостности, сохранения ресурсного и научно-производственного потенциала. Сопоставление информации о соотношении предельно-критических показателей на основе мирового опыта и реальных данных, имеющих место в России, приведено в таблице 2. Из нее отчетливо видно, что по всем основным показателям в экономике, социальной и демографической сфере, в обороноспособности страны мы имеем полный провал.

Таковы результаты "реформирования" российской экономики. Возникает естественный вопрос: что это, великая глупость или великое преступление? Думаю, что и за первое, и за второе все, кто допустил такое в России, должны понести справедливое наказание{2}.


{1} См.: Экономика и жизнь. 2000. № 46.

{2} Реформирование России: итоги и перспективы. М., 1996; см. также: Глазьев С. Геноцид. Россия и новый мировой порядок. Стратегия экономического роста на пороге XXI века. М., 1997. С. 164- 165; Сулакшин С. Измена. М., 1998. С. 88-89.

[118]

Но есть еще одна стратегическая цель, о достижении которой ратовали и ратуют по сей день лжереформаторы: построение правового демократического государства на базе экономических преобразований по модели МВФ. Об этом цинично информировала российскую общественность Мадлен Олбрайт{1}. Но ведь именно США во многом способствовали созданию в России "новообразований", приведших к криминализации бизнеса, развалу экономики, к обнищанию людей, на которых проводится жестокий крупномасштабный эксперимент и которые, к сожалению, все терпят, надеясь на лучшее.

Само понятие демократического правового государства предполагает стабильность демократии, права и государства. Курс реформ превратил их в "шагреневую кожу". Большинство трудящихся лишили собственности и большей доли в совокупном валовом продукте, что неизбежно привело к нарастающему отстранению их от участия в системе власти.

Рушатся устои человеческого общежития, ниже предельных планок упала общественная мораль, девальвируются совесть и честь. Молодежи прививаются цинизм, разврат, пошлость. Девиз "демократов" "Все покупается и продается" проник во все поры социального организма. Значительная часть населения оказалась в полосе деградации и разложения, спаивается, растет число наркоманов.

Провалилась и попытка "чикагских мальчиков", как метко назвал лжереформаторов Хасбулатов, бывший в то время Председателем Верховного Совета России, создать свою опору - "средний класс". Они могут похвалиться разве только мощным классовым и имущественным расслоением населения России, в котором на сотню новоявленных толстосумов приходятся десятки миллионов людей, живущих за чертой бедности.

Во имя чего же сломана социалистическая модель экономики и Россия спешно пристраивается в хвост рыночной цивилизации? Во имя каких "общечеловеческих ценностей" все эти беды и невзгоды, обрушившиеся на народы нашей страны? Если прежде все население страны работало, по лживому утверждению демпрессы, на так называемую партноменклатуру, то на кого оно работает теперь? Ответ напрашивается сам собой: на заморских покровителей, на криминальную буржуазию и ее подручных - демноменклатуру.

Стремительно деградирует интеллектуальный потенциал страны. Крупных ученых, деятелей культуры, способную молодежь, нашу интеллектуальную элиту, переманивают на Запад. Из страны эмигрировало более 100 тыс. ученых и научных работников. Научно-производственные коллективы, способные производить продукцию на мировом уровне, оставшись без заказов, влачат жалкое существование.

По сравнению с 1990 г. в медицину и физическую культуру средств стало вкладываться меньше в 3,2 раза, в образование - в 3,5 раза, в культуру и искусство - в 4,1 раза, в оборону страны - в 5,5 раза.

Расходы на НИОКР за этот период снизились с 5 % ВВП до 0,3 %, на науку - до 0,42 %. С учетом падения ВВП реальные расходы на НИОКР сократились в 40 раз, на науку - в 15 раз.

Это сознательная политика. Реализуется она в русле интересов космополитической компрадорской буржуазии и экспансионистских целей Запада.

Усугубляется демографический кризис. Он отчетливо проявляется в таких негативных тенденциях, как сверхнизкая рождаемость, резкое сокращение продолжительности жизни


{1} См.: Советская Россия. 1999. 5 сентября.

[119]

людей. Тревогу вызывает ухудшение санитарно-эпидемиологической ситуации в большинстве регионов страны.

Растет заболеваемость населения туберкулезом (смертность от него выросла за последние десять лет в 3 раза), дифтерией, чесоткой, педикулезом, СПИДом, возросло число не обучающихся в школах и бездомных детей - тех социальных болезней, которые давно были ликвидированы при советской власти. Такая ситуация никак не может характеризоваться как естественная. Именно это имеется в виду, когда научная общественность говорит о начавшемся при президенте Ельцине геноциде народа России. Не видеть этого - значит сознательно закрывать глаза на российскую действительность, оправдывать продолжение дискредитировавших себя "реформ".

Не только в России, но и в других странах СНГ "бархатная революция", а на деле - буржуазная контрреволюция, лживо именуемая "демократическими реформами", привела к резкому снижению продолжительности жизни. Если к концу 80-х гг. ожидаемая продолжительность жизни всего населения России достигала 70 лет, в том числе у мужчин - 65 лет, у женщин - 74 года, то сегодня этот показатель составляет 65, 58 лет и 72 года соответственно.

На Западе хорошо понимают, что острота демографической проблемы в максимальной степени ослабляет любое государство. Быстрое сокращение численности населения России становится тенденцией, несмотря на приток мигрантов из стран СНГ - 488 тыс. человек в 1998 г., 362 тыс. человек - в 1999 г., 152 тыс. человек - в январе - октябре 2002 г. Факты российской действительности таковы, что в Тульской и Псковской областях, например, на одно рождение приходится три смерти. Лишь в 13 субъектах Российской Федерации из 89 зафиксирован естественный прирост населения.

С 1989 по 2000 г. число умерших увеличилось в России с 1,6 до 2,22 млн человек, то есть почти в 1,4 раза, а число родившихся сократилось с 2,2 до 1,25 млн человек, то есть в 1,6 раза. Численность умерших за 10 месяцев 2002 г. превысила численность родившихся в 1,64 раза (соответственно 1936,4 тыс. человек и 1175 тыс. человек){1}. Если в мировой практике предельное критическое значение суммарного коэффициента рождаемости составляет 2,15, то в России оно составляет сейчас лишь 1,35. Другими словами, процесс депопуляции и старения общества идет ускоренными темпами.

В исторически короткий промежуток времени в результате преждевременной смерти численность российского населения сократилась на 5,5 млн человек. Ухудшение условий жизни основной массы населения вызвало крайне неблагоприятную динамику демографической нагрузки населения. Уже сегодня на тысячу населения в трудоспособном возрасте приходится 356 человек в возрасте старше трудоспособного. При таких темпах утраты репродуктивной способности населения эта величина к 2015 г. может составить 430 человек, причем одновременно с 355 до 269 человек на тысячу трудоспособных сократится количество населения в возрасте моложе трудоспособного...

Правительство вынуждено было разработать и принять государственную концепцию решения демографических проблем (2001 г.). В документе констатируются тенденции ухудшения здоровья нации, резкого снижения рождаемости и превышения смертности


{1} См.: Социально-экономическое положение России. Январь - ноябрь 2002 г. М., 2002. С. 234.

[120]

над рождаемостью, невиданная деформация половозрастного состава населения, его старение.

Другими словами, в России установился тип воспроизводства населения, характерный только для долго воюющих стран: сверхвысокая ранняя смертность, сверхнизкая рождаемость, резкое сокращение продолжительности жизни людей. Тревогу вызывает ухудшение санитарно-эпидемиологической ситуации в большинстве регионов страны.

Агропромышленный комплекс. "Демократические" средства массовой информации безудержно твердят, что реформа на селе, для "полного успеха" которой недостает только свободной купли-продажи сельскохозяйственных угодий, привела к значительным позитивным результатам: возросли сборы зерновых и других видов продукции. Однако в действительности село гибнет. Ценовая удавка просто душит его. Крестьяне вынуждены сокращать посевные площади, пускать под нож поголовье скота, в том числе племенного, что не допускалось даже в критические моменты истории нашего Отечества. В свою очередь, это ведет к резкому падению производства мяса и молока, от излишка которых страна никогда не страдала. Как не вспомнить здесь про ленинградских ученых-селекционеров, которые умирали с голоду в тяжелейшие дни блокады, но сберегли элитные семена хлеба!

Сельскохозяйственное производство за годы "реформ" упало более чем на 50 %. Его восстановление по сравнению с промышленностью требует вдвое большего времени. Выбытие основных фондов в сельском хозяйстве в 6 раз превышает их ввод. Производство тракторов сократилось в 8,5 раза, комбайнов - в 26,4 раза. Поставки тракторов сельскохозяйственным предприятиям уменьшились при этом в 11 раз, а количество комбайнов, действующих на единицу обрабатываемых угодий с учетом сокращения посевных площадей, - в 4,1 раза. На тысячу гектаров пашни в России осталось лишь 5,8 трактора (в 1993 г. было 9,6 трактора), количество грузовых автомобилей соответственно сократилось с 5 до 3,1 единицы, посевные площади под зерновые и зернобобовые сокращены с 63,07 млн га до 46,55 млн га. Урожайность зерновых и зернобобовых в хозяйствах всех категорий снижена в расчете на гектар с 18 ц в 1990 г. до 9,9 ц в 1998 г. и до 11,7 ц в 1999 г.

Убыточность сельскохозяйственного производства порождается и диспаритетом цен на технику, горюче-смазочные материалы и т. п. Ничего удивительного в этом нет. Достаточно сказать, что, например, цены реализации на продукцию сельскохозяйственных предприятий за это время выросли в 1200 раз, а цены на промышленную продукцию в 8500 раз, в капитальном строительстве - в 9100 раз, а тарифы на грузовые перевозки в 13 800 раз. Какое сельское хозяйство может выдержать такую вакханалию цен, такой их диспаритет?..

И оно не выдерживает. К уровню 1990 г. производство молока сокращено до 57% - почти в два раза. Общее снижение агропромышленного производства произошло в таких же масштабах, однако диспаритет цен по-прежнему остается ядром ценовой политики. Только в течение 2000 г. рост цен на продукцию промышленности составил 133-134 %, на продукцию сельского хозяйства - около 115-117 %. В ноябре 2002 г. по отношению к декабрю 2001 г. цены производителей в нефтедобыче возросли на 32,3 %, в газовой промышленности - на 32,4, в электроэнергетике - на 26,7 %.

Сокращение более чем вдвое сельскохозяйственного производства стало результатом уменьшения посевных площадей на 27 млн га, причем удобрений в них вносилось в несколько раз меньше, чем раньше, поголовье крупного рогатого скота

[121]

упало в 2,2 раза, свиней - в 2,5 раза, овец - в 3,7 раза. Производство мяса в убойном весе в 1999 г. упало до отметки 4240 тыс. т и к уровню 1990 г. составило лишь 42 %. Соответственно надои молока снизились с 55 715 до 32 274 тыс. т - на 43 %. В 2000 г. они оставались на том же уровне. В хозяйствах всех категорий осталось 12,7 млн коров - по одной "кормилице" на 12 человек. Страна оказалась в тисках продовольственной зависимости. Продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье в структуре импорта превышают 28 %. Очевидно, что в этой сфере быстрое восстановление невозможно.

При такой политике в 5 раз снизилось внесение в почву органических удобрений, в 13 раз - минеральных. Страна оказалась в полной зависимости от импорта мяса и других сельхозпродуктов. Импортируются залежалые консервы, зараженные семена, под флагом западной гуманитарной помощи сбываются продовольственные неликвиды. Все это губит и без того подорванное здоровье людей. Одновременно ликвидирована собственная база производства химических и биологических субстанций для изготовления лекарств.

Вот они, реальные приоритеты правительства!

Углубляющийся экономический кризис породил рост общественного противостояния. Значительная часть населения упорно не приемлет антинародной модели социально-экономической политики. Единственной силой, противившейся дальнейшей радикализации реформ по схемам МВФ, долгое время оставалась система законодательной власти. Благодаря своей близости к населению она сопротивлялась экстремистским (шоковым) методам продвижения реформ. Но и здесь сказалось новое "партийное строительство". Сначала во власти нагло представительствовал гайдаровско-черномырдинский "Выбор России", затем его сменил чубайсовский блок "Союза правых сил" Немцова и Хакамады и неоельцинского "Единства". Они сообща протаскивают все антинародные законы типа Земельного и Трудового кодексов. Даже либерал Явлинский дистанцировался от этих партийных "вождей", понимая, что (мягко говоря) непопулярность Чубайса будет висеть тяжелейшей гирей на его партии и не позволит перепрыгнуть пятипроцентный барьер на выборах в новый состав Государственной Думы. Этот отказ Явлинского от объединения с Чубайсом и "чубайсятами" особенно знаменателен, если учесть, что у главы РАО "ЕЭС России" в руках находятся мощные финансовые рычаги, благодаря которым запускаются механизмы давления и на центральные, и на региональные власти.

Делегитимизация власти ведет к отчуждению от нее все возрастающей массы граждан.

Разрушение "реформаторами" производительных сил и производственных отношений в наибольшей степени подорвало экономическую основу прав человека.

Грабительская приватизация, банкротство предприятий, невиданный упадок производства выхолостили, а затем и ликвидировали право собственности каждого труженика на средства производства. Отрыв "цены труда" от условий воспроизводства рабочей силы, от результатов труда исключает выкуп тружениками средств производства за деньги. Рядовые работники, лишенные права на труд, живут в постоянном страхе быть уволенными из-за спада производства и волюнтаризма администрации. А вновь произведенная ими стоимость во все больших размерах присваивается узким слоем новых капиталистов, для которых создано специфическое правовое поле вседозволенности, свободы от норм морали и нравственности. Нашлись "поэты" такого бизнеса в стане ученых, предлагавшие российскому обывателю

[122]

Таблица 9

Рост объема ВВП в России и некоторых странах в 1990-2000 гг. (в млрд дол., в ценах 1995 г.){1}

этику протестантизма и сделавшие все возможное для принятия нового Трудового кодекса, закрепляющего произвол работодателей.

Криминализация экономики привела к качественному скачку организованной преступности и свертыванию прав граждан на защиту личности. Сегодня никто не даст гарантии, что не будет убит в подъезде собственного дома. Российская мафия сегодня стала опасной и для других стран Запада и Востока своей неуемной жаждой к наживе любыми средствами, в том числе и с помощью физического уничтожения конкурентов.

Подведем некоторые результаты "правления" лжереформаторов во главе с президентом Б. Ельциным.

Прежде всего, это эклектическое соединение для претворения в жизнь заведомо разрушительных, абсолютно игнорирующих российские традиции концепций. Гибрид в экономике, полученный по указке заокеанских советников, дал пустоцвет. Бесплодную ниву до горизонта украшают буйные цветы ни для чего не пригодных сорняков. А новоявленные "агрономы" предлагают сеять другие сорняки. И пока этих сеятелей некому остановить.

По сравнению с 1990 г. объем ВВП, подчеркну еще раз, резко упал. В ряде ведущих отраслей сокращение - более чем вдвое. После 1999 г. удалось в определенной степени восстановить объем производства ВВП, но и теперь он по отношению к 1992 г. составляет немногим более 60 %. Динамика ВВП в России по сравнению с рядом других стран - наихудшая (см. таблицу 8). Наилучшая - в коммунистическом Китае. По производству ВВП на душу населения Россия отодвинулась на уровень отсталых стран Латинской Америки.


{1} Матюшок В. М. Проблемы стратегии экономического развития России в условиях глобализации. С. 325.

[123]

Суммарный госдолг в расчете на душу населения эквивалентен 1050 дол. Поскольку нет способа остаться у власти, не сократив внешний долг в 3-4 раза, власть предлагает предельно "поджать" расходы, оставив себе свободу маневра для использования дополнительных доходов на погашение госдолга. Однако нельзя рассчитывать только на конъюнктурно растущие цены на нефть на мировом рынке - следует реанимировать высокодоходные наукоемкие производства. Это, однако, невозможно при условии продолжения губительного курса ликвидации госсектора в экономике. Так что долг еще может и вырасти, поскольку, будучи невозвращенным вовремя, он автоматически увеличивается на сумму растущих процентных начислений. Процентные расходы федерального бюджета (на погашение госдолга) в течение ряда лет устойчиво удерживались на уровне более четверти общей суммы расходов, за 10 месяцев 2002 г. они составляли 14,6 % общей суммы расходов федерального бюджета. Такой бюджет не может быть надежным инструментом государственной политики, отдающей приоритет финансированию стратегически важных отраслей, имеющих резервы для повышения конкурентоспособности продукции на мировом рынке.

Параллельно с приватизацией и резким снижением роли государственного сектора в экономике осуществлена переориентация финансовой политики государства, вектором которой стал рост текущих расходов на финансирование разбухающего управленческого аппарата при одновременном сведении к минимуму капитальных вложений в наукоемкие и перспективные производства. Разрушено машиностроение - материальная основа быстрого возрождения производительных сил. Доля машин, оборудования и транспортных средств в структуре импорта достигла 32,3 %.

Страна, подобно наркоману, посажена на "нефтяную иглу" и, получая валютную подпитку за счет возрастающей доли экспорта этого ценнейшего невоспроизводимого ресурса, оказалась в полной зависимости от конъюнктуры мировых цен на нефть и одновременно - в зависимости от экспортеров нефти, овладевших криминальными схемами "увода" валюты на заграничные счета. Нефтяная и газовая трубы стали воистину "судьбоносными" для России. Начинает подводить одна - все надежды на другую.

Еще на один аспект проблемы хотелось бы обратить внимание. За последние десятилетия у нас в стране "рулили" экономикой люди плохо разбирающиеся в реальных механизмах функционирования народного хозяйства и его отдельных звеньев. В прессе постоянно говорится о каких-то профессионалах, а на поверхность всплывают некие велеречивые личности, смутно ориентирующиеся в реальной социально-экономической ситуации и беззастенчиво выдающие результаты деиндустриализации экономики за построение постиндустриального общества. И подобный лживый лепет публикуется в научных академических журналах.

Подорваны идеологические основы общества. Общественное мнение ныне формируется даже не прессой, а малоопытными и низкими по интеллектуальному и моральному уровню тележурналистами и их идейными вдохновителями и хозяевами. И если ежедневно и ежечасно вдалбливается примитивная установка: "обогащайся кто как может", "каждый - сам за себя", "работа любит дураков", "выиграй миллион", то никакие патриотические заявления и добрые намерения не спасут Россию от полного краха, а народ - от полного вырождения.

В заключение этого раздела еще раз подчеркну, что для решения всех назревших вопросов требуется государственная мудрость. Ее достаточным проявлением было бы понимание жесткой связи политической нестабильности с развалом экономики

[124]

и социальной сферы. Нет другого пути в нормализации всех условий жизни общества, кроме наведения порядка в экономике в соответствии с объективными законами ее развития. При этом надо помнить, что центральной фигурой в экономике всегда остается человек - "главная производительная сила". Считаться надо прежде всего с экономическими интересами людей как общественных существ с соответствующими потребностями.

"Философия" безоглядного риска в реформировании совершенно не оправдала себя. Вектор реформирования должен быть сменен. В социальном государстве таким вектором должна стать "человекоцентричность". Это значит, что целью любых преобразований должно быть создание условий достойной жизни для всех людей, а не для "верхних десяти тысяч". Зная о том, что это - конституционная норма, лжереформаторы действовали в противоположном направлении и нанесли государству ущерб, сопоставимый с разгромом на полях сражений в Великой Отечественной войне. Среднедушевые денежные доходы (по сопоставимой покупательной способности) сокращены в 10-12 раз, рацион питания людей по общей калорийности - на 30-40 %. По количеству животного белка и витаминов рацион оказался ниже минимально допустимого медициной уровня. Потребление алкоголя возросло более чем в два раза и давно представляет серьезную угрозу для генофонда населения. Миллионы граждан не могут получить надлежащую медицинскую помощь, купить необходимые лекарства. Сотни тысяч детей школьного возраста не учатся - в малых селениях закрыты школы. В явной форме прослеживаются признаки геноцида народа. Ускоренно надвигается лавина демографической катастрофы.

Результаты проводимого курса взывают к активному и конструктивному противодействию, поскольку он "дал простор коррупции, экономическим преступлениям, произволу государственных чиновников"{1}.

Для обеспечения экономической безопасности государства необходим иной курс - диаметрально противоположный - и по целям, и по средствам их достижения. Часто можно услышать пожелания пойти "третьим путем", не считаясь с очень сильно выраженной социалистической традицией. Высказываются и иные суждения. В частности, в одной из работ, в рецензии на которую предлагается присудить ее автору Государственную премию, подчеркивается, что отказ от ценностей социализма и коммунизма, возврат к частной собственности и движение к рынку - это движение к капитализму. Де-факто это так. Но там же дается рекомендация - "обратное движение" называть "научным капитализмом" и выстраивать модель научной "капитализации" нашей экономики. Утверждается, что экономически вполне возможно установление этой модели в постсоветской России. Правда, автор не рискует предлагать рецепты, оговариваясь, что не берет на себя смелость "назвать одним словом строй, который должен быть создан в России".

С автором можно согласиться лишь тогда, когда он пишет о необходимости "построения (я бы сказал: возрождения. - Ю. В.) социально-справедливого общества". Согласен также и с другим автором, что надо "железной рукой прекратить расхищение и приняться за реанимацию простаивающих мощностей", что должна быть реализована программа, поддерживаемая всем народом. Однако очень сомневаюсь, что очередные "научные" программы дальнейшей "капитализации" нашего общества могут получить всенародную поддержку.


{1} Примаков Е. Восемь месяцев плюс... С. 31.

 

 

[125]

Истинный защитник
России - это история.
Ф. И. Тютчев

 

 

Раздел II

СВИНЦОМ ПО РОССИИ

 

Название этого раздела выстрадано. Оно отражает ту бездну, в которую страна попала в результате расстрела оплота конституционности законодательной власти страны, Верховного Совета Российской Федерации, фактического расстрела России. Антиконституционность, антизаконность, режим полицейской диктатуры и личной власти - страшные "лики" этой бездны. Россия оказалась во мгле. И эта мгла, как черные пятна пожара и копоти на белом здании Дома Советов, - в каждом из нас. Читатель может рассматривать эти записки и как исповедь. Исповедь человека, долгое время работавшего с Ельциным сначала в Верховном Совете РСФСР, а затем и как с Президентом Российской Федерации. Знаю его и как человека, и как государственного деятеля.

В результате реализации "первой производной ельцинизма" в России произошел социально-экономический обвал: объем производства и государственный бюджет сократились в несколько раз, десятки миллионов людей были обречены на нищету, болезни, моральную и физическую деградацию. "Хитроумная ваучерная приватизация" Чубайса под эгидой "всенародно избранного" Ельцина лишила абсолютное большинство населения России государственной и общественной собственности, созданной на протяжении веков. Заводы, фабрики, НИИ и КБ, агропромышленные предприятия, леса и недра, морская фауна - все перешло в руки новой компрадорской буржуазии и ее "нового" Политбюро - кучки так называемых олигархов{1}. Все это имело своим следствием геноцид народов России, сокращение ее населения примерно до 1 млн в год.

Естественно, что контрреволюционный переворот в экономическом базисе не мог обойтись без соответствующего переворота в политической надстройке, то есть в государственных и общественных институтах, в законодательной, исполнительной и судебной ветвях власти. Здесь контрреволюционный переворот пошел еще быстрее, чем в экономике, что и позволило мне назвать его "второй производной ельцинизма".

Главный удар был направлен на сложившиеся формы народовластия - систему Советов народных депутатов всех уровней - от районного и городского до Верховного Совета народных депутатов России, поскольку они не могли не отражать растущего сопротивления народа в процессе его ограбления и ставили законодательные ограничения преступным действиям президента и исполнительной


{1} См.: Лисичкин В. А., Шелепин Л. А. Россия под властью плутократии. М., 2003.

[126]

власти. Вот почему уже в феврале 1992 г. Ельцин призвал, выступая перед горняками, "разогнать Советы к чертовой матери". А спустя полтора года - в октябре 93-го - он не просто разогнал ненавистные ему органы народовластия, а расстрелял их высшую форму - Верховный Совет и Съезд народных депутатов - из танковых орудий, станковых пулеметов и автоматов.

Расстрел Верховного Совета в октябре 1993 г. больно ударил по престижу страны. Нынешним "вождям" не удается вернуть ей былой международный авторитет, а видимая поддержка некоторыми руководителями зарубежных стран "демократических преобразований" всего лишь лицемерие.

Западу не нужна сильная Россия. Она нужна русскому и другим народам нашей Родины.

 

 

[127]

 

 

ОКТЯБРЬ-93:
ПРОШЛОЕ В НАСТОЯЩЕМ.
СТРАТЕГИЯ РАЗВАЛА РОССИИ

 

Карл Маркс начинает работу "Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта" так: "Гегель где-то отмечает, что все великие всемирно-исторические события и личности появляются, так сказать, дважды. Он забыл прибавить: первый раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса"{1}.

В этой работе Маркс дает удивительно глубокий анализ причин поражения французского парламента в борьбе с исполнительной властью президента Луи Наполеона Бонапарта. Если бы мы, руководители Верховного Совета РФ, народные депутаты РФ хорошо помнили историю, усвоили выводы этой работы Маркса, то, возможно, не допустили бы многих ошибок в своем противостоянии системе ельцинизма и его бандократии.

Политическая ситуация в России в 1992-1993 гг. была чрезвычайно похожа на политическую ситуацию во Франции в 1850-1851 гг. То же противостояние между законодательной и исполнительной властью. То же отсутствие единства между фракциями и политическими группами в самом парламенте, те же споры о пересмотре Конституции и также в выгодную для президента сторону, тот же авантюрист в политической роли президента страны, та же подготовка (практическая и идеологически-пропагандистская) к государственному перевороту, тот же разгон парламента с помощью армии, те же аресты парламентских противников президента и заключение их в тюрьму, та же стрельба по горожанам, глазевшим на происходящее "со стороны", те же крики внепарламентской буржуазии и толп обывателей разогнать парламентских "болтунов", мешающих президенту руководить страной, установить стабильность и порядок. Поистине, все повторяется.

"Горячая", кровавая осень 1993 г. появилась не в одночасье. Она длительно и кропотливо готовилась не только российскими "демократическими" специалистами, но и зарубежными центрами с использованием опыта разжигания "горячих точек" мира.

Концепцию и программу развала мощной державы предельно четко и полно сформулировал в 1945 г. шеф ЦРУ Аллен Даллес. Вот основные положения его доктрины:

"Окончится война, все кое-как устроится. И мы бросим все, что имеем, - все золото, всю материальную мощь - на оболванивание и одурачивание людей.

Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там (в Советском Союзе. - Ю. В.) хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России.

Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своим масштабам трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением... исследованием, что ли, тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театр, кино - все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать


{1} Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 8. С. 119.

[128]

и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства - словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим неразбериху...

Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого... Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу, - все это мы будем ловко и незаметно культивировать народу, все это расцветет махровым цветом.

Будем вырывать духовные корни коммунизма, опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением, выветривать этот ленинский фанатизм. Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда главную ставку делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них шпионов, космополитов...

И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратив в посмешище, найдем способы их оболгать и объявить отбросами общества"{1}.

Какая емкая и глубокая по своей сущности программа. Если Россию так и не удалось покорить "огнем и мечом", то необходимо использовать другие, самые изощренные и коварные способы - уничтожить самосознание народа, его внутреннюю суть. При этом не отвергались и чисто силовые методы борьбы с Советским Союзом.

Вскоре после речи Уинстона Черчилля в Фултоне по указанию президента США Трумэна подготавливается секретный доклад "Американская политика в отношении Советского Союза", в котором излагались основные принципы и методы будущей войны против СССР. В частности, в докладе отмечалось: "Адепты силы понимают только язык силы. Соединенные Штаты и должны говорить таким языком... Надо указать советскому правительству, что мы располагаем достаточной мощью не только для отражения нападения, но и для быстрого сокрушения СССР в войне... Война против СССР будет "тотальной" в куда более страшном смысле, чем любая прошедшая война"{2}.

С ужасом и горечью надо признать, что программа Даллеса по разрушению России изнутри последовательно и методично воплощается в жизнь с началом так называемой перестройки.

Надо сказать, что начало перестройки было продумано фундаментально. Ее катастрофа началась не с экономики и даже не столько с собственно идеологии, а с безобидных внешне разговоров о культурной автономии и сохранении родных языков!

Действительно, должно и необходимо хранить родной язык. Но никто не задумался и не мог предположить, что языковая проблема окажется страшным фактором государственного разрушения и национальной изоляции. Ведь патетические


{1} Даллес А. Размышления о реализации американской военной доктрины против СССР. 1945.

{2} Цит. по: Платонов О. Терновый венец России. История Русского народа в XX веке. Т. 2. М, 1997. С. 226-227.

[129]

разглагольствования о восстановлении "прав национальных языков" обернулись трагедией суверенитетов.

Перестроечные процессы начались с ударов по культурно-историческим основаниям бытия общества. С пересмотра и переоценки истории, с разрушения традиционных ценностных установок и т. д. Этот процесс уже достаточно полно выявлен. Мне бы хотелось подчеркнуть еще и еще раз лишь один аспект - на мой взгляд, существеннейший. Китайская мудрость гласит:

Если планируешь будущее всего на один год, то сей зерно. Если рассчитываешь на десять лет, то сажай дерево. Если рассчитываешь на сто лет, то обучай народ.

У нас же с особым ожесточением стали разрушать систему образования - одну из лучших в мире, кстати сказать. Обществу усиленно внушали мысль о том, что "эта система ужасна", что вот-де за рубежом - там образование! А у нас?.. Как тут не вспомнить А. Грибоедова с его сакраментальным "там лучше, где нас нет!". Прием древний, как мир: лишить народ, нацию образования, образованности, уничтожить саму потребность в образованности и способность к образованию, к обучению - и тем самым убить историческую и культурную память народа. В результате получаешь бездумную, бездуховную массу, легко внушаемую и легко управляемую. А дальше - разделяй и властвуй!

Эта разрушительная работа против нас не останавливается ни на миг. Совсем недавно декан филологического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова профессор М. Л. Ремнева с тревогой констатировала: "Кем-то усиленно проталкивается, воплощается в жизнь идея ненужности знания родного языка, дискредитации русского языка... Утверждается тенденция на "выращивание" специалистов, не владеющих нормальной родной речью..."

...Если обратиться в прошлое - что спасали люди прежде всего при бедствиях и нашествиях врагов? Книги и летописи. Что стремились едва ли не в первую очередь уничтожить завоеватели? Книги и язык. Костры из книг - это не бессмысленный вандализм. Это вполне четко осознанные акции подавления и уничтожения культурно-исторической памяти народа. Страшно и горько было узнать, что перестройка принесла далеко не единичные факты уничтожения (физического!) книг.

В результате нас постепенно превратили в народ, предающий самого себя. Такого мир еще не знал. Давно известно: сон разума рождает чудовищ. Одно из которых - летаргия сознания, жуткое, всепоглощающее равнодушие. 4 октября 1993 г., в тот ослепительно солнечный день поистине золотой осени, толпы граждан глазели на расстрел парламента, ни на минуту не вспомнив о том, что при этом убивают людей. И в это же время на другом конце Калининского проспекта, всего в километре с небольшим от пылавшего Дома Советов, люди преспокойно ходили по магазинам, сидели в своих учреждениях, ели мороженое, болтали по телефону, как будто ничего и не происходило и это просто на огромном мониторе на Калининском проспекте показывают очередной мультик!

На вопрос "Чем вам запомнился октябрь 1993 года?" - актер Эммануил Виторган ответил: "После событий 3-4 октября несколько дней я вообще не хотел видеть людей. Я живу в доме, который вплотную прилегает к Белому дому. Я видел подожженный бронетранспортер под окнами, в нем сгорели люди. Он еще не догорел,

[130]

а другие люди начали разбирать его на детали. Еще я видел, как делали ставки - попадет в человека снайпер или нет". Сюзанна Шоль, бывший руководитель корпункта австрийского телевидения в Москве, вспоминала: "Мне было просто страшно все эти дни. Мы с камерой были во всех "горячих" местах, и нас запросто могли пристрелить... Но все-таки самое яркое ощущение - это нереальность происходящего. У Белого дома гибли люди, а в пяти минутах езды другие люди стояли в очереди в Макдоналдс. Чего стоят одни только толпы зевак с женами и детьми, которые наблюдали расстрел Белого дома как телешоу!.. Русская душа для меня - потемки".

А теперь покажем, как реализовывался план Даллеса Ельциным и его командой "реформаторов".

Уважаемый читатель не мог знать в то время о выступлении председателя КГБ Крючкова 17 июня 1991 г. на закрытом заседании Верховного Совета СССР. Это выступление официально нигде не публиковалось. В демократическую прессу просочилась информация об этом выступлении, но в весьма ироничном виде: опять ЦРУ, опять против СССР, у КГБ просто какая-то шпиономания, да и только! Меня в свое время ознакомил с этим выступлением народный депутат РСФСР, работавший в спецслужбах. Речь в выступлении Крючкова шла о широкомасштабной операции ЦРУ против СССР под кодовым названием "Влияние". Эта работа проводилась через граждан, непосредственно проживающих в Советском Союзе и способных влиять на общественное сознание у себя в стране. Так формировалась сеть "пятой колонны" - тех "агентов влияния", которые и реализовали цели операции "Влияние"{1}.

Эта операция строилась не на пустом месте. Известно, что еще в середине 80-х гг. доктором Крайблом (США) был основан институт, единственной целью которого был развал Советского Союза, по терминологии самого Крайбла, "советской империи". Причем д-р Крайбл не скрывал этой цели и официально об этом заявлял. Этот институт и стал базой для подготовки "агентов влияния". Одними из первых, кто попал в сети института Крайбла, были члены Межрегиональной депутатской группы Съезда народных депутатов СССР и движения "Демократическая Россия" Съезда народных депутатов РСФСР.

В октябре 1990 г. в газете "Советская Россия" была перепечатана статья из английской газеты "Гардиан". В ней сообщалось, что ЦРУ США через посредство определенных фондов принимает участие в финансировании Межрегиональной депутатской группы, которую возглавлял Ельцин как сопредседатель. Но для любого здравомыслящего человека понятно, что Запад деньги просто так не дает. Их нужно отрабатывать. И конечно же не заботой о собственном народе. Какой невероятный шум тогда был поднят в "демократических" СМИ в связи с перепечаткой статьи газетой "Советская Россия"! "Это провокация", "позорят цвет демократического движения", "происки КГБ", коммунистов и т. д.

Верховный Совет СССР создал комиссию для проверки этого факта. Прошло несколько месяцев - и все утихло. Это теперь мы знаем, что "Гардиан" писала правду, а тогда все это считалось происками коммунистов и КГБ.

Наиболее активными сторонниками и проводниками установок крайбловского института в тот период были Ю. Афанасьев, Г. Бурбулис, Е. Гайдар, А. Мурашов, С. Ковалев, А. Козырев, В. Лукин, Л. Пономарев, О. Попцов, А. Собчак, С. Филатов.


{1}См.: Крючков В. Личное дело. Три дня и вся жизнь. М., 2001. С. 157, 295.

[131]

О том, что "агенты влияния" входили в состав "демократов" первой волны, свидетельствует позднее один из ближайших сподвижников Ельцина М. Полторанин{1}. Главным же проводником стал Ельцин. Я лично видел фотографию, где он и Мурашов находятся в компании с Крайблом.

И до сих пор имеются "Фомы неверующие", полагающие, что Советский Союз не развалили, а что он развалился закономерно. Выступая на заседании Государственной Думы 14 мая 1999 г. по вопросу импичмента Б. Ельцину, депутат О. Гонжаров (фракция "Наш дом - Россия") сказал:

"Тем, кто сегодня тоскует по великой стране СССР, считая, что ее развалили ЦРУ, Горбачев, реформаторы, уместно задать вопрос: почему ничего подобного не случилось ни с одной западной страной? Потому, что КГБ работал хуже ЦРУ? Или потому, что в органы власти этих стран не проникли подлецы и предатели?

И вот сегодня преемники той самой партии, которая соорудила этого колосса на глиняных ногах, пытаются обвинить в его гибели Ельцина, роль которого состояла лишь в том, что он подтолкнул уже готовую рухнуть конструкцию. Здание советской государственности было плохо построено, потому и развалилось".

И невдомек этому горе-"политику", что, развалив Советский Союз, "демократы" во главе с Ельциным совершили преступление геополитического плана, выполнили вековую мечту Запада. Чтобы убедить гонжаровых и ему подобных, приведу высказывания известных политиков Запада.

"Мы истратили триллионы долларов за сорок лет, чтобы оформить победу в "холодной войне" против России", - заявляет бывший государственный секретарь США Дж. Бейкер.

Еще более откровенно высказывается директор Центра политики и безопасности США Ф. Гафней: "Победа США в "холодной войне" была результатом целенаправленной, планомерной и многосторонней стратегии США, направленной на сокрушение Советского Союза. Ход исторических событий был предопределен стратегическими директивами Рейгана. В конечном счете скрытая война против СССР и создала условия для победы над Советским Союзом".

Еще в феврале - мае 1990 г. Верховному Совету России стало известно о подготовке "демократами" (читай - "агентами влияния") совместно с американскими спецслужбами особого плана стратегического развития России. Он охватывал широкий круг политических и экономических проблем России сначала в рамках СССР, а затем и РСФСР как суверенного государства. Приведу некоторые фрагменты из этого плана.

После избрания Ельцина Председателем Верховного Совета РСФСР предполагалось:

1) Сокрушение КПСС и СССР с последующим устранением от власти Горбачева.

2) Поощрение центробежных сил в Союзе, объявление России суверенным государством.

3) Президентские выборы в России. Для победы на них выдвинуть лозунги: "Больше суверенитета каждой территории", "Берите столько прав, сколько сможете реализовать, - даже если развалится Россия".

Этот замысел Запада был практически осуществлен.


{1} См.: Советская Россия. 1993. 16 января; Платонов О. Терновый венец России. История Русского народа в XX веке. С. 584-585; Зенькович Н. Борис Ельцин. Разные годы. Книга 1. Кремлевский ослушник. М., 2001. С. 571.

[132]

Когда бывший министр иностранных дел России с упоением рассказывал в США о планах "демократизации" страны, его выступления прерывались аплодисментами. "У новой России нет национальных интересов, мы приверженцы общечеловеческих ценностей!" - гордо сообщил А. Козырев (бурные, продолжительные аплодисменты). Зато потом экс-президент США Никсон долго отплевывался: "Я, как сукин сын, всю жизнь защищал национальные интересы, Киссинджер был еще больший сукин сын, а этому юноше надо работать в филантропической организации".

Ускорение антидемократических тенденций, безусловно, связано с введением в России института президентства. Ельцин с момента своего избрания Президентом Российской Федерации начал активные действия по отмене Конституции, коренному пересмотру законодательства. Это отвечало общей стратегии тех политических сил, которые привели его к власти: отказ от социализма, кардинальное изменение всего уклада общественной и государственной жизни.

В значительной мере развал страны и ее подлинно демократических институтов обусловлен личными качествами Ельцина. Несмотря на то что по инициативе самих "демократов" конституционно был закреплен принцип разделения властей, начиная с Пятого съезда народных депутатов (октябрь 1991 г.), команда президента стала вносить предложения, выходившие за рамки действовавшей Конституции.

Желая придать своим разрушительным акциям видимость правомерности, Ельцин параллельно с действовавшей системой законов начал создавать конкурирующую систему собственных нормативных актов - указов. Народные депутаты РСФСР, находясь в состоянии эйфории демократизации и суверенизации, на Пятом съезде предоставили президенту право издавать указы, касающиеся экономики (правда, с последующим утверждением их на сессии Верховного Совета), даже если те не соответствовали ранее принятым законам.

Поток указов, разрушающих экономическую безопасность страны, хлынул как из рога изобилия. Они касались прежде всего изменений отношений собственности, земельных отношений.

Ельцин активно использовал "указное право" для изменения политического строя России. Издается серия указов: 23 августа 1991 г. "О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР", 25 августа 1991 г. "Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР", 6 ноября 1991 г. "О деятельности КПСС и КП РСФСР". Взяв на себя ответственность решать судьбу партии, Ельцин вопреки действовавшей Конституции и международным пактам о политических и социальных правах человека и гражданина присвоил себе дискреционную власть. Подобные действия высшего должностного лица России означали игнорирование им конституционного принципа разделения властей, вторжение президента в сферу компетенции законодательной и судебной власти.

Одним из краеугольных камней "горячей осени" 1993 г. является развал Союза ССР. Еще в 1991 г., после Всесоюзного референдума 17 марта, мало кто из нас верил в вероятность подобной трагедии. Народы, населяющие территорию великой державы, столетиями жившие вместе, высказались за то, чтобы и дальше быть вместе. Их соединяли многие традиции, корнями уходившие в прошлое. В советские годы экономика страны формировалась как единый народно-хозяйственный комплекс.

Горбачев, Ельцин, Кравчук, Шушкевич, Шеварднадзе и другие "суверенизаторы" связывали развал Союза с августовским (1991 г.) "путчем". Дескать, он подтолкнул

[133]

республики к поискам "независимости". Но это неправда. Развал Союза был запланирован, срежиссирован давно в недрах "цивилизованных" стран. Попыток перестройки страны делалось немало. Суть их была одна: стереть с лица земли Российское государство. Те, кто поставил свои подписи под Беловежским соглашением, лишь завершили зарубежный сценарий под звуки "Лебединого озера"{1}.

Исполнители же этой коварной и антинародной акции затаились в России. Они, к великому стыду русской интеллигенции, причисляли себя к демократам нового поколения (неодемократам). Еще накануне Всесоюзного референдума о будущем Союза ССР на съезде демократических партий в Харькове (март 1991 г.) Ельцин, Собчак, Попов, другие лидеры "демдвижения" выдвинули требование: "Нет - референдуму", "Нет - Союзу". Поняв непопулярность такой позиции среди населения страны, они позже стали оправдываться, утверждая, что выступали якобы не против Союза вообще, а против Союза в старой его форме.

Вспомним слова Ельцина о том, что "как бы ни закончился референдум, Союз не развалится. Не надо пугать людей! Не надо сеять панику в этом плане!" (15.03.91 г.)

Итоги всенародного опроса показали, что за сохранение и обновление СССР высказались 76,4 % граждан, участвовавших в голосовании, - более 113,5 млн человек! То есть почти две трети взрослого населения страны. И хотя на референдуме большинство населения страны сказало: "Союзу - да", неодемократы проигнорировали, а точнее, надругались над его волей. Политический цинизм стал для них нормой.

Во многом национал-сепаратистам потворствовали Съезд народных депутатов СССР и Верховный Совет СССР - своим непротивлением и соглашательством, неумением пресечь раскольнические поползновения новых вождей в республиках, дать отпор личным, групповым и партийным амбициям местных князьков. Бесстрастное созерцание раскола и лишь констатация конфликтов в различных регионах Союза - Нагорном Карабахе, Грузии, Баку, Сумгаите, Осетии - невольно содействовали укоренению в обществе ложного мнения, что единое огромное государство под названием "СССР" изжило себя, ослабло настолько, что крах его предопределен. Руководители ряда республик, в том числе и входящих в состав России (Татария, Якутия, Марий Эл), открыто призывали не считаться с результатами референдума. Появились предложения о построении нашего государства далеко не на федеративных основах. Сепаратистская линия этих руководителей наиболее отчетливо проявилась позднее уже в рамках России. Наиболее полно она высветилась в связи с заявлением о выходе из Федерации Чеченской Республики, объявлением Татарстаном своего "ассоциированного членства", конфликтом между ингушами и осетинами.

Развал Союза ССР и резкое ослабление экономической мощи входивших в него республик привели к тому, что Россия перестала быть одной из двух сверхдержав,


{1} Выступая 20 августа 1992 г. на съезде республиканской партии в Хьюстоне, Дж. Буш сказал: "Да, не сомневайтесь, крушение коммунизма не было чем-то само собой разумеющимся. Для этого потрудилось решительное руководство президентов от обеих партий, включая таких республиканцев, как Ричард Никсон, Джералд Форд и Рональд Рейган..." Вот как оценивает распад СССР Г. Киссинджер: "Распад Советского Союза - это, безусловно, важнейшее событие современности, и администрация Буша проявила в своем подходе в этой проблеме поразительное искусство... Я предпочту в России хаос и гражданскую войну тенденции воссоединения ее в единое, крепкое, централизованное государство".

[134]

утратила многие свои позиции в мире. Границы ее стали "прозрачны" и слабо защищены, безопасность подорвана, национальные богатства разворовываются, государственные интересы беспардонно попираются. Все это глубоко ранит патриотические чувства всех народов России, но больше всего русских как нации, несущей наибольшую ответственность за страну. Предельную остроту приобрела проблема защиты интересов русского населения в странах СНГ.

...Еще один горький штрих.

Совсем недавно многие из русских интеллигентов требовали национальных суверенитетов в местах своего некоренного проживания, а теперь растерянно разводят руками, оказавшись без гражданства или став гражданами второго сорта. Под насмешки тех, кого они сами вознесли к высотам власти...

Самое большое содействие Западу в осуществлении планов развала Советского Союза и реализации концепции А. Даллеса оказали Горбачев и его окружение. В декабре 1991 г. Горбачев обладал всей полнотой власти. На его стороне были Конституция СССР, законодательное право, армия и правоохранительные органы. Одного его слова было достаточно, чтобы беловежские путчисты получили по заслугам. Не случайно же они подписывали свои преступные соглашения в местечке Вискули, что в двух шагах от польской границы. При нежелательном для них обороте событий они уже были готовы искать убежище за рубежом. Но Горбачев, как всегда, струсил в этот ответственный для истории страны момент, забыв про присягу соблюдать Конституцию СССР, быть гарантом целостности страны. "Лучший немец", попросту говоря, сдался на милость антиконституционных заговорщиков, выторговав для себя кусок собственности под некий "Горбачев-Фонд".

Полезно вспомнить, что и многие народные депутаты России, опьяненные на первых порах свалившейся на них властью, не обладая опытом, стратегическим мышлением, политическим чутьем, соблазненные популистскими неодемократическими лозунгами, поддавшись на приманку независимости, включились в борьбу с "ненавистным Центром".

Уже на первом Съезде в июне 1990 г. избранники народа под гром аплодисментов приняли Декларацию о государственном суверенитете России. Ее пункт пятый провозгласил верховенство Конституции и законов РСФСР над союзными. Лишь 283 депутата голосовали против, понимая, что эта самостийность может привести к параду суверенитетов как внутри СССР, так и в республиках Российской Федерации. Слышалась ли тогда народным депутатам РСФСР в грохоте их рукоплесканий танковая канонада октября 93-го? А она ведь родом оттуда, из этой борьбы за мнимый суверенитет.

Дурной пример оказался заразительным. Следом потребовали экономической, а затем и политической самостоятельности республики Прибалтики. Свои сепаратистские устремления они маскировали демагогическими заявлениями о необходимости подписания нового Союзного договора - взамен договора об образовании Союза ССР (1922 г.).

Антиконституционный беловежский сговор могильщиков Союза - Ельцина, Шушкевича и Кравчука, - инспирированный из-за океана нашим стратегическим соперником, принес народам страны море горя, межнациональные войны, сотни тысяч убитых и раненых, волны беженцев и вынужденных переселенцев, разрушение экономики, разграбление сырьевых ресурсов, голод и нищету. И в том, что два "беловежских зубра" - Шушкевич и Кравчук - в конечном итоге слетели со своих постов, нет ничего удивительного.

[135]

Стратегию развала начали примерять к России. После запрета КПСС и расчленения СССР предполагалось ликвидировать Съезд народных депутатов Российской Федерации и Советы на местах как основу целостности страны.

В качестве первоочередных намечались такие меры:

1) Создать на местах новую сильную структуру власти - глав администраций (губернаторов). Назначать на должности исключительно неодемократов. Сформировать институт представителей Президента РФ.

2) В качестве опоры новой власти создать в городах муниципальную милицию.

3) Во всех силовых структурах (в том числе и на местах) заменить руководящие кадры. Выдвигать их по принципу личной преданности. Последовательная деполитизация армии и других силовых структур.

4) Дискредитировать деятельность органов народовластия всех уровней вплоть до местных Советов с помощью средств массовой информации, особенно электронных.

Подготовив таким образом базу "нового", особого, военно-полицейского политического режима, перейти в 1993 г. к ликвидации Съезда и системы Советов. Их стали подменять всевозможными нелегитимными, неконституционными формированиями, на которые оказалась столь богатой фантазия окружения президента: конституционное совещание, учредительное собрание, совет федерации, которые комплектовались из его сторонников, назначенцев и протеже.

На этих верных слуг и возлагалось принятие новой Конституции, после чего Съезд объявили бы неконституционным органом. Цель же ставилась более глубинная - под прикрытием "борьбы за Конституцию" ликвидировать демократический строй в России, ввести прямое президентское правление со всеми элементами диктатуры.

Еще в декабре 1992 г. Ельцин обещал расправиться с парламентом. Уже тогда у него открыто прорывались диктаторские замашки. Достаточно вспомнить его выступление перед "демократами" в Доме кино, после того как Верховный Совет не поддержал его предложение перенести сроки проведения Съезда народных депутатов на весну 1993 г. Его речь транслировалась по телевидению, и зрители услышали злую интонацию, а затем увидели и упершийся в экран угрожающий перст: "Я им этого не забуду!" Только наивный, слепой или глухой человек мог не сделать выводов...

20 марта 1993 г. "главный гарант стабильности" попытался ускорить свое "указное" наступление против законодательной власти, ввести в обход законных представительных органов власти особый порядок управления страной (ОПУС). В "Обращении к народу" суть своих расхождений с Верховным Советом Ельцин определил как "глубокое противоречие между народом и прежней большевистской антинародной системой". Он публично заявил, что "подписал указ об особом порядке управления до преодоления кризиса власти". После подписания указа, подчеркнул Ельцин, любые решения органов и должностных лиц, направленные на отмену указов президента, не имеют юридической силы.

В те дни Хасбулатов находился в командировке в среднеазиатских странах СНГ. На "хозяйстве" оставался я как первый заместитель Председателя Верховного Совета. После прослушивания "Обращения к народу" в моем кабинете собрались Председатель Конституционного суда В. Зорькин, вице-президент Руцкой, Генеральный прокурор В. Степанков, заместители Председателя Верховного Совета В. Агафонов, В. Исправников. Все пришли к единодушному мнению, что "Обращение к народу"

[136]

и указ президента в том виде, как он его зачитал, - это явный государственный переворот. В этих документах Конституционный суд установил около десятка грубых нарушений Основного Закона Российской Федерации. Их осуществление привело бы к изменению политической системы и государственного строя, знаменовало переход к примитивному, неограниченному авторитаризму, восстановление в худшем виде командно-административной системы.

Ельцин фактически безапелляционно желал присвоить себе право решения судеб высших конституционных органов власти - Съезда и Верховного Совета РФ. Одним росчерком пера президент пытался перечеркнуть волю миллионов избирателей, доверивших народным депутатам представлять их интересы, осуществлять их волю на возрождение страны.

Попытка узурпации власти облекалась в форму борьбы с якобы возрождающимся в России поворотом назад, к социализму, борьбы "с красными, с теми, кому мы наступили на мозоль". На самом деле суть в другом - в крахе проводимой президентом и его окружением экономической политики. Поэтому и приходилось властям нормальное для любого демократического государства выражение недовольства все более нищавшего народа выдавать за попытку коммунистического заговора.

Президент не скрывал стремления совершить государственный переворот. В этом русле им были предприняты шаги, чтобы прервать работу Верховного Совета России (хотя формально он не распускался и не лишался полномочий, так как мог издавать акты, соответствующие указам президента). Ельцин фактически объявил о создании собственной Конституции - править с помощью указов, которые никто не мог отменить. В любой цивилизованной стране, на которые так любят кивать "демократы", подобная попытка подмять Конституцию окончилась бы полным политическим крахом, отставкой, общественной обструкцией.

Мы отчетливо понимали, что над страной нависла угроза отката к худшим временам властного произвола, прикрываемого демократической фразеологией, угроза развала России как единого федеративного государства, угроза диктатуры. В этот сложный и ответственный момент мы приняли решение немедленно выехать на Центральное телевидение и откровенно рассказать народу, куда толкает страну президент и его окружение.

Этот момент мне отчетливо вспомнился в апреле 2001-го и январе 2002 г., когда решалась политическая и профессиональная судьба журналистского коллектива и журналистов НТВ и ТВ-6. Вспомнился потому, что в марте 1993 г. нас, руководителей страны, просто не допускали на телевидение - на государственное телевидение! И одним из тех, кто чинил нам препятствия, был... Евгений Киселев. Помнится, я тогда говорил Киселеву, что он играет с огнем: сегодня режим нарушает демократию, Конституцию России, завтра эта волна может накрыть и журналистов, и лично Киселева. В апреле 2001 г. он сам попал под каток партии власти и на себе ощутил все прелести "демократии", за которую якобы боролся в марте 1993 г. Впрочем, никакой демократии и свободы слова Киселев никогда не защищал. И в 1993-м, и в 2001-2002 гг. он отрабатывал деньги, и немалые, которые ему платили его хозяева - Гусинский и Березовский. Это особенно ярко проявилось в конфликте вокруг ТВ-6, когда на первый план вышли не интересы журналистского коллектива и телезрителей, а интересы хозяина шестой кнопки - Березовского. Намерение коллектива ТВ-6 создать самостоятельное предприятие, которое бы участвовало в конкурсе на право вещания на частотах ТВ-6, было поддержано общественностью.

[137]

Но ведь это означало попытку избавиться от влияния олигарха Березовского. В этой ситуации у Киселева, руководителя компании, был выбор - или действовать в интересах своих коллег, или в интересах акционера. Окрик Березовского из Лондона заставил Киселева вернуть своих друзей-журналистов в лоно "империи Березовского". Журналисты передумали "кидать" Березовского. На этом "борьба за свободу слова" и "демократию" ("величайшие завоевания эпохи Ельцина"!) со стороны клеврета олигархов закончилась. В середине 2003 г. Киселев окончательно исчез с экрана шестого канала.

А тогда, 20 марта 1993 г. в 23.10, с трудом пробившись в прямой эфир, Руцкой, Зорькин, Степанков и я рассказали, в чем суть "Обращения к народу" и Указа Президента.

На следующий день вице-президент, Президиум Верховного Совета РФ и Председатель Конституционного суда РФ Зорькин предложили президенту отменить пресловутый указ. Решительный отпор дали общественность, регионы, Верховный Совет РФ. "Всенародно избранного" не поддержали силовые министерства, Генеральная прокуратура, Совет безопасности. С призывом не допустить развала державы, к примирению и объединению всех сил на благо Отечества выступил Патриарх всея Руси Алексий II и члены Священного синода.

И "коллективный Распутин" отыграл назад, заявив, что указ "Об особом порядке управления..." не был опубликован, а стало быть, и говорить не о чем. А через неделю в печати был опубликован Указ Президента о необходимости координации деятельности всех ветвей государственной власти, имевший мало общего с тем, который был озвучен в Обращении от 20 марта 1993 г.

Но окружение Ельцина не смирилось. Наряду с попытками интенсифицировать разрушительные процессы в государстве и обществе они приступили к более тщательной и всесторонней подготовке государственного переворота.

"Распутинцы" предпринимали различные тактические уловки. Так, Ельцин смещает с поста секретаря Совета безопасности Ю. Скокова, не поддержавшего 20 марта введение ОПУСа. Из правительства "уходит" Г. Хижа, имеющий тесные связи с промышленниками и набирающий вес у депутатов Верховного Совета как профессионал-прагматик. Президент смещает некоторых глав администраций (В. Муха, В. Ножиков), пытается закрепить за собой право вмешиваться во внутренние дела и устройство республик, краев и областей, несмотря на Федеративный договор.

Или, например, план "конституционного форсажа": немедленно принять новую Конституцию. Но подобные планы разгадывались в Верховном Совете, иногда о них сообщал кто-нибудь из команды президента. Соответственно к ним принимались адекватные меры. Так, рассылка на места по просьбе региональных властей в начале августа 1993 г. "румянцевского", а фактически президентского проекта Конституции привела к утрате инициативы по продвижению так называемого проекта Конституционного совещания. "Оптимистическое" заявление Ельцина 4 августа в Орле о том, что "в сентябре мы намерены провести заключительное заседание Конституционного совещания с уже отработанным проектом, с учетом замечаний всех регионов, то есть уже парафирование проекта Конституции", опять оказалось несостоятельным.

Чтобы развязать себе и своей команде руки в борьбе с народными депутатами РФ, Ельцин выдвинул новый "аргумент": он-де этой, действующей на то время Конституции не присягал, она якобы в результате многочисленных дополнений и

[138]

изменений стала совершенно другой. Действительно, в текст Конституции, начиная с Первого съезда народных депутатов РФ, было внесено немало поправок. Но почему? Да потому, что на них настаивал сам Ельцин в бытность Председателем Верховного Совета РФ. Так, из 330 корректировок более 200 касались введения в Российской Федерации института президентства. А более трех четвертей всех поправок появились по инициативе президентских структур! Но публично высказанное главой государства неуважение к Конституции страны явилось своего рода сигналом для его администрации и чиновников правительства. Постоянные нарушения норм права и конституционной законности стали у них нормой, стилем работы.

Терпению общественности страны, казалось бы, приходит конец. Девятый съезд народных депутатов РФ подверг резкой критике волюнтаризм и беззаконие, дал политическую оценку этим опасным шагам. Опираясь на заключение Конституционного суда РФ, Съезд поставил в повестку дня вопрос об отрешении президента от должности.

Сама возможность постановки и голосования на Съезде вопроса об импичменте становилась показателем, характерной приметой того, что в России возможно торжество законности. Но именно осознание необходимости следовать принципам конституционной законности испугало тех, кто хотел бы и дальше разрушать основы конституционного строя. Ситуация политического банкротства подталкивала радикалов к безоглядному стремлению "взорвать" Съезд и Советы.

Для давления на Съезд народных депутатов использовались любые методы - от средств массовой информации до шантажа. Звонили вечером в номера гостиницы "Россия", где проживали депутаты, угрожали женам, детям. Сторонники Ельцина организовали на Васильевском спуске "пикеты". Депутаты проходили из гостиницы в Кремль через строй оголтелой публики, которая орала, материлась, угрожала. Практически всех этих платных провокаторов депутаты знали в лицо. Но этого было мало. Для усиления нажима на народных депутатов, Съезд в целом, демократы еще до голосования по вопросу об отрешении президента от должности организовали на Васильевском спуске "массовый митинг". На нем не преминул выступить Ельцин. Напомним наиболее яркие фрагменты его речи:

"Наконец снова Москва проснулась... Сейчас Москва, москвичи решили прямым своим участием сказать свой голос в защиту первого всенародно избранного Президента России. (Возгласы: "Ура! Ура!")

...Мы сбросили ярмо тоталитаризма. Мы сбросили ярмо коммунизма. Мы стали на путь цивилизованной страны, цивилизованной демократии.

...И национал-демократы, и другие "бывшие", как говорят, конечно, используют сейчас все силы для того, чтобы все-таки Ельцина уничтожить, если не физически, то сместить. (Возгласы: "Не позволим! Ельцин! Ельцин! Ельцин!")

И вот сегодня вы пришли вовремя, как раз угадали тот день, когда решается судьба президента, судьба ваша, судьба России, россиян.

...Я, вы понимаете, в таком положении, что больше ничего вам сказать не могу. Только надо ждать примерно часа два-три, чтобы дождаться, когда там определится судьба. Но я должен сказать: и здесь нарушен закон, потому что специального заключения об импичменте президенту, якобы нарушившему Закон, нет, а все идет от того, что я выступил и обратился к народу 20 марта. За это меня судят, за то, что я к народу обратился! (Возгласы: "Позор! Позор!")

Не им, этим шестистам, решать судьбу России. Я не подчинюсь, я подчинюсь воле народа". (Возгласы, аплодисменты. Скандируют: "Ельцин! Ельцин!")

[139]

И здесь, как всегда, Ельцин лукавил. Заключение Конституционного суда по попытке введения в стране особого порядка управления страной (ОПУСа) было. Именно на его базе Верховный Совет РФ принял решение о созыве Девятого съезда народных депутатов.

В чем Борис Николаевич не лукавил, так это в том, что он не хотел отдавать власть и готов был пойти даже на крайние меры.

Импичмент не прошел - не хватило каких-то единиц голосов. За своего кумира насмерть стояли такие одиозные фигуры, как Якунин, Старовойтова, Шейнис, Шабад... Думаю, многие депутаты, находясь 4 октября 1993 г. под танковым огнем, жалели о своих голосах, отданных тогда в поддержку Ельцину.

Вообще, Конституция - материя весьма тонкая и взрывоопасная. Она зло мстит за неумелое обращение с нею. Стоило однажды заявить о "неконституционности" Конституции, о желании "подправить", "улучшить" ее - и понеслась волна субъективных толкований статей, вкусовых оценок, отказов соблюдать. А в результате - полный правовой вакуум и нигилизм.

Думаю, лучше многих других это прочувствовал секретарь Конституционной комиссии Олег Румянцев{1}. Ему, социал-демократу, была не по душе Советская Конституция из-за ее якобы "идеологической зашоренности". Он мечтал о "гражданском обществе", обществе "равных возможностей", о замене Конституции РСФСР другой - по образцу конституций западноевропейских государств. Но все прекраснодушные мечты развеялись как утренний туман, когда после расстрела Дома Советов, где он мужественно держался до последнего часа, его утюжил сапог пьяного омоновца.

Конструктивные силы в Верховном Совете РФ предлагали пути выхода из того политического и социально-экономического кризиса, в котором благодаря неодемократам оказалась Россия. Прежде всего предлагалось создание нового представительного органа власти, как это было определено проектом Конституции, одобренной еще Шестым съездом народных депутатов{2}. Требовалось изменить статус президента. Он как всенародно избранное должностное лицо должен обеспечивать эффективное функционирование всех ветвей власти, являясь главой государства, но не выступать главой исполнительной власти.

Вносились предложения об изменении порядка формирования правительства. Речь шла о том, чтобы правительство создавалось на основе компромисса основных политических общественных сил, а не являлось подсобным инструментом в руках только одного лица. Причем новое правительство должно быть подотчетно исключительно парламенту. Это позволило бы сосредоточивать в исполнительных структурах всех уровней силы, заранее согласовавшие свои способы выхода из социально-экономического и политического кризиса.

В реальности же все делалось с точностью до наоборот. Так, наряду с конституционным правительством президентом была создана своя администрация, которая из вспомогательного, технического аппарата превратилась в мощное ведомство, практически узурпировав правительственные функции.


{1} Румянцев О. Г., родился в 1961 г. Русский. В 1983 г. закончил Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова. Кандидат юридических наук. До избрания народным депутатом РСФСР работал в Институте экономики мировой социалистической системы. Член Совета Республики ВС РФ, ответственный секретарь Конституционной комиссии.

{2} См.: Шестой съезд народных депутатов Российской Федерации. Стенографический отчет: В 5 т. М., 1992.

[140]

Анализируя сегодня, через много лет, то состояние, в котором находятся исполнительные, представительные органы власти, президент, невольно приходишь к выводу о том, насколько мы были правы. Состояние политической и социально-экономической ситуации, даже после принятия "демократической" Конституции в декабре 1993 г., нисколько не улучшилось. Наоборот, кризис еще более усугубился. И только изменение Конституции и социально-экономического курса, который с маниакальным упорством проводили Ельцин - Черномырдин - Кириенко и который пока продолжается при новом президенте В. Путине (именно на его отмене настаивает левая оппозиция), может улучшить ситуацию в многострадальной России.

После проведения апрельского (1993 г.) референдума противостояние между Кремлем и парламентом усиливается. Мы нисколько не сомневались, что результаты референдума Ельцина не интересуют. Когда общество имеет дело с нормальными людьми, оно спокойно, зная, что они прислушиваются к его мнению, уважают выбор народа, чтут закон, с их стороны сюрпризов не будет. А на людей неадекватных, которых порой заносит и которые в своем поведении непредсказуемы, смотрят с определенным недоверием.

Так случилось и при оценке апрельского референдума. Неореформаторы, по-своему истолковывая итоги голосования, стали открыто требовать разгона Съезда и Верховного Совета. Дескать, того сам народ требует. Они не хотели замечать, что россияне на референдуме высказались за сохранение всех ветвей политической власти.

"Коллективный Распутин" запустил демагогическую угрозу о неизбежном приходе к власти "красно-коричневых", которые повернут Россию вспять, к командно-административной системе и ГУЛАГу. Эту чудовищную инсинуацию начали активно насаждать и президент, и его окружение. Логика донельзя примитивная: если ты противник их антиконституционных по своей сути методов общественного развития, значит, ратуешь за возврат к прошлому. Большую ложь вряд ли можно было состряпать. И среди ученых, и среди хозяйственников, предпринимателей и бизнесменов трудно найти таких, кто призывал бы отказаться от реформ, использования рыночных механизмов для повышения эффективности производства, благосостояния людей. Но необходимо, чтобы формы и методы экономических реформ адекватно отражали специфику России и были направлены не на разрушение ее потенциала, а на укрепление ее могущества и престижа как внутри, так и за рубежом. Однако из лживой посылки делался и лживый вывод: "демократию" и "реформы" надо отстаивать силой, невзирая на волю людей и "устаревшую" Конституцию, "коммунистический" Верховный Совет.

Видя растущее сопротивление провалившейся экономической политике, неореформаторы усилили нажим на президента, подталкивая его к авантюрным шагам, к силовым акциям. Началось вымывание из правительства опытных, мыслящих специалистов, пытавшихся изменить ход преобразований в пользу народа. Одновременно ограничиваются полномочия вице-президента, ведется подрывная работа внутри парламента. Внешняя политика еще более ориентируется на Запад. Началось выталкивание стран ближнего зарубежья из рублевой зоны, что способствовало углублению в республиках экономического хаоса, разрастанию межнациональных конфликтов. Режим усилил карательные операции против народа.

1 мая 1993 г. на Ленинском проспекте под транспарантом "С праздником, дорогие россияне!" омоновцы устроили настоящее побоище. Впервые после расстрела

[141]

мирной демонстрации в Петрограде в июле 1917г. пролилась кровь мирных людей из-за политического противостояния.

Специальная комиссия, созданная распоряжением Председателя Верховного Совета РФ (председатель комиссии - народный депутат Российской Федерации Г. Бенов), после тщательного расследования событий 1 мая пришла к заключению: причина столкновений, приведших к тяжелым последствиям, - в циничном пренебрежении к нормам действующей Конституции, правам человека, превышение власти.

На основании этих выводов Верховный Совет предложил президенту отстранить от должностей министра внутренних дел В. Ерина и и. о. мэра Москвы Ю. Лужкова. Решение Верховного Совета "главный гарант стабильности" проигнорировал. Это еще больше развязало руки карателям и их тайным вдохновителям, что сказалось впоследствии на осенних событиях 1993 г. Фактически с первомайских событий "решительные" действия президента стали носить все более грубый характер. Количество и качество "ползучего" переворота стало нарастать.

Мина под высший законодательный орган страны была уже заложена, часы пущены, разрушительный сценарий уже работал и независимо от его желания не давал президенту возможности отойти от него. Не случайно газета "Известия" постоянно, особенно после референдума 25 апреля, призывала к решительным действиям и систематически делала "разнос" президенту за его медлительность. Наконец, словно вняв этим требованиям, Ельцин объявил, что в августе начинает "артподготовку", а в сентябре "перейдет в наступление".

В середине августа 1993 г. на мой рабочий стол лег доклад одного из ведущих институтов о политической ситуации в стране. Руководство Верховного Совета поручило мне довести основные его положения до сведения руководителей Советов субъектов Федерации, приглашенных 17 августа в Москву для обсуждения различных аспектов конституционной реформы. Это очень интересная разработка. В ней прогнозировалась попытка введения прямого президентского правления в ночь с 19 на 20 августа 1993 г. Схема переворота повторяла грузинский сценарий свержения Гамсахурдиа. Почему режиссеры выбрали именно эту дату? Очевидно, она была приурочена к событиям августа 1991 г.

С 19 на 20 августа Фронт национального спасения (ФНС) назначил крупномасштабную акцию: в 16.00 возле Дома Советов начало митинга, затем движение на Лубянку, где предполагалось его завершение. В это же время с противоположной стороны к Белому дому выдвигается колонна "ДемРоссии". Когда колонны ФНС возвращаются к зданию парламента, чтобы организовать "ночную вахту памяти", "демократы" здесь все еще митингуют. Провокаторы затевают драку с применением оружия. Провоцируются жертвы, возмущенная толпа атакует Белый дом. Вновь жертвы, и негодующий народ свергает "кровавую красно-коричневую власть".

Подготовительными мероприятиями этой акции, по мнению составителей доклада, являлись:

- выступление Ельцина в Орле и Доме печати, где прозвучала формула о "марионеточной власти Верховного Совета, дирижируемой красно-коричневым ФНСом". Этот тезис должен был подтвердиться кровавыми столкновениями 19- 20 августа;

- совещание в Петрозаводске, на котором Совет Федерации планировалось превратить в государственный орган, который готовился на смену Верховному Совету. Ему и передается под эгидой президента вся полнота власти в стране.

[142]

Я выступил на закрытом заседании Верховного Совета и предупредил руководителей субъектов Федерации о возможной провокации. Как оказалось, переворот удалось оттянуть лишь на месяц.

Хорошо понимая, что время работает не в пользу "демократов", они любой ценой стремились взорвать ситуацию. Президент стал настойчиво повторять, что осенью он объявит выборы в новый парламент. Любой здравомыслящий человек не мог не задаться вопросом: как это можно сделать, не разогнав прежний состав, не прибегая к антиконституционным действиям или насилию?

Попытку раскрыть этот механизм Ельцин предпринял после вручения наград в Георгиевском зале Кремля 18 августа. Как бы между прочим он поделился с награжденными своими планами. "Можно распустить парламент, но, думаю, мы найдем другие пути, - лицемерно пообещал "всенародно избранный", - Конституционное совещание совместно с Конституционной комиссией съезда могут на совместном заседании принять главу из новой Конституции о федеральных органах власти. Она и станет законодательной базой для досрочных выборов". Как вариант Ельцин хотел придать своим указом Совету Федерации, созданному в Петрозаводске, статус верхней палаты парламента.

Что же было предпринято для осеннего наступления?

1. Создано Главное управление охраны (ГУО) - автономная, целостная структура, способная стать ядром репрессивного механизма. Ее оснастили необходимыми техническими средствами для полномасштабного политического сыска, сформировали подразделения для "наружного наблюдения", а также спецотряды по проведению целенаправленных карательных акций (индивидуальный и групповой террор и интернирование).

2. Сформированы необходимые вспомогательные части (ОМОН и другие), а также силы дестабилизации: криминальный и субкриминальный, подкупленный или политически ангажированный слой подготовленных вооруженных боевиков, способный организовать беспорядки в городе.

3. Осуществлены кадровые перемещения: освобождены от занимаемых должностей высшие должностные лица МБ и МВД В. Баранников, А. Дунаев, а также "не оправдавшие себя" во время ОПУСа Скоков и Шапошников.

Второй сценарий, как следовало из аналитического доклада, предполагал раздвоение политической задачи на обманную и действительную. Такой прием использовался уже не в первый раз. Вспомним:

Обманная цель
Действительная цель
На референдуме 25 апреля 1993 г. - борьба по первым двум вопросам. Победа по 4-му вопросу и только по нему.
На Конституционном совещании - разработка и принятие новой Конституции РФ. Подготовка и вброс закона (указа) о выборах в Государственную Думу.
На август-сентябрь - введение прямого президентского правления, разгон Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. Провоцирование досрочного созыва нелегитимного съезда, развал этого съезда с его полной дискредитацией, после чего введение тех или иных форм прямого президентского, жесткого правления становится делом техники.

[143]

О том, что вожделенная задача "демократов", поставленная мозговыми штабами, - собрать Съезд народных депутатов России - постоянно "пробалтывал" Якунин. Отец Глеб озвучивал многие провокационные замыслы президентских стратегов.

Не был исключен, отмечали эксперты, и третий вариант - поворот президента в сторону Верховного Совета.

Общий вывод аналитического доклада: наиболее вероятен сценарий, совмещающий отсечение Верховного Совета РФ от реальных рычагов власти с подрывом его изнутри. Фиктивные ЧП, угрозы и провокации - часть такого подрыва. Но если он не удастся и Верховный Совет продемонстрирует устойчивость, сплоченность и силу, президент, оказавшись в критической ситуации, примет третий вариант - его сторону. Таков был общий прогноз на середину августа.

По-разному воспринимали предупреждения о возможном разгоне парламента на местах. В частности, как сообщало радио "Свобода", президент Татарстана Шаймиев заявил: "На территории Татарстана будет действовать Конституция Татарстана, и мы обеспечим охрану спокойствия и стабильность". Председатель Верховного Совета Башкортостана Г. Рахимов: если президент пойдет на разгон Верховного Совета России, то Уфа поддержит законный парламент. "Мы стоим за мирный, конституционный переход России к демократии"{1}.

О подготовке к чему-то экстраординарному свидетельствовала и "юбилейная" пресс-конференция Ельцина в пресс-центре 19 августа 1993 г. Оценивая прошедшие после "победы над ГКЧП" два года, он сказал: "Рассматриваю этот период как время накопления сил... (К чему?! - Ю. В.) В высших органах власти нашего государства обозначился крупный кризис, раскол, который угрожает не только интересам России, но и спокойствию мирового сообщества... Деятельность парламента стала носить антинародный характер, она угрожает безопасности России. Такую практику необходимо остановить..."

"Артподготовка" продолжалась, исполнительная власть постоянно сеяла угрозы, переходила в наступление. Чтобы снять возможное напряжение в дни 19- 22 августа, решением Председателя Верховного Совета, по опыту подготовки и проведения празднования 9 Мая, был создан штаб во главе с заместителем Председателя ВС Исправниковым, куда вошли руководители Москвы, правоохранительных органов, партий и движений. Эта мера позволила скоординировать действия и снять общую тревогу этих дней. Все прошло спокойно.

К концу августа - середине сентября президентская сторона, словно исчерпав ресурс противоборства, прекратила фронтальные атаки. Но Центр просто перегруппировывал силы. Первоначальное согласие Ельцина откорректировать ход приватизации по предложениям Лобова - Лужкова и последующее приостановление этого решения с передачей его на согласование комиссии в составе Черномырдина, Лобова и Чубайса, отстранение от должности вице-премьера Шумейко, угрозы снять Федорова и Чубайса могли дать повод подумать, что Ельцин "одумался". Это вызвало в стане неодемократов если не панику, то явную растерянность. Казалось, они исчерпали возможности антипарламентской стратегии, особенно в конституционном и региональном вопросах. С одной стороны, усилилась законодательная инициатива правительства, с другой - в нем нарастали раскол и сближение промышленного блока с Верховным Советом. К нему проявляли тяготение


{1} Эфир-дайджест. 1993. 19 августа.

[144]

и региональные руководители, особенно в рамках возобновившего свою деятельность Совета Федерации. Этому способствовало также дезавуирование полномочий вице-спикера Н. Рябова{1} в работе пропрезидентского Совета Федерации. На углубление эрозии Центра повлиял обвальный рост в августе - сентябре числа регионов, прекративших платежи в федеральный бюджет, причем большинство из них требовали отставки министра финансов Федорова, а часть - смещения всего правительства.

18 сентября в Москве на Всероссийском совещании депутатов всех уровней, в котором приняли участие более 750 делегатов, выступающие с тревогой обращали внимание на продолжающееся противостояние федеральных властей и регионов, различных ветвей власти, на непрекращающийся спад промышленного производства и гиперинфляцию. Страна, отмечали делегаты, на грани социального взрыва. Ответственность за это ложится на президента, исполнительные структуры, демонстративно нарушающие Конституцию и законы Российской Федерации.

Уже тогда народные депутаты чувствовали надвигающуюся грозу. В обращении "Предотвратим угрозу демократии и конституционному строю России" они от имени участников Всероссийского совещания призвали местные органы власти сказать решительное "нет" любым антинародным, антиконституционным акциям, от кого бы они ни исходили и кто бы ни был их инициатором. Обращаясь к трудовым коллективам, рабочим и служащим, предпринимателям и труженикам села, народной интеллигенции, депутаты призвали их объединить усилия, чтобы преградить путь авантюристам, рвущимся к безраздельной власти.

Проблемой оставалось главное: как сказать это решительное "нет", объединить общие усилия, чтобы авантюризм не прошел? Неясным был механизм объединения и противостояния. А до государственного переворота оставалось три дня.

Весьма интересно, что в тот же день, 18 сентября 1993 г., состоялось увольнение с поста первого заместителя Председателя Совета Министров и министра экономики Лобова и демонстративное назначение на этот пост обанкротившегося Гайдара. Причем, обратите внимание, Ельцин озвучил это решение не где-нибудь, а во время посещения Отдельной дивизии внутренних войск им. Дзержинского. Это прозвучало как неприкрытая угроза. Значит, не было никакого возврата к благоразумию. Стало ясно: курс на гайдаризацию экономики при помощи "непопулярных мер" и в ущерб социальным интересам россиян будет продолжен. Стало также очевидным, что Ельцин прекратил поиск каких-либо компромиссов в самой важной области конфликта президента и Верховного Совета - в области решения экономических проблем.

На фоне политической активизации Верховного Совета неодемократы предприняли более активное давление на президента, добиваясь роспуска Верховного Совета и Съезда народных депутатов любыми способами, даже путем ввода прямого президентского правления. "Коллективному Распутину" подпевали и многие международные организации, в том числе и представители стран "семерки".


{1} Рябов Н. Т., родился в 1946 г. Русский. Окончил Ростовский государственный университет. До избрания народным депутатом РСФСР работал заместителем директора по воспитательной работе Сальского сельхозтехникума. В период избирательной кампании баллотировался как член КПСС. В 1991 г. избирается Председателем Совета Республики, а в 1992 г. - заместителем Председателя ВС РФ. В дни антиконституционного переворота перешел на сторону команды президента, за что получил пост Председателя Центральной избирательной комиссии РФ. После "успешных" президентских выборов 1996 г. получил пост Чрезвычайного и Полномочного Посла в Чехии, а затем в Азербайджане.

[145]

По той же отработанной схеме, которая использовалась для давления на Верховный Совет России, началась усиленная атака и на Конституционный суд. В отношении его председателя Зорькина, рядовых членов устроили серию придирок, уколов. Открыто предпринимались попытки раскола состава суда. "Свои" члены суда получали от президентской команды конкретные указания, как себя вести, какие решения и по каким вопросам принимать. Все делалось для того, чтобы унизить, скомпрометировать в глазах страны и мировой общественности этот конституционный институт.

Словесную "артподготовку" Ельцин дополнил в августе - сентябре демонстративным посещением Кантемировской и Таманской дивизий и Отдельной дивизии внутренних войск им. Дзержинского. Конечно, главная цель визитов была в том, чтобы прощупать командиров, их настроение, оценить возможность использования в предстоящих событиях, в том числе и карательных акциях. Производя осмотр полков, Ельцин задавал один и тот же вопрос:

- Выполните ли вы приказ командования?

Особенно тщательно изучал Ельцин состояние дивизии им. Дзержинского. С ним присутствовал и ее "хозяин" - министр внутренних дел Ерин. В конце осмотра, обращаясь к командованию, высокий гость снова допытывался:

- Ну что, генералы? Готовы ваши орлы выполнить приказ? И особо подчеркивал:

- Повторяю: любой приказ Главнокомандующего?

Знали ли 18-19-летние юнцы, какой приказ им придется исполнять? Вторично эту зловещую фразу Ельцин произнес 4 октября 1993 г. во время встречи с офицерами спецгруппы "Альфа", когда направил их на штурм Дома Советов.

А до этого была серия репетиций, проверок боевой выучки на местах. 9 сентября в 21.30 у меня на даче зазвонила "вертушка". Голос в трубке с тревогой сообщил, что в центр Москвы стянуты подразделения дивизии им. Дзержинского. Созвонился с Хасбулатовым, Руцким, Агафоновым, и мы срочно выехали в Дом Советов. Оперативно связались с дежурным по МВД заместителем министра А. Н. Куликовым. Поинтересовались, в чем причина перемещения войск. Ответ нас просто обескуражил: "Ограблена машина инкассаторов с деньгами".

Председатель Центробанка Геращенко не подтвердил эту липовую версию. Чувствовалось, что нас дезинформируют, попросту говоря - дурят. А правда заключалась в том, что части дивизии окружили гостиницу "Москва", проводя репетицию грядущей блокады Дома Советов.

20 сентября 1993 г. в Москве во МХАТе на Тверском бульваре с огромным успехом прошел Конгресс народов СССР. На нем выступили представители почти всех союзных республик. Приятно было увидеть лозунг большой делегации Татарстана, из региона которого я был избран народным депутатом РСФСР: "Трудовой Татарстан приветствует конгресс СССР". На этом большом форуме наших народов довелось выступить и мне. Я также выполнил поручение Председателя Верховного Совета России Хасбулатова и зачитал его обращение к конгрессу. Боль и тревога звучали в документе:

"Последствия распада Союза ССР - единого государства, единого экономического пространства, единой человеческой общности - являются поистине катастрофическими. Масштаб этой катастрофы грандиозен - от излома судеб людей до критически опасного нарушения геополитического баланса сил на всей планете".

[146]

Не исключаю, что мощный призыв к единению, прозвучавший на конгрессе, переполошил заокеанских режиссеров развала Союза, стал одной из последних капель, переполнивших чашу негативного отношения президента Ельцина к законодательным органам. Возможно, он боялся денонсации Беловежских соглашений, чего требовали участники конгресса. Вообще эта идея была и остается очень популярной, она высказывалась журналистами оппозиционных газет, народными депутатами, трезвомыслящими политиками. Если бы Верховный Совет признал незаконным, неконституционным акт о "ликвидации" СССР, де-юре Союз продолжал бы существовать. Я хорошо знал, что этого шага России ждали парламенты Белоруссии и Украины, которые могли последовать такому примеру. Но именно этого больше всего боялись в Вашингтоне и Лондоне, Париже и Берлине, этого во что бы то ни стало стремилась не допустить и президентская команда. Ведь потом, после юридического восстановления Союза, хлынула бы такая объединяющая волна, которая смела бы всех неодемократов: бурбулисов и шумеек, шахраев и чубайсов, филатовых и полтораниных. И они, чтобы удержаться, толкали своего лидера на нарушение закона и Конституции.

Наступала пора насилия. Силы, не заинтересованные в процветании России, готовились нанести смертельный удар по демократии и народовластию.

 

 

[147]

Чтобы быть свободным, нужно уважать законы.
Цицерон

 

 

РАСТОПТАННАЯ КОНСТИТУЦИЯ

 

Анализируя причины, приведшие к поражению французского парламента и к успеху государственного переворота Луи Бонапарта в 1850-1851 гг., К. Маркс отмечает: "...Национальное собрание может устранить президента конституционным путем, тогда как президент может устранить Национальное собрание лишь неконституционным путем, лишь устраняя самое конституцию (курсив мой. - Ю. В.). Здесь, следовательно, конституция сама призывает к своему насильственному уничтожению. Конституция не только... канонизирует разделение властей, но и доводит это разделение до невыносимого противоречия. Игра конституционных сил... парламентская грызня между законодательной и исполнительной властью, по конституции 1848 г. ведется все время ва-банк. С одной стороны - 750 народных представителей, избранных всеобщим голосованием и пользующихся правом переизбрания, образуют бесконтрольное, не подлежащее роспуску, неделимое Национальное собрание, которое облечено неограниченной законодательной властью... С другой стороны - президент со всеми атрибутами королевской власти, с правом назначать и смещать своих министров независимо от Национального собрания... раздающий все должности и тем самым распоряжающийся во Франции судьбой по меньшей мере полутора миллионов людей... Ему подчинены все вооруженные силы... В то время как Собрание, оставаясь вечно на подмостках, становится объектом повседневной публичной критики, президент ведет скрытую от взоров жизнь на Елисейских полях, имея, однако, перед глазами и в сердце статью 45 конституции, ежедневно напоминающую ему: "Брат, готовься к смерти!" Твоя власть кончается на четвертом году твоего избрания... Тогда конец твоему величию: второго представления этой пьесы не будет, и если у тебя есть долги, постарайся выплатить их вовремя из назначенных тебе конституцией 600 тысяч франков жалованья, если, конечно, ты не предпочитаешь отправиться в Клиши... (долговую тюрьму. - Ю. В.). - Если конституция, таким образом, предоставляет президенту фактическую власть, она зато старается обеспечить за Национальным собранием моральную силу... В то время как каждый отдельный депутат является представителем лишь той или другой партии, того или другого города... президент является избранником нации, и его выборы - крупный козырь, пускаемый в ход суверенным народом раз в четыре года. Выборное Национальное собрание связано с нацией метафизически, выборный же президент связан с ней лично. Национальное собрание, правда, отображает в лице своих отдельных представителей многообразные стороны национального духа, зато в президенте национальный дух является во плоти. По сравнению с Национальным собранием президент является носителем своего рода божественного права: он - правитель народной милостью"{1}.

Почти со скрупулезной точностью события 1993 г. повторили противоречия и внутреннее содержание Французской революции середины XIX в., описанные Марксом.


{1} Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 8. С. 132-134.

[148]

В 17 часов 21 сентября 1993 г. руководство Верховного Совета Российской Федерации срочно собралось в кабинете Председателя Верховного Совета Хасбулатова. Руслан Имранович проинформировал нас: ему сообщили из Администрации Президента, что в его адрес направлен срочный документ с грифом "Секретно". Мы догадывались, что речь может идти о досрочном прекращении полномочий народных депутатов.

В 19.50 Р. Хасбулатову доставили пакет. В документе сообщалось, что с 21 сентября 1993 г. деятельность Верховного Совета РФ и Съезда народных депутатов РФ прекращена. Более подробно суть происходящего предполагалось изложить в вечернем выступлении Президента РФ по телевидению.

Мы тут же дали команду радиослужбе Верховного Совета РФ объявить об этом предполагаемом выступлении Ельцина и попросили подключить все имеющиеся в Доме Советов телевизоры для прослушивания выступления президента.

В 20 часов по Центральному телевидению начал свое выступление президент Ельцин. Он объявил гражданам России и мировому сообществу о том, что подписал указ, названный "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации", известный в дальнейшем как пресловутый Указ № 1400.

Основные положения этого указа мы уже знали. Поэтому еще накануне вечером руководители комитетов и комиссий Степашин и Починок пытались пробиться к президенту, чтобы отговорить его от рокового шага. Но машина переворота уже была запущена, и их просто не допустили. Да и когда Ельцин самостоятельно принимал какие-либо решения? Озвучивая указ, он лишь выполнял волю своих зарубежных покровителей. Позднее выяснилось: перед тем как транслировать Обращение по телевидению, Ельцин передал текст Указа № 1400 послу США Томасу Пикерингу. Последний немедленно поставил в известность президента США Клинтона, который сразу же позвонил Ельцину и выразил свою поддержку его действиям. В тот же день Клинтон публично заявил о своей поддержке антиконституционных действий Ельцина{1}.

Я смотрел на лица коллег. Спокойствие, но и глубочайшая озабоченность. А тем временем оратор оповещал о прекращении законодательной, распорядительной и контрольной функций Съезда народных депутатов РФ, Верховного Совета РФ, их роспуске. В указе осуждалась "открытая и повседневно осуществляемая в Верховном Совете РФ обструкция всенародно избранного Президента Российской Федерации...". В качестве средства для устранения "паралича государственной власти" на 11-12 декабря 1993 г. Ельцин назначал взамен Съезда народных депутатов и Верховного Совета выборы нигде и никем не конституированного Федерального Собрания РФ.

Грубейшее попрание действующего Основного Закона Российской Федерации мотивировалось тем, что существует "более высокая ценность, нежели формальное следование противоречивым нормам, созданным законодательной властью". Полномочия избранных народных депутатов были прекращены единоличной властью высшего должностного лица Российской Федерации. Конституционному суду РФ было предложено не созывать своих заседаний до начала работы Федерального Собрания. Генеральный прокурор РФ переподчинялся президенту.

Телевизионное обращение Ельцина и указ расставили все акценты: попирая Конституцию и законы, руководитель страны принял решение, не вызывающее


{1} New York Times. 1993. 3 октября.

[149]

сомнений даже у не юристов. Другими словами, совершил государственный переворот! И главная цель этого деяния - узурпация власти, сосредоточение ее полностью в руках Ельцина и подконтрольного ему правительства, ликвидация представительной демократии в лице системы Советов.

Все это сделал президент, подписавший 9 октября 1992 г. Закон "О защите конституционных органов в Российской Федерации", в котором предусматривалась уголовная ответственность за публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя, за воспрепятствование деятельности органов государственной власти.

Здесь хотелось бы сделать небольшое отступление.

Прежде всего вспомним выдержку из Присяги Президента, принесенной Ельциным на Конституции Российской Федерации в присутствии Патриарха Московского и всея Руси Алексия II: "Клянусь при осуществлении полномочий Президента Российской Федерации соблюдать Конституцию Российской Федерации, защищать ее суверенитет, уважать и охранять права человека и гражданина, права народов Российской Федерации и добросовестно выполнять возложенные на меня народом обязанности".

Ложь и предательство взяли верх над Присягой. Ельцин поставил перед собой глобальную цель: изменить конституционный строй государства, и все его действия, в том числе и аморальные, были направлены на достижение этой цели.

Мне хорошо известны многие из окружения Ельцина, знаю, чем они, как говорится, дышат. Могу еще раз засвидетельствовать, что подготовка Указа № 1400 началась задолго до этого дня. Были просчитаны все варианты, в том числе и силовые, в том числе и связанные с кровавым исходом. Я никогда не верил, что злополучный антиконституционный указ готовил хозяин Кремля, как он позже пытался убедить в этом своих сограждан в телеинтервью с Э. Рязановым "Мужской разговор". Мне кажется, напрасно он как "истинно верующий" брал грех на свою "душу" - все равно за этот грех придется отвечать на этом или на том свете, и не только ему одному.

Картина во многом прояснилась после выхода "Записок президента"{1}. Меня не просто удивило, а сразило откровенное, циничное рассуждение автора: оказывается, он отчетливо понимал, что, подписывая Указ № 1400, "первый всенародно избранный президент закон нарушает, пусть плохой закон, нелепый, ставящий страну на грань развала, но все равно закон". А раз так, зачем всенародно избранному считаться с законом, этот закон нужно просто ликвидировать и забыть. Это очень важное письменное заявление президента, сделанное им самим, и так откровенно. Оно открывает новые обстоятельства и в деле об амнистии, и в деятельности общественной комиссии по событиям сентября - октября 1993 г., и в действиях Генерального прокурора по этим событиям.

Далее. В "Записках..." Ельцин подробно раскрыл механизм и сроки подготовки указа. Начало сентября 1993 г. (а не полгода назад, как он убеждал всех в телеинтервью с Рязановым). Пригласил В. Илюшина и "сформулировал задание". Последний спокоен... Будто получил задание "подготовить указ о заготовке кормов к грядущей зиме". Подключил помощника по юридическим вопросам Ю. Батурина. 12 сентября 1993 г. получил полное одобрение указа со стороны министра обороны Грачева, министра внутренних дел Ерина, и. о. министра безопасности Н. Голушко


{1} Ельцин Б. Записки президента. С. 347-352.

[150]

и министра иностранных дел Козырева. Дата объявления указа - 19 сентября в 20.00 по Центральному телевидению.

Таким образом, как вытекает из "Записок...", из других опубликованных впоследствии документов, главными заговорщиками, готовившими и осуществлявшими государственный переворот, были премьер-министр Черномырдин, министр обороны Грачев, министр внутренних дел Ерин, министр безопасности Голушко, министр иностранных дел Козырев, начальник службы безопасности Ельцина Коржаков, начальник Главного управления охраны Российской Федерации комендант Кремля М. И. Барсуков, помощники президента В. В. Илюшин и Ю. М. Батурин.

15 сентября 1993 г. состоялось заседание Совета безопасности (СБ), секретарем которого в то время был О. Лобов. В течение более чем двух часов обсуждались конкретные вопросы государственного переворота. В соответствии с Законом о Совете безопасности я как первый заместитель Председателя Верховного Совета РФ входил в то время в его состав. Однако заговорщики понимали, на что они идут, и меня, конечно, на это заседание не пригласили. Но утечка информации произошла - нас проинформировали некоторые сотрудники аппарата президента и Министерства внутренних дел, что указ о роспуске Съезда народных депутатов предполагается ввести именно 19 сентября 1993 г., в воскресенье, когда в Доме Советов никого не бывает. Заняв Белый дом и не пустив туда утром 20 сентября депутатов, ельцинисты тем самым лишили бы Верховный Совет своего центра. Это для них было тем более важно, что еще ранее был закрыт на ремонт Большой Кремлевский дворец - место проведения съездов народных депутатов.

Однако Верховный Совет был готов провести, в случае необходимости, Съезд народных депутатов в здании Дома Советов. Чувствуя надвигающуюся грозу, руководство Верховного Совета обратилось к ряду председателей комитетов и комиссий, народным депутатам с предложением осуществить в здании Дома Советов 19 сентября круглосуточное дежурство. Так что в воскресенье в Белом доме было достаточно много народу. Это заставило авторов государственного переворота только отодвинуть срок его осуществления на 21 сентября, но не отказаться от него. Механизм был запущен.

Беседуя впоследствии со многими зарубежными корреспондентами, я слышал один и тот же вопрос: "Почему в других странах, например Польше, перевыборы парламента, назначаемые президентом, считаются нормальным явлением, а в России вдруг возник такой конфликт с кровавыми последствиями?"

Дело в том, отвечал я зарубежным корреспондентам, что данная процедура не предусмотрена Конституцией Российской Федерации, и российский президент пока не самодержец всея Руси. А если говорить о народе, на который так любит ссылаться Ельцин, то на референдуме 25 апреля россияне высказались достаточно мудро: в нынешней непростой социально-экономической и политической ситуации нецелесообразно проводить досрочные выборы как президента, так и Верховного Совета. Разве воля народа не священна для президента, которого он избрал?

Кроме того, в той же Польше право президента распускать парламент и назначать досрочные выборы компенсируется правом законодателей отправлять правительство в отставку, равно как и участвовать в его формировании. А ведь это очень существенная компенсация. Отчего возникли многие беды у нас? От некомпетентности, безответственности и неприкасаемости членов правительства.

Однако ответственность власти - непреложный атрибут, гарант нормального функционирования государства и стабильности общества. Ответственность власти

[151]

имеет много выражений. Прежде всего это эффективное руководство страной, обеспечивающее прогресс в экономике, социальной, духовно-нравственной, культурно-образовательной, научно-технической, оборонной и других сферах. Это - выполнение на деле провозглашенных целей, программ, обязательств и обещаний, регулярный отчет за дела, ответы на больные вопросы, которые волнуют общество, чувствительность к нуждам сограждан, признание своих ошибок и многое другое.

В правовых государствах существуют законы, функционируют специальные государственные и общественные институты, приняты процедуры, предназначенные привлекать к политической ответственности всех субъектов высшей власти за провалы в делах или неблаговидное поведение.

Сложились критерии оценки деятельности, меры исправления или пресечения ошибок, механизмы отстранения от власти и должности высших лиц государства, не справляющихся со своими задачами, наносящих материальный или моральный ущерб стране, допускающих ухудшение жизни народа, деградацию страны.

Действует строгая обязанность глав государств и правительств регулярно отвечать на вопросы определенных политико-государственных институтов, СМИ, общественности. Нарушение этой обязанности воспринимается как ЧП.

Наши "правители" проводили пагубный для народа курс, а "отдуваться" за это приходилось народным депутатам, поскольку они тесно связаны со своими избирателями, но никак не могли повлиять на формирование кабинета министров, его курса, привести в чувство зарвавшихся чиновников.

Вернусь, однако, к хронике сентябрьской грозы. В процессе слушания выступления Ельцина руководители Верховного Совета, комитетов и комиссий записывали, что, по их мнению, надо было срочно сделать в ответ на это выступление. Обобщив эти предложения, сформировали план мероприятий. Он включал в себя выступления народных депутатов по радио и телевидению, в периодической печати. Было принято решение немедленно провести заседание Президиума Верховного Совета и тут же начать подготовку к чрезвычайной сессии Верховного Совета.

Сразу же после телетрансляции выступления Ельцина мы организовали запись для телевидения выступления Председателя Верховного Совета Хасбулатова. Он четко заявил: в Указе № 1400 содержатся "многочисленные угрозы президента по свержению конституционного строя". Это государственный переворот, попытки которого предпринимались неоднократно, и в частности 20 марта 1993 г., когда Ельцин попытался (опять же указом!) ввести "особый порядок управления страной".

В сложных условиях, напомнил Р. Хасбулатов, Верховный Совет отстаивал интересы народа - и в пенсионном обеспечении, и в промышленной, и в аграрной политике, направляя свои усилия на законодательное обеспечение экономического роста, на проведение реальных, а не мнимых реформ.

"Мы хотели, - говорил он, - чтобы у нас не было безработицы, чтобы предприятия не простаивали, чтобы, наконец, правоохранительные органы начали борьбу с преступностью и коррупцией".

В начале одиннадцатого вечера это обращение, показанное по телевидению, услышали во всех уголках нашей страны. Мы знали, что люди не спали, огорошенные очередным авантюрным трюком президента, и ждали реакции Верховного Совета. Спешно собравшийся Президиум ВС без сомнений и колебаний констатировал: Указ № 1400 - это грубое, откровенно-циничное попрание Конституции

[152]

Российской Федерации, ведущее к углублению конфронтации, расколу общества и распаду России как государства. Президиум однозначно принял решение, в котором говорилось о грубейшем нарушении Президентом Российской Федерации ряда статей Конституции. Подобные действия подпадают под статью 121-6 Основного Закона. Напомню ее формулировку:

"Полномочия Президента Российской Федерации не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства Российской Федерации, роспуска либо приостановления деятельности законно избранных органов государственной власти, в противном случае они прекращаются немедленно".

Стало быть, объявив свой Указ № 1400 о роспуске Съезда и парламента, прекращении полномочий депутатов, Ельцин автоматически (подчеркиваю это особо - автоматически!) утрачивал президентские полномочия. И все последующие рассуждения оппонентов о наличии или неналичии кворума на заседаниях Десятого внеочередного съезда и Верховного Совета не имели юридического смысла. Президиум Верховного Совета РФ обратился к народам России, Содружества Независимых Государств, мировому сообществу.

Текст Обращения подготовил и зачитал Р. Абдулатипов{1}. В Обращении говорилось:

"Президент пошел на крайние, заранее запланированные действия по свержению конституционного строя и свертыванию демократии. В России совершен государственный переворот, введен режим личной власти президента, диктатуры мафиозных кланов и его проворовавшегося окружения. Мы являемся свидетелями преступных действий, открывающих путь к гражданской войне, в которой не будет победителей и побежденных. Может стать реальностью кровавая трагедия миллионов людей".

"Агонизирующий режим, - подчеркивалось в Обращении, - способен привести страну к гражданской войне, натворить много бед".

Президиум Верховного Совета призвал "всех россиян единством действий, решительностью и мужеством пресечь государственный переворот - во имя возрождения Российской Федерации, во имя процветания народов, строящих великую страну".

Вызывает удивление тот факт, что еще в сентябре 1993 г., в период, когда не высохли чернила на подготовленном Абдулатиповым Обращении к россиянам о государственном перевороте, автор Обращения уже был назначен первым заместителем Госкомитета к небезызвестному Шахраю. Мы этого не знали и продолжали давать Абдулатипову поручения, в том числе и по переговорному процессу с представителями Ельцина.

Удивительно и другое. По прошествии пяти лет после кровавой осени 93-го Абдулатипов в беседе с корреспондентом газеты "Век" (1997 г.) откровенно сказал:


{1} Абдулатипов Р. Г., родился в 1946 г. Аварец. Доктор исторических наук. Работал заведующим кафедрой философии Дагестанского пединститута, консультантом, зав. сектором Отдела национальных отношений ЦК КПСС. В период избирательной кампании баллотировался как член КПСС. С 1990 по сентябрь 1993 г. - Председатель Совета Национальностей ВС РФ. С сентября 1993 г. - первый заместитель Председателя Госкомитета РФ по делам Федерации и национальностей. С января 1994 г. - заместитель Председателя Совета Федерации РФ. С декабря 1995 г. - депутат Госдумы. С августа 1997 г. - заместитель Председателя Правительства РФ по национальным вопросам, вопросам развития Федерации и местного самоуправления. С марта 2001 г. - член Совета Федерации РФ от Самарской области.

[153]

"У меня никаких противоречий с президентом не было... Я сотрудничал с Ельциным, в том числе по разработке и подписанию Федеративного договора... Особенно когда я познакомился с его женой Наиной Иосифовной..."

Когда же был искренен этот "гордый горец" - когда при поименном голосовании 22 сентября 1993 г. в 15.38 голосовал за отрешение Ельцина от должности президента или пять лет спустя? Воистину, Восток - дело тонкое.

И снова я думаю: как люди могли остановить произвол и беззаконие? Какими мы наделили их для этого правами и полномочиями? Ведь в России ни в советское время, ни тем более позже так и не удалось выработать политико-государственный и юридический механизм, который исключал бы возможность какой-либо личности, группы, института превышать власть и творить произвол...

Между тем к Дому Советов начали подтягиваться жители Москвы и Подмосковья, кому была не безразлична судьба Родины. Сразу скажу, что уже на следующий день начали приезжать люди и из других городов. К 24.00 площадь Свободной России перед Белым домом была практически полностью заполнена народом, теми, кто по зову сердца пришел поддержать Верховный Совет. Все понимали ситуацию, оценивали ее не иначе как государственный переворот, как узурпацию власти президентом и его окружением, установление авторитарной диктатуры. Вставал вопрос: что делать дальше? Ответ на него граждане России ждали от Верховного Совета, Конституционного суда, Генеральной прокуратуры.

В Верховном Совете шла напряженная работа. Никакой паники или деморализации. Члены Президиума постановили: на следующий день - 22 сентября 1993 г. - созвать внеочередное заседание Верховного Совета с повесткой: "О государственном перевороте в Российской Федерации". Мы еще надеялись на возможность отвести антиконституционный выпад Ельцина правовым путем. Однако машина переворота была запущена по другому сценарию и набирала скорость. Ее рулевые готовились к насильственному варианту. Это впоследствии подтвердили в своих публикациях и высказываниях почти все авторы переворота, начиная с президента (Коржаков, Филатов, Шумейко, Гайдар и т. д.).

Вечером 21 сентября первый заместитель Председателя Совета Министров Правительства РФ Гайдар провел совещание с членами правительства Шумейко, Шахраем, Чубайсом, Козыревым, Яровым, на котором был разработан план первоочередных действий по реализации Указа № 1400, включавший перекрытие канала прямого выхода Верховного Совета в телеэфир, установление блокады Дома Советов и жесткое подавление любых проявлений неповиновения в органах власти субъектов Федерации.

Председатель Совета Министров Черномырдин в этот же день также провел селекторное совещание с руководителями республик, краев и областей, в ходе которого пытался добиться поддержки антиконституционных действий "гаранта Конституции".

Министр безопасности Голушко дал указание руководителям территориальных органов МБ обеспечить непрерывное отслеживание ситуации, усилить взаимодействие со всеми правоохранительными органами по обеспечению сохранности оружия, боеприпасов, взрывчатых и отравляющих веществ, а также безопасности особо важных объектов народного хозяйства, органов власти и управления. Другими словами, нажим со стороны высших органов власти по поводу неукоснительного исполнения антиконституционного Указа № 1400 многократно усиливался час от часа.

[154]

В 21.30 началось экстренное заседание Конституционного суда РФ. Очень многое в те минуты зависело от тринадцати его судей. Примечательно, что здание суда с самого начала оцепили милицейские машины, несомненно, в целях устрашения и давления.

В очень непростой ситуации заседал Конституционный суд. Некоторые его члены занимали явно пропрезидентскую позицию. Немало воли и усилий пришлось проявить в те минуты Зорькину, чтобы суд принял единственно правильное в соответствии с законом решение: констатировать нарушение президентом ряда статей Конституции России. Суд, в частности, пришел к заключению, что Указ Президента № 1400 и его Обращение к гражданам России нарушают сразу несколько статей действующей Конституции; части второй статьи 1, части второй статьи 2, статью 3, части второй статьи 4, части первой и третьей статьи 104 и ряд других. Это и служит основанием для отрешения Президента Российской Федерации Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности в соответствии со статьей 121.10 или 121.6 Конституции Российской Федерации{1}. За это решение Конституционного суда проголосовало 9 судей, против - 4.

Ночью - в 0 часов 15 минут 22 сентября - состоялось экстренное заседание Верховного Совета. Большой зал Дома Советов был переполнен как никогда, здесь было великое множество журналистов, особенно иностранных, которым все хотелось видеть и узнать из первых рук. С информацией о ситуации в стране в связи со свершившимся государственным переворотом выступил заместитель Председателя Верховного Совета Агафонов{2}. Он сообщил, что в 29 регионах сессии Советов квалифицировали Указ № 1400 как неконституционный и осудили его. В то же время в адрес глав администраций ушла шифротелеграмма за подписью Филатова, в которой содержалось требование поддержать указ Ельцина и осудить действия Верховного Совета. Администрация Президента спешно "перетягивала одеяло" на себя, заявив, что исполнительная власть 36 территорий якобы одобрила действия Ельцина. Да это и понятно - могли ли поступить иначе его ставленники? Полностью не поддержали разгон парламента Амурская, Брянская, Новосибирская области и Башкортостан.

Примечательно, что и главы администраций Новосибирской, Амурской, Брянской, Липецкой областей осудили указ. При этом глава администрации Новосибирской области В. Муха представлял Совет межрегионального экономического объединения "Сибирское соглашение", являясь его председателем. Весомое слово сказали руководители Приморского края, заявив о возможности отделения от России. Хабаровский край высказался за выборы президента и парламента


{1} Статья 121.6 была введена на Седьмом съезде народных депутатов РФ в декабре 1992 г. Однако по предложению Председателя Конституционного суда В. Зорькина на нее был наложен мораторий до марта 1993 г. С 12 марта 1993 г. эта статья действовала в полном объеме.

{2} Агафонов В. А., родился в 1935 г. Русский. Окончил Чувашский сельскохозяйственный институт, в 1982 г. - АОН при ЦК КПСС. В 1971-1979 гг. - директор Вурнарского Чувашского треста "Скотопром", первый заместитель министра, министр сельского хозяйства Чувашской АССР. С 1979 г. - первый заместитель председателя Совета Министров Чувашской АССР. Избирался депутатом Верховного Совета Чувашской АССР. В 1990 г., после избрания народным депутатом РФ, утверждается Председателем Комитета ВС по социальному развитию села, аграрным вопросам и продовольствию, а с 1992 г. - заместителем Председателя ВС РФ. С 1993 г. - депутат Государственной Думы Российской Федерации первого и второго созывов.

[155]

одновременно. Предупредила о политической забастовке Тюменская область. Татарстан, Саха, Ингушетия, Тува заняли, как неодобрительно заявила Администрация Президента, выжидательную позицию. Заявления, сделанные Черномырдиным, Филатовым и самим Ельциным о том, что большинство руководителей исполнительной власти поддерживают переворот, были обыкновенным блефом, инструментом давления на непокорные власти на местах. Черномырдин и Филатов разразились угрозами в их адрес, обещая уволить руководителей в случае неподчинения. Впоследствии многие честные и достойные люди лишились мест за свою принципиальность.

Между тем некоторые эксперты, в том числе и зарубежные, предсказывали, что, если хотя бы три десятка регионов выскажутся за разгон Верховного Совета, это развяжет Ельцину руки, он не уйдет в отставку и применит силу. Тогда немногие в это верили. Но дух тревоги витал в стенах Верховного Совета. Я видел посерьезневшие лица депутатов, обслуживающего персонала.

Обсуждая телевизионное выступление Ельцина и провозглашенный им Указ № 1400, Верховный Совет РФ признал последний антиконституционным, а действия президента как государственный переворот. Этот вывод соответствовал духу заключения Конституционного суда РФ, которое 21 сентября ближе к полуночи уже было отпечатано.

Заключение Конституционного суда для народных депутатов означало следующее: Ельцин с момента подписания им Указа № 1400 и выступления по телевидению, то есть с 20.00 часов 21 сентября 1993 г., уже не являлся Президентом Российской Федерации. Его полномочия согласно статье 121.6 "прекращаются немедленно", поскольку он сам первым пунктом указа "прервал осуществление законодательной, распорядительной, контрольной функций Съездом народных депутатов РФ и Верховным Советом РФ". Иными словами, Ельцин узурпировал власть.

Специально подчеркиваю это, ибо потом пропрезидентская пресса постарается навести тень на плетень, будет рассуждать о "парламентском мятеже". Читатель должен понять: Верховный Совет РФ не отстранял Ельцина от должности. Он всего лишь осудил антиконституционные действия и, опираясь на заключение Конституционного суда РФ, лишь зафиксировал автоматическое отрешение его от исполнения президентских обязанностей, которое вытекало из его антиправового указа. И я не понимаю тех политиков и те оппозиционные газеты, которые упорно продолжают именовать узурпатора власти "президентом". Полномочия президента автоматически переходили вице-президенту Руцкому, который в точном соответствии с Основным Законом принял на себя исполнение обязанностей президента.

Не думаю, что правоведы из окружения Ельцина не понимали этих юридических тонкостей. Но... дело было сделано, и они вынуждены были "доказывать" недоказуемое. По Центральному телевидению, например, выступил пресс-секретарь Ельцина Костиков и, ссылаясь на мнения юристов, заявил, что Конституционный суд не имел права проводить свое заседание без разрешения Ельцина, а следовательно, решение Верховного Совета неправомочно, в том числе и по вопросу возложения исполнения обязанностей Президента РФ на Руцкого. Последний, по мнению Костикова, просто узурпатор, и Генеральная прокуратура должна пресечь его действия. Но это, как я уже сказал, ложь чистейшей воды, все действия Верховного Совета осуществлялись на основе и в полном соответствии с Конституцией Российской Федерации.

[156]

Своим первым указом Руцкой в соответствии с действующей Конституцией отменил Указ Б. Ельцина № 1400 как антиконституционный; отдал распоряжение руководителям на местах неукоснительно соблюдать Конституцию и действующее законодательство; принял всю полноту ответственности на себя; министрам обороны, безопасности и внутренних дел приказал строго следовать конституционному долгу и верности присяге; наконец, обратился к Верховному Совету с просьбой назначить президентские выборы.

Полагаю, министры Голушко, Грачев, Ерин должны были, отбросив страх и личные пристрастия, выступить в поддержку попранной Конституции, встать на стороне ее защитников. Но они предпочли Славе российской вечное бесчестье, позор и проклятие соотечественников. Это презрение сегодня проявляется пока в скрытой форме, но настанет день, когда народы России скажут об этом и открыто.

Без проволочек депутаты приняли решение незамедлительно созвать Десятый чрезвычайный (внеочередной) съезд народных депутатов РФ, на котором обсудить вопрос "О политическом положении в Российской Федерации в связи с совершенным государственным переворотом". Необходимо было выработать законодательные меры по преодолению переворота и организации отпора президентскому мятежу. Докладчиком был утвержден Председатель Верховного Совета Хасбулатов.

Общественность страны была потрясена циничным попранием Конституции РФ. В эти суровые, тревожные дни в адрес Верховного Совета присылали свои телеграммы со словами поддержки большое количество граждан, трудовых коллективов, партий и общественных движений. Все они выражали искреннюю озабоченность сложившейся конфронтационной ситуацией, призывали народных депутатов отстаивать Конституцию и Закон. Конечно, мы понимали, что в нашем расколотом обществе оценки "кремлевского путча" будут порой самые противоположные. Будут и одобрения: ведь "артподготовка" находила полное понимание у таких газет, как "Известия", "Московский комсомолец", безоглядно занявших проельцинскую позицию.

Международный фонд "Реформа", возглавляемый академиком С. Шаталиным, предложил руководителям России ради предотвращения кровавого столкновения и гражданской войны "отказаться от всех принятых 21 сентября решений и прийти к согласию о проведении в максимально короткие сроки одновременных досрочных перевыборов президента и выборов в новый двухпалатный парламент".

Представители Гражданского союза высказались еще более решительно и определенно: в своем заявлении осудили действия Ельцина, призвали граждан России не подчиняться его указам, а органы власти - выполнить свой конституционный долг. Президиум Всероссийского Совета ветеранов войны и труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов оценил Указ № 1400 как грубое нарушение Конституции, как попрание демократических прав граждан, подрыв основ народовластия. Вместе с тем руководство ветеранской организации призвало Ельцина, Верховный Совет, Конституционный суд и правительство проявить государственную мудрость, приостановить действие антиконституционных мер и найти мирный путь разрешения глубокого политического кризиса.

Но и в это сложное для страны время нашлись "теоретики", пытавшиеся обосновать правомерность действий Ельцина. Да, говорили некоторые из них, Ельцин, нарушив Конституцию, вышел за ее рамки, но сделал он это из-за того, что "старая" Конституция тормозила реформы, а Съезд и Верховный Совет после апрельского (1993 г.)

[157]

референдума стали нелегитимны, тем более что избирали их в другом государстве - РСФСР в составе СССР. Автор этой концепции и наиболее рьяный ее поборник - член-корреспондент Российской академии наук С. Алексеев, который в бытность председателем союзного Комитета конституционного надзора немало поспособствовал развалу Союза ССР. В свое время он усердно потрудился на Горбачева, затем "перевернулся" и начал с удовлетворением поддакивать Ельцину. Этот маститый ученый с той же, а может, с еще большей одержимостью стал способствовать развалу и власти в России, и самой российской государственности. Единственное, о чем забыл этот ученый, что он своей "теорией" вольно или невольно прокладывал путь режиму всевластия Ельцина.

В таком случае возникает вопрос: а как же сам Ельцин? Он ведь стал сначала народным депутатом РСФСР, Председателем Верховного Совета РСФСР и затем президентом все в том же "нелегитимном государстве". А насколько легитимен Председатель Правительства Черномырдин (и его правительство), которого утверждал в должности главы правительства этот "нелегитимный съезд" и которому он говорил слова благодарности за избрание на столь высокий пост?

А не этот ли "коммунистический съезд" наделил президента особыми, чрезвычайными, какими он хотел, полномочиями, согласился с тем, что он сам возглавит правительство России? Согласился с тем, что первым вице-премьером станет специалист по научному коммунизму Бурбулис, не имеющий даже элементарных управленческих навыков, опыта руководства, профессионализма, без которых не только в правительстве быть, а просто-напросто находиться на управленческом поприще нельзя. "Бурбулизация всей страны" означала наступление дилетантизма и невежества в политической практике, что очень скоро и очень сильно ударило по экономике России, каждому россиянину. Чего стоит только возведение в ранг государственной политики спекуляции, которую с подачи этого новоявленного руководителя стали именовать "предпринимательством".

Не этот ли "коммунистический", или "нелегитимный", как угодно сторонникам Указа № 1400, съезд принимал законы, поправки к Конституции (о них вдруг стали говорить как о негодных), которые подписывал и выпускал в свет Ельцин? Да еще укорял Верховный Совет, что тот медленно принимает законы.

И наконец, последнее. Случайно ли, что пик октябрьского кризиса пришелся на годовщину обещанной Ельциным стабилизации экономики и юбилея обещанной Чубайсом рыночной цены ваучера в 200-300 тыс. руб. - в две "Волги"? Россию к этому государственному перевороту катили кресловладельцы в Кремле, на Старой площади, а теперь вот уже и на Краснопресненской набережной безоглядно ведут страну к катастрофе.

Тем временем, минуя препоны и помехи, народные депутаты прибывали на съезд. Ельцин и его команда, лишив их полномочий, в частности права на бесплатный проезд, рассчитывали, что далеко не всякий выложит десятки тысяч рублей и приедет в Москву. Делалось все, чтобы не допустить созыва съезда. Кое-где местные власти, пытаясь задержать выезд народных депутатов на съезд, запретили продавать даже за наличный расчет проездные билеты на поезда и самолеты, отменяли рейсы, чтобы задержать депутатов. Так было, например, с делегацией из Дагестана. Некоторые депутаты прибывали в Москву, делая по две-три пересадки. Из сибирских регионов многие сначала прилетали в Уфу, а уж затем - в Москву.

Но путчисты просчитались. Народные депутаты все прибывали и прибывали. Некоторые из них призывали немедленно открыть съезд. Председательствуя на заседаниях,

[158]

мне приходилось тактично остужать "горячие головы": в этой критической ситуации как никогда было важно соблюсти все процедурные тонкости, чтобы принимаемые решения никто не мог оспорить.

23 сентября "коллективный Распутин" предпринимает ловкий ход, чтобы сорвать Съезд: на совещании членов парламентской коалиции реформ, которое состоялось у Ельцина, делается попытка оттянуть от работы на Съезде 300-350 народных депутатов, "купить" их особыми привилегиями. Ельцин гарантирует всем покинувшим Съезд, а затем и Дом Советов сохранение служебных квартир в Москве, а также "подкормку" в размере 75 % ежемесячного оклада, если они откажутся от своих полномочий в течение 24 сентября, обещает назначить представителями президента на местах. Главное, чтобы кворума не было. Приходилось только поражаться бессовестности и низким приемам этого "великого государственного мужа", от которого ускользала власть. Лишь 100 депутатов после обработки у Ельцина "клюнули" на приманку и предали товарищей и коллег, свой долг, своих избирателей... Но это все же не 300 человек, на которых делали ставку.

Так что сорвать Съезд народных депутатов РФ команде Ельцина не удалось. Под сводами зала заседания Верховного Совета 638 депутатов на фоне очень сложной политической, социально-экономической и нравственно-психологической обстановки 23 сентября 1993 г. в 22 часа начали большой разговор о судьбах России.

Не преувеличу, если скажу, что мировая прогрессивная общественность ждала начала Съезда. Председатель Верховного Совета Хасбулатов, опираясь на Конституцию и заключение Конституционного суда, констатировал факт государственного переворота, совершенного 21 сентября Ельциным под диктовку его окружения.

"Ельцин, - подчеркнул Хасбулатов слегка взволнованным голосом, - стремится установить в стране даже не диктаторскую, а откровенно тираническую личную власть. Отменено народовластие, введена политическая цензура в средствах массовой информации. Брошен вызов общественности, партиям и движениям, профсоюзам, мировому общественному мнению".

Каковы же действительные цели переворота? Отвечая на этот вопрос, Председатель Верховного Совета назвал некоторые из них.

Во-первых, это стремление президентских структур уйти от ответственности за крах своей антинародной политики, за развал страны и резкое ухудшение жизни народа. Это попытка переложить ответственность с себя на представительную власть и таким образом сохранить агонизирующий режим. Во-вторых, цель переворота - спасти новоявленных нуворишей, спасти свою социальную опору, то есть тех, кто награбил баснословные богатства при невиданном обнищании 90 % населения. В-третьих, предавая национальные интересы, получить карт-бланш от Запада на свое существование. "Реформы" все больше подчиняют страну международным финансовым и промышленным корпорациям, выкачивающим из России ее природные богатства.

Черномырдин не выполнил ровно ничего из того, что обещал народу, вступая на пост премьера. Очевидно, поэтому угодливое правительство поддержало преступный государственный переворот. "Ельцину, - звучало в зале, - всегда были чужды интересы и чаяния людей, чему свидетельством тот же беловежский сговор. Теперь он пошел на очередное предательство, из-за чего Россия рискует повторить судьбу Советского Союза. Он намеренно стремился к конфронтации, не

[159]

откликнулся на встречные шаги Верховного Совета. Предлагаемые им выборы в декабре - очередная ловушка".

Сверкали блицы фоторепортеров, десятки телекамер и диктофонов делали достоянием истории слова Председателя Верховного Совета. Да, 82 региона России в той или иной форме осудили переворот. Но обладали ли они реальной властью? Мы хорошо знали, что Советы - от Москвы до самых до окраин - были подмяты главами администраций и губернаторами, которые переподчиняли себе милицию, требовали лояльности силовых структур. Многое зависело от того, какую позицию займут армия, Генеральная прокуратура.

Бурным, эмоциональным я бы назвал выступление и. о. президента Руцкого.

- На наших глазах, - сказал он в своем выступлении на Съезде, - разворачивается глубочайшая политическая драма. Во весь рост встал вопрос о судьбе демократии и народовластия в России, о судьбе нашего Отечества и о будущем наших детей. Всем своим двухлетним правлением Ельцин продемонстрировал пренебрежение Конституцией, законами, а вместе с тем и интересами народа.

- В том, что случилось в России, - признал Руцкой, - есть наша общая вина. Надо было больше спрашивать с Ельцина, а не ублажать его. Уступки и компромиссы, безразличие и апатия - вот что стало питательной средой для развала России. Я лично переживаю все это как огромную личную трагедию обманутого доверия к президенту. Решительно заявляю, что всей силой доверенных мне полномочий буду противостоять любым попыткам развалить нашу Родину, ввергнуть граждан России в пучину горя и страданий. Сейчас не время искать виновных. Надо спасать государство.

В своих ближайших решениях и. о. главы государства намеревался провести ежеквартальную индексацию зарплаты и вкладов населения в Сбербанке по состоянию на 1 января 1992 г., пересмотреть налоговую и кредитную политику для поощрения производства, увеличения финансирования всей социальной сферы, объявить не на словах, а на деле войну с коррупцией и преступностью.

- Выход из политического кризиса я вижу, - добавил А. Руцкой, - в одновременных выборах президента и парламента, за что высказываются и большинство регионов. Однако выборы на законной основе, без компромиссов, не в ущерб Конституции. Первым шагом в этом направлении должно стать восстановление жизнеспособности Верховного Совета и Съезда народных депутатов.

Глядя в глаза своим коллегам и друзьям, соратникам и согражданам, я клянусь до конца защищать Конституцию и право людей на достойную и свободную жизнь, - закончил выступление Руцкой.

Сегодня я еще и еще раз анализирую слова и дела руководителей парламента, народных депутатов и Руцкого в те дни: все ли мы сделали для пресечения государственного переворота? Те ли шаги предпринимали, те ли лозунги выдвигали? Вот и в речи Александра Владимировича, наверное, были элементы популизма. Его обещания про индексацию скорее являлись ответом на желания миллионов жителей России, чем результатом глубоких финансовых проработок. Ведь казна-то была пуста! И как я писал выше, на апрельском референдуме народ высказался против одновременных выборов обеих конфликтующих сторон. Все понимали, что, по Конституции, в данной конкретной ситуации выборы президента должны состояться через три месяца. Не было ли в таком случае проявлением слабости Руцкого обещание провести досрочные выборы и президента, и парламента? Ведь в той ситуации не это было главным... Главным было фактическое, а не только на

[160]

бумаге, отстранение присягоотступника Ельцина от всех рычагов власти, а не просто обеспечение "жизнеспособности" парламента.

Около полуночи Съезд подавляющим большинством голосов утвердил постановление Верховного Совета о прекращении президентских полномочий Ельцина по статье 121.6 действующей Конституции Российской Федерации. Съезд в соответствии с Заключением Конституционного суда РФ оценил действия президента как государственный переворот. Важный исторический момент заключается в том, что такая квалификация действий и решений Президента РФ не отменена до сих пор, а следовательно, сохраняет свою силу.

Очень часто Съезд народных депутатов обвиняют в том, что он узурпировал власть. На самом деле это не так. Мы, члены Президиума Верховного Совета, а затем - члены рабочей группы по доработке проекта постановления Съезда, долго работали над текстом, выверяли его с юристами и, наконец, сочли необходимым для создания нормальной политической и социально-экономической ситуации в государстве судьбу и Съезда, и президента передать в руки народа Российской Федерации. В пункте 6 постановления Съезд признал необходимость досрочных выборов президента и народных депутатов.

Это очень важный момент. В результате выполнения данного пункта решения Съезда, да и всего решения в целом история России могла бы пойти по мирному, цивилизованному пути. И тот факт, что на переговорах в Свято-Даниловом монастыре, несмотря на все доводы, мои оппоненты не принимали это обстоятельство во внимание, доказывает, что восстановление подлинного народовластия и передача именно народу суверенного права переизбрания одновременно народных депутатов Российской Федерации и президента не являлись главной целью Указа № 1400. Эта якобы главная цель президента - досрочные выборы представительного собрания - служила лишь маскировкой для борьбы с принципом народовластия, что отчетливо проявилось во всех последующих действиях президента в 1993 г.

Таким образом, главная цель, которая давно манила "реформаторов" - "революционера" Шахрая, "идеолога" Бурбулиса, подпевал Филатова, Шумейко, Полторанина, - разрушить в стране конституционную законность, закрепить принцип, когда подзаконные акты - указы и распоряжения госчиновников - становятся над Конституцией РФ, над Законом, была достигнута. Об этом недвусмысленно заявил президент в пункте 1 Указа № 1400. Все властные органы сверху донизу должны были "руководствоваться указаниями президента и постановлениями Правительства Российской Федерации". Это указное право, к сожалению, действовало до конца президентства Ельцина. Как оно отразилось на тех, кто его проталкивал, известно: всех их постепенно "отделили от тела" "всенародно избранного".

Делегатам Съезда были представлены назначенные Руцким и утвержденные Верховным Советом силовые министры: В. Баранников (министерство безопасности), В. Ачалов (министерство обороны), А. Дунаев (министерство внутренних дел).

Отчетливо вспоминается страстное, с какой-то, я бы сказал, горечью выступление А. Дунаева на Съезде народных депутатов 23 сентября 1993 г.:

"Уважаемый Председатель! Уважаемые народные депутаты!

К сожалению, то, что я говорил два месяца назад на заседании Президиума Верховного Совета, оказалось правдой".

В выступлении на заседании Президиума, о котором напомнил Дунаев, речь шла о том, что в недрах кремлевской администрации зреет конституционный заговор

[161]

против Верховного Совета Российской Федерации. В нем принимает участие и верхушка силовых структур, в частности министр внутренних дел Ерин. Дунаев призвал тогда всеми доступными средствами разъяснять политическую линию Верховного Совета, проводимую им социально-экономическую политику и более полно и зримо откликаться на нужды народа, в том числе и армии. Если народ поймет, что Верховный Совет реально отстаивает его интересы, то никакие государственные перевороты не будут страшны России.

Мало кто поверил тогда Дунаеву. Такое обличительное выступление на Президиуме многие списывали на счет того, что он якобы вымещает свою обиду на Ельцина, который неправомерно освободил его от работы, поверив тем, кто сфальсифицировал так называемое "дело Баранникова - Дунаева", и забыв фактически о той роли, которую последние сыграли в приходе к власти самого Ельцина. И вот теперь, по прошествии двух месяцев, Дунаев напомнил народным депутатам о своем предупреждении.

"Облеченные высшей государственной властью люди, - продолжил он выступление на Съезде, - попирая законы, Конституцию, совершили государственный переворот. Не последнюю роль в этом сыграл и бывший министр внутренних дел Ерин Виктор Федорович. Хотя я могу заверить Съезд, что подавляющее большинство личного состава органов внутренних дел относится к государственному перевороту отрицательно.

...В настоящее время сложилась исключительно сложная обстановка. Я стою здесь у вас на Съезде не под звуки победных фанфар. Предстоит всем нам, кто любит и верит России, нелегкое время. И вместе с вами я готов служить закону, России. Я полностью уверен в торжестве закона.

Ерин вчера послал в органы внутренних дел шифровку с требованием (прямо вот читаю вам это требование): "Не выполнять решения и указания Верховного Совета, исполняющего обязанности Президента России и его министра внутренних дел". Запретил встречаться личному составу с депутатами. Заблокировал здание МВД спецназом, отключил АТС-222 и 239 для того, чтобы сотрудникам нельзя было иметь связь с Верховным Советом и с народом.

Нет, господин Ерин. От правды сотрудников МВД не спрячете. Я обращаюсь к своим коллегам, сотрудникам органов внутренних дел: разберитесь, куда вас ведут. Не в малой степени судьба России зависит и от вас. Да и придется, видимо, отвечать и за бездействие сотрудникам органов внутренних дел, и тем более если будут допущены противоправные действия.

Я верю в разум сотрудников и в торжество законности. И готов к борьбе за это вместе с вами". (Аплодисменты.)

Прошли годы. Я часто встречаюсь с Дунаевым, и он до сих пор корит меня за то, что мы, члены Президиума Верховного Совета России, не поверили тогда его предостережениям.

Но вернемся вновь к Съезду народных депутатов РФ. С точки зрения Конституции действия Съезда были правомерны. Однако российский обыватель многого не мог понять, и это в дальнейшем стало одной из причин его равнодушия. Для обывателя борьба за Конституцию и законность ассоциировалась с тем, что в стране появилось два президента, два "комплекта" силовых министров. Обыватель в своем подсознании увязывал сложившуюся ситуацию как двоевластие, которое, как помнилось по истории, характерно для времен гражданской войны.

[162]

Многие депутаты, защитники Дома Советов, задавали вопросы: почему, например, министром обороны Руцкой рекомендовал Ачалова?{1} На мой взгляд, по двум причинам. Вспоминаю одну из встреч начальника Генерального штаба Министерства обороны РФ М. Колесникова с Хасбулатовым и Руцким, когда обсуждалась будущая военная доктрина России. Совершенно случайно возник вопрос о лидере среди руководителей армии. Все, и особенно Колесников, дали высокую оценку Ачалову - советнику по военным делам Председателя Верховного Совета. Многие также знали, что Д. Язов готовил Ачалова себе на смену. После августовских (1991 г.) событий Генеральная прокуратура пыталась получить согласие парламента на привлечение его к уголовной ответственности за участие в "путче". Но, разобравшись, депутаты согласия не дали, здраво рассудив, что не меньшее, если не большее, участие в тех событиях принимал Грачев, разрабатывавший с группой спецов военную доктрину ГКЧП. Но, вовремя переметнувшись в противоположный лагерь, Павел Сергеевич удостоился поста министра обороны России.

Депутаты образовали рабочие комиссии для связи с москвичами (руководитель Агафонов), связи с регионами (Абдулатипов), связи с зарубежными странами и парламентами (Андронов). Для обеспечения москвичей и жителей регионов информацией о ходе сопротивления мятежу депутаты образовали штаб, который поручили возглавить мне.

А чем в это время занималось правительство, глава которого Черномырдин был обязан депутатам избранием на столь высокий пост? Сам он всецело оказался по другую сторону закона - в лагере путчистов. Именно по его инициативе было принято решение создать при правительстве штаб, которому вменялось в обязанность контролировать ход выполнения Указа № 1400 (антиконституционного!). Возглавить штаб согласился первый вице-премьер Сосковец. Человек прагматического склада ума, практик, в отличие от Гайдара хорошо знающий отрасли промышленности, он не устоял. Видно, убоялся потерять высокое кресло. Да разве он один? Пожалуй, все министры поставили личную преданность выше закона и гражданского долга. В эти судьбоносные дни как нельзя нагляднее проявилась их антинародная, прозападная сущность.

Еще один президентский клеврет, Шумейко, уже 22 сентября пригрозил депутатам: не покоритесь - отключим водо-, тепло- и энергоснабжение. И на другой же день обещание было исполнено. Постарались и иные, оставив огромное здание без связи с миром. Гаишники блокировали все подъезды к Белому дому. Всяк стремился выслужиться перед низложенным президентом, верноподданически сгибая спину. А все вместе они становились сообщниками, участниками антиконституционного сговора.

Поразила многих, в том числе и меня, позиция вице-премьера Ю. Ярова. В свое время он занимал активную позицию во фракции "Коммунисты России". Достаточно конструктивно


{1} Ачалов В. А., родился в 1945 г. Русский. Генерал-полковник. Окончил в 1973 г. Академию бронетанковых войск и в 1984 г. Военную академию Генерального штаба ВС СССР. Избираясь народным депутатом РСФСР, был заместителем министра обороны СССР. После августовских событий 1991 г. - член Комитета ВС РФ по вопросам межреспубликанских отношений, региональной политике и сотрудничеству. Затем возглавил аналитическую группу по прогнозированию и изучению положения в регионах. До ареста 4 октября - советник по военным вопросам Председателя Верховного Совета. Ныне - председатель Всероссийского офицерского собрания.

[163]

работал он и на посту заместителя Председателя Верховного Совета. Мы с ним довольно часто, особенно по праздникам, встречались семьями. Иногда вместе с нами бывала и семья его друга, народного депутата РСФСР В. Ворфоломеева, тоже ленинградца, председателя Комитета по вопросам экологии и рационального использования природных ресурсов.

Когда в январе 1993 г. началось формирование правительства Черномырдина, Яров попросил меня переговорить с Хасбулатовым и новым премьером и рекомендовать его в правительство. Я переговорил с одним и с другим и рекомендовал Ярова в самых лестных выражениях. Так Юрий Яров стал вице-премьером по вопросам социальной политики. Мне и не думалось тогда, что начался массовый тихий перебег депутатов в стан Ельцина - Шумейко, Филатов, Яров, В. Медведев, В. Волков и др.

Вечером 30 сентября 1993 г. я получил сообщение ИТАР - ТАСС следующего содержания: "Восемь региональных встреч представителей местных властей с членами правительства необходимы для того, чтобы срочно посоветоваться и выработать общие позиции по выходу из создавшегося кризиса федеральных властей и подготовке к Совету Федерации", - заявил сегодня на пресс-конференции вице-премьер правительства России Ю. Яров.

Он сообщил, что проведет такую встречу в Санкт-Петербурге с представителями Северо-Западного региона. Премьер-министр В. Черномырдин будет представлять правительство в Самаре. С. Шахрай поедет в Новосибирск и Краснодар. Е. Гайдар "охватит" регион Дальнего Востока (на встрече в Хабаровске), О. Сосковец - Центральную Россию, О. Лобов - Уральский регион, А. Заверюха - Черноземье.

Говоря о ситуации, сложившейся вокруг Белого дома, Ю. Яров отметил, что там находятся "неуправляемые" вооруженные группы, которые не подчиняются никому, поэтому необходимо держать их в рамках, за которыми может последовать кровопролитие. Надо искать компромисс с оставшимися в Белом доме, заявил Ю. Яров. Но для этого им необходимо выполнить одно условие - сдать оружие".

Я часто задавал себе вопрос: что делал Яров, если бы его не рекомендовали в правительство, на чьей стороне он бы был? Думаю, он бы просто ушел из Дома Советов, как это сделали Рябов, Починок, С. Ковалев, Г. Задонский, Б. Золотухин, С. Красавченко и др.

Эту мысль подтвердил впоследствии Ворфоломеев. Мы встретились с ним уже в 1994 г. на поминках председателя Комитета Верховного Совета по обороне и безопасности адмирала Р. 3. Чеботаревского. В течение года, рассказывал Ворфоломеев, его никуда не принимали на работу. Обратился он за помощью к Ярову. Последний "мягко отклонил" просьбу, ссылаясь на то, что после октября 1993 г. ему неудобно решать такие вопросы. "После этого, - закончил Владимир Петрович, - меня с Яровым больше не соединяли".

Как же стыдно было многим, с кем мне пришлось встречаться через 2-3 месяца после событий "горячей" осени 1993 г.! Каждый называл свою причину: да, мы все понимали, были на стороне Верховного Совета, но что мы могли сделать, ждали - вот типичные ответы. Многих чувство внутренней вины гложет и сейчас. И чем дальше события трагической осени 1993 г. будут отходить в прошлое, тем сильнее будет чувство вины тех, кто в тот ответственный момент смалодушничал, фактически предал Родину, своих близких.

[164]

Но и в те дни среди членов правительства нашлись люди чести и совести. Так, министр внешнеэкономических связей С. Глазьев{1}, в знак протеста против незаконного Указа № 1400 ушел в отставку. Человек твердых убеждений, приверженец социалистических идеалов сегодня, его авторитет в российском обществе высок как никогда.

Шантаж, угрозы, подачки, непрекращающиеся провокации. Но Съезд продолжал свою работу. 27 сентября в зале заседаний собрался 571 народный депутат. Выступая с анализом ситуации, я рассказал о тревожной обстановке вокруг Белого дома (журналисты оппозиционных газет дружно предложили именовать его с момента переворота Домом Советов), сообщил депутатам, что еще ночью поступила информация о готовящемся захвате здания. В ноль часов было передано обращение Руцкого и Хасбулатова к гражданам, правительствам, парламентам и народам мира. Мы предпринимали все меры, чтобы не допустить кровопролития. В 2 часа ночи мотострелковый полк Руцкого приступил к охране здания Верховного Совета. Было выставлено боевое охранение в каждом подъезде, на всех этажах, лестничных переходах. Владислав Ачалов получил сведения, что на помощь защитникам Дома Советов прибыл отряд "Днестр" из Приднестровья. На сторону Верховного Совета перешла группа московских омоновцев. Весточку со словами поддержки в 3.15 утра прислали моряки Северного флота. По сообщению депутата В. Югина, "Трудовой Ленинград" поднимается на защиту попранной Конституции. Председатель Совета Национальностей Абдулатипов рассказал о совещании субъектов Федерации в Санкт-Петербурге, которое тоже осудило переворот.

Людская сопричастность и солидарность ободряли народных депутатов и работников заблокированного Дома Советов, куда не пропустили даже машину с продуктами, посланную Московской патриархией.

Расскажу об одном драматическом моменте тех дней. Наверное, не было ни одного заседания, на котором бы не возникал вопрос об отставке правительства и его ответственности. Вспоминаю, с каким жаром и страстью просили включить этот вопрос в повестку дня депутаты оппозиции Ю. Слободкин, Г. Саенко, 3. Корнилова. В том, что этот острый вопрос не попадает в повестку и не выносится на обсуждение Съезда, многие видели нерешительность руководства Верховного Совета. Наконец, депутат Илья Константинов на вечернем заседании 27 сентября заявил прямо и жестко: почему до сих пор не дали оценку деятельности Совета Министров и его председателя, почему не поставлен на голосование вопрос о недоверии Черномырдину, почему Совет Министров в полном составе не отправлен в отставку как соучастник государственного переворота? Думаю, решение не рассматривать вопрос о правительстве было связано со стремлением "не обострять до конца" и без того сложную и взрывоопасную ситуацию с надеждами направить премьера на путь конституционной законности. Если бы знали депутаты, как поведет себя Черномырдин 3-4 октября 1993 г., действия их были бы более однозначны.


{1} Глазьев С. Ю., родился в 1961 г. Русский. Доктор экономических наук, член-корреспондент РАН. С декабря 1992 г. по сентябрь 1993 г. - министр внешних экономических связей. В августе 1993 г. подавал в отставку из-за разногласий с первым вице-премьером Шумейко по вопросу ужесточения государственного контроля в сфере внешнеэкономической деятельности. С сентября 1993 г. руководил лабораторией в ЦЭМИ. После выборов Государственной Думы (12 декабря 1993 г.) - председатель Комитета Государственной Думы по экономической политике. В настоящее время - депутат Госдумы третьего созыва.

[165]

Под занавес работы Съезда, когда так необходимы были всем единодушие и сплоченность при принятии нормативных актов, возник неприятный инцидент. Как выяснилось позднее - заранее спровоцированный и подготовленный. Об этом впоследствии утвердительно заявляли многие депутаты.

Вот как, например, комментирует его бывший народный депутат РСФСР И. Андронов.

Вениамин Соколов, председатель парламентской палаты Совета Республики, свидетельствует Иона Ионович, попытался использовать путч Ельцина для своего синхронного мини-путча внутри Белого дома. Вербуя заговорщиков, Соколов побеседовал со мной с глазу на глаз. Он вкрадчиво обратился ко мне:

- Руководство Верховного Совета (как будто сам не входил в состав руководства. - Ю. В.) теперь на стадии распада и не может в противоборстве с Кремлем сохранить парламент. Необходимо срочно сменить наше руководство.

- Кому же по силам возглавить Верховный Совет? - удивился я.

- Я готов к этому, - произнес твердо Соколов.

- Как же вы сумеете получить власть над парламентом?

- Власть не получают, ее берут...

Соколов плел интриги в Белом доме, повествует далее Андронов, будучи в тайном альянсе с Кремлем, контактировал с тогдашним любимцем Ельцина министром Шахраем и главой администрации Филатовым. Действовал Шахрай с ведома Ельцина и даже предложил устроить негласное свидание Соколова с президентом. Заговорщики почти все согласовали, но понимали, что сместить Председателя Верховного Совета был полномочен только Съезд народных депутатов. И вот Десятый чрезвычайный (внеочередной) съезд народных депутатов собрался 23 сентября 1993 г. Можно было перейти к решению кадрового вопроса...

Об интриге вокруг поста Председателя Верховного Совета в блокадном Доме Советов, рассказывает Андронов, свидетельствует и такой факт. Как известно, в Белом доме все телефоны были отключены с первых же дней, в том числе (и в первую очередь) у руководства Верховного Совета. Только один руководитель имел телефонную связь с президентской администрацией... В. Соколов{1}. Вот как комментирует это тогдашний руководитель Администрации Президента Филатов: "Мне передали записку из Белого дома с просьбой Соколова включить ему там телефон. Было написано: "Прошу включить телефон в задней комнате, поскольку разговаривать из моего кабинета я не могу, так как нахожусь под наблюдением". Телефон был включен незамедлительно!

Вернемся к Съезду народных депутатов и покажем, как развивалась интрига Соколова - Филатова. Работа Съезда подходила к концу, все основополагающие конституционные вопросы им были рассмотрены. Было два возможных варианта. Один из них высказал Исаков: "Остаться здесь (в Доме Советов. - Ю. В.) до конца разрешения политического кризиса по своей воле". Другой вариант


{1} Соколов В. С., родился в 1935 г. Русский. В 1959 г. закончил Московский физико-технический институт. Доктор физико-математических наук, профессор. С 1975 по 1988 г. - ректор Красноярского государственного университета. С 1988 г. - секретарь, а затем второй секретарь Красноярского крайкома КПСС. С 1990 г., после избрания народным депутатом РСФСР, председатель подкомиссии Комиссии Совета Республики ВС РСФСР по бюджету, планам, налогам и ценам, с 1992 г. и до разгона парламента - Председатель Совета Республики ВС РФ. С 1995 по 2001 г. - аудитор Счетной палаты РФ.

[166]

высказал С. Бабурин: "Съезд должен завершить работу, передав свои полномочия Верховному Совету".

И в этот критический момент попросил слово Председатель Совета Республики Соколов. Приведу выдержки из его выступления по стенограмме Съезда: "В состоянии ли нынешнее руководство Верховного Совета обеспечить взаимодействие и практическую деятельность в нынешних реальных условиях? На этот вопрос, к сожалению, я отвечаю отрицательно. Думаю, Руслан Имранович заслуживает нашей благодарности и признательности за многое из того, что он сделал за последние полгода... Но вот в этой ситуации, полагаю, возможности Руслана Имрановича исчерпаны, и не только его".

"В каком случае мы можем рассчитывать на поддержку и сочувствие народа? - продолжал он. - Только в одном случае: если не ограничимся тем решением, которое сегодня приняли, - провести одновременные выборы при выполнении соответствующих условий...

Нас поддержат только при условии, что мы именно на этом Съезде провозгласим основы и принципы той политики, которая остановит происходящее безумие развала, вдохнет надежду в уставший и разуверившийся народ. Именно на этом Съезде мы должны не провозглашать лозунги, а предложить список людей, которые могли бы взвалить бремя на свои плечи, таких людей, которым народ доверял и доверяет, которым мы бы в последний раз поверили".

Развернулась горячая дискуссия. Призыв Соколова сменить руководство Верховного Совета поддержал только Бабурин. Категорически против высказался Б. Тарасов, другие народные депутаты. Когда накал страстей достиг апогея, слово взял Руцкой. Казалось, ему удалось остудить эмоции, отвести нападки от Хасбулатова.

Но вдруг слово попросил Абдулатипов, Председатель Совета Национальностей, который, как нам было известно, вместе с Соколовым являлся в Верховном Совете одним из лидеров "третьей" силы и даже слыл "идеологом" замены Председателя Верховного Совета. Атмосфера в зале накалилась: "Что он скажет, куда повернет?"

"Самое главное, - закончил выступление Абдулатипов, - не допустить гражданской войны... Лучше Р. Хасбулатова вряд ли кто может разрешить политический кризис в стране".

Такой подход в той конкретной ситуации был самым разумным, и это многие понимали. Но слышать его в достаточно критический момент от Абдулатипова? Что это? Очередная хитрость горца? Многие депутаты впоследствии удивлялись такому повороту с его стороны. Я, как председательствующий на этой части заседания Съезда, тоже высказался против отставки Председателя Верховного Совета и предложил временно отложить рассмотрение вопроса о правительстве. Я полагал, что этот вопрос нужно основательно подготовить, заслушать, может быть, и самого Черномырдина, ведь его утвердил Съезд. По-моему, высказанные доводы депутатам показались весомыми, и они отвергли отставку Хасбулатова и вопрос о Совете Министров.

Не всем такая позиция была по душе - даже некоторым членам оппозиции. 1 октября в программе "600 секунд" сопредседатель Русского национального собора генерал А. Стерлигов, в частности, посетовал, что Съезд "к сожалению, не проявил способности организовать сопротивление и не поручил А. Руцкому назначение нового правительства". По мнению предводителя соборян, в состав нового

[167]

правительства могли бы войти "ряд руководителей регионов, от Сибири до Кубани, ряд директоров-хозяйственников".

По просьбе собравшихся у Дома Советов Съезд продолжил свою работу.

"Мы находимся у Дома Советов, - обращались люди к депутатам, - но не охраняем здание. Мы с вами, уважаемые народные депутаты, защищаем демократию, Конституцию".

Кто-то подал мысль: для укрепления позиций Верховного Совета пригласить на Съезд по пять представителей от местных Советов. Эта акция, как мне сообщили вечером по телефону из администрации Ельцина, ввергла его сторонников в шок. Она осложняла блокаду Дома Советов, ибо теперь приходилось вступать в конфликт с региональными Советами. Более того, эта акция усиливалась тем, что Съезд принял Закон "О федеральных уполномоченных съезда", который предусматривал привлечение депутатов всех уровней для восстановления конституционного строя.

"Пока мы здесь, к нам в Кузбасс прибыл Станкевич с группой людей, пытаются поднять шахтеров, - с возмущением рассказал на Съезде Аман Тулеев. - Опять разыгрывают шахтерскую карту! Причем хитро работают: пытаются вбить клин между областным Советом и администрацией, между областным, городскими и районными Советами. Всех разделить, перессорить! Пусть Съезд продолжает работу, но и регионы нельзя оставлять без присмотра. Очень многое будет зависеть от них".

Срочно отбыл в Брянск и глава администрации области народный депутат Юрий Лодкин, избранный на этот пост самим народом. Я беседовал с ним накануне. Он рассказал мне: сразу после выступления Ельцина по телевидению 21 сентября собрал президиум коллегии областной администрации с участием руководителей силовых структур. Прокурор дал правовую оценку еще не указа, а самого выступления, в котором так и выпирали антиконституционные положения и действия. Руководители силовых структур заявили, что они будут стоять на позиции Конституции и закона. Минули сутки, и на другой день коллегия в полном составе высказалась за четкое следование закону. Такое же решение приняла сессия Брянского областного Совета.

Ясно, что это не могло не вызвать гнева администрации низложенного президента. Ведь институт глав администрации, прозванных в народе наместниками, задумывался как средство перехвата власти у Советов президентскими структурами, способ протаскивания на местах "приватизации и методов шокотерапии". Президент сам назначал глав администраций и губернаторов из верных ему людей. А в Брянске - "бунт на корабле". И дальше Ельцин поступает в присущем ему духе: не считаясь с выбором населения Брянской области, в обход всех законов смещает народного депутата России Юрия Лодкина с поста главы администрации. Затем следует демонстрация мускулов, группа омоновцев ворвалась в здание администрации и избила ее сотрудников. Сообщив об этом позорнейшем беспределе на воскресном заседании Съезда, Хасбулатов предупредил, что "команда Ельцина приступила к репрессиям против несогласных с государственным переворотом". И эти беззаконие и волюнтаризм в пределах одной области - словно ответ на мучивший всех вопрос: пойдет ли Ельцин на применение насилия против депутатов, чтобы остаться у власти, или образумится? Ответ напрашивался сам собой: если заокеанские наставники Кремля прикажут, этот человек не остановится ни перед чем.

[168]

Съезд направил в адрес чрезвычайной сессии Брянского областного Совета народных депутатов заявление с поддержкой конституционных действий и главы администрации, народного депутата Лодкина.

По предложению народного депутата Ивана Шашвиашвили Съезд в полном составе вышел на балкон, на митинг, где выступили Хасбулатов, Руцкой, Бабурин, Т. Корягина и другие народные депутаты. Стоя на балконе Дома Советов, меня не покидало чувство тревоги и неудовлетворенности: а что дальше? Как на деле организовать подавление президентского мятежа? Что сделать, чтобы свое веское слово сказали люди труда - рабочие заводов и фабрик, труженики села, интеллигенция?

Конечно, опыта борьбы с узурпаторами власти у парламентариев не было, если не считать незаконный арест союзных руководителей - членов ГКЧП и лиц, активно поддержавших его в августе 1991 г. В незаконности этих арестов вскоре признался и сам Генеральный прокурор Степанков. Идти в народ - вот главное. Но тут, по-моему, ощутимо сказалась оторванность парламента от своих избирателей, от широких слоев населения. И слова, произносимые депутатами перед микрофонами: "Мои избиратели просили меня..." - оказались на поверку просто словами.

 

 

[169]

 

 

ПАРЛАМЕНТ НА БАРРИКАДАХ:
ДОКУМЕНТЫ И СВИДЕТЕЛЬСТВА

 

 

[170]

 

УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации

В Российской Федерации сложилась политическая ситуация, угрожающая государственной и общественной безопасности страны.

Прямое противодействие осуществлению социально-экономических реформ, открытая и повседневно осуществляемая в Верховном Совете обструкция политики всенародно избранного Президента Российской Федерации, попытки непосредственного осуществления функций исполнительной власти вместо Совета Министров со всей очевидностью свидетельствуют о том, что большинство в Верховном Совете Российской Федерации и часть его руководства открыто пошли на прямое попрание воли российского народа, выраженной на референдуме 25 апреля 1993 года. Тем самым грубо нарушен Закон о референдуме, согласно которому решения, принятые всероссийским референдумом, обладают высшей юридической силой, в каком-либо утверждении не нуждаются и обязательны для применения на всей территории Российской Федерации.

Съезд и Верховный Совет предпринимают систематические и все более активные усилия узурпировать не только исполнительную, но даже и судебную функцию.

В то же время ими до сих пор не только не создана законодательная основа реализации Федеративного Договора, но принимаемые решения зачастую прямо противоречат федеративной природе Российского государства.

Конституционная реформа в Российской Федерации практически свернута. Верховный Совет блокирует решения Съездов народных депутатов Российской Федерации о принятии новой Конституции.

В текущей работе Верховного Совета систематически нарушаются его регламент, порядок подготовки и принятия решений. Обычной практикой на сессиях стало голосование за отсутствующих депутатов, что фактически ликвидирует народное представительство.

Таким образом, разрушаются сами основы конституционного строя Российской Федерации: народовластие, разделение властей, федерализм. Еще не успев возникнуть и окрепнуть, дискредитируется сам принцип парламентаризма в Российской Федерации.

В сложившихся условиях единственным, соответствующим принципу народовластия средством прекращения противостояния Съезда, Верховного Совета, с одной стороны, Президента и Правительства - с другой, а также преодоления паралича государственной власти являются выборы нового Парламента Российской Федерации. Такие выборы не являются досрочными выборами Съезда народных депутатов Российской

[171]

Федерации, Верховного Совета Российской Федерации и не нарушают волю народа, выраженную на референдуме 25 апреля 1993 года.

Необходимость выборов диктуется также тем, что Российская Федерация - это новое государство, пришедшее на смену РСФСР в составе СССР и ставшее международно признанным продолжателем Союза ССР.

Учитывая, что в действующей Конституции Российской Федерации не предусмотрена процедура принятия новой Конституции, политические партии и движения, группы депутатов, участники Конституционного совещания, представители общественности неоднократно обращались к Президенту Российской Федерации с предложением незамедлительно назначить выборы в новый Федеральный Парламент.

Стремясь к ликвидации политического препятствия, не дающего народу самому решать свою судьбу:

учитывая не удовлетворяющее парламентским стандартам качество работы Верховного Совета и Съезда народных депутатов Российской Федерации;

принимая во внимание, что безопасность России и ее народов - более высокая ценность, нежели формальное следование противоречивым нормам, созданным законодательной ветвью власти;

в целях:

сохранения единства и целостности Российской Федерации;

вывода страны из экономического и политического кризиса;

обеспечения государственной и общественной безопасности Российской Федерации;

восстановления авторитета государственной власти;

основываясь на статьях 1, 2, 5, 121-5 Конституции Российской Федерации, итогах референдума 25 апреля 1993 года,

постановляю:

1. Прервать осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций Съездом народных депутатов Российской Федерации и Верховным Советом Российской Федерации. До начала работы нового двухпалатного парламента Российской Федерации - Федерального Собрания Российской Федерации и принятия им на себя соответствующих полномочий руководствоваться указами Президента и постановлениями Правительства Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации, законодательство Российской Федерации и субъектов Российской Федерации продолжают действовать в части, не противоречащей настоящему Указу.

Гарантируются установленные Конституцией и законами права и свободы граждан Российской Федерации.

2. Конституционной комиссии и Конституционному совещанию представить к 12 декабря 1993 года единый согласованный проект Конституции Российской Федерации в соответствии с рекомендациями Рабочей группы Конституционной комиссии.

3. Временно до принятия Конституции и Закона Российской Федерации о выборах в Федеральное Собрание Российской Федерации и проведения на основе этого Закона новых выборов:

- ввести в действие Положение "О Федеральных органах власти на переходный период", подготовленное на основе проекта Конституции Российской Федерации, одобренного Конституционным совещанием 12 июля 1993 года;

- наделить Совет Федерации функциями палаты Федерального Собрания Российской Федерации со всеми полномочиями, предусмотренными Положением "О Федеральных органах власти на переходный период".

[172]

Установить, что осуществление указанных полномочий Совет Федерации начинает после проведения выборов в Государственную Думу.

4. Ввести в действие Положение "О выборах депутатов Государственной Думы", разработанное народными депутатами Российской Федерации и Конституционным совещанием.

Провести в соответствии с указанным Положением выборы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.

Федеральному Собранию рассмотреть вопрос о выборах Президента Российской Федерации.

5. Назначить выборы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации на 11-12 декабря 1993 года.

6. Образовать Центральную избирательную комиссию по выборам в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации и поручить ей совместно с нижестоящими избирательными комиссиями в пределах их компетенции организацию выборов и обеспечение избирательных прав граждан Российской Федерации при проведении выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.

Всем государственным органам и должностным лицам оказывать необходимое содействие избирательным комиссиям по выборам в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации и пресекать любые акты и действия, направленные на срыв выборов в Государственную Думу, от кого бы они ни исходили.

Лиц, препятствующих осуществлению избирательного права гражданами Российской Федерации, привлекать к уголовной ответственности в соответствии со статьей 132 УК РСФСР.

7. Расходы, связанные с проведением выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, отнести на счет средств республиканского бюджета Российской Федерации.

8. Полномочия представительных органов власти в субъектах Российской Федерации сохраняются.

9. Заседания Съезда народных депутатов Российской Федерации не созываются. Полномочия народных депутатов Российской Федерации прекращаются. Права граждан, бывших народными депутатами Российской Федерации, в том числе трудовые, гарантируются.

Полномочия народных депутатов - делегатов Российской Федерации на пленарных заседаниях и представителей в Комиссиях Межпарламентской ассамблеи государств - участников Содружества Независимых Государств подтверждаются Президентом Российской Федерации.

Народные депутаты Российской Федерации, являющиеся членами Конституционной комиссии Съезда народных депутатов Российской Федерации, могут продолжать работу в составе Комиссии в качестве экспертов.

Сотрудники аппарата Верховного Совета Российской Федерации и обслуживающий персонал направляются в отпуск до 13 декабря 1993 года с сохранением содержания.

10. Предложить Конституционному Суду Российской Федерации не созывать заседания до начала работы Федерального Собрания Российской Федерации.

11. Совет Министров - Правительство Российской Федерации осуществляет все предусмотренные Конституцией Российской Федерации полномочия, с учетом изменений и дополнений, введенных настоящим Указом, а также законодательством.

Совет Министров - Правительство Российской Федерации обеспечивает бесперебойную и согласованную деятельность органов государственного управления.

[173]

Совету Министров - Правительству Российской Федерации принять в свое ведение все организации и учреждения, подчиненные Верховному Совету Российской Федерации, и провести необходимую их реорганизацию, имея в виду исключение дублирования соответствующих правительственных структур. Принять необходимые меры по трудоустройству высвобождающихся сотрудников. Осуществить правопреемство в отношении полномочий Верховного Совета Российской Федерации как учредителя во всех сферах, где учредительство предусмотрено действующим законодательством.

12. Центральный банк Российской Федерации до начала работы Федерального Собрания Российской Федерации руководствуется указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации и подотчетен Правительству Российской Федерации.

13. Генеральный Прокурор Российской Федерации назначается Президентом Российской Федерации и ему подотчетен впредь до начала работы вновь избранного Федерального Собрания Российской Федерации.

Органы Прокуратуры Российской Федерации руководствуются в своей деятельности Конституцией Российской Федерации, а также действующим законодательством с учетом изменений и дополнений, введенных настоящим Указом,

14. Министерству внутренних дел Российской Федерации, Министерству безопасности Российской Федерации, Министерству обороны Российской Федерации принимать все необходимые меры по обеспечению государственной и общественной безопасности в Российской Федерации с ежедневным докладом о них Президенту Российской Федерации.

15. Министерству иностранных дел Российской Федерации информировать другие государства, Генерального Секретаря ООН о том, что проведение выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации диктуется стремлением сохранить демократические преобразования и экономические реформы. Такое решение полностью соответствует основам конституционного строя Российской Федерации, прежде всего принципам народовластия, разделения властей, федерализма, и опирается на волеизъявление народа Российской Федерации, выраженное на референдуме 25 апреля 1993 года.

16. Указ "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" внести на рассмотрение Федерального Собрания Российской Федерации.

17. Настоящий Указ вступает в силу с момента подписания.

***

Выражаю надежду, что все, кому дороги судьба России, интересы процветания и благополучия ее граждан, поймут необходимость проведения выборов в Государственную Думу Федерального Собрания для мирного и легитимного выхода из затянувшегося политического кризиса.

Прошу граждан России поддержать своего Президента в это переломное для судьбы страны время.

Москва, Кремль
21 сентября 1993 года, 20.00 час.
№ 1400

Президент Российской Федерации
Б. ЕЛЬЦИН

[174]

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О немедленном прекращении полномочий
Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина

В связи с Указом Президента Российской Федерации "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" от 21 сентября 1993 года, 20.00 часов № 1400, которым прекращены деятельность законно избранных Съезда народных депутатов Российской Федерации, Верховного Совета Российской Федерации, а также полномочия народных депутатов Российской Федерации, Президиум Верховного Совета Российской Федерации постановляет:

1. На основании статьи 121-6 Конституции Российской Федерации считать полномочия Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина прекращенными с момента подписания названного Указа.

2. Названный Указ в соответствии с частью второй статьи 121-8 Конституции Российской Федерации не подлежит исполнению.

3. Согласно статье 121-11 Конституции Российской Федерации признать, что Вице-президент Российской Федерации А. В. Руцкой приступил к исполнению полномочий Президента Российской Федерации с момента подписания Указа.

4. Созвать 22 сентября 1993 года внеочередное заседание Верховного Совета Российской Федерации с повесткой дня "О государственном перевороте в Российской Федерации".

Председатель Верховного
Совета Российской Федерации
Р. И. ХАСБУЛАТОВ

Москва, Дом Советов России
21 сентября 1993 года
№ 5779-1

[175]

 

ОБРАЩЕНИЕ

Граждане России! Соотечественники!

Президент пошел на крайние, заранее запланированные действия по свержению конституционного строя и свертыванию демократии. В России совершен государственный переворот, введен режим личной власти Президента, диктатуры мафиозных кланов и его проворовавшегося окружения. Мы являемся свидетелями преступных действий, открывающих путь к гражданской войне, в которой не будет победителей и побежденных. Может стать реальностью кровавая трагедия миллионов людей.

Избранные волей народа, отстаивающие народовластие в этих тяжелых условиях, верные Конституции Российской Федерации народные депутаты Российской Федерации определяют действия Ельцина Б. Н. как антиконституционные и антинародные. Руководствуясь Конституцией Российской Федерации, беря на себя всю полноту ответственности за судьбу страны и благо народа, Верховный Совет Российской Федерации призывает всех граждан России выступить против антиконституционных действий Президента и его окружения.

Основываясь на Конституции Российской Федерации, Президиум Верховного Совета объявляет о введении в действие ее статьи 121-6 об отрешении Б. Н. Ельцина от должности Президента Российской Федерации в связи с приостановлением им деятельности официально избранных органов власти как инициатора государственного переворота.

Президиум Верховного Совета Российской Федерации призывает народных депутатов Советов всех уровней немедленно пресечь любые попытки блокировать их деятельность и на сессиях Советов отказать в доверии Президенту и исполнителям его преступных указаний.

Призываем воинов Российской Армии, сотрудников Министерства безопасности Российской Федерации и Министерства внутренних дел Российской Федерации всеми имеющимися у них средствами пресечь государственный переворот, спровоцированный Б. Н. Ельциным и его окружением. Любые исполнители преступных приказов Б. Н. Ельцина и его окружения становятся автоматически государственными преступниками.

Согласно действующему законодательству Российской Федерации Верховный Совет освобождает от ответственности лиц, отказавшихся от выполнения этих указов и приказов.

Россию целенаправленно ввергают в хаос гражданской войны. Призываем всех соотечественников противостоять этому, спасти честь и достоинство своей Родины.

Призываем всех россиян единством действий, решительностью и мужеством пресечь государственный переворот - во имя возрождения Российской Федерации, во имя процветания народов, строящих великую страну.

Президиум Верховного Совета Российской Федерации
Москва, 21 сентября 1993 года

[176]

 

Московский Комитет защиты Конституции
и конституционного строя Российской Федерации
__________117313, г. Москва, В-313, а/я 229___________

№ 5 от 21 сентября 1993 г.

ЗАЯВЛЕНИЕ

21 сентября 1993 г., через полгода и один день после первой попытки государственного переворота бывший Президент Российской Федерации Б. Ельцин и стоящее за ним номенклатурно-мафиозное преступное сообщество предприняли вторую попытку. Бывший Президент РФ Б. Ельцин заявил о прекращении полномочий высших законодательных и судебных органов страны, пытаясь сосредоточить в своих руках диктаторские полномочия. Объявленные выборы в неконституционный орган, так называемую государственную думу, являются не чем иным, как попыткой продлить эту власть на неопределенное время.

Во-первых, потому, что в условиях господства правящего режима над средствами массовой информации неизбежен такой же обман народа, какой был организован на референдуме 25.04.1993 г.

Во-вторых, потому, что создаваемая по замыслу путчистов государственная дума является лишь ширмой, а верхняя палата по существу назначается самим Президентом РФ.

В-третьих, потому, что создается прецедент узурпации власти и самовольного разгона высшего органа представительной власти со стороны исполнительной, и этот прецедент может быть использован для разгона и следующего парламента. Все это необходимо для того, чтобы сохранить необратимую возможность для номенклатурно-мафиозного сообщества продолжить присвоение себе богатств нашей страны, все, что осталось от государственной собственности. И побудить обманутый, нищий народ стать рабом международного капитала. Данное преступление относится к числу самых тяжких в истории человечества. Нет сомнения, что если его не пресечь самым решительным образом, то мы все окажемся под угрозой разрушения мировой цивилизации при обладании ядерным оружием республиками бывшего Советского Союза.

Московский Комитет защиты Конституции и конституционного строя Российской Федерации решительно поддерживает решение Верховного Совета Российской Федерации и Конституционного суда Российской Федерации о прекращении полномочий бывшего Президента РФ Б. Ельцина в качестве Президента Российской Федерации с 20 часов 21 сентября 1993 г.

Московский Комитет защиты Конституции и конституционного строя РФ требует от всех органов власти, должностных лиц и граждан неукоснительного выполнения всех указов и распоряжений вступившего на пост Президента Российской Федерации А. Руцкого. Надеемся, что российские Вооруженные Силы, органы безопасности и внутренних дел останутся верны своему долгу и Конституции РФ и будут выполнять приказы нового Верховного главнокомандующего.

Председатель межфракционного
депутатского объединения Моссовета М. Б. ФИЛИМОНОВ

Сопредседатель Московского Комитета защиты Конституции
и конституционного строя РФ Е. С. ЛИМОНОВ

Член Московского Комитета защиты Конституции
и конституционного строя РФ, депутат Моссовета С. И. БЕЛАШОВ

Секретарь Комитета В. М. МАРЧЕНКО

г. Москва, Моссовет, 23 ч. 45 м. 21.09.1993 г.

[177]

 

ЗАЯВЛЕНИЕ
представителей общественных и политических организаций России

21 сентября 1993 г. Б. Н. Ельцин выступил на всю страну с антиконституционным заявлением и подписал соответствующий Указ. Из формального гаранта Конституции и стабильности в стране он окончательно превратился в лидера антигосударственных, антинародных сил. С момента объявления Б. Н. Ельциным о прекращении деятельности законно избранного депутатского корпуса его президентские полномочия согласно ст. 121-6 Конституции Российской Федерации закончились, а подписанные им с этого момента государственные документы не имеют юридической силы и не подлежат исполнению.

Мы отчетливо видим намерение сил, поставивших на государственный переворот во главе с Ельциным, спровоцировать политическую нестабильность, ведущую к разжиганию гражданской войны. Только в ситуации хаоса они могут питать надежду сохранить власть и уйти от ответственности за результаты своей политики.

Мы обращаемся к тем, кто обеспечивает государственный порядок, с призывом неотступно выполнять закон и присягу. Мы призываем граждан России не поддаваться на спланированную антигосударственную провокацию. Органы власти обязаны исполнять возложенные на них обязанности. Мы требуем привлечения к ответственности лиц, виновных в грубом попрании Основного Закона России.

Только выполнив свой гражданский долг, мы сможем сохранить Россию.

21.09.93г.

Член правления НПСР А. ФЕДОСОВ

"ОСД" в СДПР Я ПУСТОВЕТОВ

Союз Возрождения России А. Н. САВЕЛЬЕВ

Всероссийский Монархический Центр

Российская партия коммунистов А. В. КРЮЧКОВ

Фронт национального спасения М. Г. ТИТОВ

Партия Возрождения державы В. И. СКУРЛАТОВ

Национал-Большевистская партия Э. ЛИМОНОВ

Национал-Республиканская партия России П. М. ХОМЯКОВ

Российский Союз Молодых
Христианских демократов Д. С. АНЦЫФЕРОВ

Конституционно-демократическая партия
(Партия Народной Свободы) Я. КУЛИКОВ

Российский социал-демократический центр
Отв. секретарь Д. ПАНКИН
Члены Президиума Г. НЕКЛЮДОВА, Б. С. РОМАНОВ

Московская организация ДПР В. ПОЛУЭКТОВ

Общественное объединение России

Московская организация "Свободная Россия"

Координатор партии "Новые левые" М. МАЛЮТИН

Член политсовета Всероссийского Союза "Обновление" А. ЮСУПОВСКИЙ

[178]

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О прекращении полномочий Президента Российской Федерации Ельцина Б. Н

.

В связи с грубейшим нарушением Президентом Российской Федерации Ельциным Б. Н. Конституции Российской Федерации - России, выразившимся в издании им Указа от 21 сентября 1993 года № 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации", приостанавливающего деятельность законно избранных органов государственной власти, Верховный Совет Российской Федерации постановляет:

В соответствии со статьей 121-6 Конституции Российской Федерации - России полномочия Президента Российской Федерации Ельцина Б. Н. прекращаются с 20 часов 00 минут 21 сентября 1993 года.

Председатель Верховного Совета Российской Федерации
Р. И. ХАСБУЛАТОВ

Москва,
Дом Советов России 22 сентября 1993 года № 5780-1

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Об исполнении полномочий Президента Российской Федерации вице-президентом Российской Федерации Руцким А. В.

В связи с прекращением полномочий Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина на основании статьи 121-6 Конституции Российской Федерации - России Верховный Совет Российской Федерации постановляет:

В соответствии со статьей 121-11 Конституции Российской Федерации - России полномочия Президента Российской Федерации с 20 часов 00 минут 21 сентября 1993 года исполняет вице-президент Российской Федерации Руцкой А. В.

Председатель Верховного Совета Российской Федерации
Р. И. ХАСБУЛАТОВ

Москва,
Дом Советов России 22 сентября 1993 года № 5781-1

[179]

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Об Указе Президента Российской Федерации
№ 1400 от 21 сентября 1993 года
"О поэтапной конституционной реформе
в Российской Федерации"

В связи с выступлением Президента Российской Федерации Ельцина Б. Н. 21 сентября 1993 года по телевидению и подписанным им Указом "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации", которым прекращается деятельность Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, а также прекращаются полномочия народных депутатов Российской Федерации, Верховный Совет Российской Федерации постановляет:

1. Оценить действия Президента Российской Федерации Ельцина Б. Н. как государственный переворот.

2. Направить Указ Президента Российской Федерации № 1400 от 21 сентября 1993 года "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" в Конституционный Суд Российской Федерации.

Председатель Верховного Совета Российской Федерации
Р. И. ХАСБУЛАТОВ

Москва, Дом Советов России 22 сентября 1993 года № 5783-1

[180]

 

ОБРАЩЕНИЕ
ИСПОЛНЯЮЩЕГО ОБЯЗАННОСТИ ПРЕЗИДЕНТА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Уважаемые граждане Российской Федерации, граждане Содружества независимых государств, мирового сообщества!

Уважаемые руководители государств!

Сегодня, 21 сентября 1993 года, Президент России грубо нарушил присягу, данную им при вступлении в должность, где клялся при осуществлении полномочий соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы Российской Федерации.

Указом "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" от 21 сентября 1993 года № 1400 прервано осуществление законодательных и распорядительных функций Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. Совершен государственный переворот, введено прямое президентское правление с опорой на им же создаваемые антиконституционные органы так называемой власти.

Надеюсь, на путь нарушения Конституции и предательства народовластия не встанут Правительство Российской Федерации, министр внутренних дел, министр безопасности, министр обороны.

В соответствии со ст. 121.6 Конституции Российской Федерации "полномочия Президента Российской Федерации не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства Российской Федерации, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти, в противном случае они прекращаются немедленно".

В соответствии с Конституцией Российской Федерации и решением Президиума Верховного Совета Российской Федерации полномочия Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина прекращены.

В соответствии со статьей 121.11 "в случае отрешения Президента Российской Федерации от должности, отставки Президента Российской Федерации, невозможности дальнейшего осуществления им своих полномочий, а также в случае смерти Президента Российской Федерации полномочия Президента Российской Федерации исполняет Вице-президент Российской Федерации. В случае невозможности исполнения полномочий Президента Российской Федерации Вице-президентом Российской Федерации они переходят последовательно к Председателю Совета Министров Российской Федерации, Председателю Верховного Совета Российской Федерации. Вопрос о назначении выборов Президента Российской Федерации решается в соответствии с Законом Российской Федерации о выборах Президента Российской Федерации". На основании статей Конституции Российской Федерации 121.6 и 121.11 я, Вице-президент Российской Федерации Руцкой Александр Владимирович, данным мне правом на основании Конституции Российской Федерации и решением Президиума Верховного Совета Российской Федерации заявляю о том, что с 00.25 часов 22 сентября 1993 года приступаю к исполнению обязанностей Президента Российской Федерации. Мной подписаны соответствующие указы.

[181]

В связи с этим я отменяю антиконституционный и противозаконный указ № 1400 от 21.09.93 г., на основании которого совершен государственный переворот.

Обращаюсь к Министерству обороны, Министерству внутренних дел и Министерству безопасности, к военнослужащим и служащим органов правопорядка не выполнять антизаконные и преступные приказы, исходящие от Б. Н. Ельцина и его преступной клики. Уверен, что Правительство Российской Федерации и ведомства не станут на путь нарушения Конституции и законов Российской Федерации.

Обращаюсь к гражданам России сохранять спокойствие и проявить солидарность в защите законных органов власти. При необходимости прибегнуть к акциям гражданского неповиновения, не допустить втягивания страны в гражданскую войну.

Прошу мировое сообщество защитить и поддержать демократию в России и оказать всяческое содействие законным органам власти.

Как исполняющий обязанности Президента России клянусь перед народом, что буду действовать только согласно Конституции, законам Российской Федерации.

А. РУЦКОЙ

Москва, Дом Советов 22 сентября 1993 года 00.25 часов

[182]

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина, связанных с его Указом "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" от 21 сентября 1993 года № 1400 и Обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года

21 сентября 1993 года, город Москва

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В. Д. Зорькина, заместителя Председателя Н. В. Витрука, секретаря Ю. Д. Рудкина, судей Э. М. Аметистова, Н. Т. Ведерникова, Г. А. Гаджиева, А. Л. Кононова, В. О. Лучина, Т. Г. Морщаковой, В. И. Олейника, Н. В. Селезнева, О. И. Тиунова, Б. С. Эбзеева, рассмотрев в судебном заседании действия и решения Президента Российской Федерации, связанные с его Указом "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" от 21 сентября 1993 года № 1400 и Обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года, руководствуясь статьей 165-1 Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части второй и частью четвертой статьи 1 и статьями 74, 77 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации,

пришел к заключению:

Указ Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" от 21 сентября 1993 года № 1400 и его Обращение к гражданам России 21 сентября 1993 года не соответствуют части второй статьи 1, части второй статьи 2, статье 3, части второй статьи 4, частям первой и третьей статьи 104, части третьей пункта 11 статьи 121-5, статье 126-6, части второй статьи 121-8, статьям 165-1, 177 Конституции Российской Федерации и служат основанием для отрешения Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности в порядке статьи 121-10 или 121-6 Конституции Российской Федерации.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В. Д. ЗОРЬКИН

Секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю. Д. РУДКИН

№3-2

[183]

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О неотложных мерах
к преодолению государственного переворота 21 сентября 1993 года

Верховный Совет Российской Федерации констатирует, что 21 сентября 1993 года Президентом Российской Федерации Б. Н. Ельциным совершен государственный переворот. Прикрываясь надуманными обвинениями в адрес Съезда народных депутатов Российской Федерации, Президент Российской Федерации нанес удар по конституционным органам власти, нарушив гражданский мир, дестабилизировав управление страной, создав реальную угрозу единству и целостности Российской Федерации. В соответствии со статьями 121-6 и 121-11 Конституции Российской Федерации Верховный Совет Российской Федерации констатировал прекращение полномочий Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина и переход полномочий Президента Российской Федерации к вице-президенту Российской Федерации А. В. Руцкому. Заключением Конституционного Суда Российской Федерации применение мер ответственности, предусмотренных статьей 121-6 Конституции Российской Федерации, признано соответствующим Конституции Российской Федерации.

Верховный Совет Российской Федерации постановляет:

1. Осудить антиконституционные действия Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина.

2. Советам народных депутатов, Правительству Российской Федерации, другим органам исполнительной власти Российской Федерации принять все необходимые меры по охране правопорядка, нормальной деятельности предприятий, учреждений, организаций, объектов энергетики и транспорта, бесперебойному снабжению населения.

Вместе с тем, учитывая, что виновники государственного преступления против Российской Федерации еще не наказаны в установленном законом порядке, принять исчерпывающие меры для скорейшего восстановления конституционной законности. Советам народных депутатов взять под контроль государственные средства массовой информации, не допустить призывов к поддержке государственного переворота, а также к экстремизму и насилию.

3. Предложить Генеральному прокурору Российской Федерации безотлагательно провести расследование и привлечь к уголовной ответственности должностных лиц и граждан, способствовавших подготовке государственного переворота и поддержавших его.

4. Действия граждан, коллективов предприятий, учреждений и организаций по защите конституционного строя Российской Федерации являются законными. Привлечение граждан к уголовной, административной или иной ответственности за данные действия не допускается.

[184]

Участие граждан в рабочее время в мероприятиях по защите конституционных органов власти, преодолению последствий государственного переворота расценивается как исполнение общественного и государственного долга и в этой связи подлежит оплате предприятиями, учреждениями, организациями всех форм собственности в полном объеме.

5. Верховный Совет Российской Федерации обращается к парламентам и правительствам всех стран мира, Совету Безопасности Организации Объединенных Наций с призывом осудить осуществленный Президентом Российской Федерации 21 сентября 1993 года государственный переворот, создавший угрозу гражданскому миру в Российской Федерации и безопасности других стран и народов.

Председатель Верховного Совета
Российской Федерации
Р. И. ХАСБУЛАТОВ

Москва, Дом Советов России 22 сентября 1993 года № 5790-1

[185]

 

ОБРАЩЕНИЕ
СЪЕЗДА НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
к журналистам, руководителям средств массовой
информации

Съезд народных депутатов, Верховный Совет Российской Федерации с первых дней своей работы стремились прервать информационную блокаду, организованную коммунистическим режимом. Особо напряженный характер носила борьба за электронные средства массовой информации.

В результате были созданы государственные телерадиокомпании на всей территории России. Суверенное государство, приобретя информационное поле, вступило на новый путь своего развития: путь демократизации общества, экономических и конституционных реформ, широкого внедрения гласности во все сферы общественной жизни.

С принятием Закона "О средствах массовой информации" печать, радио, телевидение получили не только моральную поддержку, но и мощный юридический щит. Теперь никто, кроме как по суду, не может закрыть телерадиопрограмму, приостановить выход газеты или журнала. Редакционные журналистские коллективы в своей деятельности опираются на статью 38 (право на получение информации) Закона "О средствах массовой информации", которая гласит: "Граждане имеют право на оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц".

Однако прошло совсем немного времени, и объективность в подаче информации у некоторых средств массовой информации стала меняться на преданность (как это и бывало прежде) чиновникам из Кремля и со Старой площади. Соблазнилась бытовыми привилегиями и часть журналистов-депутатов, бросившаяся рьяно отстаивать интересы набирающего силу авторитарного режима. Фактически произошло "вливание" прессы в государственную власть, а это так же порочно для честного информирования общества, как и ранее существовавшие переплетения информационных структур с государственными властными и партийными.

Но гораздо прискорбнее другое - когда сами же журналисты, так стремившиеся к объективности и плюрализму, используя момент государственного переворота, осуществленного Ельциным, уничтожают своего брата журналиста, придерживающегося другого мнения, а это, собственно, и создает условия диктатуре.

Пример тому - события этого сентября. Руководство Всероссийской телерадиокомпании закрывает "ТВ - Парламент". "Радио России" закрывает "Парламентский час". Прекращен выход "Российской газеты", глушится слабенькая радиостанция "20-й этаж". Все эти действия нарушают многие статьи Закона "О средствах массовой информации".

А сейчас в нашей стране, когда растоптана Конституция, Закон о свободе слова открыто подавляется не только властями, но и прессом освободившейся от совести прессы.

[186]

Мы обращаемся ко всем журналистам, кто еще не потерял способности чувствовать настроение народа, его желание жить свободно и открыто, не боясь завтрашнего дня, - будьте честными, действительно независимыми от влияния всех властей, потому что после мутного нынешнего - придет и завтрашний день.

Десятый чрезвычайный (внеочередной)
Съезд народных депутатов Российской Федерации

Москва, Дом Советов России 24 сентября 1993 года №5815-1

 

ОБРАЩЕНИЕ
К ПАРЛАМЕНТАМ, ПРЕЗИДЕНТАМ
И ПРЕДСЕДАТЕЛЯМ ПРАВИТЕЛЬСТВ СТРАН
СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ

Дружественная Вам страна - Российская Федерация - Россия переживает трагические дни. По воле Б. Н. Ельцина в Российской Федерации осуществлен государственный переворот. Растоптаны Конституция и законы государства, на которых зиждились последние надежды на стабильность российского общества. Страна поставлена на грань гражданской войны. Большинство субъектов Российской Федерации осудили организаторов государственного переворота. Б. Н. Ельцин отрешен от должности Президента страны. Приведен к присяге вице-президент А. В. Руцкой, временно исполняющий полномочия Президента Российской Федерации. Ведется работа по формированию нового правительства.

В этой ситуации Съезд народных депутатов Российской Федерации как высший орган государственной власти России рекомендует воздержаться от проведения предстоящей встречи глав государств - стран СНГ до стабилизации политической обстановки в Российской Федерации, до полного восстановления в ней деятельности законно избранных органов власти.

Съезд народных депутатов Российской Федерации подтверждает свои дружественные отношения со всеми государствами СНГ.

Надеемся на Ваше понимание и поддержку.

С уважением

Десятый чрезвычайный (внеочередной)
Съезд народных депутатов
Российской Федерации

Москва, Дом Советов России 24 сентября 1993 г.

[187]

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
СЪЕЗДА НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О Комиссии Десятого чрезвычайного (внеочередного)
Съезда народных депутатов
Российской Федерации по расследованию
фактов физического насилия в отношении граждан
в связи с государственным переворотом

С целью обеспечения условий для защиты законных прав и свобод граждан и в соответствии со статьей 104 Конституции Российской Федерации Съезд народных депутатов Российской Федерации постановляет:

1. Сформировать Комиссию Съезда народных депутатов Российской Федерации по расследованию фактов физического насилия в отношении граждан в связи с государственным переворотом в составе: Бабурин С. Н., Глотов С. А., Дрозденко В. Н., Лета Т. И., Муравьев В. Д., Плотников О. В., Пушкина Т. А., Ребриков В. А., Сердюков В. А. (председатель Комиссии), Чеботаревский Р. 3., Хайрюзов В. Н., Шиповалова Л. С. (секретарь Комиссии), Югин В. А., Юдин Ю. А. (зам. председателя Комиссии).

2. Комиссии Съезда народных депутатов Российской Федерации по расследованию фактов физического насилия в отношении граждан в связи с государственным переворотом регулярно информировать Съезд народных депутатов Российской Федерации и Верховный Совет Российской Федерации о ходе работы Комиссии.

Председатель Верховного Совета
Российской Федерации
Р. И. ХАСБУЛАТОВ

Москва, Дом Советов России 2 октября 1993 года № 5849-1

[188]

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Москва, Дом Советов РФ Краснопресненская наб., д. 2

 

УВАЖАЕМЫЕ ГЕНЕРАЛЫ И АДМИРАЛЫ,
ОФИЦЕРЫ И ПРАПОРЩИКИ, СОЛДАТЫ
И МАТРОСЫ РОССИЙСКОЙ АРМИИ И ФЛОТА!

21 сентября Б. Н. Ельцин осуществил государственный переворот, объявив своим преступным Указом о прекращении деятельности Верховного Совета, Съезда народных депутатов, Конституционного суда Российской Федерации.

Прошло 12 дней с начала переворота. Стал очевиден гигантский ущерб, нанесенный Российской державе, ее согражданам, - страна на грани гражданской войны и распада. Бывший Президент способен только на одно - блокировать Дом Советов, в котором проходят заседания Десятого чрезвычайного Съезда народных депутатов.

Вы знаете, что за антиконституционные действия Б. Н. Ельцин отрешен Верховным Советом от должности Президента Российской Федерации. Правомерность такого решения подтверждена Конституционным судом, что явилось основанием и для соответствующего решения Десятого съезда народных депутатов.

Однако Б. Ельцин, преступив закон и присягу в верности Конституции, продолжает чинить произвол и беззаконие по всей стране. К Дому Советов подтягиваются все новые воинские формирования, он опоясан колючей проволокой, депутаты и служащие заблокированы.

По всей Москве идут митинги и массовые избиения митингующих. Уже есть жертвы, погибло более 20 человек от рук ОМОНа МВД. Среди погибших ветераны войны, женщины, солдаты и офицеры, пытавшиеся пробиться к Дому Советов.

Дорогие товарищи! Вы принимали присягу на верность народу и Конституции - так защитите народ и Конституцию! Приходите на площадь Свободной России, где попирается эта самая свобода, честь и достоинство народа, а Конституция отброшена как ненужный хлам.

Сохранять нейтралитет в таких условиях - это означает отдать на растерзание путчистам и их приспешникам свой народ.

С верой в Ваше гражданское мужество и офицерскую честь

Р. ХАСБУЛАТОВ

Москва, Дом Советов России 3 октября 1993 г. 03. 00

 

 

[189]

 

 

В СУРОВЫЕ БЛОКАДНЫЕ ДНИ

 

Вот уже восемь дней и ночей стоят у стен Дома Советов москвичи и сторонники Конституции Российской Федерации из других городов страны. Стоят, несмотря на блокаду, скудное питание, холодные утренние росы и неистовство лакейских средств массовой информации. Днем на площади митингует до 10 тыс. человек, а за сутки - 150-200 тыс. Среди них - представители почти всех социальных групп, возрастов, поколений. Мужчины и женщины, ветераны и молодежь, рабочие и служащие, профессора и студенты. Заметно "плотнеет" масса митингующих к вечеру, когда кончается рабочий день. Это и есть истинный цвет нации, истинные герои России, искренне болеющие за величие своей Отчизны. Озябшие, усталые, измотанные, но не дрогнувшие, они поклялись, что не уйдут отсюда, пока не будет ликвидирована угроза народовластию и Конституции.

ИТАР-ТАСС. Б. Ельцин, В. Ерин и П. Грачев сделали заявление о том, что никто не собирается применять силу против депутатов, "работающих в Белом доме".

24 сентября 1993 г., Москва

Но разве можно верить в подобное лицемерие, направленное на то, чтобы убаюкать, усыпить бдительность защитников Дома Советов?

Буквально на следующий день все подходы к зданию оказались заблокированы: перекрыты железобетонными плитами, железными заграждениями, грузовыми машинами и противопехотной колючей проволокой - запрещенной Женевской конвенцией спиралью Бруно, от Дома Советов были отключены свет и вода. Остановились водяные насосы, откачивающие выход на поверхность грунтовых вод во всех прилегающих к Москве-реке районах, в том числе и в Белом доме. Все понимали, что это для здания - трагедия, начало эпидемий. Депутаты сравнивали эту акцию с действиями Гитлера в 1945 г., когда по его приказу были открыты шлюзы на реке Шпрее и затоплен берлинский метрополитен. Фактически это был второй крупный акт после Указа № 1400, которым заводился механизм будущего кровопролития{1}.

Интересно, куда смотрели в тот момент международные правозащитные организации, которые так любили поднимать шум по поводу нарушения "прав человека" какого-нибудь диссидента или откровенного уголовника? Словно заснули Международный Красный Крест, ЮНЕСКО. А разве "главный правозащитник" при президенте господин С. Ковалев не обязан был первым забить тревогу, пригласить в осажденный Дом Советов представителей Комитета по правам человека при ООН? Или для него эти права также подразделяются - для "наших" и для "не наших"? Куда там! Этот "защитник вольностей и прав" наиболее прославился в Конституционном суде на процессе по "делу КПСС", заявив, что не относит к правам человека "так называемые", по его выражению, социально-экономические права, то есть право на труд и отдых, бесплатное образование и лечение, социальную защиту. Этот придворный теоретик с ходу поддержал государственный


{1} Позднее схема блокады Дома Советов была опубликована в газете "Северный рабочий". Привожу ее, чтобы читатель сам мог убедиться в деяниях "демократов".

[190]

[191]

[192]

переворот 21 сентября и расправу над защитниками Конституции как еще одно проявление приверженности господина Ельцина вечным идеалам демократии и справедливости.

Блокада Дома Советов повлекла за собой появление новых очагов сопротивления режиму Ельцина. Такие очаги возникли сначала в Москве, а затем и в провинции. Сторонники Конституции и законности в Москве начали организовываться и переходить к акциям уличного протеста. Столкновения с милицией и ОМОНом день ото дня обостряли ситуацию.

Утром, выступая на Съезде, я обратился к народным депутатам-женщинам с просьбой подойти к оцеплению милиции и просто, доходчиво, по-матерински рассказать молодым ребятам из дивизии им. Дзержинского о причинах противостояния, сути переворота, побудить их не конфликтовать с законной властью и открыть коридор к Дому Советов.

На предложение откликнулись Светлана Горячева, Зоя Ойкина, Майя Эттырынтына, Нина Солодякова, Зоя Корнилова, Нина Медведева. Группа собралась у меня в комнате. Подошли И. Андронов, И. Савченко, В. Цой, А. Кривошапкин, В. Алкснис, А. Леонтьев, В. Дорджиев, В. Аксючиц. Я предложил, чтобы группу возглавила бесстрашная Светлана Горячева{1}. Все с этим согласились.

Этот выбор был не случайным. Я хорошо помнил утро 21 февраля 1991 г., когда Светлана Петровна, как заместитель Председателя Верховного Совета РСФСР, попросила восемь минут для политического заявления. Зал затих тогда в тревожном ожидании.

С высокой трибуны Верховного Совета РСФСР впервые было сказано, что надежды россиян на возрождение России, ее экономического и политического суверенитета, не оправдались.

"Я вышла сюда, на эту трибуну, - начала свое выступление С. Горячева, - руководствуясь собственной совестью. Когда вы избирали меня на съезде, я это обещала. Я исчерпала все другие возможности помогать Борису Николаевичу..."

Светлана Петровна честно и откровенно сказала, что на первом этапе она была приверженницей Ельцина, тех демократических преобразований, к которым он призывал народ. Однако жизнь все расставила по своим местам. .

"В прогрессивной поначалу деятельности Бориса Николаевича все явственнее стали проступать авторитарность, конфронтационность, стремление единолично решать вопросы внутренней и внешней политики, пренебрежение законом и мнением конституционных органов. Обещая способствовать единению общества, он привел и парламент, и республику к ожесточенному противостоянию политических сил..."{2}


{1} Горячева С. П., родилась в 1947 г. Русская. Окончила Дальневосточный государственный университет, юрист. Избиралась народным депутатом РСФСР, заместителем Председателя Верховного Совета РСФСР. С 21 сентября по 4 октября 1993 г. находилась в Доме Советов, до конца выполнив свой конституционный долг. С декабря 1995 г. - депутат Государственной Думы РФ, заместитель Председателя Государственной Думы. С 2000 г. - председатель Комитета по делам женщин, семьи и молодежи Госдумы РФ.

{2} Вместе с С. П. Горячевой политическое заявление подписали: Б. М. Исаев - заместитель Председателя Верховного Совета РСФСР, В. Б. Исаков - Председатель Совета Республики Верховного Совета РСФСР, Р. Г. Абдулатипов - Председатель Совета Национальностей Верховного Совета РСФСР, А. А. Вешняков - заместитель Председателя Совета Республики, В. Г. Сыроватко - заместитель Председателя Совета Национальностей ВС РСФСР.

[193]

Авторы политического заявления потребовали созыва внеочередного съезда народных депутатов РСФСР, чтобы заслушать на нем отчет о деятельности Ельцина.

Какой "демократический" шабаш начался в зале после выступления Горячевой!

Не вникнув в суть политического заявления, ряд народных депутатов бросились к микрофонам с тем, чтобы опровергнуть его; в адрес подписавших заявление, и особенно Горячевой, посыпались оскорбления. "Как, критиковать Бориса Николаевича! Единственного поборника подлинной демократии!" - неслось по залу. Многие из кричавших только потом, особенно в дни кровавой осени 1993 г., поняли, какую политическую ошибку они совершили в феврале 1991 г.

Наиболее хлестко выступали члены блока "Демократическая Россия". "Это не что иное, как удар в спину", - осуждал Горячеву и других подписантов один из столпов блока Е. Амбарцумов. Лидеры "ДемРоссии" призвали избирателей "потребовать немедленной отставки авторов политического заявления, зачитанного С. Горячевой, осудить позицию тех народных депутатов СССР и РСФСР, которые включились в клеветническую кампанию".

Против авторов политического заявления, особенно против Горячевой и Исакова, развернулась самая настоящая травля.

О том, что произошло с ней после политического заявления шести, Светлана Петровна рассказала на Третьем съезде народных депутатов. Псевдодемократы, сторонники Ельцина, еще до приезда ее на родину, в Приморский край, провели собрание избирателей, организовали группу по ее отзыву. Началась травля семьи, особенно сына-школьника. Закончила тогда свое выступление Светлана Петровна словами предостережения: "Мой долг - предупредить вас о возможности новой жесточайшей диктатуры амбициозных политиков, которые не пощадят ни вас, ни ваших детей..."

Это предупреждение было высказано за два года до горячей осени 93-го. Поэтому я твердо знал, что в эти трагические для страны дни Светлана Петровна Горячева до конца выполнит свой конституционный долг.

Подойдя к цепи оцепления, Горячева взяла мегафон. "Пропустите народных депутатов! - раздался ее призыв. - Неужели вы не понимаете, что в стране произошел государственный переворот, совершено клятвопреступление? Человек, давший клятву на Конституции, грубо попрал ее!"

Но неприступные милицейские цепи не шелохнулись, на каменных лицах "стражей правопорядка" сквозило равнодушие. Пойди разбери, что у них на душе. Конечно, многие сочувствовали нам, вступали в беседу, но не смели расступиться под суровыми взглядами командиров. Все вместе они представляли безликую, вставшую против народа и закона массу. Не случайно же после нескольких избиений людей на митингах и демонстрациях термин "народная милиция" вышел из обихода. Она все больше превращалась в прислужницу режима, а последний - в полицейское государство.

Депутация с трудом продвигалась сквозь кордон на встречу с москвичами.

- Сынок, - говорила Зоя Николаевна Ойкина{1}, - неужели ты сможешь меня ударить? Ведь у меня такой же сын, как ты, и служит, как и вы, в армии! Вы ведь нарушаете закон, поймите это. Как же жить-то вы будете дальше?"


{1} Ойкина 3. Н., родилась в 1951 г. Русская. Окончила Саратовский зооветеринарный институт, зооинженер. Избиралась народным депутатом РСФСР, членом Верховного Совета РФ. С 21 сентября по 4 октября 1993 г. находилась в Доме Советов - до конца выполнила свой конституционный долг. С декабря 1995 г. - депутат Государственной Думы РФ, член Аграрной депутатской группы.

[194]

Но ребята угрюмо молчали.

Зато, когда под напором москвичей уже с другой стороны кордона возникла возможность прорыва цепи, "сынки" не задумываясь пустили в ход дубинки. Майе Эттырынтыне повредили ребро, сильно избили депутата из Татарстана В. Морокина.

Подвигу женщин, защитникам Конституции народный депутат, член Верховного Совета РСФСР Г. Ахмедзянов{1} посвятил страстные стихи.

Тринадцатый день, как Парламент в осаде.
У Белого дома шеренги солдат,
И кольца Бруно, и спецназ в полисаде,
И танки на всех перекрестках стоят.

Я знаю, солдат, что ты верен присяге,
Но прежде чем жать на крючок спусковой,
Подумай - тебя не представят к награде
И некому будет гордиться тобой.

Ты вспомни бескрайние русские степи,
Осенние запахи хлебных полей,
Сиротами, знай, не рождаются дети,
Не надо, взываю, стрелять в матерей!

А может быть, мать твоя в доме блокадном
Из окон глядит на шеренги внизу,
Легендою став в своем подвиге ратном,
Тебя вспоминает, роняя слезу.

И шепчет: "Сынок, в этих окнах тревожных
Врагов твоих нет, здесь одни лишь друзья,
С бескрайних равнин и просторов таежных
Здесь гордость России, здесь совесть твоя".

Но ты молчаливо взираешь на слезы,
Не чувствуешь сердцем, о чем шепчет мать.
Не видишь, как в горе склонились березы,
Как стан их ломает железная рать.

Ну что же, сынок, твое время настало,
Стреляй в эту грудь, что вскормила любя,
И в сердце, которое биться устало.
Россия - живи, я прощаю тебя!

Россия стыдливо глаза опустила,
И танковый выстрел ударил мне в грудь.
Сегодня убить ты меня разрешила,
А завтра растопчут тебя - не забудь!


{1} Ахмедзянов Г. И., родился в 1941 г. Татарин. Окончил Сибирский технологический институт. До избрания народным депутатом России был директором Первомайского комплексного лесосплавного предприятия объединения "Енисейлесоэкспорт" Красноярского края. В КПСС состоял до августа 1991 г. Был членом Комитета по вопросам обороны и безопасности, входил в состав фракции "Свободная Россия".

[195]

Такой вот конец двухнедельной блокаде,
Тот выстрел фатальный не просто, не вдруг,
Но не было слез, и мольбы о пощаде,
И вскинутых в горестном трепете рук.

Мы вышли спокойно из Белого дома.
Объятый огнем, он был сажей покрыт.
И помнит пусть тот, кто войдет сюда снова,
Ничто не забыто, никто не забыт!

Вечером 24 сентября 1993 г. нам сообщили, что в администрации Ельцина срочно собрана закрытая аналитическая группа, которой поручено отрабатывать сценарий возможного развития событий и вырабатывать меры упреждающего характера. В частности, было решено направить в Белый дом "своих" людей, которые бы вели индивидуальную работу с народными депутатами и работниками аппарата Верховного Совета, убеждая их покинуть Дом Советов; "направить обращение всем находящимся в Белом доме, в котором сказать о том, что произошло самое страшное: подстрекаемые и организуемые руководством бывшего Верховного Совета, бандиты пролили кровь российских граждан. Это вынуждает президента и правительство принять меры против угроз повторного нападения укрывшихся в Белом доме террористов..."{1}

Таких закрытых заседаний, как потом выяснилось, было проведено несколько. Протоколы заседаний были позднее опубликованы{2}. В них принимали участие Г. Бурбулис, Г. Сатаров, М. Федотов, Э. Паин, Л. Смирнягин, А. Лифшиц, С. Ковалев, А. Собянин и др.

Читаешь эти "протоколы" и диву даешься, до чего дошли "демократы"!

"Проверить факт пользования факсимильной международной связью, осуществляемой из Белого дома бывшим депутатом Андроновым и используемой для связи с парламентами зарубежных государств".

"Прекратить все возможные связи защитников Белого дома с внешним миром. Поставить бетонные заграждения для предотвращения прорыва оцепления толпой или автотранспортом. Всех впускать, никого не выпускать. Вопрос о доступе журналистов рассмотреть особо".

"Оказать содействие инициативе бывших депутатов Исправникова и Карпова по выводу бывших депутатов из Белого дома. Продумать и организовать индивидуальную работу с лидерами защитников Белого дома (Хасбулатовым, Руцким, Абдулатиповым, Ворониным, Баранниковым, Ачаловым, Дунаевым). Найти подход к каждому из них. Предложить каждому вариант достойного личного выхода из тупиковой ситуации".

"Найти соответствующие каналы связи с Руцким и Хасбулатовым и гарантировать им личную неприкосновенность в случае их добровольного выхода из Белого дома".

Большой перечень предложений на каждом секретном заседании эти "аналитики" готовили в адрес президента. Например, 28 сентября 1993 г. Ельцину предлагалось выступить по телевидению "с подведением итогов недели, прошедшей после его выступления 21 сентября с Указом № 1400... Подчеркнуть, что сегодня страна участвует в выборах и высшего законодательного органа, и Президента РФ.


{1} Более подробно см.: Ройз М. Кровавый пасьянс. М., 1994. С. 39-40.

{2} См. там же. С. 53-57, 87-90, 121-123, 137-138, 203-204.

[196]

Безусловно гарантировать проведение президентских выборов, назначенных на 12 июня 1994 г.

Подчеркнуть, что президент не распространяет свое отрицательное отношение к руководству бывшего Верховного Совета и депутатам из лагеря непримиримой оппозиции, поставившим страну на грань катастрофы, на депутатский корпус в целом".

А какую лживую программу готовили эти лизоблюды для средств массовой информации!

"Организовать выступления по телевидению бывших народных депутатов с нелицеприятной оценкой действий руководства бывшего Верховного Совета, несущих полную ответственность за действия террористов".

"Трансформировать образ Руслана Хасбулатова в образ Сажи Умалатовой".

"Организовать направленную кампанию на телевидении с участием лучших юристов России. Нейтрализовать образ Зорькина как миротворца".

"Широко освещать тему заложников Белого дома из числа находящихся там народных депутатов и работников аппарата".

Многое из того, что готовили эти провокаторы, нам передавали патриоты из администрации Ельцина - Филатова. Многое узнавали из передач по телевидению, из провокационных разговоров и действий шептунов.

Знали мы и то, что в окружении Хасбулатова и Руцкого, других руководителей Верховного Совета было много агентов министерств безопасности и внутренних дел{1}. Кто-то из них сочувствовал Верховному Совету и обеспечивал нас достоверной информацией, кто-то, не зная, как повернутся события, старался угодить и той и другой стороне. Были и прямые дезинформаторы. И все-таки мы не верили, что над Россией опустится ночь, что диктаторский режим Ельцина, его "эксперты", сбросят маску лицемерия и обнажат свою истинную антинародную сущность, ввергнув страну в кровавую, преступную, безжалостную пучину. Все это было еще впереди.

27 сентября над Москвой полил мелкий моросящий дождь. Взрываясь ледяными порывами с мокрым снегом, он тушил костры и превратил землю возле Дома Советов в хлюпающее болото. Но беспрерывный митинг продолжается. Народных депутатов сменяют художник А. Шилов, писатели В. Белов, Ю. Власов, В. Крупин, Г. Воронин, В. Легентов, А. Проханов, народная артистка России Л. Зайцева, народный артист России Н. Пеньков. Для защитников Конституции поет русский народный хор из подмосковного Фрязино. Издать бы все выступления отдельной книгой. В них боль и скорбь, недоумение и гнев. Приятно было сознавать, что далеко не вся интеллигенция "отдалась" антинародному режиму, ударилась, по выражению одного из писателей, "в холуяж". Ведь стыдно было наблюдать на одной из "демтусовок" после апрельского референдума, как известные деятели культуры и искусства угодливо докладывали: "А мы проголосовали так, как велели..." И это "совесть нации"? Что же случилось в России, если эта "совесть" опустилась до такого низкопоклонства?

Да, странное это образование - "интеллигенция". Какой диапазон качеств, особенно в ее "творческой" среде! Значительная ее часть как чумы боится общности, коллективизма - хоть и толкует частенько о "соборности". Во всем и всегда она хочет найти какой-то "особенный" путь. И этот путь, как правило, реализуется


{1} В Белом доме "начал работу переодетый офицер внутренних войск, снабженный радиосвязью" (если бы только один. - Ю. В.). См. уже упомянутую работу А. Куликова (с. 155).

[197]

в индивидуализме, в стремлении во что бы то ни стало приспособиться к ситуации. И здесь эта интеллигенция порой доходит до абсурда и даже до предательства...

Опять, как и в 1991 г., только в Москве "запахло жареным", из-за океана примчался Ростропович. Чутье, что ли, особое дано этому "всемирному музыканту", или положение советника при американском президенте помогает (или обязывает)?

Возьму на себя смелость утверждать, что феномен Ростроповича весьма символичен. Этот "деятель культуры" всегда точно чувствовал и чувствует, где происходит что-то важное, порой историческое. Из противника советского режима он превратился в адепта всех режимов, во "всеобщего друга". По существу, это вырождение выдающегося мастера в космополита-конформиста, для которого важна лишь собственная фигура. При этом неважно, на фоне чего: разрушенной Берлинской стены, строящегося храма Христа Спасителя или обгоревшего Дома Советов... Вот лицо и сущность интеллигентской "элиты" - себялюбие и ложь.

Да, нет у многих наших знаменитых соотечественников нравственных обязательств перед своим народом. Талант тех же М. Ростроповича, Г. Вишневской, В. Васильева, Е. Максимовой, Н. Мордюковой, К. Лаврова, М. Ульянова и многих других расцвел, состоялся при социализме, при советской власти, которую они в условиях "новой демократии" клянут, кто как может. Ельцинский режим поставил отечественную культуру на колени, втоптал ее в грязь. Но не слышно что-то протестующего гласа "совести нации". Ростропович с "чувством гордости" будет давать концерт на Красной площади 2 октября 1993 г., когда на Красной Пресне уже не один день будет литься кровь его соотечественников. Другие - Б. Окуджава, Л. Ахеджакова, Г. Каспаров - аплодировать танковой канонаде 4 октября.

Вспоминаю выступление актрисы Л. Ахеджаковой по телевидению: "Вот смотрят на эти оскаленные, озверевшие морды... И всегда были, есть и будут эти люди. Вся их жизнь и молодость прошла, и им кажется, что тогда было прекраснее. Тогда была колбаса...

Что же это за проклятая Конституция?! А где наша армия?! Почему она нас не защищает от этой проклятой Конституции?!"

И это на весь мир вещает актриса, причисляющая себя к творческой интеллигенции.

Разве можно назвать таких людей подлинно народной интеллигенцией, формирующей, по выражению классика, "устойчивость самой нации". Все они - среди "ничтожных мира" - "всех ничтожней", жалкие амбициозные людишки, кормящиеся с руки власти и предающие ее первыми, как только кормушка оказывается в руках другой власти. Именно они при любых изменениях начинают суетиться первыми, прикрывая свое малодушие и эгоизм расхожим словом "народ", именно они первыми начинают петь аллилуйю режиму власти, "каяться" по всем телеканалам и печатным СМИ, распространяя свою внутреннюю трусость и предательство на окружающих, ругая общество и культивируя во всех ложное чувство вины за прошлое. И не стыдятся!

Вспомните, уважаемые читатели, Булата Окуджаву. Этот "властитель дум нескольких интеллигентских поколений" писал:

Совесть, благородство и достоинство -
Вот оно, святое наше воинство...
Посвяти ему свой краткий век.
Может, и не станешь победителем,
Но зато умрешь как человек.

[198]

Поистине, бездонна пропасть фарисейства! Тот же бард аплодировал, по его собственному признанию, массовому убийству средь бела дня безоружных людей в центре столицы своей Родины. Очевидно, именно в этом он усмотрел высшее проявление "совести, благородства и достоинства"...

Не хочу быть неправильно понятым: все-таки лучшая часть российской интеллигенции осталась верна ее историческим, народным традициям. Характерна в этой связи эволюция взглядов подлинно российского интеллигента, олимпийского чемпиона, политика Ю. Власова.

В один из дней сентябрьско-октябрьского противостояния 1993 г. он и его супруга зашли ко мне в кабинет в Доме Советов.

- Вот что делает жизнь, - воскликнул Власов. - Я, откровенный поклонник демократии и Ельцина, стал его политическим противником. До чего можно довести Россию, унизив ее до третьеразрядной страны. Народ этого не простит.

Мне припомнилась весна 1991 г. Это был разгар, как считали "демократы", политической травли Ельцина. Ю. Власов выступил со статьей в его защиту в газете "Куранты". В ней он показал некоторые грани конфликта Ельцина и Горбачева. А вывод заложил в название статьи - "Травят не Ельцина, а народ".

Вот что писал в то время Власов, ставший впоследствии противником ельцинского режима:

"Борьба уже обрела исключительно персонифицированный характер. Борются не с российским парламентом, с которым без его председателя уже можно будет справиться, а с лидером оппозиции. А если же быть более точным - лидером народного движения. Дают бой на последнем рубеже обороны, ибо победа Ельцина опрокинет коммунистов на землях России в политическое небытие... Обозленная, униженная Россия сплотилась за Ельциным. Сейчас травят не Ельцина, а народ. И поэтому народ поднялся в его защиту...

Наша демократия существует год. За год ей суждено пробежать путь десятилетий... Можно лишь посочувствовать Борису Николаевичу Ельцину, на которого история взвалила такую ношу".

Но так думал не один только бывший самый сильный человек планеты. У многих тысяч людей в то время царила каша в голове.

Прошло два года, и вот уже прозревший силач Власов, выступая 28 сентября 1993 г. в "Правде", пишет:

"Ельцин привел к краху и вырождению демократии, разрушая Россию. Ель-цинизм во многом породил в России не класс собственников, а настоящих чудовищ, взросших на слезах и горе народа и совершенно чуждых России.

Что представляет собой нынешний политический режим... Стоит лишь упомянуть об одной уж очень характерной особенности - полнейшей политической несамостоятельности. За все тысячелетие существования России... она не являлась ничьим политическим или экономическим придатком. Сейчас наше государство играет роль сателлита американской политики, его безгласного приспешника, почти холуя".

И далее Ю. Власов выносит свой вердикт:

"Происходит убийство народа... Под видом искоренения Советов происходит установление диктатуры".

Пелена спала с глаз. Но ведь на таких неопытных в политике, но авторитетных людей и по сей день рассчитана ельцинская пропаганда. Такие неискушенные, но

[199]

честные люди торили Ельцину дорогу к кремлевским высотам. Все ли они осознают сегодня свою настоящую вину? И покаются ли, как это сделал мужественный патриот Власов? Мы долго беседовали с ним на эту тему в темном и отключенном от связи здании Дома Советов.

...В 23 часа - тревога! По каналам Министерства безопасности и МВД мы получили сообщение, что в ночь на 27 сентября в 4.00 назначен захват Дома Советов. Сведения тут же перепроверили и по другим источникам: все сходилось.

Из администрации Ельцина к нам поступила информация, что против народных депутатов и защитников Дома Советов готовится какая-то мощная акция, хотят на людях испытать какое-то новое оружие. Я напомнил Хасбулатову о возможных действиях против народных депутатов Съезда, в том числе и газовую атаку, которую хотели применить 28 марта 1993 г. в случае, если бы Съезд проголосовал за импичмент президенту. Попросили Баранникова и Дунаева перепроверить по своим каналам поступившую информацию. Через некоторое время оба дали отрицательный ответ.

Однако годы спустя выяснилось, что действительно "новые демократы и гуманисты" были готовы использовать против своего народа любые формы расправы.

Вот как описывает упоминаемый случай бывший руководитель Службы безопасности Президента Коржаков:

"В один из дней октябрьского противостояния Филатов и Бурбулис пришли к коменданту Московского Кремля Барсукову.

- Михаил Николаевич! - докладывает Бурбулис. - Один инженер, кандидат наук, по специальности физик-механик, создал аппарат, позволяющий управлять толпой при помощи высокочастотного излучения... Мы смогли бы применить его в борьбе с массовыми беспорядками - вдруг толпа от Белого дома пойдет на Кремль".

"Прибор" воздействовал лазерным лучом на сетчатку глаза через зрачок, после чего люди слепли. По мнению "демократов", эта акция "навсегда выработает иммунитет к митингам".

Этот квантовый генератор не был использован против защитников Конституции только потому, что представлял собой комплект оборудования весом более трех тонн{1}. Хочу подтвердить, что такой генератор действительно существует. Я сам видел его в одном из НИИ Подмосковья, организация которого входила в мой депутатский округ, от которого я в 1995 г. был избран в Государственную Думу РФ. А ведь если бы этот прибор был малогабаритным, могли бы и использовать, по-демократически расправиться с законно избранными представителями народа.

Приведенный Коржаковым факт является новым обстоятельством в деле событий сентября - октября 1993 г., а следовательно, важным моментом в новом расследовании, если бы оно было проведено Генеральной прокуратурой. Только захотят ли?

В эту ночь рекогносцировку у осажденного здания провели министр внутренних дел Ерин, и. о. мэра Москвы Лужков, начальник ГУВД В. Панкратов и другие чины из правоохранительных органов. Кому из них предназначалось дать приказ на кровопролитный штурм Верховного Совета?

Рисковать людьми было нельзя. Предупреждение о возможном нападении прозвучало по внутреннему радио и на площадь: все, кто желает, могут уйти, - омоновцы


{1} См.: Коржаков А. Борис Ельцин: от рассвета до заката. М., 1997. С. 164-165.

[200]

оставили коридор. Но никто не дрогнул, не покинул осажденное здание. Очередное испытание на прочность выдержали все. Думаю, оцепление не одобряло намерений своих начальников: даже офицеры милиции понимали всю ущербность своего положения и тихо подсказывали желающим, как проникнуть внутрь или выйти из оцепления через проходные дворы. Итак, атака на депутатов? До какой же степени нравственного падения, духовной опустошенности, политического цинизма нужно было дойти организаторам и исполнителям этой чудовищной акции?

Угроза нападения лишь добавила сил и решимости защитникам. Нападающих уже ждут, сложены в кучи булыжники - "оружие пролетариата", колья, цепи. "Оборонцы" у костров подбадривают себя песнями. Как же все-таки отличались эти люди в простой одежде от той сытой и упакованной в "джинсу" публики, которая пришла к Белому дому в августе 1991 г.

Подходим к костру, знакомимся.

"Я никогда политикой не занимался, - поделился сержант Михаил П. - Сейчас просто студент. Но последний финт Ельцина и меня достал. Сколько же можно терпеть унижений! Люди должны знать: мы здесь не за Хасбулатова или Руцкого готовы головы сложить, а за Конституцию, за Россию, которую грабят и насилуют ельциноиды". Этот молодой сержант так образно высказал мысли, наверное, всех защитников...

И все-таки к двум часам ночи психологическое напряжение усилилось, ряды "демократических" тружеников пера изрядно поредели. Одно дело - воспевать прелести западной цивилизации, совсем другое - испытать их на себе.

Руслан Хасбулатов попросил журналистов некоторых иностранных телекомпаний, в частности SNN, передать в "живом эфире" его обращение к россиянам, к лидерам государств и народам мира. И сразу же нашел понимание. Спокойно и уверенно глава парламента оповестил мировую общественность, что защитники Дома Советов находятся в ожидании штурма. Если произойдет кровопролитие, то вина за это ляжет и на западных лидеров "большой семерки", которые поддержкой антиконституционных шагов вольно или невольно подталкивают Ельцина на путь государственного терроризма.

В тот же день в средствах массовой информации было опубликовано обращение пресс-службы Верховного Совета к зарубежным журналистам. В нем, в частности, отмечалось, что пресс-служба, аккредитованные в Верховном Совете журналисты "вот уже 6 суток работают в условиях военной осады. Отключены телефоны, факсы, электричество, все коммуникации... Вчера, 25 сентября 1993 г., распоряжением мэра Москвы Лужкова и начальника ГУВД Панкратова милицейским отрядам, ОМОНу, взявшим Дом Советов в тройное кольцо, было дано указание не пропускать именно вас - зарубежных журналистов, потому что вы, в отличие от некоторых наших российских коллег, даете объективную информацию".

Не знаю, дошло ли заявление Председателя Верховного Совета до Буша-старшего, Коля, Миттерана, Мэйджора, но отсрочку штурма от "мирового сообщества" мы получили.

А депутаты в это время собрались в Большом зале Верховного Совета и как бы продолжали заседание Съезда. Их выступления накануне кровавого побоища - словно последняя исповедь перед Россией, оказавшейся в страшной беде.

Приведу отрывки из некоторых выступлений.

[201]

А. Леонтьев{1} - народный депутат от Республики Чувашия: "Ельцин - клятвопреступник. Но я давно понял, что и мы предали страну и народ своими постоянными соглашательствами с Ельциным... Мы должны честно сказать, что и мы виноваты перед своим народом. Мы совершили ошибки, которые обернулись бедой - растлением, обнищанием, уничтожением народа. И мы сегодня не можем совершить еще одну ошибку - пойти на новое соглашательство с Ельциным. Это будет уже не ошибка, а измена народу".

3. Корнилова{2} - народный депутат от Республики Саха (Якутия): "Государственный переворот, совершенный Ельциным, показал, кто есть кто. Телевидение обвиняет депутатов, что они держатся за свои кресла. Но сам же Ельцин попытался купить нас тепленькими местечками в правительстве - двумя миллионами рублей "отступных". Кто на самом деле предал своих избирателей? А. Починок, Н. Рябов, С. Ковалев, В. Подопригора, Н. Медведев... Существующий режим породил предателей. Но он и сплотил честных людей. Собравшиеся в Доме Советов народные депутаты доказали: в России не все продается... Мы должны выстоять и доказать - Россия возродится".

А. Парамонов - народный депутат от Московской области: "Я доверенное лицо Ельцина на выборах Президента РСФСР. Но здесь остался потому, что он нарушил Конституцию, на которой клялся верно и честно ее исполнять. Хотя я не исключаю компромисса, лишь бы избежать кровопролития".

Почти все из 26 выступивших говорили о своей наивности, вере словам Ельцина о демократии, возрождении России, И почти каждый просил прощения за доверчивость, запоздалое прозрение, ошибки.

Ночью время тянется медленно. Чтобы скоротать его, депутаты решили организовать импровизированный концерт. Все напоминало концерты в осажденном Ленинграде, которые мы видели в кинофильмах в послевоенные годы: при свечах, при отключенном отоплении и водоснабжении, в обстановке ожидания штурма и возможной гибели. Народные депутаты и защитники Дома Советов не падали духом и, как наши отцы и деды, надеялись на победу разума над злом. Не стоит скрывать, что у многих, кто находился в зале, было крайне тревожно на душе. Но всякий старался прогнать тревогу - кто песней, кто метким словцом, юмором. Начал импровизированный концерт Михаил Челноков. Он в полголоса запел старинный русский романс "Я помню вальса звук прелестный..." - и смолк. Кто бы мог подумать, что Михаил Челноков, этот крайне политизированный депутат, который имел острый ум и критиковал любое правительство - будь то правительство Рыжкова, Силаева, Гайдара или Ельцина, - обладал приятным, звучным баритоном и способностью столь страстно и душевно исполнять русские песни.


{1} Леонтьев А. М., родился в 1937 г. Чуваш. Окончил Чувашский сельскохозяйственный институт, Высшую партийную школу при ЦК КПСС. До избрания народным депутатом России был генеральным директором ПО "Чувашхмель". Секретарь Комиссии Совета Национальностей Верховного Совета РФ по вопросам социального и экономического развития республик в составе РФ.

{2} Корнилова 3. А., родилась в 1939 г. Якутка. Окончила Новосибирский институт кооперативной торговли. Кандидат экономических наук. Заслуженный экономист РСФСР. Избиралась народным депутатом РСФСР, членом Президиума Верховного Совета РСФСР, членом Совета Национальностей Верховного Совета РФ. В дни 21 сентября - 4 октября 1993г. находилась в Доме Советов - до конца выполнила свой конституционный долг. С декабря 1995 г. - депутат Государственной Думы РФ, член депутатской группы "Народовластие", председатель подкомитета Комитета ГД по делам Севера. Ныне - депутат Законодательного собрания Республики Саха (Якутия).

[202]

Вышла к трибуне и прочитала стихи о любви Лида Шиповалова. Затем Светлана Горячева прочла стихи о женщине, ее доле, патриотизме. Она их знает на память много. И снова, теперь уже в полный голос, запел Челноков: "Береза, белая подруга..." Ему стал подпевать В. Дрозденко. Замечательный дуэт! Оказывается, они еще раньше исполняли дуэтом русские народные песни и романсы. Их пение казалось прекрасным, каждый из нас сопереживал. Сердца раскрылись, устремились навстречу друг другу. И как-то не верилось, что когда-то здесь, в этом зале, звучали упреки, нападки, обидные слова. Не верилось, что вот-вот сюда ворвется смерть.

Импровизированную "сцену" было плохо видно. Депутат В. Ребриков положил свой фонарь на край трибуны, осветив часть площадки. Вскоре еще ряд депутатов зажгли свои свечи на столе президиума, и подобная подсветка, игра живого огня и бликов еще более подчеркивали духовное единение собравшихся в зале. Все прекрасно понимали, что поводом для ночного собрания послужил не этот концерт, а действия дирижеров очередной провокации.

Звучавшие стихи и песни были в основном лирико-патетической направленности. Поэтому когда депутат Ребриков вдруг заявил, что он хочет прочитать пародию на стихи своего земляка Сергея Есенина, посвященную одному из депутатов, присутствующие крайне удивились и притихли: с одной стороны, все были настроены на мажорно-лирический лад, с другой - зная характер Ребрикова, ждали - на кого эпиграмма. Но как только прозвучало первое четверостишие:

Дай, Глеб, на счастье лапу мне,
Такой мохнатой не видал я сроду.
Давай с тобой полаем при луне
И скажем всем, что это глас народа... -

среди присутствующих возникло оживление. А Ребриков продолжал:

Я морду рыжую твою во сне
Не раз кошмарном видел.
Сей демонический оскал, мелькал...
На зоне, в Штатах, в МИДе.

Хозяин твой из КГБ,
Он запустил тебя немного.
И долго плетки не давал,
По морде и пинка с порога.

Ошелудивел и облез,
И с "прайдом" львов составив стаю,
Как черт в политику пролез...
И всю святую Русь - облаял.

Тебе порядочность чужда,
И вновь, тоскуя по неволе,
Ошейник рабский шьешь себе,
Избрав в паханы Билла с Борей.

Не вой, паршивец, при луне
И, не скуля и не потея,
Сутану сняв, дай лапу мне,
Как только псы давать умеют.

[203]

Пародия сопровождалась несмолкаемым смехом. Уж очень образно был нарисован здесь один из неистовствующих "демократов" - поп-расстрига Г. Якунин. Посыпались вопросы-предложения: "Сними слова...", "Кто автор?" - на что прочитавший ответил, что стихи, как уже говорил, навеяны Есениным, а слова - народные, подсказаны защитниками у здания Белого дома.

Несмело поднялась совсем незнакомая женщина. Она с первых дней блокады жила в палатке у Дома Советов и вот сочинила цикл стихов. Это были чистые слова о распятой, проданной России, в них звучала большая человеческая боль о Родине. На глаза сами собой навертывались слезы. Наградой поэтессе были такие аплодисменты, которых в спокойной обстановке вряд ли удостаивается иной маститый маэстро.

На сцену поднялся Сергей Наумов и исполнил сочиненную им песню Белый дом. Это был гимн мужеству депутатов и москвичей, не дрогнувших, не купившихся. Какие вскрылись таланты! После слез - улыбки. Озорно читали стихи, пародии и пели песни Тамара Лета, Вера и Надежда Бойко и многие другие.

Я потихоньку вышел: что там, вокруг Дома Советов? В одном из подъездов прислушался к голосу, доносившемуся из милицейской рации: "Мимо метро "Баррикадная" идут автобусы со спецназом. Занимают исходную позицию у здания мэрии"... Значит, все-таки готовятся?

Четыре часа утра. Выхожу из здания на улицу. Тишина. Потом делюсь наблюдениями с Хасбулатовым и Руцким. Рассказал об увиденном.

"Не будет штурма, - уверенно заявил Александр Владимирович. - Они каждую ночь будут бряцать оружием, психологически давить на нас. Им надо, чтобы люди испугались и разбежались". Хасбулатов, покуривая трубку, молчал. Прошла еще одна тревожная ночь...

А утром 28 сентября выяснилась еще одна гадость властей: у одной из баррикад офицеры омона заверили, что приказа на штурм у них нет, зато есть приказ - всех выпускать, но никого не впускать. Тем самым власть имущие решили взорвать обстановку в Доме Советов изнутри. В первый же день мы не досчитались около 200 сотрудников и более 50 милиционеров из охраны здания. Не смогли пробиться депутаты И. Братищев, В. Витебский, А. Бароненко, В. Васильев, Е. Богачев и многие другие наши коллеги. После безуспешных попыток пройти к Дому Советов они собрались у входа на стадион "Красная Пресня". Что делать? Провели регистрацию. Оказалось 93 народных депутата России - это большая сила.

Мне позвонил народный депутат И. Братищев{1} и внес предложение организационно оформить депутатов вне стен Дома Советов как участников Десятого съезда с правом голосования по принимавшимся на Съезде актам. Это решение народных депутатов было одобрено руководством Верховного Совета, а затем и Съездом. С первого дня депутаты активно взялись за работу. Часть их отправилась в Московскую и Генеральную прокуратуры, а также в Моссовет и райсоветы, пытаясь решить проблему снятия блокады с Белого дома. Но надеждами на торжество закона никто себя особенно не тешил, и мы это понимали. Откровенно соглашательскую позицию занял в те дни Генеральный прокурор Степанков, который вроде бы месяц-два


{1} Братищев И. М., родился в 1938 г. Русский. Окончил Ростовский государственный университет, доктор экономических наук, профессор. Один из создателей и первый председатель фракции "Коммунисты России", сформированной на Первом съезде народных депутатов РСФСР. Депутат Госдумы первого и второго созывов.

[204]

назад вспомнил, что призван служить "делу, а не лицам". Думаю, если бы он осудил переворот, принял эффективные меры для его пресечения - кровопролития можно было бы избежать.

И все же, лишившись почти сотни депутатов, Съезд работал. Среди принятых документов я бы отметил Постановление "Об индексации минимального размера оплаты труда", Обращение к Федерации независимых профсоюзов России с призывом возвысить свой голос в защиту распятой Конституции.

Накануне мне удалось связаться по телефону с председателем ФНПР И. Клочковым. В кабинете находились эксперты по связям с профсоюзами. Рассказал ему о решениях Съезда - разве они не закон для профсоюзов? Клочков просил проинформировать депутатов, что еще 22 сентября исполком ФНПР призвал коллективы "выразить решительный протест антиконституционным действиям, от кого бы они ни исходили". Мы с коллегами пытались убедить профсоюзного вожака, что команда Ельцина плевать хотела на все "заявления", "протесты", "требования". Напомнили о полном игнорировании решений Верховных Советов республик, областных и краевых Советов, осудивших Указ № 1400 и потребовавших отменить его. Только трудовые коллективы, как неоднократно говорил сам Клочков, могут остановить беспредел. Почему же не поднимает людей труда? Почему сник? Или забыл новое российское правило: лежачего бьют, и еще сильнее. В общем, верхушка профсоюзов решила отделаться бумажным реагированием. Но это ее не спасло. Клочков уже попал в число неугодных, и 15 октября его вынудили уйти в добровольно-принудительную отставку. Не помогли ему и заявления о симпатиях к кандидату в президенты РСФСР Ельцину, которые расточал в свое время этот лидер профсоюзов - мавр сделал свое дело. Не спасла примиренчески-соглашательская позиция "независимых" профсоюзов по отношению к гайдаризации экономики, шоковым реформам, взвинчиванию цен, обнищанию миллионов, за интересы которых должны бороться профсоюзы. Клочков не смог перебороть в себе "синдром подчиненного", для него Ельцин по-прежнему был большим партийным начальником, которому не перечат, даже если он попрал закон, даже если тысячу раз не прав.

Пока профсоюзы колебались, правительство Москвы предъявило защитникам Дома Советов ультиматум - сдаться в течение суток или подвергнуть себя опасности возможного штурма. Вдумайтесь, читатель! Ультиматум высшей законодательной власти страны от мэрии, которая в порядке эксперимента сама была недавно учреждена этой властью. Ультиматум как верх бесстыдства, политического авантюризма! Воистину: "О времена, о нравы!"

Многие москвичи возле Дома Советов не могли в это поверить, считали, что это просто угрозы, до штурма вряд ли дело может дойти.

"Приказ на штурм может дать только Лужков, - уверенно заявил какой-то обитатель палаточного городка. - Ему есть чего бояться". Проницательный читатель сам может догадаться, какими эпитетами награждали в те дни Лужкова. Ему от них никогда не отмыться.

Угрозы ельцинской команды начали исполняться в изощренной форме. Вот как описывает это один из ретивых авторов реализации подобных форм, бывший заместитель министра внутренних дел - командующий внутренними войсками МВД РФ генерал-полковник Куликов: генерал Панкратов, начальник ГУВД города Москвы, у Белого дома, "где несут службу его милиционеры, практически не бывает"! "Жестко поговорил с Панкратовым". "По моей просьбе прибыл туда, к Белому

[205]

дому, генерал Савостьянов - начальник Управления государственной безопасности по Москве и Московской области. Я ему и нескольких вопросов задать не успел, смотрю - исчез бесследно. Короче говоря, взял своих офицеров. Только они и помогли сделать что-то путное. После полудня сразу почувствовались изменения к лучшему"{1}.

Какие "изменения к лучшему" произошли возле Дома Советов, могу засвидетельствовать как очевидец. В 16 часов площадь Свободной России была блокирована поливальными машинами. Все проходы к Белому дому были дополнительно перегорожены спиралью из колючей проволоки. Образовано несколько колец оцепления из милиции. Первая цепь, которая раньше была из 18-19-летних новобранцев дивизии им. Дзержинского, была заменена офицерами ОМОНа. Уже к 17 часам вокруг Дома Советов все больше концентрируется милиции и внутренних войск. По милицейской рации пришла информация, что к улице Николаева примчались 40 грузовиков, набитых до зубов вооруженными омоновцами. Они заблокировали последние подступы к зданию, перекрыли все тайные тропы и щели.

Эти операции у всех вызывали странное удивление: против кого это делается, против какой силы? Мирного населения? Зачем нагнетается обстановка? Ответ напрашивался один: видимо, кому-то очень хочется народной крови.

И все-таки избиения мирных москвичей, кровопролития и даже смерти от побоев и избиений ОМОНом случались на другой стороне баррикад. К защитникам Дома Советов они не имели и не имеют никакого прямого отношения. Это очень важно с точки зрения политического анализа и оценки ответственности за них.

Но все меры устрашения не помогли. Защитники Конституции не дрогнули. Моральный перевес был на нашей стороне. И уже казалось, что власти дрогнули. Первая серьезная уступка Кремля - включение в Доме Советов электроэнергии, подача теплой воды.

А ночью 29 сентября на Красной Пресне пролилась кровь. Кордоны уже у метро "Баррикадная". Многолюдье. Москвичи возбуждены, матерятся, не стесняясь женщин. На мраморной стенке написано: "Ельцин - фашист". Это написал своей кровью человек, которого здесь же избили озверевшие омоновцы. Потеряв разум, они кинулись в метро и, орудуя дубинками, неслись за людьми вниз по эскалатору. Отец Алексей (депутат А. Злобин) потом вспоминал:

"Такого произвола сил тьмы я еще не видывал. Даже мне, служителю божьему, не постеснялись пустить в лицо струю слезоточивого газа. Сила сейчас на стороне Ельцина и его окружения. Правда - за законом. Сила же должна всегда следовать за правдой. Но это у христиан. А в Кремле сейчас - сатанисты..."

Вот характерный радиоперехват тех дней: "Делай коробочку и бей без разбора этих б... Не зря вам доллары платят!"

Вот как описывает события этого дня специальный корреспондент газеты "Юманите" (Франция) Жан-Поль Пьеро:

"Российская действительность, положение в Москве произвели на меня тягостное впечатление. Я передал в редакцию репортаж о событиях, увенчавшихся кровавой ночью на 29 сентября. ...Я описал кольцо блокады из машин, колючей проволоки, вооруженных цепей милиции и ОМОНа. Дом Советов поставлен в экстремальную ситуацию... Я видел и рассказал о том, как поток людей, идущих к осажденному парламенту, потеснил стоящих впереди к металлическим барьерам, которые


{1} Куликов А. Тяжелые звезды. С. 161.

[206]

были опрокинуты. На ни в чем не повинных людей вдруг обрушились удары дубинок. Хотя они не проявляли никакой агрессивности. Среди них были старики, женщины, дети. В ответ послышались крики: "Фашисты!" Мужчины и женщины, на которых посыпались удары дубинок, не имели ничего общего с теми "агрессивно настроенными хулиганами", о которых твердит, забыв о всякой совести, послушное властям телевидение. Я шокирован больше всего тем, как на моих глазах беспричинно избивали старуху, годившуюся в матери вооруженному дубинкой молодчику. Шокирован грязной ложью, которая заполняет здешний эфир".

А вот сообщение корреспондента второй программы немецкого телевидения (ЦДФ) Роберта Мора:

"В среду, 29 сентября, нас, иностранных корреспондентов, по-прежнему не подпускали к Белому дому... что, по-моему, противоречит действующему у вас закону о средствах массовой информации. Действия Президента Ельцина не могут считаться демократическими. Согласно Конституции ФРГ, например, наш президент не имеет права распускать парламент. Ни при каких условиях!"

1 октября с заявлением в связи с информационной блокадой Дома Советов выступила одна из самых больших независимых правозащитных организаций в США "Хельсинки уотч":

"Мы выражаем резкий протест против решения правительства Ельцина ограничить для средств массовой информации доступ к зданию российского парламента..."

Но можно ли было такими, даже "резкими", протестами усовестить тех, кто уже вступил на "тропу войны" против своего народа?

Позднее, в этот же день, случилась страшная беда. Ее не могло не случиться, ибо стихия толпы и авантюризм властей не родят ничего, кроме крови. При строительстве баррикад у Смоленской площади и маневрировании автомашины лейтенант милиции сбил 47-летнего подполковника милиции Владимира Рештука. В 3 часа ночи пострадавший скончался. Сиротами остались пятеро его детей. Понятно, что эта смерть ожесточила многих омоновцев, ее умело использовали против защитников Дома Советов.

Возмущенная блокадой, российская общественность бомбардировала гневными письмами Ельцина и правительство.

Вот одно из них - от всемирно известного коллектива МНТК "Микрохирургия глаза" Станислава Федорова. Обращаясь к Ельцину, медики с горечью пишут:

"Многое уже упущено, но не поздно Вам одуматься, Борис Николаевич! Не позорьте больше себя. Оглянитесь на свой народ, на мировую общественность. Самые жестокие властители мира топили свой народ в крови. Вы же, отключив системы жизнеобеспечения Белого дома, решили утопить своих, простите, в фекалиях? О, это был бы жест, достойный поистине крупного государственного деятеля, поступок личности, решившей оставить о себе в истории след яркий, глубокий. И ничем не смываемый!

По поручению коллектива Святослав Федоров".

Святая наивность! Сценарий переворота только начал разворачиваться. Он еще не дошел до апогея. Будет и кровь. Как говорят, всему свое время.

В блокадном Доме Советов стойко держались более 300 народных депутатов, 132 депутата получили приют в Краснопресненском райсовете у его председателя А. Краснова.

[207]

Здесь они сформировали Координационный комитет Десятого (чрезвычайного) съезда из 11 человек. Чтобы легализовать свою деятельность, народные депутаты, входящие в Координационный комитет, провели пресс-конференцию для российских и иностранных журналистов. Председатель Координационного комитета Н. Харитонов{1} и сопредседатели И. Братищев, М. Астафьев, В. Тихонов, А. Головин и другие рассказали о первых шагах нового депутатского образования. Они подготовили и разослали послание в ООН о нарушениях прав человека в России, обращения к населению, к воинским соединениям с призывом выступить на защиту народа, Отечества и конституционного строя. Были созданы специальные депутатские группы, чтобы встретиться с Черномырдиным, Степанковым и Зорькиным. Одно из основных требований к ним - немедленное разблокирование здания Верховного Совета, обеспечение его жизнедеятельности и создание условий для нормальной работы.

Группа активно выступала в трудовых коллективах с разъяснением позиции Верховного Совета, тиражировала и распространяла по районам Москвы листовки и решения Съезда. Особенно интенсивно группа работала по восстановлению контактов и связей с регионами страны, принимала и размещала посланцев с мест.

О работе этой группы народных депутатов я доложил на заседании Съезда 28 сентября, который одобрил их деятельность и рекомендовал ее продолжить.

Очень нам помогли в те дни Краснопресненский и Свердловский райсоветы. Их председатели Краснов и Семенов проявили себя как люди чести и долга. Сюда собрали немало средств коммуникации - факсы, телефоны, множительную технику. Многие отставные работники МВД надевали форму, проникали в Дом Советов и приносили оттуда в райсоветы тексты заявлений, обращений, листовок, которые затем размножались и передавались в регионы, распространялись энтузиастами среди москвичей. Между Домом Советов и Координационным комитетом на Красной Пресне наладилась постоянная двусторонняя связь, и поэтому мы справедливо считали, что кворум на Съезде есть и он правомочен принимать любые решения.

Как-то вечером в Координационный комитет пришел Олег Румянцев и рассказал о своих встречах с Черномырдиным, Лобовым, Ериным, Голушко... Все согласны, что нужно начинать переговоры, однако, самую "упертую" позицию занял Ерин.

"Это и понятно, - заметил депутат от Самарской области Ю. Юдин, тот самый, что возглавлял парламентскую комиссию по расследованию первомайских событий 1993 г. - На нем ответственность за кровь сотен избитых москвичей. Он же сам признался, что дал команду ОМОНу бить демонстрантов. Это была фактически генеральная репетиция к нынешним событиям".

А тем временем люди из окружения Ельцина делают любые попытки, чтобы одурачить общественность, не гнушаются никакими средствами, чтобы обелить власть любой ценой. Вот один из примеров.

30 сентября 1993 г. руководитель Администрации Президента Филатов так комментирует ситуацию корреспонденту "Аргументов и фактов":


{1} Харитонов Н. М., родился в 1948 г. Русский. Окончил Новосибирский сельскохозяйственный институт, Академию народного хозяйства при Правительстве РФ. До избрания народным депутатом РСФСР был директором совхоза "Галинский" Новосибирской области. Член Комитета Верховного Совета по социальному развитию села, аграрным вопросам и продовольствию. С 1993 г. - депутат Госдумы, руководитель Аграрной депутатской группы в Госдуме РФ.

[208]

"Вопрос: Сергей Александрович, ситуация вокруг Белого дома остается патовой. Добровольные заложники уходить не собираются, а правительство отдало приказ разоружить людей, которые находятся вокруг Белого дома. Не получится ли, что, когда правоохранительными органами будут предприняты попытки разоружить людей, любая искра может вызвать пожар?

С. А. Филатов: С самого начала президент дал четкую установку не применять никаких силовых приемов. Но, к сожалению, из-за безумства руководителей Верховного Совета внутренняя охрана начала раздавать автоматы Калашникова.

Во-вторых, насколько нам известно, в Белом доме огромное количество денег - миллиарды рублей, а также валюта, частично привезенная из-за рубежа. Деньги, которые готовились к моменту, когда "пробьет час". Ходят разговоры, что платят за охрану по двести тысяч рублей в день. В этих условиях, я думаю, мэр города, правительство страны приняли совершенно правильное решение - объявить Белый дом очагом повышенной опасности. Есть распоряжение президента о переподчинении внутренней охраны Дома Советов МВД. С ними ведется работа. Надо только найти способ дать им спокойно уйти, чтобы не всадили пулю в спину. И охрана, насколько я знаю, готова покинуть Белый дом.

И никакого нападения на Белый дом не будет, никакого штурма не предполагается, повторять август 1991 г. никто желания не имеет".

Сергей Александрович научился у своего кумира - Ельцина - ложь выдавать за правду. И это интервью - образчик этого. Вчитайтесь в выступления Филатова в прессе, его мемуары, и вы найдете в них четко просматриваемую нить - "виновата КПСС" либо "коммунисты", "происки КГБ", "кому-то это надо". И вот теперь новый враг - "безумство руководителей Верховного Совета", раздававших автоматы Калашникова. Многие могли и поверить этому бреду, исходящему ни от кого-либо, а от одного из лидеров "демократов", руководителя Администрации Президента. Как не поверить! Или вспомнились ему августовские дни 91-го, когда "демократы", в том числе и он - один из руководителей Московского отделения "Демократической России", раздавали автоматы для защиты Дома Советов от "военного путча"? А суть вопроса была проста - ельцинским режимом, в том числе и лично Филатовым, готовилась база, основание для уже запланированного штурма Белого дома и затуманивались мозги обывателям.

Разве не знал глава администрации Ельцина, что в Доме Советов при посредничестве председателя Моссовета Н. Гончара началась акция по осмотру хранения и складирования штатного оружия? В ней приняли участие работники прокуратуры, начальник 2-го РУВД В. Вайле. Они были у меня, и совместно было принято предложение Гончара передать часть штатного оружия департамента охраны Верховного Совета в качестве жеста доброй воли в Моссовет. В ответ гарантировалась подача электроэнергии в здание Верховного Совета. Более того, всем журналистам, находившимся в Белом доме, было показано, как хранится штатное оружие в Департаменте охраны. В их присутствии Департамент передал представителям один ящик с 12 автоматами АКС-74У, которые приняли сотрудники МВД и прокуратуры. Следовательно, и здесь лукавил Сергей Александрович.

Между тем власти продолжали нагнетать страсти. Теперь уже не только к Дому Советов, но и к зданию Краснопресненского райсовета подъехали несколько милицейских машин с целью его захвата. А правительства России и Москвы потребовали от Хасбулатова и Руцкого до 4 октября вывести из Дома Советов и палаточного городка всех людей. Вдумайтесь в ситуацию: председатель правительства, утвержденный Съездом народных депутатов,

[209]

выдвигает ультиматум этому же Съезду, вместо того чтобы, как это делается в демократическом обществе, уйти в отставку. Кто после этого скажет, что Черномырдин усидел на своем посту не с помощью штыков? А пока что при его содействии, по образному выражению одного из корреспондентов, страна получила "первый политический концентрационный лагерь на площади Свободной России".

Вспоминаю характерный документ тех дней - Обращение патриотической интеллигенции "Спасем свою страну - теперь или никогда", опубликованное 30 сентября 1993 г. В своей первой книге "Свинцом по России" я привел из него лишь небольшой фрагмент. Сегодня, по прошествии пяти лет, вчитываясь в текст обращения, его просто нельзя не опубликовать полностью. Оно не только не потеряло своей актуальности, но стало - из-за своего пророческого характера - еще более злободневным, являясь фактически программным документом для левой оппозиции. Вот этот документ:

"Русские люди, все граждане нашей многонациональной Российской Федерации!

Кризис, разразившийся в стране 21 сентября, - вовсе не противостояние законодательной и исполнительной властей, а попытка коренного изменения строя жизни наших народов ради дальнейшего обогащения кучки богатеев ценой обнищания всего остального населения.

Не первый раз Ельцин и его окружение пытаются согнуть народ в бараний рог. И это им до сих пор удавалось, патриотическое движение терпело поражение за поражением. Но сегодня темные силы натолкнулись на сопротивление народа, который сердцем почуял, что на этот раз поражение было бы последним и окончательным. Разгон Съезда народных депутатов и Верховного Совета России означал бы ликвидацию власти Советов, подлинной власти трудящихся, а значит, и утрату всех наших социальных завоеваний.

Но нас хотят не только лишить пищи телесной - нас хотят превратить в бессловесных тварей.

Право на образование уйдет в прошлое. Подлинные знания станут достоянием лишь тех, кто обладает тугим кошельком и может посылать своих отпрысков на обучение в престижные университеты Запада, а детям трудящихся уготована судьба чернорабочих на экологически вредных совместных предприятиях.

Право на бесплатное медицинское обслуживание на наших глазах превращается в фикцию, ибо квалифицированная медицинская помощь (при издевательски высоких ценах на лекарства, когда подчас таблетка по цене приравнивается к месячной пенсии) станет доступной только толстосумам и их прихлебателям.

Словом, общество окончательно разделяется на "господ", которым доступны все блага жизни, и рабоче-крестъянско-интеллигентское "быдло", обреченное на нищету и бесправие.

Возвращение в правительство хорошо нам известного Гайдара и уличенных во взятках и казнокрадстве чиновников, поддержка Западом нынешней власти и его подачки на унизительных для нас условиях свидетельствуют о том, что распродажа России, грабеж: ее богатств будут продолжаться с еще большим ускорением.

Вот почему мы, деятели культуры, призываем вас всеми силами поддержать подлинно народную власть - власть Советов, Съезд народных депутатов и Верховный Совет Российской Федерации. В частности, по опыту Санкт-Петербурга создавайте рабочую гвардию, посылайте добровольцев для охраны Дома Советов.

[210]

Вместе с тем мы настоятельно требуем от народных депутатов, чтобы они осознали, что подняли руку на всемирную силу, стремящуюся поработить Россию, осознали свою ответственность перед историей, прекратили изнурительные споры по второстепенным вопросам и приняли немедленные меры к облегчению невыносимого положения народа.

Вы называли политику президента и правительства антинародной - так докажите на деле теперь, когда решили взять власть, свою способность защитить жизненные интересы народа.

Не только примите постановление о снижении цен на важнейшие продукты питания, но и наметьте меры, обеспечивающие его выполнение на основе привлечения широких слоев народа на местах.

Объявите о восстановлении экономической независимости страны, твердо заявите, что Россия перестанет быть донором Запада и станет распоряжаться своими ресурсами прежде всего в собственных интересах. Расторгните все кабальные соглашения о кредитах и поставках сырья, нефти и газа. Приостановите экспорт продовольствия и других товаров, которых не хватает в стране. Остановите грабеж России, без чего невозможно повышение жизненного уровня народа, обуздайте спекулянтов и преступников, наживающихся на обнищании народа.

Признайте недопустимость массовой безработицы в разоренной стране. Переключите трудовые ресурсы, высвобождающиеся при расширении рыночных отношений, на строительство жилья и создание всего нужного людям.

Призываем наших соотечественников поддержать Советскую власть, Съезд народных депутатов и Верховный Совет. Изложите свои требования, связанные с местными условиями ваших регионов.

Вместе с народом мы победим!"

Михаил АНТОНОВ, Алексей АРТЕМЬЕВ, Елена БЕХТЕРЕВА, Дмитрий ЖУКОВ, Станислав ЗОЛОТЦЕВ, Александр КАЗИНЦЕВ, Нина МАСЛОВА, Ксения МЯЛО, Анатолий НАБАТОВ, Василий БЕЛОВ, Юрий БОНДАРЕВ, Леонид БОРОДИН, Владимир БУШИН, Сергей ВИКУЛОВ, Юрий ВЛАСОВ, Иван ГЕРАСИМОВ, Станислав ГОВОРУХИН, Игорь ГОРБАЧЕВ, Арсений ГУЛЫГА, Владимир ГУСЕВ, Татьяна ДОРОНИНА, Людмила ЗАЙЦЕВА, Виктор КОЧЕТКОВ, Владимир КРУПИН, Юрий КУЗНЕЦОВ, Аполлон КУЗЬМИН, Станислав КУНЯЕВ, Николай ЛЕБЕДЕВ, Виктор ЛЕГЕНТОВ, Игорь ЛЯПИН, Алиса МАКАРОВА, Никита МИХАЛКОВ, Сергей МИХАЛКОВ, Михаил НОЖКИН, Вячеслав ОВЧИННИКОВ, Евгений ПАШКИН, Петр ПРОСКУРИН, Лионелла ПЫРЬЕВА, Валентин РАСПУТИН, Евгений ТАШКОВ, Александр ШИЛОВ

И что радует - после расстрела Дома Советов никто из подписавших это Обращение не сломался, не перестал честно служить русскому народу.

Кольцо окружения вокруг нас усиливалось автоматами, дубинками, щитами, автомашинами. Против депутатов развязали настоящую психологическую войну. Делается все, чтобы их деморализовать: передвижение войск, приказы в эфире,

[211]

которые специально не шифруются, колючая проволока еще больше опутывает здание. Рассчитывают на то, чтобы усилить среди народных депутатов и защитников страх и панику. Устроили бесстыдное третирование жен и детей осажденных депутатов: угрозы следуют за обещаниями баснословных благ. Лишь бы убедили своих отцов и мужей прекратить сопротивление. А потом ельцинисты, разумеется, постараются на долгие годы породить у народа неверие к любой представительной власти: вот, дескать, смотрите, как они ломались и предавали вас. Да, было тяжело, было трудно - все мы люди, но мало кто из оставшихся в Доме Советов поддался на эти авантюрные посулы.

С раннего утра до поздней ночи из мощных репродукторов "желтой", как ее прозвали, геббельсовской машины в нашу сторону несется:

"Одумайтесь, выходите, расходитесь по домам!"

Уж очень это напоминало гитлеровские крики:

"Рус! Сдавайтесь!"

Вот сцены, достойные пера Шекспира эпохи общечеловеческих ценностей. Новоявленные гуманисты находят родителей солдат дивизии им. Дзержинского, которые добровольно встали на сторону Конституции, Верховного Совета. Матери под присмотром омоновцев пытаются уговорить детей вернуться - якобы руководство обещает не чинить суда над нами. Но те, кто перешел к нам, - это уже достаточно взрослые люди. И они ясно понимают, за что идет борьба - борьба за будущее России. И место их - в строю приверженцев Конституции и закона.

- Не бойся, мама, - отвечает солдат. - Я честно служу Родине и выполняю присягу, которую дал своему народу.

Так эти в часы повзрослевшие парни отвечали своим родным, близким и друзьям.

Женщины - народные депутаты С. Горячева, Л. Шиповалова, М. Назметдинова, Л. Бахтиярова, Т. Понамарева - постоянно ведут беседы с солдатами и офицерами дивизии им. Дзержинского. Это образец бесстрашия. Наверное, так в 1905 г. выходили солдатские матери из колонны демонстрантов навстречу солдатам царской армии: "В кого стрелять собираетесь?" "Дзержинцы" понимают, что они заложники, причем заложники на всю жизнь. Поэтому они скрывают свои фамилии, прячут глаза, всем им не терпится смениться, убежать от этого кошмара побыстрее.

По-другому себя ведут омоновцы. Те трезвые редко бывают. Водкой пытаются заглушить голос совести даже те, у кого она еще сохранилась. Платят им, как они сами поделились, по шесть долларов за час, десятки тысяч рублей за готовность избивать соотечественников. Те, кто готовили указ о департизации, искореняли политорганы в армии и милиции, знали, во имя чего это делается.

Анализируя эту парадоксальную ситуацию, вспоминаю публикацию тех дней корреспондента "Правды" Георгия Овчаренко.

"...Я хорошо знаю, - писал он, - нынешнего министра внутренних дел В. Ерина. Помню его еще майором, когда он был активным автором "Правды". Помню наши ночные беседы в одной из гостиниц Еревана, когда Виктор Федорович был замминистра внутренних дел Армении. Тогда он говорил, что преступно втягивать милицию и внутренние войска в политические противостояния. Почему же Виктор Федорович молчит сегодня? Помните, Виктор Федорович, как Вы восхищались мужеством фотокора "Правды" Майи Скурихиной, побывавшей во всех "горячих" точках бывшего СССР? Что же молчите, когда в дни противостояния у Дома Советов Ваш подчиненный омоновец сбил ее с ног,

[212]

дубинкой раскровянил лицо?..

Я видел этих парней (омоновцев. - Ю. В.), - повествует Овчаренко, - в настоящем деле. Видел, как они, рискуя жизнью, в считанные минуты задерживали вооруженные банды преступников. Тогда я гордился этими ребятами, без натяжки и сомнений писал об их мужестве, настоящей мужской работе...

Сегодня мне стыдно за них. Стыдно, когда видишь, как дюжий молодец в пуленепробиваемом шлеме-"сфере" и бронежилете сбивает профессиональным ударом дубинки под колени женщину, а затем, уже лежащую, пинает ее сапогами.

Вина за глумление над людьми лежит прежде всего на тех демогенералах, которые на словах ратуют за деидеологизацию правоохранительных органов, а на деле отдают приказы безжалостно расправляться с инакомыслящими. И еще премируют за это, растлевая молодые души.

...Стыдно, - заканчивает мысль Г. Овчаренко, - и самим омоновцам, спецназовцам, кто, исполняя приказы руководства, вынужден унижать себя. Недаром многие из них разрисовывают себе лица, чтобы их не узнали близкие и знакомые".

Но разве могли подобные публикации хоть как-нибудь воздействовать на палачей русского народа?

Жизнь в блокированном здании нужно было как-то поддерживать. Мне и Агафонову, как заместителям Председателя Верховного Совета, приходилось ежедневно встречаться с работниками аппарата, обслуживающим персоналом, решать массу бытовых мелочей. Здание Дома Советов - сложнейший организм, крупное производство, требующее высококвалифицированных специалистов. Во время блокады многие из них не могли проникнуть к своим рабочим местам. Но люди - что поразительно! - приходили к станции метро "Баррикадная" и отмечались, чтобы их не считали прогульщиками и дезертирами. Оставшимся в здании приходилось работать за пятерых-семерых. Но никто не хныкал и не хотел покинуть свой, ставший таким родным Дом Советов. Я и другие руководители Верховного Совета, начальники управлений и отделов В. Желнин, Л. Прокопьев, Б. Исаев старались облегчить осажденным все тягости блокады.

После включения утром 2 октября света и горячей воды осажденные, как дети, радуются этим привычным житейским мелочам, моются после десяти дней, проведенных в холодных помещениях, принимаются за стирку. В каком еще парламенте увидишь на балконах и батареях свежевыстиранную одежду? Хотя электричество есть, лифты включают лишь изредка: в здание по-прежнему не пропускают технический персонал, обслуживающий подъемные устройства. Поэтому те, кто живет и работает на верхних этажах 19-этажной башни Белого дома, вынуждены совершать по нескольку раз в день марши по лестницам, поминая "всенародно избранного" соленым русским словцом.

Временный медпункт открыт круглосуточно. Прием пациентов ведет группа врачей-добровольцев, пришедших в Дом Советов. Но не каждому они могут помочь как положено - медикаменты практически закончились, вскрыты и пошли в ход последние запасы работавшего ранее аптечного киоска и "НЗ" гражданской обороны. Очень много жалоб на простуду: неудивительно схватить ее в обдуваемом со всех сторон здании при отключенном-то тепле. Несколько человек с подозрением на дифтерию удалось отправить в город.

Члены медицинской бригады Спасательного центра Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова обратились в Международный Красный Крест:

[213]

"Уважаемые господа!

Наша бригада работает в блокированном здании Дома Советов РФ с 21 сентября 1993 г. по настоящее время.

В здании отключена электроэнергия, отсутствуют отопление и связь. Имеются люди, нуждающиеся в медицинской помощи, но в силу своих убеждений не покидают блокированное здание. Оказание медицинской помощи происходит в условиях острой нехватки медикаментов и оборудования.

В сложившихся условиях мы вынуждены просить Вас:

срочно прислать Вашего представителя для ознакомления с ситуацией на месте;

оказать неотложную гуманитарную помощь, включающую медикаменты и медицинское оборудование;

потребовать от властей г. Москвы беспрепятственного пропуска членов медицинской бригады и гуманитарных грузов через кордоны оцепления".

К сожалению, ответа не последовало.

В субботу, впервые после включения электропечей, в столовой комплексный обед: борщ, макароны, тефтели и чай. И это при нехватке продуктов. Славно потрудились повара. Светлеют лица "блокадников". Всем им выдали бесплатные талоны на трехразовое питание: будешь ли считать копейки, когда на тебе ответственность за жизнь и здоровье людей? Но мы по-прежнему отрезаны от "большой Земли": много ли узнаешь без газет и телефонной связи? Не яковлевскому же телевидению верить!

А дома семьи, дети, жены. Что с ними? Как получить весточку, передать два-три слова о себе? Выручали корреспонденты, которые добились разрешения проходить через оцепление. Но наших, российских, журналистов не очень-то жалуют и не всех пропускают к осажденным, гораздо больше лояльности к их западным коллегам.

Но благодушия не возникало. Обстановка накалялась. Из окон мы хорошо видели все увеличивающиеся силы ОМОНа. Завитал по коридорам и кабинетам слух о готовящейся на 2-3 октября какой-то провокации. Не исключался, несмотря на неоднократные опровержения пресс-секретаря президента Костикова, штурм Дома Советов. Как можно "верить" Костикову, мы знали хорошо.

И вот, похоже, совсем некстати для Ельцина и его команды в противостояние вмешалась Святая Церковь.

Еще 25 сентября я направил письмо Его Святейшеству Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II. В сложившейся ситуации просил Патриарха, несущего на своих плечах бремя заботы о душах граждан нашего Отечества, возвысить слово Первоиерарха для умиротворения, преодоления хаоса и неразберихи, для предотвращения кровавой трагедии.

Святейший Патриарх находился в это время в г. Ситке на далекой Аляске, откуда перелетал в Сан-Франциско. По прибытии в аэропорт во время встречи с журналистами Алексий II призвал все ветви власти, правоохранительные органы, армию, всех россиян не допустить кровопролития. От имени Церкви Его Святейшество призвал противостоящие стороны к диалогу и предложил любую форму посредничества в этот критический момент.

Действительно, всем нам надо было в то время искать любые возможности, чтобы спасти людей. Ельцин очень любил показываться в церкви со свечкой в руках... И он, по-моему, не хотел сам развенчать миф о себе как о богопослушном

[214]

мирянине, хотя многие хорошо помнили его инициативу снести дом Ипатьева в Свердловске, в котором расстреляли царскую семью. Думаю, предложение Патриарха о посредничестве несколько нарушило разработанный командой президента и уже начавший осуществляться сценарий.

Последний, повторяю, предусматривал силовое давление, и оно уже началось в виде жесткой блокады. На эту блокаду парламента "демократическая" общественность Запада и США отреагировала почти равнодушно, если не сказать - одобрила. Она как бы развязывала руки "русскому медведю". Оставалось поставить завершающую точку - огнем и мечом покорить несломленный Дом Советов, который мозолил глаза "мировому сообществу", ежедневно завоевывал на свою сторону симпатии миллионов. "Коллективному Распутину" было необходимо спровоцировать кровавые события и возложить вину за них на защитников Белого дома. А пока же согласиться с предложением Его Святейшества и для видимости пойти на переговоры.

 

 

[215]

 

 

ПРОВОКАЦИЯ
КАК СПОСОБ ВЫЖИВАНИЯ
"ДЕМОКРАТИИ" ЕЛЬЦИНИЗМА

 

Отечественный и международный опыт политической борьбы многократно свидетельствует о том, что в кульминационные моменты противостоящие стороны нередко теряют всякие "тормоза" и вступают в страшную, порой кровавую борьбу, полностью пренебрегая действующим законодательством и общепринятыми нормами нравственности. Причем детонатором безудержного разгула страстей, выходящих далеко за рамки здравомыслия, выступают именно власть предержащие, которые используют провокацию как едва ли не самый эффективный метод компрометации своих оппонентов и повод для фронтального наступления на тех, кто не желает покоряться их диктату.

В таких ситуациях уже не столь существенно, понимают ли те, чьими руками творятся такие провокации, игрушкой каких сил в конечном счете они оказываются, или же действуют бессознательно, искренне веря, что иначе и быть не может. Гораздо существеннее другое: жертвой провокаций становятся массы доверчивых людей, оказавшихся втянутыми в такого рода мероприятия.

Опять вспоминаю Марксову работу "Восемнадцатое брюмера...". Анализируя поражение французского парламента в борьбе с президентом Луи Наполеоном, Маркс вскрывает политические ошибки, сильные и слабые стороны парламентариев и лидеров партий в процессе противостояния. Как это знакомо и повторилось в сентябре - октябре 1993 г.!

"...Сила мелкой буржуазии, - отмечает К. Маркс, - в самом Национальном собрании. Надо было, значит, выманить ее из Национального собрания на улицу и заставить ее самое сломить свою парламентскую силу, пока время и обстоятельства еще не упрочили этой силы. Гора (этим именем окрестила себя тогдашняя французская социально-демократическая партия. - Ю. В.) очертя голову бросилась в западню"{1} (курсив мой. - Ю. В.).

Вспомним другой хрестоматийный пример: начало революции 1905 г., Кровавое воскресенье 9 января, когда в Петербурге была расстреляна мирная демонстрация рабочих, пришедших к Зимнему дворцу с безобидными для царствующей династии требованиями. Сегодня считается практически доказанным то, что многие уже в те далекие от нас дни подозревали: поп Гапон, организовавший и возглавивший шествие рабочих к Дворцовой площади, оказался провокатором. И сам он был официальным агентом Охранного отделения, и многие эсеровские "кукловоды", которые создавали Гапону славу "рабочего проповедника", также были связаны с царской охранкой.

9 января 1905 г. никого из членов царской семьи в Зимнем дворце не было, все они заблаговременно выехали в Царское Село. Так что выйти к рабочим и лично принять их требования царь Николай II, как того хотели демонстранты, просто не мог. Организаторы демонстрации это знали. Именно поэтому они якобы договорились с представителями властей, что солдаты, охранявшие подступы к дворцу, если дело дойдет до столкновений с участниками шествия, стрелять не будут. Однако вряд ли это так. Согласно законам Российской империи подобного рода шествия


{1} Маркс К, Энгельс Ф. Соч. Т. 8. С. 148-149.

[216]

были незаконны и рассматривались как бунт, а бунт подавлялся решительно и беспощадно вооруженной силой.

Первыми начали стрелять в солдат эсеры из наганов. В этом и состояла суть провокации. Рабочие шли крестным ходом с хоругвями к царю-батюшке, их заранее разбили на группы, во главе каждой группы шел эсер, и, как позднее выяснилось, вооруженный эсер. Когда шествие приблизилось к армейскому оцеплению, эсеры начали стрелять в солдат. Те ответили ответным огнем.

Цель этой чудовищной провокационной акции была многомерной. Власти стремились засвидетельствовать твердость самодержавия, готового ради сохранения своего режима на любые крайние меры, хотели устрашить массы, отбив у них стремление к каким бы то ни было протестам. Стоявшие же за Гапоном "оппозиционеры", наоборот, намеревались этой безрассудной затеей показать слабость властей, чтобы таким образом побудить массы к более решительным действиям. Результатом Кровавого воскресенья были сотни бессмысленно погибших, ни в чем не повинных и ничего не подозревавших людей.

Трагичной оказалась судьба и самого вождя январской демонстрации Гапона. Он бежал за границу, но затем эсеры заманили его в Финляндию и убили. Технология провокаций образца Кровавого воскресенья 1905 г. использовалась "демократами" не раз как в "горячем", так и в "холодном" вариантах. Новейшая история, и прежде всего события в Грузии, Литве, Азербайджане, события августа 1991, осени 1993 г., да и всего правления Ельцина, - наглядное тому подтверждение.

Суть метода провокации ясна: разжечь страсти, раззадорить, вынудить толпу, лидеров общественных организаций и движений, партий, руководителей государства на непредсказуемые действия, а потом, под предлогом "восстановления законности и порядка", применить силу, расправиться с неугодными физически и морально, ошельмовав и скомпрометировав их в своих лакейских СМИ. На первом этапе такая провокация вызывает у народа гнев в отношении властей или "противников властей", и только спустя какое-то время выясняется суть этой провокации. Тогда все понимают, что их в очередной раз обманули, но "дело", как говорится, уже сделано. Примерно так случилось в Баку, Тбилиси, Вильнюсе...

Кто не помнит, насколько упал к началу января 1991 г. авторитет фашиствующего Ландсбергиса? Но вот - ночной штурм телецентра, умышленные столкновения с военными, выстрелы в спину людям из толпы неизвестного снайпера, кровь раненых и убитых неизвестно кем, а затем шум на весь мир о зверствах Советской Армии в Литве. Ландсбергис в героях, а защитники Конституции СССР, Советская Армия и МВД в очередной раз оплеваны. Ну, как после этого не потребовать отделения от "ненавистного центра"? После суда над ГКЧП стало известно, что трое ребят на Садовом кольце в ночь на 21 августа 91-го и солдат, сгоревший в БТР, погибли в результате подобного же сценария.

Начало массовой подстрекательской деятельности неодемократов наиболее активно проявилось в 1989-1990 гг. в связи с волной забастовок шахтеров-угольщиков. Началась она в июле 1989 г. в Междуреченске и охватила весь Кузнецкий бассейн. Были ли объективные причины для шахтерских забастовок? Конечно, были. Заключались они в том, что заработная плата угольщиков, работающих в неимоверно трудных, опасных для жизни условиях, значительно отстала от зарплаты работников других отраслей промышленности, большая часть шахтеров проживала в бараках, построенных в довоенные годы, снос их производился крайне медленными темпами, снабжение продовольствием и другими товарами, необходимыми

[217]

для нормальной жизни горняков и их семей, осуществлялось неудовлетворительно.

Забастовку шахтеров не замедлили использовать в своих политических целях "демократы", прежде всего в среде народных депутатов СССР и РСФСР. Все это проходило на моих глазах. Кто не помнит, как многие СМИ, в том числе и электронные, с упоением показывали измазанные черной угольной пылью физиономии "шахтерских радетелей", народных депутатов СССР Сергея Станкевича и Геннадия Бурбулиса, возмущавшихся бедами горняков и говоривших от их имени. А каких только заверений не давали горнякам эти горе-неодемократы, ни одного дня не проработавшие в сфере реального производства! И ведь им верили.

Многие, наверное, уже забыли, как народные депутаты РСФСР из Кузбасса Б. Денисенко, М. Кислюк и другие наперебой хвастались в Верховном Совете РСФСР, что они привезли в Москву специальный поезд с горняками для защиты от коммунистической номенклатуры "главного демократа России" Ельцина, и все это якобы бесплатно, за собственные деньги шахтеров. Только через некоторое время, в связи с проверкой Комитетом бюджетного контроля РСФСР и Банком России фальшивых авизо, выяснилось, что деньги на поездку в Москву выделялись коммерческой фирмой "Езид" под гарантии экономического советника Президента России Г. Малыгина. Шахтеры верили демагогам-демократам, с лозунгами и транспарантами шли по улицам Москвы, окружали гостиницу "Россия", где жили народные депутаты РСФСР, не давая им пройти на Съезд, звонили по телефонам в комнаты депутатов, угрожали их семьям, выступали против правительства СССР, против Советов, против коммунистов, за "свободу и демократию", "правовое государство", за "гаранта этих свобод" - Ельцина. Руководителям фирмы "Езид" удалось избежать уголовной ответственности за получение по фальшивым авизо 500 млн руб. - в то время это были огромные деньги. Но суть в другом - уже тогда началось сращивание уголовного мира с властью! И нечего удивляться, почему до сих пор в стране нет успехов в борьбе с коррупцией и организованной преступностью.

Пройдет чуть более года, Ельцина изберут Председателем Верховного Совета РСФСР, затем Президентом России. И все - о шахтерах можно забыть. Забыли и СМИ, и неодемократы, и "гарант Конституции".

Через пять лет мне вспомнятся эти события на Горбатом мосту возле здания Правительства РФ во время всероссийской забастовки шахтеров. Меня, как бывшего первого заместителя Председателя Верховного Совета РФ и участника сентябрьско-октябрьских событий 1993 г., многие помнили. Беседуем с руководством стачечного комитета. Вспоминаем. Они рассказывают, что если раньше шахтеры получали небольшую заработную плату, но получали ее стабильно, ежемесячно, то теперь денег не дают по шесть - девять месяцев. О бесплатном новом жилье вообще нужно забыть. На что и как жить? Естественно, я задавал вопросы: "Чего вы добились? Вы этого хотели? Где ваши бывшие лидеры Малыхин, Кислюк, Денисенко, Голиков?" Шахтерам с Горбатого моста стыдно за то, что поверили тем, кто предал своих товарищей, стыдно за то, что голосовали за Ельцина. Кто-то тихо говорит: "Обманули нас "демократы". Теперь забастовки в Кузбассе стали обычным явлением. Люди многого не требуют. Они просят, умоляют: верните нам заработанное, пощадите наши семьи".

Не менее искусно использовался проверенный метод провокации в сентябрьско-октябрьских событиях 1993 г.

[218]

До 3 октября 1993 г. время работало на Верховный Совет Российской Федерации, на Десятый (чрезвычайный) съезд народных депутатов РФ. Издав Указ № 1400 21 сентября, Ельцин нанес оппозиции сильнейший удар. Однако в течение последующих дней события стали развиваться в невыгодном для него направлении. Осажденный войсками парламент и Десятый (чрезвычайный) съезд народных депутатов РФ завоевывали все больше и больше симпатий и у москвичей, и у населения других городов России. Указ № 1400 осудили как антиконституционный Советы народных депутатов большинства субъектов Российской Федерации. Даже те, кто не очень-то жаловал Верховный Совет РФ, пожимали плечами, глядя на колючую проволоку в центре Москвы: "Это ж какой "умник" додумался до такого? Белокаменная-то и в годы гитлеровского нашествия как-то сумела без нее обойтись!" Тогда ведь колючая проволока была на оборонительных рубежах вокруг Москвы.

Организаторы и вершители государственного переворота прекрасно понимали, что время работает против них. Как в экономике, где "демократы" использовали "шоковую терапию", от которой народ до сих пор не может прийти в себя, так и в решении политического конфликта они ориентировались на упреждающий удар.

Народные депутаты РСФСР, защитники Конституции ясно понимали, что "успех" государственного переворота для его авторов во многом зависел от быстроты ликвидации федеральных органов представительной власти и развертывания процессов "легитимизации" авторитарного режима Ельцина, для чего ему нужно было срочно организовать принятие новой Конституции, позволявшей ему сосредоточить всю власть в своих руках, провести выборы в нелегитимное Федеральное Собрание и т. д. Для этого, с одной стороны, принимались противозаконные меры, направленные на то, чтобы сделать невозможной нормальную работу Верховного Совета и Десятого (чрезвычайного) съезда народных депутатов, а с другой - готовилось "силовое решение", предусматривающее, в частности, провокации для оправдания насильственных действий против защитников Конституции и законности.

И "демократы", конечно, не преминули использовать испытанные методы провокации во время сентябрьско-октябрьского противостояния 1993 г. в центре Москвы.

С первого дня Дом Советов России, где заседал Верховный Совет РФ, был наводнен информаторами из спецслужб Ельцина. О "переодетом офицере внутренних войск, снабженном радиосвязью" по прошествии времени откровенно сообщает генерал Куликов{1}. Особенно активно работали в качестве ельцинских информаторов журналисты, некоторые народные депутаты, их помощники и работники аппарата, которым порекомендовали остаться в стенах Дома Советов. В Белый дом засылались и штатные информаторы. Они вели душеспасительные беседы с колеблющимися, агитируя их об уходе из Дома Советов. Журналисты прямо из Белого дома по радиотелефонам регулярно докладывали в Кремль, МВД, МБ обстановку, численность охраны и ее передвижение.

После событий многие из них опубликовали материалы, в которых открыто описали свою роль в "объективном информировании" соответствующих служб Ельцина. Особенно откровенно, "по-журналистски честно" рассказала об этом парламентский обозреватель газеты "Коммерсанть-Daily" Вероника Куцылло. Каждый день, начиная с 21 сентября 1993 г., она "держала в курсе" руководителя Администрации Президента Филатова. А с каким благоговением это делалось! Находившиеся рядом


{1} См.: Куликов А. Тяжелые звезды. С. 155.

[219]

ее единомышленники замирали, шепча: "Ш-ш-ш... Тихо. Знаете, с кем говорит!.."{1}

Уже с 22 сентября Дом Советов был завален неизвестно откуда появившимися листовками, в которых защитников Конституции РФ призывали откровенно нарушать общественный порядок, громить рестораны, коммерческие палатки и т. п. Стали появляться листовки с националистическим и даже антисемитским уклоном. Через несколько дней блокады Дома Советов вся его стена, обращенная к площади Свободной России, была оклеена листовками антисемитского содержания, хотя среди защитников Конституции РФ темы евреев или сионизма вообще не возникали, поскольку собрались они защищать Конституцию и Закон от русского президента Ельцина. Однако ельциноиды пытались представить народ, собравшийся на защиту Десятого (чрезвычайного) съезда народных депутатов РСФСР, не просто бандитами, уголовниками, мародерами, а именно "красно-коричневыми", то есть антисемитами и чуть ли не фашистами. Протест против попрания Конституции РФ и Закона "демократы" пытались подменить протестом против евреев, хотя ничего подобного не звучало ни в речах народных депутатов Десятого (чрезвычайного) съезда, ни на митингах у Дома Советов России.

Были и другие формы провокаций на базе националистических и антисемитских проявлений. К числу их я бы отнес и присутствие (как потом выяснилось - за большие деньги) возле Дома Советов баркашовцев из РНЕ. Они носили фашистскую форму со знаками, напоминавшими свастику, регулярно маршировали около Дома Советов и, когда их снимали западные тележурналисты, вскидывали руки в фашистском приветствии. Неудивительно, что в результате подобных трансляций на Западе сформировался образ Дома Советов как гнезда фашистов-антисемитов в центре Москвы. Антифашистскую риторику использовал позже, 4 октября 1993 г., и Ельцин в своем Обращении к народу России, чтобы оправдать расстрел безоружных людей у "Останкино" и у Дома Советов России: "Те, кто пошел против мирного города и развязал кровавую бойню, - преступники... Все, что происходило и пока происходит в Москве, - заранее спланированный вооруженный мятеж. Он организован коммунистическими реваншистами, фашистскими главарями, частью бывших депутатов, представителей Советов... Вооруженный фашистско-коммунистический мятеж в Москве будет подавлен в самые кратчайшие сроки..."{2} (выделено мной. - Ю. В.).

"Демократическая" пропаганда в течение почти двух лет внушала, что коммунисты стали фашистами, для чего активно внедряла в сознание народа термин "красно-коричневые". К сожалению, среди теоретиков КПРФ и других коммунистических партий и групп не нашлось никого, кто бы не просто отвергал это определение как клевету, а показал его совершенно нелепый теоретический и политический смысл. Коммунизм по определению не может быть национализмом, шовинизмом и тем более расизмом. А ведь именно шовинизм и расизм подразумеваются под термином "коричневый". Советским людям еще со времен Великой Отечественной войны известно, что СССР освободил народы Европы от "коричневой чумы" - германского нацизма и фашизма. В тяжелые дни 1993 г. ярлык "красно-коричневые" ельциноиды попытались наполнить конкретным содержанием, показывая


{1} См.: Куцылло В. Записки из Белого дома. 21 сентября - 4 октября 1993 г. М., 1993. С. 20-21, 54-56.

{2} Московская правда. 1993. 5 октября.

[220]

вброшенные провокаторами от властей антисемитские листовки и подкупленных баркашовцев из РНЕ со свастикой на рукавах. Вот почему, на мой взгляд, одной из причин того, что на Западе расстрел парламента в центре Москвы воспринимался спокойно - как необходимое и неизбежное зло: мол, лучше подавить в зародыше "коричневых", чем позволить им расползтись по всей России, как 60 лет назад позволили фашизму (национал-социализму) захватить власть в Германии, а затем покорить всю Европу.

Мощной провокацией тех дней был инцидент с "захватом штаба ОВС СНГ". Вечером 23 сентября в 20.50) радио и ТВ сообщили, что совершено нападение на здание штаба Объединенных Вооруженных Сил СНГ на Ленинградском проспекте. В результате погиб милиционер патрульной службы капитан В. Свириденко, 1957 г. рождения, старший участковый инспектор Хорошевского отдела милиции. Убита также пенсионерка В. Малышева, выглянувшая из окна.

Эту драму на Ленинградском проспекте очень ловко использовала пропрезидентская пропаганда. Как водится у "демократов", без суда и следствия в убийстве сразу же обвинили защитников парламента - "бандитов и наркоманов". Вечером по фотороботу, составленному якобы с помощью очевидцев сотрудниками правоохранительных органов, был арестован председатель Союза офицеров СССР подполковник С. Терехов. Выступая на срочно созванной пресс-конференции, министр обороны Грачев и генерал Кобец с ходу приписали случившееся охране Дома Советов.

Общественности сообщили, что задержана группа из восьми человек, именующих себя защитниками Дома Советов. Арестованные будто бы заявили, что получили задание захватить штаб ОВС СНГ, что Терехов признался в организации нападения. Сразу же полились ушаты правительственной грязи на депутатов, Верховный Совет, которые будто бы раздают оружие кому попало. В то же время многие корреспонденты, да и все здравомыслящие люди задавали себе вопрос: зачем это нужно депутатам, парламенту? Если, как сообщали СМИ, нападающие были бандиты и наркоманы, то какое отношение они имели к парламенту? Где то оружие, из которого стреляли задержанные? Допустим, Терехов добрался бы до узла связи. Так неужели одного его звонка в войска было достаточно, чтобы они двинулись на подмогу? Что за чушь? Но ведь со времен Геббельса известно: чем чудовищнее ложь, тем ей легче верят. А у нас, как говорят в народе, "демократическая свободная" пресса самого Геббельса переплюнула.

Вот что рассказал мне позднее очевидец этой провокации бывший в тот период пресс-секретарем оппозиционного блока депутатских фракций и групп "Российское единство", главный редактор "Росинформбюро" журналист А. Митрофанов.

Раскрывая механизм этой провокации, Митрофанов обращает внимание прежде всего на то, что "лжедемократы внедрили своих людей в руководство многими общественно-политическими организациями и движениями, оппозиционными правящему режиму "ельциноидов"... Именно эти внедренные "лидеры", к сожалению, успешно удерживали в "депо" (т. е. в бездействии) недовольные массы либо направляли их активность на достижение ложных целей, втягивая в различные политические провокации".

Среди таких "внедренных" в оппозиционное движение, по мнению Митрофанова, были Виктор Анпилов и Станислав Терехов. Как обосновывает эту мысль журналист?

[221]

Виктор Анпилов, расколовший "Трудовую Россию" и вышедший из нее со своими приверженцами, объединенными в "Трудовую Москву", был активным противником парламентской и внепарламентской оппозиции, создавшей в октябре 1992 г. Фронт национального спасения (ФНС). "Трудовая Москва" не только не вошла в ФНС, но заняла в отношении него откровенно враждебную позицию. Анпилов все время пытался помешать объединению оппозиции в единое целое.

В отличие от Анпилова Терехов в качестве руководителя "Союза офицеров" участвовал в объединении сил оппозиции, а в июле 1993 г. стал одним из сопредседателей ФНС. Другими словами, накануне трагических событий сентября 1993 г. Анпилов и Терехов стояли по разные стороны политической баррикады. Первый был ярым противником ФНС, второй - одним из высших руководителей ФНС.

Митрофанов: "И вот наступает роковое 23 сентября 1993 года. С. Терехов, без обсуждения своих планов на Политсовете ФНС или хотя бы в кругу сопредседателей ФНС (куда входили и генералы А. Макашов и Г. Титов) предпринимает попытку захвата штаба ОВС СНГ во главе группы "анпиловцев".

В. Анпилов, выступая вечером (в 20 часов) на митинге через громкоговорители, установленные около здания Дома Советов на площади Свободной России, начал призывать людей "идти на помощь Станиславу Терехову, который взял штурмом штаб ОВС СНГ и захватил контроль над "ядерной кнопкой" (!). Нам надо помочь Терехову удержать штаб ОВС СНГ".

...Возникла опасность ухода от здания защитников Конституции. С балкона здания Верховного Совета к собравшимся по громкоговорителю обратились генералы А. Макашов и Г. Титов (сопредседатели ФНС) с просьбой не уходить вместе с Анпиловым, а остаться защищать депутатов... Они говорили, что сообщение Анпилова о захвате штаба ОВС СНГ - это провокация, что Политсовет ФНС не давал Терехову такого задания. Многие вняли призывам Макашова и Титова и остались на площади у Дома Советов России, но человек 60 все же ушли вместе с В. Анпиловым "помогать" Терехову удерживать штаб ОВС СНГ и контроль за "ядерной кнопкой". Чудовищнее этой провокации трудно было представить..."

По словам Митрофанова, на следующий день Анпилов, объясняя, почему он обманул людей, сказав, что захвачен штаб ОВС СНГ, говорил: "Мы со Стасом (Тереховым. - А. М.) договорились, что в 20 часов он возьмет штаб ОВС СНГ. Поэтому без пяти восемь я и сказал, что штаб уже взят Тереховым". Среди собравшихся на стихийный митинг у Дома Советов раздался ропот - такая "логика" показалась большинству странной. Это провокация, говорили люди.

Возникает естественный вопрос: почему один из руководителей ФНС вступает в сговор с противником ФНС Анпиловым "о взятии штаба ОВС СНГ", но при этом хранит это в тайне от Политсовета ФНС, не информирует никого из сопредседателей ФНС и даже избегает совета с генералами А. Макашовым и Г. Титовым - сопредседателями ФНС?

"Очевидно, - считает Митрофанов, - что и С. Терехов, и В. Анпилов действовали по указанию своих тайных "дирижеров" и приняли участие в этой провокации (осознанно или нет - это особый вопрос), имевшей целью очернить и ФНС, и Десятый (чрезвычайный) съезд народных депутатов как организаторов вооруженной банды, напавшей на милиционеров и мирных граждан. Была и другая цель у этой провокационной инсценировки "по захвату штаба ОВС СНГ" - оголить здание, в котором началось заседание Десятого съезда, уведя народ от него, а также

[222]

создать видимость необходимости для власти установить полную информационную, продовольственную и социально-политическую блокаду Съезда, окружить здание грузовиками, солдатами, "спиралью Бруно", чтобы изолировать народных депутатов от москвичей".

Днем 24 сентября на пресс-конференции генерал-полковник Макашов, генерал-лейтенант Титов, подполковник Е. Чернобривко разъяснили журналистам, что руководители обороны Дома Советов не имели никакого отношения к трагедии на Ленинградском шоссе, никаких указаний захватывать штаб ОВС СНГ никому не давали. Вся эта лживая шумиха имеет одну цель: скомпрометировать защитников Дома Советов и народных депутатов.

Однако распоряжением Ельцина от 24 сентября 1993 г. министру внутренних дел Ерину было поручено немедленно "организовать охрану зданий бывшего Верховного Совета" и вместе с министром обороны Грачевым "незамедлительно принять меры по изъятию огнестрельного оружия у лиц, принимающих участие в охране Дома Советов России".

Выступая на вечернем заседании Съезда 24 сентября, а затем на пресс-конференции перед российскими и иностранными журналистами, Хасбулатов особо подчеркнул:

- "Дело Терехова" - это гнусная провокация. Она нужна команде Ельцина, чтобы столкнуть москвичей с защитниками Дома Советов. Ни Верховный Совет, ни и. о. президента не имеют к этому прискорбному трагическому случаю никакого отношения.

А по российскому радио и телевидению чуть ли не круглые сутки гнали истеричную дезинформацию, будто бандитские группировки Дома Советов напали на штаб ОВС СНГ и будто Терехов признался в этом. В таком случае власти не могли не знать, что Анпилов является соучастником Терехова, по крайней мере в сговоре по захвату штаба ОВС СНГ. Ясно, что после ареста Терехова власти должны были бы арестовать и Анпилова. Однако последний не был арестован ни 23 сентября, ни 24 сентября, когда он публично признался в том, что знал о плане Терехова захватить штаб ОВС СНГ. Разумеется, публичная "откровенность" Анпилова помогла Ельцину и Ко обвинить Терехова в преступлении. Но при этом сам "информатор" (и соучастник) был оставлен на свободе. Странная гуманность властей...

Как всегда, секрет этой провокации раскрыл Шумейко. Сразу после случившегося у штаба ОВС СНГ он заявил, что Ельцин после этого инцидента "одержал политическую победу".

25 сентября на секретном совещании в Кремле "правозащитник" Ковалев, бывший народный депутат, выступает с рекомендацией применить к задержанным меры физического воздействия и сделать телепередачу, в которой "эти люди должны публично раскаяться в своем преступлении, назвать тех, кто дал им оружие, кто толкал на преступление".

Однако пропагандистский пузырь вскоре лопнул. Через некоторое время один из высокопоставленных военных юристов, участник расследования нападения на штаб, заявил, что "дело Терехова" - фальшивка, причем сфабрикованная достаточно грубо. Есть даже версия, что сотрудник милиции был убит совсем в другом месте.

Многие офицеры Минобороны и Генштаба считали, что "дело Терехова" сфабриковано в военном ведомстве, так как "Союз офицеров" мог "качнуть" армию в нужную сторону.

[223]

"Дело Терехова" или что-то подобное планировалось властями как политическая провокация, чтобы измазать Съезд народных депутатов РФ кровью невинных жертв, посеять в сознании народа, в первую очередь москвичей, сомнение: уж не ошиблись ли они, встав на сторону депутатов и Верховного Совета? Зато у президентской команды "появился" повод окружить Дом Советов милицией, ОМОНом, опутать колючей проволокой якобы для того, чтобы оградить москвичей от вылазок "вооруженных боевиков Белого дома". Вот вам образчик типичной "демократической" провокации, раздутой продажной прессой, и ее результат.

Интересен и другой факт. Анпилов постоянно крутился около Дома Советов России, выступал на митингах. Однако во время расстрела защитников Конституции РФ и Белого дома 4 октября 1993 г. его в здании Верховного Совета не было. Как он сумел уйти, остается тайной. Его арестовали позднее на даче. Этот арест, как и арест Терехова 23 сентября, по мнению журналиста Митрофанова, призван был создать им ореол "мучеников" и помочь "сохранить лицо" - имидж бескомпромиссных лидеров оппозиции антинародной власти. Но события сентября - октября 1993 г. многому научили людей. И "ореол мучеников" не помог ни Анпилову, ни Терехову встать во главе недовольных режимом масс. Большинство прозревших соратников отвернулись от них, а возглавляемые ими "Трудовая Москва" и "Союз офицеров" выродились в мелкие политические группки.

Но на этом цепь провокаций "демократов" не закончилась.

В то время как Лужков в Свято-Даниловом монастыре заверял Его Святейшество и членов переговорного процесса, что начался постепенный отвод войск МВД от Дома Советов, туда непрерывно подъезжали машины с ОМОНом, в том числе и из других городов России. Для их обслуживания были переданы масса автобусов и все близлежащие помещения. Так, более 500 омоновцев притаились в здании и дворе комбината "Трехгорная мануфактура". Это они вечером 4 октября безжалостно избивали вышедших из Дома Советов депутатов и защитников Конституции.

В московских гостиницах "Заря", "Восток", "Мир" концентрировались элитные части МВД. А всего против защитников закона было брошено более 2,5 тыс. всевозможных спецназовцев.

Всем стало ясно, что тотальная блокада Дома Советов, тот мордобой и крушение ребер, которые каждый день учиняли "защитники правопорядка" около здания парламента, кровь, которая уже пролилась за кольцом блокады, - все это на совести "подписанта" Указа № 1400 и его марионеток.

Как политик, Руцкой понимал, что руководство армии не будет помогать парламенту: в целом генералитет уже был "привязан" к Ельцину различными, в том числе и меркантильными, делами, привилегиями и подачками.

"Что, - говорил он Хасбулатову, - Кобец, Волкогонов, Шапошников будут на стороне Верховного Совета, когда Ельцин после 2 января 1992 г. задним числом разрешил им практически бесплатно приватизировать дорогостоящие дачи Минобороны? Да ни в жизнь!"

Сторонники Ельцина делали все, чтобы заставить Белый дом первым прибегнуть к силе. Но мы понимали, что этого допустить нельзя, старались делать все возможное, чтобы штатное оружие "не расползалось"; ежедневно изымали и складировали оружие, которое выдавали дежурным только под расписку.

Как военный человек, Руцкой не сомневался, что прямое вооруженное столкновение закончится не в пользу Верховного Совета: уж очень силы неравны. Поэтому

[224]

тактика и. о. президента была вынужденно простой: забаррикадироваться в Доме Советов России и показать всему миру, как убивают высшую власть в России - Съезд народных депутатов и Верховный Совет. Поэтому не случайно Руцкой пригласил Генерального прокурора Степанкова, прокурора Москвы Г. Пономарева, Председателя Моссовета Н. Гончара и показал им, где и как хранится оружие, кому и когда оно выдается.

Анализируя впоследствии эти действия, я выделил в них два момента. Во-первых, после того как общественность убедилась, что в Доме Советов России с оружием порядок, что оно выдается не головорезам и не бандитам, блокада Белого дома, противопехотная колючая проволока и цепи ОМОНа стали "работать" против Ельцина, Черномырдина, Лужкова и их команды. Это просматривалось даже через пропрезидентские средства массовой информации: они перестали оголтело поливать грязью Десятый (чрезвычайный) съезд народных депутатов РФ, Верховный Совет и начали давать сообщения более сдержанно, по крайней мере в объеме 50 на 50. В сложившейся ситуации несколько изменил свою позицию и Запад. Его обозреватели стали относиться к узникам Дома Советов сочувственнее.

Так, американская "Интернэшнл геральд трибюн" 27 сентября опубликовала статью с резкой критикой действий Ельцина по разгону парламента. В статье подчеркивалось, что демократия в России остается "потемкинской деревней", а Ельцин - это "переходная фигура".

У французских парламентариев от правящих правых партий, как передавал собкор "Правды" из Парижа, установка на безусловную поддержку Ельцина поголовного восторга не вызывает. Многие ей следуют лишь в силу партийной дисциплины, избегая при этом давать интервью.

Венская газета "Кронен цайтунг" опубликовала весьма нелестную карикатуру на Ельцина, изобразив его восседающим на неуклюжем троне. Одну из крупнейших газет Австрии (кстати, левой ее никак не назовешь) покоробила не столько ликвидация парламента, сколько "антураж" самой акции, который выходит за грани цивилизованного поведения.

Роттердамская "Алгемойн дагблад" 27 сентября высказала сомнение в правильности политики стран Запада, "поставивших все карты на Ельцина, как когда-то на Горбачева". "Это сумасшествие, - писала газета, - что демократически избранный президент прибег к государственному перевороту и выступил как диктатор. Велика вероятность того, что Россия на пути к демократии скатится в хаос..."

"Роттердамсе дагблад" поместила комментарий, в котором утверждалось, что Ельцин совершил большую ошибку, распустив парламент, так как этой акцией он лишь сплотил оппозицию.

История знает, что лидеры Запада могут закрыть глаза на антизаконные действия угодного ему диктатора, но если этот лидер не в состоянии в течение целых десяти дней, используя противоправные, репрессивные меры, одержать верх, то у них возникает вопрос: "Тот ли это лидер?"

Во-вторых, как только было показано, сколько оружия в Белом доме (все убедились, что его ничтожно мало) и какое оно, грачевские и еринские наемники отважно ринулись в танковую атаку. Личную ответственность за массовые избиения мирных граждан, приведшие к человеческим жертвам, несли (и несут!) тогдашние начальник ГУОП МВД генерал-майор милиции В. Огородников и начальник ГУВД Москвы генерал В. Панкратов.

[225]

Ельцину и его команде хотелось покрасивее выпутаться из грязной истории. Их "блицкриг" не прошел. Большинство народных депутатов не дрогнули, не купились, не разбежались. В ход нужно было запускать другой сценарий.

Почему в своих заявлениях мы предупреждали москвичей и мировую общественность о готовящемся штурме Дома Советов России? А как следовало расценить тот факт, что ряд московских больниц уже 22 сентября экстренно закрыли якобы для плановой госпитализации? На самом деле спешно готовились дополнительные койки, расширялись реанимационные отделения, завозились медикаменты и перевязочные материалы. Это, в частности, подтвердили наши депутаты из Комитета по здравоохранению, а впоследствии и президент Калмыкии К. Илюмжинов:

"Я разговаривал со многими людьми не только в Белом доме, но и в команде Ельцина, с зарубежными специалистами, со своими друзьями. Мне было ясно, как станут развиваться события, как с помощью прессы будет готовиться общественное мнение". "Я знал, - продолжил далее Илюмжинов, - что вначале состоится провокация с кровопролитием, затем будет применена сила, что даст возможность не только смести парламент, но и запугать регионы ради проведения дефедерализации".

2 октября в загородной резиденции Ельцина "Завидово" состоялось закрытое совещание главных участников государственного переворота. Присутствовали Черномырдин, Шумейко, Коржаков, Барсуков, Грачев, Ерин, Гайдар, Батурин, Филатов, Козырев, Панкратов, Лужков, Полторанин, Кобец. Было принято преступное полицейское решение о штурме Дома Советов утром 4 октября 1993 г. При штурме "должны были погибнуть" Председатель Верховного Совета Хасбулатов и Руцкой (без указания на то, что он - и. о. Президента Российской Федерации). Разработку операции поручили Коржакову и Барсукову. План провокации, которая послужила бы предлогом для расправы над защитниками Конституции и законности, Барсуков поручил разработать командующему внутренними войсками МВД генерал-полковнику А. С. Куликову (позднее - министр внутренних дел Российской Федерации, депутат Государственной Думы III созыва).

И опять вспоминаю К. Маркса. В работе "Восемнадцатое брюмера..." он отмечает: "Нет сомнения, демократы верят в силу трубных звуков, от которых пали иерихонские стены. И каждый раз, когда они стоят перед стеной деспотизма, они стараются повторить это чудо. Если Гора (социал-демократическая партия Франции. - Ю. В.) хотела победить в парламенте, ей не следовало звать к оружию. Если она в парламенте звала к оружию, ей не следовало вести себя на улице по-парламентски. Если она серьезно думала о мирной демонстрации, было глупо не предвидеть, что демонстрация будет встречена по-военному. Если она думала о действительной борьбе, было странно складывать оружие, необходимое для борьбы. Но дело в том, - подчеркивает К. Маркс, - что революционные угрозы... демократических представителей - это не более чем попытка запугать противника. И если они попадают в тупик, если они... принуждены приступить к выполнению своих угроз, - то они это делают двусмысленно, избегая более всего средств, ведущих к цели, и гоняясь за предлогом к поражению"{1}.

Покажем, как развивались события в Москве 2-3 октября 1993 г. Нетрудно убедиться, что они шли в полном соответствии со сценарием французских событий 1850-1851 гг., который К. Маркс описал в "Восемнадцатом брюмера...".


{1} Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 8. С. 150.

[226]

Команда Ельцина решила реализовать еще один провокационный замысел - дать возможность наэлектризованной толпе самой "прорвать" блокаду Дома Советов, создать видимость бегства милиции и тем подтолкнуть массы людей к этому прорыву... Но подготовить эту операцию нужно было не в лоб, а тонко, искусно. Ведь механизм поведения больших человеческих масс известен: они легко поддаются на призывы, нервно и возбужденно реагируют на применение силы. Достаточно крикнуть: "Наших бьют!" - и жди бурной реакции. Массы взрываются как порох. А уж на кого свалить вину - это дело техники подручных газет, радио и телевидения.

А теперь - как это было. 2 октября попытки прорыва блокады Дома Советов России москвичами продолжались. У станции метро "Баррикадная" и на Смоленской площади люди возводили баррикады и жгли костры. Здесь шли настоящие уличные бои между безоружными сторонниками Конституции и ОМОНом, применявшим резиновые дубинки. И здесь, и в других местах в столкновениях с москвичами милиция заняла сдержанно оборонительную позицию. Кордоны вокруг Белого дома были нарочито ослаблены. В конце дня к зданию Дома Советов со своим кортежем подъехал Ельцин, прошелся вдоль колючей проволоки, напутственно побеседовал с омоновцами, наслушался антипрезидентских выкриков от защитников и отбыл на дачу отдыхать. И не болела душа у "всенародно избранного", что противостоят друг другу русские, российские граждане, а он как гарант стабильности в обществе спокойно уезжает.

3 октября на Смоленской площади вновь собрались москвичи, народные депутаты, чтобы продолжить митинг. Количество манифестантов нарастало, и омоновцы начали оттеснять их в сторону Новоарбатского проспекта. Здесь они принялись разгонять демонстрантов и рассеивать их по сторонам.

А в это время на Октябрьской площади собрались активисты "Трудовой России". Когда масса стала критической - до 10 тыс. - провокаторам, одетым в штатское сотрудникам МВД и МБ, удалось направить демонстрантов на прорыв оцепления, стоявшего на Крымском мосту. Газ "черемуха" и дубинки остановить их уже не могли. В Москву-реку летят щиты и каски. Омоновцы бегут! Улыбки, радостные возгласы...

Прорвав заградительный заслон на Смоленской площади, демонстранты устремляются к Новому Арбату. Никто и ничто не мешает им двигаться на помощь осажденным. Впереди, отступая, бегут омоновцы, на ходу бросая щиты и каски. Недалеко от Дома Советов пикеты омоновцев сгруппировались и перегородили Новый Арбат. К ним подтягивались все новые и новые силы. Когда демонстранты с ходу ринулись на цепи милиции и смяли их, казалось, все здание Дома Советов России взорвалось громкоголосым "Ура!". Предчувствие победы возбудило и взволновало всех. На самом деле это была хорошо спланированная акция, которая, по замыслу "стратега" Куликова, должна была стать поводом для захвата Дома Советов.

Но провокация на этом не завершилась.

На часах - 15.35. Делегации от Верховного Совета РФ нужно было спешить к 16 часам на переговоры в Свято-Данилов монастырь. Я всматривался в гущу прорвавшихся: сколько их здесь, наших избавителей? От силы тысяч десять. (На переговорах Филатов, который все знал о провокации, назвал - 2000 человек. Как мне представляется, это было примерное число провокаторов из переодетых сотрудников МВД и МБ.) В районе Дома Советов к этому времени насчитывалось более 40 тыс. сотрудников милиции, 6 тыс. отлично подготовленных бойцов ОМОНа, из

[227]

которых каждый устоит против сотни безоружных. Как говорят специалисты, при такой расстановке сил "разбросать" толпу в количестве даже в 50-70 тыс. человек - на полчаса работы. Могла ли относительно небольшая толпа, если ей не сделать запланированной уступки, прорвать мощное оцепление? Десятитысячная масса людей не смогла бы устоять даже против отряда конной милиции, которая несколько раз в день демонстративно гарцевала у Дома Советов.

Офицер из охраны министра внутренних дел Дунаева (утвержденного на Десятом съезде народных депутатов) услышал по милицейской рации после прорыва демонстрантами блокады Дома Советов:

"Ну, все, прорвались. Теперь мы им, сукам, покажем. Теперь война и кровь будут идти на их стороне".

Ловушка, подготовленная ельциноидами, удалась. Первые выстрелы прозвучали, когда омоновцы, отступая, побежали вдоль Краснопресненской набережной. Из их цепи вдруг застучали автоматные очереди и выстрелы снайперов. У мэрии под огонь попали не только демонстранты, но и милиция. Провокационные выстрелы раздались из окон гостиницы "Мир", с крыш домов. Несколько демонстрантов упали на землю. Было убито 7 и ранено 34 человека. Остальные, на мгновение приостановившись, еще сильнее ускорили бег. В такой момент массу трудно остановить даже автоматным огнем.

Из подъезда Дома Советов выбегают Баранников и Ачалов с криками: "Не стрелять, это провокация! Занять оборону согласно боевым расчетам!"

Две роты Софринской бригады внутренних войск под командованием полковника Васильева, обстрелянные снайперами, и 200 солдат дивизии им. Дзержинского объявили о переходе на сторону Верховного Совета РФ. Однако эти части в дальнейшем не принимали участия в разыгравшейся трагедии.

Начался митинг на балконе Дома Советов. Появился Председатель Верховного Совета Хасбулатов в окружении депутатов, друзей. Площадь ликует. Крики: "Ура! Победа!" Руслан Имранович искренне благодарит москвичей, всех тех, кто пришел поддержать депутатов и встал в ряды активных борцов за Конституцию и законность в стране.

- Россия возродится и вновь станет великой державой, если у нее есть такие славные сыны и дочери. Мы победим! - воскликнул Хасбулатов. На площади Свободной России раздалось мощное "Ура!".

- Я призываю наших доблестных воинов, - обратился к ним Хасбулатов, - привести сюда войска, танки для того, чтобы штурмом взять Кремль и узурпатора, преступника Ельцина... Ельцин сегодня же должен быть заключен в Матросскую Тишину...

На балконе Руцкой. Он тоже поздравляет москвичей с победой. Снизу мощно раздавались призывы: "На мэрию, там у них штаб, там гнездо". В мэрии действительно находился оперативный штаб УВД Москвы, а в гостинице "Мир" - оперативный штаб МВД РФ. Это был ненавистный центр, откуда подавались команды блокировать Дом Советов России, руководили установкой колючей проволоки, избиением и расстрелом безвинных.

Несомненно, свою коварную роль сыграло провокационное поведение сотрудников МВД. Последней каплей стали подлые обстрелы демонстрантов со стороны мэрии, обстрел из гостиницы "Мир" военнослужащих, стоявших в оцеплении, и защитников Дома Советов России. Страсти накалились до предела, толпа становилась неуправляемой. Это подтолкнуло Руцкого, как он мне говорил позднее,

[228]

к опрометчивому призыву, хотя он не хотел, чтобы толпа начала действовать под воздействием своих эмоций.

"Прошу внимания! - обратился к защитникам А. Руцкой. - Молодежь, боеспособные мужчины! Прошу построиться с левой стороны. Формировать отряды, и надо сегодня штурмом взять мэрию и "Останкино". Ура, товарищи!"

На мой взгляд, именно этот шаг означал окончательную утрату контроля и способствовал претворению задуманной ельциноидами провокации. События стали развиваться помимо воли Руцкого по сценарию "Провокация".

Руцкой спустился вниз, построил добровольцев, и они вмиг освободили несколько этажей мэрии и гостиницу. Все это хорошо видели по телевидению миллионы людей. Ни один милиционер, находившийся в этих зданиях, не погиб и не пострадал.

Штурм мэрии и гостиницы "Мир" фактически означал первый шаг перехода силовых руководителей, утвержденных Десятым съездом народных депутатов, от защиты Конституции и законности к применению силы в борьбе за власть. "Штурмовые призывы" Хасбулатова, Руцкого, Макашова стали первым шагом к поражению оппозиции. Если до этого момента защитникам Конституции удавалось противостоять силовым нажимам Ельцина благодаря моральному превосходству, то после использования силовых приемов позиция защитников Конституции стала весьма уязвимой.

Кадры, где А. Руцкой кричит: "Теперь нужно взять "Останкино"! - не раз прокручивали по ТВ.

Вот как позднее оценивал эти события и свой поступок сам Руцкой:

"Я признаю, что первый мой порыв был недостаточно продуман. Это и неудивительно для человека, который почти не спал двенадцать суток в условиях замкнутого пространства, потока дезинформации и напряженного психологического противостояния. Но, быстро поняв, что у нас пока недостаточно сил, чтобы бескровно решить эту проблему, я отменил свое решение, приказав к телецентру не ходить. Но удержать разъяренную массу людей, на глазах которых зверски били и расстреливали их единомышленников, было уже невозможно. Призывы идти в "Останкино" доносились из толпы демонстрантов задолго до того, как я отдал аналогичный приказ"{1}.

В действие вступил запасной вариант провокации. Агенты МВД помогли быстро переместить основную массу манифестантов к "империи лжи" - телецентру "Останкино". Отступающая милиция, подобно "неопытным" юнцам, оставила вместе с ключами зажигания возле мэрии 15 грузовиков для перевозки личного состава. На них митингующие отправились к "Останкино", чтобы потребовать предоставления слова законной власти, народу. Однако оставленные "подарки" настораживали. Любой, едва прошедший обучение шофер, выходя из кабины, автоматически берет ключи с собой. А тут автомашины, военная техника (несколько БТРов) словно специально приготовлена "для захвата". Стало ясно, что и это входило в сценарий провокации. Его авторы отчетливо понимали, что ни Руцкой, ни кто-либо другой остановить эту мощную толпу уже не сможет. Действия масс стали бесконтрольны, стихийны, чего и хотели авторы кровавого сценария.

У Проспекта Мира навстречу демонстрантам стали один за другим подъезжать автобусы, чтобы быстро (?!) доставить их к "империи лжи". Революционный порыв


{1} Руцкой А. Кровавая осень. Дневник событий 21 сентября - 4 октября 1993 года. М., 1995. С. 409.

[229]

брал свое. У телецентра - очередная провокационная ловушка. Здесь собрались около 5 тыс. безоружных москвичей и примерно 25 человек, вооруженных стрелковым оружием.

Никто из защитников Конституции по телецентру не стрелял. Шли длительные и утомительные переговоры. Прибывшие требовали дать возможность выступить депутатам в прямом эфире и рассказать всему миру, что на самом деле творится в Москве.

Телецентр "Останкино" с утра был занят частями МВД. К вечеру сюда стянули, как рассказал впоследствии "герой" Грачев, 400 солдат МВД и спецназа, 6 БТРов. Потом подоспели еще 15 БТРов и 100 омоновцев. К этим частям присоединилось и заняло огневые позиции спецподразделение "Витязь" под командованием подполковника С. Лысюка, которое стало основным исполнителем карательной акции. Вначале они выжидали, "затягивали" демонстрантов, дав им возможность поиграть в штурм, побить стекла. Но в здание никто не проник. Однако эффект "бандитизма", "разгула", "смертельной опасности" был достигнут. Как признался впоследствии генерал Грачев: "Никакой катастрофической опасности там не было". Не это ли ответ на вопрос В. Брагина (бывшего руководителя телерадиокомпании, впоследствии за свои информационные заслуги назначенного послом в Норвегию), неоднократно восклицавшего: "Почему медлили с подходом войск к "Останкино"? Почему омоновцы так долго подходили к телецентру?"

А трагедия началась в 19.12. Наиболее распространенной версией была следующая: снайпер с крыши попал в ногу стоявшему возле здания гранатометчику и тот, падая, нажал на спусковой крючок. Произошел якобы непроизвольный выстрел, послуживший началом расстрела демонстрантов.

На самом деле и здесь была провокация. Как выяснило в дальнейшем следствие, проведенное Генеральной прокуратурой Российской Федерации, агент МВД, бывший офицер спецназа, а на момент соучастия в военном преступлении - участковый инспектор 72-го отделения милиции Санкт-Петербурга, имитировал выстрел из гранатомета по зданию телецентра. При этом граната выпала из ствола гранатомета к его ногам. Выстрела из гранатомета просто не было. Провокатор бросился бежать прочь. В этот момент спецназовцы из подразделения "Витязь" взорвали внутри здания телецентра светошумовую гранату (изделие "Пламя"), имитируя взрыв гранаты. Раздался приказ: "Витязи", залп!"

Из окон и с крыш телецентра начался ураганный огонь прямо по всем людям без разбора. Толпа бросилась врассыпную, но ее в упор расстреливали из бэтээров. Это был ужас... это было зверское, преднамеренно-хладнокровное убийство мирных людей. Руководил массовым расстрелом у телецентра "Останкино" командующий внутренними войсками МВД А. Куликов и его заместитель П. Голубец (позже он стал заместителем министра внутренних дел).

Я потом встречался со многими людьми, кто был в тот вечер у "Останкино". Просмотрел видеоматериал, отснятый у "Останкино". Все сходятся на одном: в "Останкино" боя не было. Это была подготовленная провокация. Людей здесь уже ждали, и попросту расстреляли мирный митинг - более 200 тыс. демонстрантов. Улица Королева была залита светом, так что было хорошо видно безоружных людей, среди которых большинство были женщины и молодежь. Именно по ним велся шквальный огонь. Зная, что люди не вооружены, спецназовцы "смело" стояли за стеклянной стеной в пяти - семи метрах и спокойно наблюдали за расстрелом. А чтобы замести следы, огонь велся из телецентра по второму и третьему этажам

[230]

радиокомитета, а из радиокомитета по телецентру. На мой вопрос о том, кто стрелял, один специалист ответил: "Огонь велся трассирующими пулями, которых у защитников парламента не было".

По официальным данным, возле "Останкино" было убито 36 человек, более 70 ранено. Большинство погибших - молодежь в возрасте от 15 до 25 лет.

Массовый расстрел безоружных защитников Конституции вечером 3 октября у телецентра "Останкино" был представлен в средствах массовой информации как акт вандализма и насилия со стороны защитников Конституции и послужил поводом для штурма Дома Советов 4 октября 1993 г. "Демократические" СМИ часто показывали в те дни "жертву макашовских боевиков", убитого внутри здания АСК-3 видеоинженера С. Красильникова, награжденного посмертно орденом "За личное мужество", погибшего бойца отряда "Витязь" Н. Ситникова.

Как же было потом стыдно за бывшего в то время командующего ВДВ генерала А. Куликова (ныне депутат Государственной Думы), который описывает эти события, ссылаясь на публикацию в газете "Московские новости" от 10 октября 1993 г. "Еще раз подчеркну, - пишет в книге генерал Куликов, - команда стрелять на поражение была дана только после того, как погиб наш товарищ - рядовой Николай Ситников"{1}. Генералу Куликову нужна была эта ссылка, чтобы задним числом обелить себя, обелить своего бывшего заместителя генерала Голубца, командира спецназа отряда "Витязь" подполковника Лысюка.

Все выяснилось позднее. Следствие Генеральной прокуратуры доказало, что Красильников на самом деле был убит выстрелом в упор спецназовцем отряда "Витязь", а Ситникова убили свои же из крупнокалиберного пулемета БТР, а вовсе не "макашовцы"{2}. У "макашовцев" никаких БТРов не было. Но... ни одно средство массовой информации об этом уже не сообщило.

Однако в те дни все жертвы усердно выдавались за доказательство "красно-коричневого террора". Особенно активную роль в распространении заведомой лжи и нагнетании истерии против народных депутатов и всех защитников законности сыграли В. Брагин, О. Попцов, М. Полторанин, В. Шумейко, дикторы Н. Сванидзе, С. Сорокина, А. Шашков, Т. Миткова, Е. Киселев, а также депутат Г. Явлинский, актриса Л. Ахеджакова и другие деятели искусства. Каждый из них внес свою лепту в кровавые события октября 1993 г.

Постоянно причмокивающий Гайдар, фактически разжигая гражданскую войну, вечером 3 октября выступил по телевидению, а затем у здания Моссовета с призывом к оружию и организации массовых беспорядков, сам раздавал оружие для поддержки государственного переворота. Чтобы не быть обвиненным в клевете на этого "миротворца", приведу интервью Гайдара (он их давал и дает налево и направо):

"Связываюсь с президентом, готов ли указ о введении чрезвычайного положения. Выяснил - готовится, над текстом работает Сергей Шахрай...


{1} Куликов А. Тяжелые звезды. С. 183.

{2} Вот как описывает подобные методы провокации А. Литвиненко, бывший офицер ФСБ: ".. .когда были беспорядки в Фергане, туда выезжал Лысюк. Я же служил там во втором полку. Какая у них была метода? Провокация! Скажем, люди просто собираются, никого не трогают, а их надо разогнать. Тогда солдата переодевают в гражданское и направляют в толпу. И он оттуда что-то кидает в солдат. Все. "А! Они в нас кинули камнем!" И понеслось. Толпу разгоняют. Вот Лысюк - специалист по таким провокациям" (Литвиненко А. ЛПГ - Лубянская Преступная Группировка. Офицер ФСБ дает показания. New York, GRANI, 2002. С. 211).

[231]

...В первую очередь звоню Шойгу, председателю Комитета по чрезвычайным ситуациям... Прошу доложить, какое оружие в подведомственной ему системе гражданской обороны имеется в районе Москвы, и на случай крайней необходимости срочно подготовить к выдаче 1000 автоматов с боезапасом. По голосу чувствую: переживает, прекрасно понимает огромную ответственность. Вместе с тем ясно: поручение выполнит.

....Шойгу выполнил поручение. Новенькие автоматы скоро подвезут, и офицерские десятки, готовые в случае необходимости взять их в руки, уже строятся у памятника Долгорукому".

Самое интересное то, что обо всех своих действиях по формированию и вооружению так называемых демократических дружинников Гайдар информировал Ельцина, и тот с одобрением к этому относился. В то же время этот "гарант Конституции" клеймил якобы "вооруженных красно-коричневых"{1}.

Каждый год, в канун годовщины октябрьских событий 1993 г., Гайдар распаляется все больше и больше, без стеснения и совести раскрывая и возвеличивая свою роль в государственном перевороте, считая, что именно он, его призыв к москвичам и вооружение "демократических дружинников" переломило ситуацию. Вот как, например, он характеризовал свои действия, отвечая в 1997 г. на вопросы еженедельника "Аргументы и факты":

"То, что в 1991-1993 гг. мы пережили революцию, и то, что в октябре 1993 г. у нас была маленькая гражданская война, - факт... То, что у Ельцина реально не было силовых структур, они были растеряны и не готовы ничего сделать, - это факт, который я очень хорошо знаю..."

"У Моссовета тогда действительно собрались достойные и смелые люди. Они и переломили ситуацию. Я действительно знаю, какую ответственность взял на себя тогда... Но я отнюдь не жалею об этом"{2}.

И этого горе-демократа нисколько не смущает, что он втягивал страну в "маленькую гражданскую войну", которая могла перерасти в большую. За этой "маленькой войной", в основе которой - прямое нарушение Конституции страны и законности, на что этот "демократ" просто закрыл глаза, последовала "большая Чечня", сотни тысяч убитых россиян. Его не смутило и то, что оружие у Моссовета бесконтрольно раздавалось уголовникам-боевикам и много этого оружия так и осталось у них на руках.

И вот теперь зададимся вопросами: если "агрессивность боевиков, засевших в Доме Советов", опутанном колючей проволокой и окруженном кордонами, была всем "ясна", то куда скрылись тысячи омоновцев, стоявших в 4-5 рядов вокруг блокированного здания? Почему "кучка экстремистов" так легко прорвалась к мэрии и почему в считанные минуты ОМОН исчез с улиц Москвы? Как могло случиться, что "агрессивная толпа" в.течение нескольких часов беспрепятственно двигалась к "Останкино"? И наконец, последнее: почему среди убитых не те, кто "защищал" телецентр, и не те, кто якобы штурмовал его, а мирные жители, случайные прохожие, в основном молодежь и даже зарубежные корреспонденты?

Вечером, когда мы вернулись с переговоров из Свято-Данилова монастыря, парламент, узнав о трагедии в "Останкино", гудел от возмущения. Депутаты и москвичи,


{1} Известия. 1994. 24 сентября.

{2} Аргументы и факты. 1997. № 40.

[232]

возвратившиеся от телецентра, всеми печатными и непечатными словами гневно проклинали убийц.

- Сволочи! Убийцы! Бандиты! Они что, войну хотят развязать?

Иностранные корреспонденты не верили своим ушам.

Я сразу же зашел к Хасбулатову. Там находились Руцкой, Агафонов, Баранников, Коровников. Завязался нелицеприятный разговор. Я высказал свое мнение по поводу произошедшего, не скрывая своего осуждения малопродуманных призывов и действий. На мой взгляд, трагическая ошибка заключалась именно в том, что Военный Совет Белого дома непроизвольно перевел политическую борьбу в военное русло, не осознавая, что если прольется кровь, то это позволит использовать нейтральную до этого момента армию против Верховного Совета. Разве можно было давать властям хоть малейший повод обвинить нас в экстремизме, в каких-то боевых действиях? Можно еще как-то оправдать взятие штабов в мэрии и гостинице "Мир" - там разрабатывались коварные планы, оттуда велся огонь по демонстрантам. Но зачем было звать на штурм "Останкино"? Я считал (и до сих пор считаю), что это была явная провокация, и на нее наши защитники клюнули. Достаточно было руководству центра выключить питание или сотрудникам разбежаться, как этот телемонстр становился пустой игрушкой. Подтверждением этому служит забастовка связистов страны, когда они 10 февраля 1994 г. "вырубили" - и не в "Останкино" - информационные передачи Центрального телевидения (кроме "Новостей") на всю Россию.

Собственно, Брагин по указанию Черномырдина и сделал это, когда "вырубил" останкинский эфир, перекоммутировав все каналы телецентра на один, российский, находившийся на Шаболовке.

Однако и Хасбулатов, и Руцкой - кто логикой, а кто матом - пытались отбиться от меня. Переубедить их в ошибках в тот момент было невозможно.

Я покинул кабинет Хасбулатова, сказав, что пойду готовиться к завтрашним переговорам в монастыре. У меня в кабинете собрались все члены парламентской делегации. С тревогой говорили мы о случившемся у мэрии, "Останкино", обо всех перипетиях этого трагически-переломного дня. Я все-таки сообщил собравшимся о ходе переговоров. Мы договорились, что завтра в 10.00 начнем переговорный процесс в Свято-Даниловом монастыре с рассмотрения политических проблем: отношение к Указу № 1400, досрочным выборам и президента, и парламента, к механизму их осуществления. От имени делегации экспертом по этим проблемам рекомендовали выступить доктору юридических наук, народному депутату В. Исакову{1}, в состав группы также вошел народный депутат А. Аникиев. А на душе было муторно: какие уж здесь переговоры. Что-то будет завтра? Наверняка очередная провокация.

После того как все коллеги разошлись, в кабинете остался руководитель группы консультантов Председателя Верховного Совета профессор А. Милюков. Он сидел, зажав голову ладонями, приговаривая:

"Какую победу упустили. Что мы наделали!"

{1} Исаков В. Б., родился в 1950 г. Русский. Окончил Свердловский юридический институт им. Р. Руденко. Доктор юридических наук. До избрания народным депутатом РСФСР был профессором Свердловского юридического института. С 1990 г. - Председатель Совета Республики ВС. В феврале 1991 г. вместе с шестью руководителями ВС РФ подписал письмо о недоверии Председателю Верховного Совета Ельцину. Член Совета Республики ВС РФ, затем депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ первого созыва (1993-1995 гг.).

[233]

"Какую победу? - еще не остыв, возразил я. Все накипевшее во мне вдруг вылилось разом. - Да, мы могли победить, но давайте подумаем, при каких условиях? Во-первых, при мощной поддержке народа, хотя бы москвичей. Но ее не было. 7-10 тысяч безоружных человек, прорвавшихся к Дому Советов, - это не победа, это мизер. Что они для 40 тысяч милиции и 6 тысяч омоновцев? Если бы те получили приказ - и близко к нам никого бы не подпустили. Это была обыкновенная провокация, чтобы перенести сражение на поле противника. Во-вторых, победу могла обеспечить сильная поддержка регионов. Где она? Да, большинство руководителей Советов провели сессии и признали указ Ельцина антиконституционным. Ну и что? На этом они посчитали свою миссию законченной. А где реальная помощь? Ельцинисты давно поняли бюрократическую сущность многих Советов. Ничего, кроме сочинения бумаг, они делать не умеют и не будут. Ведь в большинстве из них те же "демократы", которые одной ногой стоят в коммерческих структурах. После августа 91-го я говорил многим руководителям законодательных органов субъектов Федерации: теперь "демократы" примутся разгонять Советы. И если это случится, их председатели и пальцем в знак протеста не пошевелят, а некоторые даже обрадуются и будут способствовать этому. В-третьих - армия. Она пока якобы соблюдает нейтралитет. Но нейтралитет в этой политической ситуации - это фактически поддержка Ельцина. Ей бы давно пора выполнить воинский долг - выступать в защиту конституционного строя. Но разве можно в чем-либо положиться на Грачева, заявившего, что "армия с президентом"?"

"Юрий Михайлович, мне кажется, - согласился Милюков, - не нужно было вообще сегодня никаких штурмов и захватов. Воодушевленные прорывом блокады Дома Советов, десятки тысяч людей завтра сами бы пришли к зданию. Режим был бы уже бессилен..."

"В этом я с Вами полностью согласен. Не нужно быть тонким стратегом, чтобы понять: любые силовые действия со стороны защитников Дома Советов дают отличные козыри в руки Ельцина и позволяют ему нанести "ответный" удар, который будет оправдан во всем мире. Хотя на нашей стороне Конституция и закон, в случае насильственных действий мы перестаем быть оппозицией и становимся в глазах мира погромщиками. Большего подарка кремлевским путчистам преподнести было нельзя".

"Ну, Юрий Михайлович, - возразил Милюков, - Вы слишком сгущаете краски. Мировая общественность знает, кто сделал первый кровавый выстрел, издав антиконституционный указ".

"Наивный Вы человек, профессор. Никакой нашей "победы" просто быть не могло. Неужели Вы не понимаете, что на протяжении десяти дней мы то и дело попадаем из одной ловушки-провокации в другую? Сначала нам подстроили "дело Терехова". Телевидение трезвонило каждые полчаса, будто в Белом доме скопилось-де столько оружия, там такие головорезы, что создалась опасность для москвичей. Ведь именно это дело послужило поводом к блокаде Дома Советов. И таких провокаций, уважаемый профессор, было много".

Увы, профессор все еще витал в облаках. Тяжело было понять новую ситуацию российскому интеллигенту. Мир перевернулся, изменились нравственные ценности. Но многие еще жили в мире старых иллюзий. Вечером и в трагическую ночь с 3 на 4 октября (понимая, что "всенародно избранный" подписал антиконституционный указ, совершил государственный переворот) некоторые депутаты наивно спрашивали:

[234]

"Где Ельцин? Почему, когда пролилась русская кровь, он где-то прячется и молчит, не выступит по телевидению, не обратится к народу, к народным депутатам, к защитникам Дома Советов России? Почему народ должен слушать измышления его советника Станкевича или пресс-секретаря Костикова?{1} Народ имеет право слышать своего(!) президента, которого он избрал. Он должен был обратиться к народу сам!"

Увы, наивность жила и в обществе, и в Верховном Совете.

Беседуя с профессором Милюковым, я рассказал ему про наш вечерний разговор с президентом Калмыкии Илюмжиновым, когда тот решил остаться в Доме Советов России.

- Кирсан, Вы пытались встретиться с Ельциным, чтобы узнать его точку зрения, как выходить из противостояния? - спросил я у него.

- Пытался. И неоднократно. Я много раз ему звонил, но меня не соединяли. 1 октября я пять часов просидел в Кремле, дожидаясь приема, но безуспешно. Накануне мне Черномырдин выписал пропуск в Белый дом, чтобы я смог походить там и лично убедиться в наличии вооруженных боевиков, наркоманов, пьяниц. Руцкой меня водил по этажам, все объяснял и показывал. Не знаю, может быть, специально все попрятались, но случайных людей с оружием не видел.

Я рассказал Илюмжинову, как приглашал в Дом Советов Черномырдина, чтобы он своими глазами все увидел. Ведь именно его кандидатуру на должность председателя правительства предпочли наши народные депутаты на Седьмом съезде в декабре 1992 г. Не приехал, видно боялся жесткой руки "хозяина".

- Мне хотелось, - продолжил К. Илюмжинов, - рассказать Ельцину свое мнение о "нулевом варианте", намеревался убедить его встретиться с Хасбулатовым и все решить миром. Меня выслушивали Илюшин, Филатов, но к самому так и не допустили. Хотя, конечно, я понимал, что после антиконституционного указа Ельцин был готов к любой жестокости, поэтому он и прятался ото всех".

А профессору А. Милюкову я заметил:

- Прорыв блокады Дома Советов - это чистейшая провокация, которая апробировалась неоднократно. Вспомните Баку, Душанбе. И на нее доверчивые граждане клюнули. Организаторы тонко рассчитали их порыв, ненависть к режиму.

И наконец, поход на "Останкино", - продолжил я. - Этот вариант провокаторам предвидеть было несложно. И Руцкой, и Хасбулатов, другие народные депутаты (некоторые и с подстрекательской целью) в последнее время только и твердили о необходимости прорыва "информационной блокады".

- Да, но народ-то все-таки был с нами, - прервал меня А. Милюков. - Он бы не дал штурмовать Дом Советов.

- Нет, уважаемый профессор, захват здания Белого дома - это завершающая точка в сценарии Указа № 1400. Она прочитывается между его строк. И этот штурм нам все равно предстоит пережить.

Профессор Милюков, конечно, не поверил...

Итак, правящей власти удались задуманные ею провокации - от "дела Терехова" до "штурма "Останкино". Теперь она считала, что имеет "полное право" применить силу против "головорезов, окопавшихся в Белом доме".


{1} С этим "секретарем" Ельцин вскоре расстался. Костиков получил "посольское назначение" в Ватикан. Но после того, как в печать просочились сведения о написанных им мемуарах с откровениями о деяниях бывшего патрона, он был отозван с этого поста.

[235]

Еще один прием провокации связан с так называемым "делом снайперов". Вопрос о снайперах часто возникал в средствах массовой информации, на переговорах в Свято-Даниловом монастыре. Руководство Верховного Совета доказывало, что никаких снайперов в Доме Советов нет. Но СМИ и генералы-штурмовики продолжали нагнетать обстановку и формировать общественное мнение против защитников Конституции.

На мой взгляд, "дело снайперов" - это вершина использования "демократами" метода провокации. Вот как описывает его один из разработчиков операции - главный охранник Ельцина генерал Коржаков:

"Чуть свет позвонил встревоженный Барсуков: "Слушай, Саня, ко мне пришли командиры из "Альфы". Они говорят, что группа не хочет идти на штурм. Офицеры растеряны, некоторые считают, что все происходящее антиконституционно. Им для выполнения приказа нужно заключение Конституционного суда.

Интересная ситуация - чтобы выполнить приказ президента, необходимо подтверждение Конституционного суда! Такая логика уже ни в какие рамки не укладывалась. Ведь президент к тому же и Верховный главнокомандующий, а военнослужащий обязан сначала выполнить приказ и только потом его обжаловать. Так положено по уставу".

Вот как все просто. Только забыл "главный топтун страны", кто нарушил Конституцию РСФСР - Основной Закон, кто совершил государственный переворот в стране. Ему, носителю генеральских лампас с менталитетом майора, соавтору государственного переворота, было не понять, что в армии и спецслужбах есть патриоты страны, люди, для которых Основной Закон государства - не пустой звук.

Но "в каждой домушке - свои игрушки". Главный охранник решил уверить альфовцев нарушить воинскую присягу. "Мы с Барсуковым, - продолжает он свои воспоминания, - решили собрать командиров подразделений "Альфа" в зале Совета безопасности - пусть президент с ними лично переговорит... Барсуков заранее предупредил Ельцина о настроении группы. Борис Николаевич произнес краткую речь. Но перед этим суровым голосом спросил командиров:

"Вы будете выполнять приказ президента?"

В ответ - пугающее молчание.

Суть трехминутного выступления Ельцина сводилась к следующему:

"Вы обязаны выполнить приказ. И не надо себя мучить сомнениями. Никого репрессиям не подвергнут".

...Жесткий тон выступления президента не прибавил энтузиазма офицерам. Они не воспылали доверием к Борису Николаевичу и сидели с каменными лицами. Я ушел вместе с Ельциным, а Барсуков остался, продолжая целенаправленно беседовать с командирами.

...Михаил Иванович искал какие-то зацепочки в разговоре, играл на нюансах и все-таки переломил настроение офицеров.

...Офицеры "Альфы" расставили снайперов вокруг Белого дома. Они вяло перестреливались со снайперами мятежников" (курсив мой. - Ю.В.){1}.

Теперь посмотрим, как гарант Конституции Ельцин комментирует начало провокационной акции:

"Тактика была у Барсукова простая: попытаться подтянуть их (альфовцев. - Ю. В.) как можно ближе к зданию, к боевым действиям. Почувствовав порох, гарь,


{1} Коржаков А. Борис Ельцин: от рассвета до заката. С. 171-173.

[236]

окунувшись в водоворот выстрелов, автоматных очередей, они пойдут и дальше вперед"{1}.

Это был первый акт задуманной провокации. Вряд ли альфовцы пошли бы на штурм. Это порядочные люди, патриоты своей страны. И доказали это еще в 1991 г., когда их пытались втянуть в политику. Нужен был второй шаг, который бы возмутил офицеров. И такое коварное развитие событий было также запрограммировано: использовали прием "пикадилья" - убить своего же соратника. В подтверждение этого факта приведу следующие данные.

Когда альфовцы подъехали к Дому Советов, по ним повели прицельный огонь из гостиницы "Мир". Одна из БМП, на которой ехали альфовцы, остановилась около раненого десантника. Из машины вылез младший лейтенант Г. Сергеев. Пуля попала ему между верхней границей бронежилета и нижней границей сферы (специальный защитный шлем). По оценке специалистов, такой прицельный выстрел мог сделать только снайпер (курсив мой. - Ю. В.). По сведениям от трассологов, выстрел был произведен из помещения фабрики, которая находится на противоположной стороне Дома Советов, но никак не из него.

Подобные провокации проводились и ранее. У Вильнюсской телебашни также выстрелом в спину, в не защищенное бронежилетом место был убит спецназовец Шацких. Именно после этого "Альфа" ринулась в бой{2}.

Итак, не вызывает сомнения, что в дни сентябрьско-октябрьского противостояния снайперы были. Но возникает вопрос: чьи были снайперы? Приведенные нами только некоторые факты отчетливо свидетельствуют, что снайперы "обслуживали" сторону режима. От их прицельных выстрелов погибли десятки людей - милиционеры, военнослужащие, журналисты, дети, женщины.

В средствах массовой информации неоднократно были сообщения генералов-расстрелыциков народа - А. С. Куликова, А. Н. Куликова, В. Г. Евневича, А. А. Романова, Г. Г. Кондратьева и других, в которых говорилось о "плотном снайперском огне", о том, что "из Белого дома снайперы стреляли кучно", о "снайперах, стрелявших с крыш Центра международной торговли". Всех их причисляли к белодомовцам, "войскам Верховного Совета".

В СМИ упоминалось, что многих снайперов удалось даже захватить живыми и обезоружить. Например, "одну из групп снайперов удалось захватить" на пересечении Нового Арбата и Садового кольца{3}.

Однако если снайперов захватили, то почему же ни одной фамилии не было обнародовано? Представляю, какой гам подняли бы в прессе "демократические" журналисты, если хотя бы один "захваченный снайпер" оказался сторонником Дома Советов!

Но зато есть факты обратного порядка. Приведем выдержку из интервью журналиста Марка Дейча с одним из генералов ФСК по этому вопросу:

"Когда был убит Сергеев и шел огонь по группе "Альфа" из гостиницы "Мир", - сообщает генерал, - только тогда она ("Альфа". - Ю. В.) открыла стрельбу и стала подавлять огневые точки в гостинице "Мир"... Кроме тех людей, которые попали в список жертв, в гостинице "Мир" (согласно той информации, которую я получил от своих подчиненных) в одной из комнат было обнаружено четыре трупа. Один из


{1} Ельцин Б. Записки президента. С. 12.

{2} Об этом рассказывает А. Литвиненко в вышеуказанном материале.

{3} См.: Независимая газета. 1993. 6 октября.

[237]

них - в форме подполковника милиции. Этот человек, по данным моих информаторов, являлся сотрудником Главного управления охраны" (курсив мой. - Ю. В.){1}.

Но и это еще не вся правда. Разгадку "дела снайперов", на мой взгляд, нашел бывший Генеральный прокурор РФ А. Казанник, и это стало одной из причин его ухода со своего поста. Снайперами были не российские граждане, а завезенные в страну за миллионы долларов западные киллеры.

Выводы пусть читатель делает сам.

Наглядным примером неспособности режима Ельцина решать конфликты демократическим путем является Чечня. "Демократы" сами создали эту "горячую точку", взрастили и взлелеяли генерала Дудаева - в лучших традициях провокации как способа собственного выживания. Вскоре они получили ответ из Чечни.

Дудаев и его режим породили чудовищный терроризм. Сегодня, когда чеченские мафиози похищают и убивают людей, в том числе журналистов, представителей иностранных миссий, врачей, взрывают дома в Буйнакске, Волгодонске и даже в Москве, захватывают в заложники больных и рожениц (как в Буденновске) или зрителей мюзикла "Норд-Ост" в Москве (23 октября 2002 г.) и т. д., мало кто вспоминает, что именно при Дудаеве начался массовый исход из Чечни 300-тысячного русского населения, которое не выдержало массовых убийств, что именно тогда стали ежедневно захватывать десятки людей в рабство, грабить, насиловать русских девушек. Дудаевцы не щадили и чеченцев, лояльных к федеральным властям. Так конъюнктура мстит стратегии.

Провокации имели место и позднее. Вспомним события 1996 г. Приближались сроки проведения президентских выборов, вторых для Ельцина. Рейтинг президента по объективным и субъективным причинам неумолимо падал. Страна все глубже вползала в системный кризис, подавляющая масса народа нищала, кучка олигархов обогащалась. Накануне нового, 1996 г. у президента случился очередной инфаркт. Многие политологи считали Ельцина бесперспективным кандидатом в президенты. Даже Гайдар весной 1996 г. на одной из встреч деморосов публично заявил, что их движение, скорее всего, откажется от поддержки Ельцина на летних президентских выборах. С другой стороны, общественные опросы свидетельствовали о росте рейтинга главного оппонента Б. Ельцина - лидера Компартии и народно-патриотического блока Г. Зюганова. В повестку политической жизни "демократов" остро встал вопрос об отмене или переносе выборов президента, и он активно прорабатывался в околопрезидентских кругах. Но нужен был провокационный повод, чтобы взбаламутить общество, "убедить" его в необходимости нарушения Конституции, перенести сроки проведения выборов. Но сделать это так, чтобы решение приняла Государственная Дума. А для этого есть два пути: либо провокация, шантаж - испугать депутатов, сформировать общественное мнение, либо договориться с левым большинством в Думе. И оба направления начали активно претворяться в жизнь клевретами Кремля.

18 марта 1996 г., после принятия Государственной Думой второго созыва постановления по отмене Беловежского соглашения, здание Думы ночью заняла милиция. Многие депутаты, особенно независимые, кто не прошел горнило событий августа 91-го и сентября - октября 93-го, кто на себе не ощутил провокаций со стороны "демократов", наивно верили, что здание Думы было занято омоновцами


{1} Цит. по кн.: Руцкой А. Кровавая осень. С. 460.

[238]

для поиска "заложенной бомбы". И никакие уверения, что это очередная провокация с далеко идущими политическими целями, их убедить не могли. Многие говорили о нагнетании страстей со стороны депутатов фракций КПРФ и "Народовластия".

Однако позднее прояснилась незавидная роль самого гаранта Конституции.

Авторы "Эпохи...", непосредственные участники описываемой провокации, вынуждены фактически признать ее, взвалив конечно же всю вину на бывшего своего кумира-шефа: "Иногда он поддавался искушению и был на грани отчаянных шагов, как в марте 1996 года, когда склонялся к роспуску Госдумы. Но в конечном счете пересиливал себя и оставался в рамках Конституции"{1}.

Тут авторы откровенно идеализируют Ельцина. Не Конституция его пугала. Опыт растаптывания Основного Закона у него накапливался с 1991 г.: плевал он на Конституцию, когда вопрос касался власти. В 1996 г. ситуация в стране была совершенно иной, чем она была в 1991 и 1993 гг., хотя, случись критическая обстановка, он ради удержания власти не задумываясь пошел бы на любые крайние меры. Постараюсь подтвердить этот тезис.

23 июля 1999 г. в "Независимой газете" было опубликовано интервью бывшего министра внутренних дел Куликова. Вот как он рассказывает о событиях марта 1996г.:

"...17 марта, около 8 часов утра, мне позвонил Коржаков и сказал, что Борис Николаевич ждет меня к 11 часам в Кремле... Когда я вошел, - продолжает А. Куликов, - увидел возбужденного, взбодренного президента... Только сел - сразу же сказал (президент Б. Ельцин. - Ю. В.): "Я принял решение распустить Думу, поскольку она превысила свои полномочия... Я больше не намерен терпеть этого, мне нужно два года, ...нужно перенести выборы, надо запретить Коммунистическую партию, и я такое решение принял. Во второй половине дня вы получите указ".

Начала реализовываться и вторая часть плана - переговоры с руководством Компартии об отмене или переносе выборов. Об этом откровенно поведал Коржаков. Приведу выдержку из его беседы с секретарем ЦК КПРФ Зоркальцевым, председателем Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Госдумы: "Вы думаете, мы вам власть отдадим? Вы поняли, что у нас намерения серьезные, когда Думу захватили в воскресенье, 17-го числа. Так что не отдадим".

Коржаков подчеркнул, что, поскольку на тот период Ельцин "от идеи запрета Компартии еще не отказался", "Зоркальцев, чувствуется, испуган, хочет мирного исхода".

"Я поставил коммунистам, - продолжил Коржаков, - жесткое условие: если готовы обсуждать идею по отмене выборов, то давайте конкретные предложения. 70 лет рулили, теперь дайте нам 70 лет порулить"{2}.

А в это время план блокирования Думы начал реализовываться, было объявлено, что Дума якобы заминирована. Однако в 8.30 утра 18 марта блокадная команда была отменена, поскольку силовые министры на совещании у президента заявили, что не ручаются за "нормальное" развитие событий. В то время ситуацию удалось сохранить в конституционном поле, провокация не удалась. А как хотелось!


{1} Эпоха Ельцина. С. 795.

{2} Коржаков А. Борис Ельцин: от рассвета до заката. С. 368-369.

[239]

3 октября 1997 г. в специальном радиообращении к россиянам, приуроченном к годовщине октябрьских событий 1993 г., Ельцин вновь использовал свой излюбленный прием провокаций и создания "стратегии напряженности", когда откровенно пригрозил парламенту, что "терпение президента - небеспредельно". Шантаж Госдумы накануне рассмотрения в ней важнейших вопросов экономической политики - излюбленный ельцинский метод, который он всегда использует при необходимости найти виновников собственных неудач.

Основание для обвинения Думы со стороны Ельцина состояло в том, что она якобы "забыла" интересы Отечества и приняла Земельный кодекс, не предусматривающий куплю-продажу земель сельскохозяйственного назначения, отказывается утвердить "социальный пакет", медленно рассматривает Налоговый кодекс. Президент предрек новый виток противостояния с Думой, если не будут приняты его условия.

Но разве могли депутаты утвердить "социальный пакет", по которому отменялись льготы пенсионерам, инвалидам, фактически отменялись пособия для детей и семьям с низкими доходами? Можно ли было принять предложенный вариант Налогового кодекса, не снижающего, а, наоборот, увеличивающего налоговое бремя, против чего выступили отечественные товаропроизводители, да и Совет Федерации? Кстати говоря, через полгода сам президент отозвал из Госдумы Налоговый кодекс.

К этому можно добавить и чисто личностную причину нападок президента на Государственную Думу. Об этом, в частности, мне рассказали в Администрации Президента, зная обидчивый характер Ельцина. По их мнению, наступление на Думу началось после того, как Зюганов заявил: "У нас нет президента, у нас есть главарь, который возглавляет режим". Эти слова Зюганова можно сравнить со знаменитым щелчком по горлу Хасбулатова 18 сентября 1993 г. Многие считали, что именно после этого Ельцин и принял окончательное решение о роспуске Верховного Совета.

...Годы, прошедшие с момента "горячей осени" 1993 г., отчетливо показали: "демократический" антинародный режим взращен на провокации.

Провокации августа 1991 г., "горячей осени" 93-го, война в Чечне вписаны в российскую историю черными и кровавыми страницами. Дальнейшую историю российской жизни судьба пока позволила писать тем же "летописцам", которые виновны в этих страшных трагедиях, причем писать без оглядки на законность, волю народа, голос оппонентов и критиков. Но, несмотря на это, народ когда-то узнает правду и воздаст по заслугам разрушителям и насильникам России.

 

 

[240]

Тяжелым снарядом по Дому Советов,
Наводкой прямой, все сметая дотла,
Холопы ворья на виду всего света
Ударили разом в четыре ствола.
О, если бы только по депутатам!
О, если бы только по сотне бойцов!
По Чести, по Славе, по старым Солдатам,
По ликам святых, по могилам отцов!
Из наших же танков по нашему Дому
Вдруг наши танкисты открыли пальбу,

Пожарский и Минин, Донской и Суворов
В тот миг от стыда содрогнулись в гробу.
Солдатикам что? Выполняли команды,
В мозгу затемненном свет Чести погас...
Российский холуй пентагоновской банды
Отдал им по пьянке преступный приказ.
"Отец демократии", лжец и бандюга,
Стравил всех друг с другом в российском краю.
И русские люди стреляют друг в друга,
И гибнут мальчишки в безумном бою.

Н. Бунин

 

 

ШТУРМ:
ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ ЧАСОВ
СТРЕЛЬБЫ ПО НАРОДУ

 

Сведения о том, что штурм Дома Советов состоится 4 октября, поступали к нам из разных источников. Нас информировали об этом некоторые сотрудники ФСБ, поддерживавшие связь с Баранниковым. О штурме мне также сообщили сотрудники Администрации Президента на переговорах в Свято-Даниловом монастыре. Картина еще более прояснилась после того, как "приближенный ко двору" Полторанин провел тайное совещание с редакторами верноподданнических газет и просил их "спокойно отнестись" к тому, что случится в этот день. Наконец все стало на свои места, когда стало известно, что 3 октября 1993 г. с 16.00 Указом № 1575 "О введении чрезвычайного положения в городе Москве" Ельцин фактически перешел к прямым боевым действиям. Правительству были даны прямые указания на применение военной силы против защитников Конституции, военнослужащие освобождались от уголовной ответственности за убийства, разрушения и бесчеловечное обращение с гражданами.

Показательный для "новых демократов" факт: этим же указом министру иностранных дел Козыреву вменялось проинформировать зарубежные страны и Генерального секретаря ООН о несоблюдении в одностороннем порядке обязательств по Международному пакту о гражданских и политических правах "в такой степени, в какой это требуется остротой положения".

По специальной рации, начиная примерно с 5.00 - 5.30, мы слышали, что к Москве началась переброска бронетранспортеров, личного состава из Кремлевской и Тульской воздушно-десантных дивизий. Подтягивались подразделения Рязанской десантной дивизии.

Встретившись рано утром с Хасбулатовым и Руцким, мы обсудили сложившуюся ситуацию.

- Все, - сказал Руцкой, - солдат подтягивают к Белому дому.

- Но ведь генерал Кобец, - возразил Хасбулатов, - обещал использовать их только в режиме "голубых касок".

- Да не верю я вашим Кобецу и Грачеву! Предавши раз, предадут не однажды. Мне сообщили, - воскликнул Руцкой, - что в руководстве МО раскол по вопросу

[241]

использования армии и ввода ее в Москву. Так ведь Пашка - через головы командующих округами - сам звонит в дивизии и полки. Ваш же любимец Кобец дал согласие возглавить оперативную группу по стабилизации ситуации в городе, а фактически - по расстрелу мирного народа.

Вернулся в кабинет. 6.30. Раздается первая короткая очередь по Дому Советов. Смотрю в окно в задней комнате кабинета, выходящее на Краснопресненскую набережную. Танки! Они выстраиваются на противоположной стороне набережной и на мосту. 10 танков, как потом выяснилось, Кантемировской дивизии. Прямо перед Домом Советов, пригибаясь и прикрываясь щитами, здание оцепляют солдаты и омоновцы. В 10 часов утра танки начали непрерывно бить по верхним этажам Дома Советов. После нескольких залпов на 12-13-м этажах начался пожар.

Жизнь, если можно назвать состояние человека, находящегося под обстрелом танковых снарядов и автоматных очередей, жизнью, находится как бы в особом измерении. Время как будто останавливается. Перед глазами возникают события с того момента, когда человек начал реально осознавать окружающий мир. И приятное и неприятное из пережитого пролетает в представлении как сон. Возникает естественное желание, чтобы этот кошмар быстрее закончился. А за окном стреляют, стреляют, стреляют...

В 7.00, разрушив баррикады у здания парламента, на площадь Свободной России прорвались пять БМП с десантом на борту, вооруженным автоматическим оружием. БТР и БМП начали расстреливать людей в палатках, открыли огонь по окнам Дома Советов. Первые же выстрелы буквально снесли одну из палаток, стоявшую на площади, в которой спали москвичи. Три защитника Конституции уже больше не смогли подняться. Эта первая атака и первые жертвы оказались лишь кровавой прелюдией.

Подразделения Тульской воздушно-десантной дивизии, заменившие милиционеров и солдат внутренних войск, замкнули кольцо вокруг Дома Советов, опутанного колючей проволокой. В 8.30 бойцы начали перебежками приближаться к зданию, а БТР и БМП открыли прицельный огонь по окнам парламента.

В России реально произошел переход от демократического режима к полицейскому. Танки стреляли по Верховному Совету под одобрительные крики "демократов" и аплодисменты лидеров западной "цивилизации".

Я еще раз позвонил в штаб Кобеца. Трубку взял народный депутат РФ генерал-полковник Волкогонов{1}. Мы с ним были достаточно знакомы. Проводили вместе


{1} Генерал Волкогонов скончался в 1996 г.
"Про мертвых - или хорошо, или ничего" - гласит пословица. Но все, что сказано ниже, было написано мною в книге "Свинцом по России", опубликованной в 1995 г., еще при жизни Волкогонова. Поэтому я полностью привожу текст, изложенный в книге.
"Народ неоднократно клеймил позором этого "перевертыша". Характерно открытое письмо генералу Д. Волкогонову от ветерана Великой Отечественной войны Е. Кулинкиной. Она пишет: "Со стыдом, горечью и обидой смотрела я на Вашу фотографию в мундире советского генерала с множеством орденских планок, смотрела как Вы, улыбаясь, рассказываете о "подвигах" своих сторонников при взятии Белого дома.
...Не позорьте мундир генерала Карбышева! Снимите его! Мундир генерала Власова Вам больше к лицу...
Да, "суровая кара советского закона" Вам сегодня не грозит. Но Вам не уйти от "всеобщей ненависти и презрения трудящихся", которые будут преследовать Вас всю жизнь. Иудин грех не прощается!" (Ветеран. 1994. № 3).

[242]

отпуск в санатории "Барвиха", встречались дома, часто перезванивались. Вспоминаю, как он возмущался Ельциным, что тот опирается в проведении экономических преобразований на "мальчиков в коротких штанишках". Сегодня же стальным, холодным голосом он ответил:

"Ситуация изменилась. Президент как Верховный главнокомандующий подписал приказ министру обороны о штурме Дома Советов и взял всю ответственность на себя. Мы подавим путч любой ценой. Порядок в Москве будет наведен силами армии.

Утром, как только началась танковая стрельба по Дому Советов, народных депутатов, работников аппарата, защитников, которые находились в здании, созвали в зал Совета Национальностей. Это самое безопасное место, поскольку зал расположен в центре здания и не имеет окон. Свет проникает сюда лишь из раскрытых дверей коридора.

Ко мне в кабинет зашел Виталий Сыроватко{1}. Мы обсудили, как успокоить депутатов и защитников Дома Советов, что сделать, чтобы не возникла паника. Спасти людей - вот главная задача!

Прежде всего начал звонить в правительство, Московскую патриархию, Конституционный суд. По милицейской рации постоянно обращался к войскам с призывом прекратить огонь и начать переговоры. В ответ - сплошной мат. Артиллерийский огонь усиливался. Перемещение войск, техники и сил милиции в направлении Дома Советов нарастало с каждым часом. К ним постоянно подходили новые подкрепления. Основной огонь по Белому дому велся со стороны американского посольства, из гостиницы "Мир", с набережной возле гостиницы "Украина". Со всех сторон по движущимся в здании били снайперы. Несколько пуль попало в стекло задней комнаты моего кабинета. Мы с Виталием Григорьевичем бросились туда посмотреть, что случилось. От пробоин стекло покрылось сетью мельчайших трещин. Наверное, увидев нас через стекло, обстрел комнаты усилили. Мы вынуждены были покинуть эту комнату и вернуться в кабинет. Прошло не более часа. Вначале танки, как я уже говорил, прицельно били по 12-му и 13-му этажам, где размещался штаб обороны генерал-полковника Ачалова. Здесь уже не осталось ни одного целого стекла. Вскоре пули и танковые снаряды начали крушить наш пятый этаж.

Ко мне в кабинет пришли приднестровцы. Это были молодые ребята с автоматами, одетые в камуфляжную форму. Они попросили меня и Сыроватко покинуть кабинет, поскольку со стороны набережной ожидался обстрел из танков. Я прошел в штаб Руцкого. Штаб работал. Приходили порученцы и докладывали обстановку в здании и вокруг Дома Советов. В углу затемненной комнаты сидел за рацией бывший сослуживец Руцкого. Он слушал радиосообщения на частотах атакующих и записывал их на магнитофонную кассету. Открытым текстом в эфире звучали


{1} Сыроватко В. Г., родился в 1940 г. Украинец. В 1967 г. окончил Кубанский сельскохозяйственный институт. Кандидат экономических наук. Избирался первым секретарем горкома ВЛКСМ, секретарем, потом первым секретарем Краснодарского крайкома ВЛКСМ. С 1973 г. работал первым секретарем райкома, заведующим отделом крайкома КПСС, инструктором отдела ЦК КПСС. В 1988 г. был избран секретарем Брянского обкома КПСС, а в 1989 г. - председателем исполкома областного Совета народных депутатов. После избрания народным депутатом РСФСР - член Совета Национальностей ВС РФ, а затем секретарь Президиума ВС. В Доме Советов был до конца. Позднее - генеральный директор ООО "Агрофирма Мосагрогаз".

[243]

приказы: "Всех уничтожить! Пленных не брать! Всех на поражение! Уничтожить всех, живыми никого не брать!"

- Вот, Юрий Михайлович, - сказал мне Руцкой, - это настоящий фактический материал против преступной банды Ельцина. Мы его обязательно сохраним и представим на суд россиян и мировой общественности. Пусть потом узнают, кого они поддерживали и на каких "демократов" делали ставку. Народ также поймет, как его облапошили.

Я попросил Александра Владимировича дать мне спецрацию, чтобы обратиться к руководству армии и МВД прекратить огонь и начать переговоры. Руцкой сначала отмахнулся:

- С этими сволочами бесполезно разговаривать.

Но рацию дал. Я, а затем священник Русской православной церкви отец Никон выступили с призывом приступить к переговорам.

- Солдаты! К вам обращается Русской православной церкви иеромонах Никон. Вы же христиане! Прошу: прекратите огонь! В здании полно женщин и детей. Есть уже десятки погибших. Снайперы бьют по окнам, не жалея никого. Льется русская кровь. Неужели вы забыли главную заповедь: "Не убий!"? Не берите грех на душу, будьте милосердны! Не убивайте братьев своих во Христе!

В ответ только угрозы:

- Сидите и не рыпайтесь. Нам дана команда стрелять на поражение и свидетелей не оставлять.

После этого еще жестче отдавались команды:

- Бить, бить, бить... Всех уничтожить! Пленных не брать. Стрелять на поражение этих бл...

Все записи команд, позывные сохранились, и часть из них уже опубликована.

Я предложил Хасбулатову и Руцкому обратиться к руководителям ряда посольств, чтобы они вмешались и потребовали от правительства остановить эту кровавую бойню. Оба поддержали эту идею. Попросили также Зорькина, чтобы и он связался с послами. Однако ни одно посольство "демократических стран" Запада не откликнулось на нашу просьбу.

Спустился и я в зал Совета Национальностей. Здесь стояла напряженная тишина. Народные депутаты, работники аппарата и служб, журналисты, защитники Дома Советов тихо переговаривались, прислушивались к свисту пуль и разрывам снарядов. Здание сотрясалось от попадания прямой наводкой танковых снарядов из стодвадцатипятимиллиметровых орудий. У наших лучших в мире советских танков - лазерная наводка, и снаряды попадали точно в намеченную цель, в окна любого этажа, в Российский герб и флаги на фронтоне здания.

За столом президиума - заместитель Председателя Верховного Совета Российской Федерации В. Агафонов и Председатель Совета фракций В. Новиков. Через мегафон они периодически сообщали депутатам о положении в Доме Советов, в меру сил успокаивали. Кто-то стал читать стихи Ахматовой, посвященные Ленинградской блокаде. Вдруг кто-то сильным женским голосом запел песню "Дорогая моя столица, золотая моя Москва". Зал хором стал подпевать. Эта песня фактически стала гимном защитников Конституции. Она в течение двух недель неоднократно исполнялась на баррикадах для солдат, стоявших в оцеплении. А в тот день - в зале Совета Национальностей - особенно символично прозвучали слова: "Мы запомним суровую осень, скрежет танков и отблеск штыков..." В это время Дом Советов сотрясался от разрывов танковых снарядов.

[244]

Но тяжесть на душе, ответственность за судьбы этих людей не оставляли меня. Пафос патриотизма, любви к Родине, к России был разлит в темноте зала и лишь усиливался от нервного напряжения.

По рядам раздавали, как последнюю реликвию этих трагических дней, текст вальса "Свобода", написанный 2 октября Надеждой Дерзновенко и Верой Бойко.

Дом Советов опять
Окружили солдаты,
И отключены свет,
И тепло, и вода.
Телефоны молчат...
Только с нами ребята,
Что пришли за свободу
Бороться опять!
Мы должны победить -
В этом нету сомнений!
Мы должны отстоять
Нашей Родины честь,
Не поставит никто
Наш народ на колени!
Наша очередь нынче
Мать-Россию сберечь.

Припев:

Свобода -
Это сладкое слово!
Отцы за свободу
Сражались не раз!
Свобода - Священное слово!
За свободу бороться
Должен каждый из нас!
Все, кто любит Россию, -
Под наши знамена!

Собирайтесь, друзья!
Бьет тревогу набат!
И несется по миру
Звон колокольный.
Наше время пришло!
Нет дороги назад!
Дом Советов живет,
Окруженный ОМОНом.
В нас направили пушки,
Выполняя приказ.
И гражданской войной
Угрожают влюбленным,
Разрушая Россию,
Те, кто предали нас.

В зале Совета Национальностей систематически звучала информация "с той стороны": какие идут перемещения и куда, как реагирует правительство на наши предложения, а также какие и с кем переговоры ведут Хасбулатов и Руцкой. Никто не терял надежды, что этот кошмар прекратится. В головах у собравшихся не укладывалось, как мог Ельцин расстреливать законный парламент, тот, который когда-то избрал его Председателем Верховного Совета, открыл ему дорогу в президенты.

Общая трагедия еще крепче сплотила всех...

К микрофону подходит заведующий экспертной группой Совета Республики П. Субботин. Он обратился к сидящим в зале:

- Уважаемые товарищи! Многие из тех, кто выступает здесь, делит нас на народных депутатов и аппаратчиков. Все мы здесь остались, чтобы бороться за народ, за Россию, за будущее наших детей и внуков. Все мы народные! Давайте сделаем перекличку депутатов и оформим списки находящихся в зале работников аппарата и защитников Дома Советов. Нельзя, чтобы кто-то остался незамеченным.

[245]

К мегафону подошел журналист Митрофанов. Он внес предложение о переписи журналистов, находящихся в зале. Всего в списке было 68 человек. Никаких иностранных журналистов в те часы в зале Совета Национальностей не было, кроме американского журналиста-коммуниста Майкла Давидоу и его жены Елены Давидоу. Иностранные журналисты еще накануне "слиняли" из Дома Советов, так как уже знали, что ночью или рано утром будет штурм.

Депутат И. Алироев подошел к столу президиума и предложил:

- Я думаю, мы неправильно поступили, когда в свое время освободили от депутатских обязанностей А. Дунаева. Пусть он с этой минуты считается народным депутатом Российской Федерации.

А в полутемном зале при свечах продолжалась регистрация. Поименные списки передавались секретарю Президиума ВС РФ Сыроватко. Многие со слезами на глазах подходили к столу, чтобы отметиться: и я за народ, за Россию, за демократию, за народовластие!

Стрельба продолжалась. Методично продолжали бить танки. В верхних этажах здания один за другим раздавались взрывы. Казалось, что оно качается. Трещали очереди. В коридоре проносили носилки с ранеными. Один молодой боец, раненный в руку, лежал на возвышении президиума зала. Однажды зал облегченно вздохнул - это когда по переговорному устройству вдруг сказали, что на выручку Дому Советов идут москвичи. Но тут же надежда угасла.

В зал вошел Хасбулатов. Председатель Верховного Совета был спокоен и выдержан, прошелся по рядам, приободрил депутатов и присел возле диктофонных кабин.

- Председатель с нами, - перешептывались в зале.

- Руслан Имранович, - спросила у него журналистка Куцылло, - что будет?

- Я давно знаю Ельцина, знаю его продажность, льстивость и обман, но такого от него не ожидал. Идти против своего народа, своих депутатов! - тихо сказал он и содрогнулся.

- Вам страшно? - спросили его.

- Нет, не страшно. Чего мне бояться? Я сделал все для защиты Конституции, защиты закона, своего народа. Совесть у меня чиста. - И добавил: - Конечно, если что, они попытаются меня убить. Но и это мне не страшно. Страшно то, что ельцинизм отбросит Россию назад, сделает ее либо третьеразрядной страной, либо раздробит ее на части.

К Хасбулатову подошел посыльный от Руцкого и достаточно громко сказал:

- Руслан Имранович, от метро "Баррикадная" к Дому Советов идут москвичи на помощь. Нам нужно продержаться.

- Что ж, - тихо ответил Руслан Имранович, - продержимся.

Встал и пошел на 5-й этаж, где работал исполняющий обязанности президента. Я тоже направился туда, чтобы проверить достоверность информации.

Действительно, к зданию Дома Советов, как выяснилось позднее, со всех сторон направлялись москвичи и наши сторонники из других регионов. Но их разгоняли водометами, а кое-где и стрельбой, травили "черемухой". Однако толпу москвичей (примерно 1,5-2 тыс. человек) - сторонников президента - торжественно провели через ряды ОМОНа и пропустили на мраморную лестницу Дома Советов России со стороны Краснопресненской набережной. Эта оголтелая толпа выкрикивала оскорбительные лозунги на "любом" языке, не брезгуя никакими выражениями в адрес защитников Белого дома. Вполне естественно, никто в них не

[246]

стрелял ни со стороны Дома Советов, ни со стороны гостиницы "Украина". Этих политических клакеров щадили и оберегали.

В одном из кабинетов на 5-м этаже Руцкой кричал в телефонную трубку Зорькину:

- Валера, это убийцы! Они бьют прямой наводкой. Есть много жертв. Прошу тебя, бери судей, руководителей субъектов Федерации и вези всех сюда. Это же Ерин дал команду - свидетелей не брать. Они знают, что у нас есть звукозаписи их команд - кто, когда давал команды стрелять на поражение. Мы же живые свидетели. Они нас живыми не оставят. Обзвони все посольства, пусть тоже приедут и своими глазами посмотрят на "демократа" Ельцина. Неужели мировое сообщество даст расстрелять свидетелей? Черномырдин врет, что дал команду не стрелять. Слушай, как гремит. Парламентариев с белым флагом они избивают. Ты же христианин, ты же верующий, на тебя также грех ляжет!

В. Зорькин обещал помочь. Но выполнить обещание по какой-то причине не смог. В здание вошел отряд "Альфа" и сразу направился к залу Совета Национальностей.

- Стоять, руки вверх, по одному выходи ко мне! - крикнул кто-то из группы. Началось движение. По призыву Бабурина народные депутаты решили выйти последними.

Время тянулось мучительно медленно. Наверное, это был самый длинный день в жизни каждого из нас. В 15.30 к Дому Советов подъехали группы "Альфа" и "Витязь". С самого утра на их командиров оказывалось мощное давление - атаковать Белый дом. Но офицеры этих спецподразделений не захотели втягиваться в кровавые политические игры - они хорошо понимали антигосударственную сущность Указа № 1400.

Руководитель "Альфы" и один из офицеров, положив оружие на мраморную лестницу, зашли как парламентарии в Дом Советов. В зал Совета Национальностей их ввел Баранников, объявив цель прихода:

- Я привел к вам командира "Альфы" и офицера. Они пришли безоружные. Я хорошо знаю этих ребят и верю им. Они предлагают сделать коридор из сотрудников спецкоманды, отгородят вас от этих головорезов из ОМОНа, выведут из здания и развезут на автобусах с зашторенными окнами по домам или до ближайшего метро. Я просил бы вас выслушать командира.

Баранников оговорился при этом, что судьба Руцкого, Хасбулатова и его лично - это предмет отдельного разговора.

К мегафону подошел офицер в экипировке, в шлеме, но без оружия. Он представился Владимиром Сергеевичем и заявил:

- Дорогие товарищи, я из группы "Альфа". Мы пришли к вам без оружия. Мы не хотим причинить вам зло. Нам дан приказ вас уничтожить, но мы отказываемся это сделать. "Альфу" снова хотят подставить. Я брал дворец Амина в Кабуле, был в Карабахе и Тбилиси. И везде нас подставляли. Сейчас мы хотим всех вывести живыми. Вам будет гарантирована полная безопасность, неприкосновенность. Если кто-нибудь попробует в вас выстрелить, мы их подавим огнем. Если все согласны, то я должен посоветоваться со своим начальником Барсуковым, и через час мы смогли бы провести эту акцию. В противном случае будем вынуждены выполнить приказ и штурмовать здание Верховного Совета, хотя это нам не по душе.

Офицер утверждал, что "Альфа" в состоянии справиться с этим заданием за 30 минут. При этом будет проведена танковая атака и осуществлен вертолетный

[247]

десант. Так рухнула последняя надежда... Я, а затем Агафонов и Баранников призвали находящихся в зале воспользоваться предложением "Альфы" как единственным разумным выходом в сложившейся ситуации.

Никто не задавал вопросов и не спорил; все, на мой взгляд, смирились. Да, значит, капитуляция, поражение. "Это не капитуляция, - сказал депутат Андронов. - У нас есть два выхода. Мы можем остаться здесь и, по существу, покончить жизнь самоубийством. Или же выйти наружу и продолжить борьбу, рассказать народу правду".

Все согласились с тем, что нужно выйти на свободу живыми и донести до всех правду о "демократии" и "правовом государстве", рассказать народу все о преступлениях ельциноидов. Однако другие возражали:

- Нас же просто пристрелят при выходе. Кому нужны лишние свидетели? Даже некоторые журналисты сомневались, что их не тронут, и передавали в руки депутатам блокноты и диктофонные кассеты. А приднестровские казаки медленно склонили головы и тихо сказали:

- Продали, и эти продали, Россия уходит во мглу!

Я переходил от одной группы депутатов к другой. Подсел к Шиповаловой, сестрам Бойко и их соседям.

- Насколько нужно не понимать душу русского человека, - обсуждали мы, - если в некоторых газетах пишут о том, будто в Доме Советов собрались "нелюди", "нечисть" и "убийцы". Неужели наши избиратели верят этому?

- Обернитесь вокруг. Вглядитесь друг в друга, - продолжил я, - вы видите, друзья мои: даже в эти трагические минуты среди вас не оказалось ни труса, ни предателя, ни нытика. Каждый депутат - это личность.

Лидия Степановна, посмотрите: люди измотанные, нервы у всех на пределе, глаза воспаленные от бессонницы. Но все лица светятся огромной верой в правоту своего дела - защиты конституционного строя, защиты Родины. Поэтому у них в лицах нет отчужденности, боязни. Это истинные патриоты.

- Знаете, Юрий Михайлович, Вы правы, - сказала В. Бойко. - Я сегодня смотрела на наших буфетчиц. Они тоже все устали. Но не уходят и здесь потому, что верят: не просто чай и бутерброды делают, а служат своему народу, Отчизне. Это видно по их улыбкам, их ясным глазам.

Вспомнили мы и со Светланой Горячевой те времена, когда шестеро руководителей Верховного Совета РФ выступили с заявлением против антинародной политики, которую проводил Ельцин. Не все народные депутаты тогда понимали их правоту. Многие, по русскому обычаю, еще надеялись: "А вдруг все не так уж плохо!" Это "авось" дорого обошлось всем нам, дорого будет стоить России.

- Хасбулатова! Пусть придет Председатель Верховного Совета, - предложил кто-то.

Через некоторое время пришел Хасбулатов. Увидев офицеров "Альфы", он понял, в чем дело. Подошел к столу президиума, взял в руки мегафон и обратился к народным депутатам и всем присутствовавшим:

"Дорогие друзья! Любимые мои, верные друзья, а других здесь и быть не должно. Мы все находимся на грани жизни и смерти. Настал час прощанья. Мы сделали все, что от нас зависело, для защиты России. Мы честно выполнили свой патриотический долг. Прошу вас покинуть здание. Вы должны сохранить себя во имя любви к России, нашей великой Отчизне. Пройдет время, и россияне поймут, что наша жертва не была напрасной. Равнодушие многих будет лежать на них тяжким

[248]

грехом. Беззаконникам не место в нашей стране - это также скоро все поймут. Только жаль, что подлинная демократия достигается человеческой кровью. Она лежит прежде всего на Ельцине и его окружении, которые послали армию и милицию убивать свой народ. Она лежит на "политиках от армии", которые нарушили Присягу, Конституцию и Закон.

Многие спрашивают меня: чилийский ли это вариант? Там простой, бедный народ вышел протестовать против законного режима Альенде. У нас же в России против Конституции "вышли" протестовать далеко не бедные и не совсем россияне - Боннэр, Ахеджакова, Новодворская. Точно к назначенному сроку, минута в минуту, приехал, как и в августовские 1991 года дни, дать концерт на Красной площади "буревестник революционных событий в России" Ростропович.

Физически эра Ельцина еще продолжает существовать. Морально и фактически она уже закончилась. Что касается его тяги к диктатуре, я не переставал предупреждать об этом общество. Первая попытка переворота была предпринята в декабре прошлого года. Вторая - 20 марта, с созданием злополучного ОПУСа. Постоянно раздавались угрозы разогнать Съезд и Верховный Совет России. Хотя, откровенно говоря, я не верил до последней минуты, что он решится на такой шаг.

Это не забота о России. Это стремление удержать власть любой ценой, пока жив, пока ногами вперед не вынесут.

Простите меня, дорогие друзья, если я в пылу дискуссии кого-то обижал, кому-то сделал больно, я делал это непроизвольно. Простите.

Прощайте, дорогие друзья!"

В зале стояла мертвая тишина. Многие подошли к Хасбулатову, чтобы пожать ему руку, дотронуться до него. Все понимали, что разлука будет долгой. Подошла к Хасбулатову и Сажи Умалатова, при всех обняла его. До этого момента они были ярыми антагонистами.

Даже офицеры "Альфы" и "Витязя" не могли нарушить эту святую тишину...

Перед выходом из Дома Советов депутаты приняли обращение "К гражданам России", которое огласил Бабурин. В нем от имени Десятого съезда говорилось, что народные депутаты, работники аппарата и защитники-москвичи покидают охваченное пожаром здание побежденными, но не сломленными. Это обращение не было опубликовано в печати. Поэтому привожу его текст полностью.

К гражданам России!
ОБРАЩЕНИЕ
Съезда народных депутатов Российской Федерации


Соотечественники!

Десятый (чрезвычайный) съезд народных депутатов Российской Федерации сегодня, 4 октября 1993 года, закончил свою работу. Народные депутаты России, сотрудники аппарата Верховного Совета Российской Федерации, все защитники Дома Советов России покидают охваченное пожаром здание побежденными, но не сломленными. Мы выполнили свой гражданский долг по защите конституционного строя Российской Федерации до конца. Не наша вина в том, что Министерство безопасности, Министерство внутренних дел, Министерство обороны, большинство структур исполнительной власти поддержали государственный переворот 21 сентября 1993 года и силой подавили сопротивление

[249]

защитников Конституции. Такова судьба России. Низкий поклон каждому, кто мужественно назвал преступление преступлением и выступил на защиту Конституции и конституционного строя России. Будущее подтвердит нашу правоту и бескорыстие.

Скорбим о гибели сотен россиян в вооруженных столкновениях 3 и 4 октября, независимо от того, с какой стороны они сражались. В Москве заполыхал пожар гражданской войны, когда брат идет на брата, сосед на соседа. Лишь чудо может его загасить. Во имя наших детей, женщин и стариков, в память о тех, кто уже погиб, мы все сообща должны совершить это чудо.

Торжествующие победители, поправшие Основной Закон, готовы изничтожить инакомыслие даже ценой большого террора. Многие защитники представительной власти в ожесточении и горечи, а тем более в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости склоняются к крайним мерам сопротивления.

Остановимся! Постараемся понять друг друга. Россия не имеет права на гражданскую войну. Миллионы наших соотечественников, погибшие в ходе революций и войн XX века, взывают об этом. Сегодня как никогда от мудрости и мужества каждого жителя России зависят жизни миллионов и мир в нашем отечестве. И тогда возродится Закон.

Съезд народных депутатов, Верховный Совет Российской Федерации не избежали в своей деятельности ошибок. Но все наши помыслы были направлены на благо России. Мы сделали все, что могли. Пусть те, кто сменит нас, преуспеют больше.

Соотечественники! Опираясь на многовековые политические, экономические, культурные традиции многонациональной России, прежде всего на демократические и патриотические традиции великого русского народа, защитим будущее России, сохраним ее единство и территориальную целостность.

4 октября 1993 г.
Десятый (чрезвычайный) съезд народных депутатов Российской Федерации
Принято общим согласием перед выходом из Дома Советов России.

Перед нашим выходом из здания командир "Альфы" через рацию открытым текстом обратился ко всем прекратить огонь, особенно танковый. В случае неповиновения им будет отдан приказ открыть ответный огонь, с тем чтобы подавить все огневые точки. Огонь прекратился.

Народные депутаты, работники аппарата, обслуживающий персонал, журналисты и защитники Дома Советов стали медленно выходить из зала Совета Национальностей. Офицеры "Альфы" попросили Хасбулатова отойти в сторону и присесть в кресло. Больше никого в зале не задерживали. До чего же противно было потом читать "откровения" о своей значительной роли в аресте Хасбулатова и Руцкого главного "охранника страны"{1}. Не так все было.

Я вместе со всеми вышел из здания и спустился на мраморную лестницу Дома Советов со стороны Краснопресненской набережной. Первое, что бросилось мне в глаза, - ослепительно светило солнце. На противоположной стороне Москвы-реки стояли огромная масса москвичей, репортеры зарубежных стран, телевидение. Они были взяты танками и БТРами в "коробочку", и никто не мог двинуться с места. На


{1} См.: Коржаков А. Борис Ельцин: от рассвета до заката. С. 195-196.

[250]

первых домах проспектов Калининского и Кутузовского крыши были усеяны людьми: яблоку негде упасть. Все они стали живыми свидетелями разгула "демократии" по-ельцински.

"Альфа" действительно прикрывала нас от пуль омоновцев и снайперов. Большая часть женщин, которые выходили первыми, стояли слева. Здесь были Т. Корягина, В. Домнина, М. Назметдинова, уважаемая всеми корреспондент газеты "Советская Россия" Н. Гарифуллина, литсотрудник "Росинформбюро" А. Митрофанова и другие. Основная масса депутатов и защитников Дома Советов - примерно 500 человек - находилась в центре лестницы. Здесь были и депутаты от Республики Татарстан В. Морокин, Р. Мухамадиев, Н. Неласов, В. Пырков, В. Скрынник, В. Фахрутдинов, В. Филиппов, X. Хабибуллин. Наверху мраморной лестницы стоял отряд комсомольцев Украины вместе с Бабуриным. Плотной кучкой сбились Агафонов, Исаков, Горячева, Шиповалова, Бахтиярова. Все старались быстро обменяться телефонами и адресами.

Кто-то из журналистов, на ходу делая последние снимки и пытаясь взять интервью, спросил:

- Зачем так безжалостно и демонстративно расстреляли Белый дом? Почему обстреливают 12-й этаж и выше? Зачем нужен там пожар?

Им ответил один из работников аппарата, знающий расположение кабинетов:

- Вы обратите внимание, что пожар идет по одному этажу, а не вверх. Это горят архивы. Кому-то очень важно, чтобы сгорели архивные материалы 1990- 1991 гг., в период пребывания Ельцина в Белом доме. Слишком очевиден будет обман народа, если ему напомнить все его обещания.

И продолжил:

- В мэрии также горит этаж, где расположен архив. Просто заметают следы. Не горит ни один этаж, где хозяйничают коммерческие структуры вроде лужковского "Моста". Трагедия заключается и в том, что огонь, начавшийся на 12-м и 13-м этажах, отрезал все пути спасения людей, находившихся на верхних этажах. Все, что было выше, в том числе и люди, сгорело.

Я думаю, причина расстрела и поджога Дома Советов не только в том, чтобы сжечь архивы и замести кровавые следы. Она имеет более глубокие корни.

Сколько писали в средствах массовой информации о возможностях захвата подобных зданий силами спецназа, подразделениями "Альфа" и "Вымпел", без артиллерии и обстрела снаружи. Тем более и руководство "Альфы", да и заместитель министра безопасности РФ С. Степашин{1} заверяли, что для взятия здания достаточно тридцати - сорока минут. Опыт был: взятие дворца короля Амина в Кабуле, операции в Осетии и Ингушетии. Следовательно, цели были другие - отрабатывался давно заготовленный сценарий.


{1} Степашин С. В., родился в 1952 г. Русский. Окончил Высшее политическое училище МВД СССР и Военно-политическую академию им. В. И. Ленина. Генерал-полковник. На момент избрания в народные депутаты РСФСР работал заместителем начальника кафедры политической истории Высшего политического училища МВД СССР им. 50-летия ВЛКСМ. В период избирательной кампании 1990 г. баллотировался как член КПСС. С 1990 г. после избрания народным депутатом возглавлял Комитет по обороне и безопасности ВС РФ. С 1991 г. - начальник Управления Агентства федеральной безопасности РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. С 1992 г. - заместитель, с 1993 г. - первый заместитель министра безопасности РФ. С 1994 г. - директор Федеральной службы контрразведки РФ. С 1997 г. - министр юстиции РФ, затем - министр внутренних дел, премьер-министр, депутат Государственной Думы третьего созыва (от "Яблоко"). С 2000 г. - Председатель Счетной палаты Российской Федерации.

[251]

Я достаточно отчетливо понимал, что расстрел и пожар белоснежного Дома Советов, как дорогое шоу, как спектакль, осуществленный с широким размахом, делался для Запада. Ельцин как бы говорил:

- Смотрите, уважаемые коллеги, с каким трудом, какой кровью мы завоевываем демократию, возможность продолжить политические и экономические реформы, а вы все продолжаете махать перед нашим носом обещаниями и не оказываете финансовую помощь. Это не по-джентльменски!

Увы, Россия, будучи долгое время великой державой, волею ее бездарных правителей превратилась в нищенку, которая вынуждена рыться на финансовых помойках Запада, чтобы выжить.

Но сценаристы государственного переворота забыли, что Дом Советов останется в сознании людей не только России, но и республик убитого Союза ССР как борец за их интересы, за интересы всех русскоязычных граждан. Русские хорошо помнят, сколько раз и кто их предавал. И только здесь, в Верховном Совете России, гордо звучал голос в их защиту.

Вспомните, как и кем были преданы русские в Прибалтике? Как сначала оскорбляли, а затем косили автоматами "русскоязычных" в Бендерах? Кто защищал от НАТО и российского МИДа славян в Югославии?

Почему же тех, кто пришел в эти страшные дни на защиту Конституции и Закона из Приднестровья, приехал из Прибалтики, Средней Азии, демпресса считала "погромщиками"? Издав антиконституционный Указ № 1400, совершив государственный переворот, заявив о разгоне Верховного Совета и Съезда народных депутатов, приостановив работу Конституционного суда РФ Ельцин сам создал все условия для приезда в Дом Советов не только массы мирных граждан с определенной политической ориентацией, но и всех, кто был готов защищать Конституцию и парламент с оружием в руках.

Унижение России Западом не могло не вызвать подъема чувства патриотизма, обострило чувство любви к своей Родине. Бандиты и террористы на такие чувства не способны.

Всем памятна судьба руководителя рижского ОМОНа С. Парфенова. Рижские спецслужбы выкрали его с разрешения бывшего Генерального прокурора РСФСР Степанкова в глубине России - в Тюмени - и вывезли в Латвию. Ни один руководитель исполнительной власти не поднялся тогда на защиту российского гражданина.

Только Верховный Совет и народные депутаты Андронов, Бахтиярова и Бабурин предприняли энергичные меры для вызволения узника. Когда Парфенова освободили и он посетил Верховный Совет, в том числе и меня, слезы радости были на глазах у этого закаленного, крепкого душой Человека. Разве могли его друзья не быть в эти страшные, трагичные для России дни в Доме Советов?

От Дома Советов успели отъехать два автобуса. Там уже шел форменный грабеж, а ценные вещи и деньги омоновцы у людей отобрали сразу:

"Они вам больше будут не нужны".

Как потом выяснилось, пленников направляли не к ближайшему метро, а в отделения милиции, где держали до утра, снимая показания.

К Дому Советов подъехал БТР. Из него вышел руководитель охраны Ельцина А. Коржаков, в гражданском, в окружении "альфовцев". Он быстро, не глядя ни на кого, прошел внутрь здания.

Вдруг на противоположной стороне Москвы-реки и на крышах домов раздались мощные аплодисменты. Все народные депутаты, защитники Дома Советов,

[252]

стоящие на мраморной лестнице, оглянулись и бросились вверх по лестнице. Это выводили Хасбулатова и Руцкого. Их быстро посадили в первый автобус. Вот она, российская "демократия" в действии: с нарушением законов и международных правовых норм был брошен в тюрьму и стал политическим заключенным за защиту действующей Конституции Председатель Верховного Совета Российской Федерации, Председатель Межпарламентской ассамблеи стран СНГ, член-корреспондент Российской академии наук, академик Академии естественных наук, профессор Р. И. Хасбулатов.

Во второй автобус были посажены генералы Ачалов, Баранников, Дунаев, Макашов, Тарасов. Сопровождаемые БТРами, автобусы направились, как потом выяснилось, в Лефортово.

Мы продолжали стоять возле горящего здания. Автобусы ждали внизу. Они не могли отъехать: боялись, что в дороге депутатов могут освободить демонстранты, которые прорывались к Дому Советов. Со стороны Калининского проспекта к зданию парламента направились москвичи. Мы видели перегруппировку омоновцев у начала моста. В сторону демонстрантов летели дымовые шашки, газовые пули, наизготове стояли водометы.

Мощная стрельба шла со стороны Краснопресненской набережной и метро "Баррикадная". Чувствовалось, что и с этих сторон к зданию прорывались москвичи. Руководители ОМОНа и "Альфы" понимали, что дальше так продолжаться не может. Нужно было принимать решение и уводить народных депутатов от Дома Советов. К этому подтолкнул развившийся сильный бой в районе мэрии и 24-го подъезда Дома Советов. Пули свистели над нашими головами. Мы вынуждены были спрятаться за лестничные барьеры. Это очень непривычное и неприятное состояние: стоять под пулями. Не укладывалось в голове, что здесь, в центре Москвы, идет бойня, русские убивают русских. Во имя чего? Чтобы оставить во главе государства человека, поправшего Закон, Конституцию, нарушившего клятву, разогнавшего высшие органы государственной власти? В каком сюрреалистическом фильме можно увидеть такое? Или это нормальное явление для мафиозно-коррумпированной власти?

И тут отряд "Альфа" покинул нас. Он, видимо, посчитал свою задачу выполненной, забыв о гарантиях безопасности.

Около 19 часов, когда уже начало темнеть, нашу группу повели по Краснопресненской набережной к "Хаммер-Центру". Стрельба вдоль набережной усиливалась. Чтобы уйти от огня, нас провели через какой-то магазин, расположенный в ближайшем доме, и через его черный выход вывели во двор. В магазине многих обыскивали.

Но это были только цветочки.

В последние дни в Белый дом неоднократно поступали доклады, что в помещении фабрики "Трехгорная мануфактура" сосредоточено около 500 военнослужащих в форме ОМОНа. Они-то и стреляли вдоль набережной, поджидая нас во дворах и подворотнях, в подъездах домов по улице Рочдельской и на Краснопресненской набережной.

"Ну что, пришли? - раздался злобный выкрик. - Ложитесь на землю!"

Но нас было слишком много, все бросились врассыпную. Группа, в которой находился я, депутаты Горячева, Шиповалова, Бахтиярова, Чернов, Карев и еще несколько работников аппарата, вбежала в подъезд и поднялась на верхние этажи. Кругом слышался сплошной мат, выстрелы, крики. Мы разделились на небольшие

[253]

группы и обратились к жильцам с просьбой помочь нам. Нас впустили в коммунальную квартиру 70-летняя бабушка и молодая женщина с четырехлетним сыном. Они уже догадались, кто мы.

- Ой, сынки. Че деется-то! Сегодня весь день во дворах подбирали убиенных, клали в машины и везли к Белому-то дому. Креста на них нет!

Мы, как могли, успокаивали бабушку, мол, все образуется... Она приготовила нам чай.

- А у меня сегодня день рождения,- вспомнил депутат Карев{1}, - стукнуло пятьдесят три. Вот и поздравил меня Борис Николаевич.

Мы подняли чашки с крепко заваренным чаем, от всей души поздравили товарища по несчастью, пожелали ему, чтобы этот ужас был последним в его жизни.

Темнота ночи, многое из пережитого наводило на размышления. Разговорились. Я находился среди коллег, которые, кто по убеждениям (Чернов), кто случайно (Карев), привели Ельцина к власти. Теперь они уже многое поняли и горько сожалели. Да разве только они? Сколько честных, порядочных людей поверили популистским программам опального секретаря Московского горкома КПСС, выступившего ярым борцом с привилегиями. А многие поддерживали Ельцина из чувства протеста против надоевшего своими разглагольствованиями и завалившего перестройку Горбачева. Немало дельных специалистов, не искушенных в политике, "клюнули" на Ельцина, на его словеса о "демократии", "правовом государстве", "возрождении России"... В. Исаков, Т. Корягина, В. Домнина, М. Челноков - многие впоследствии поняли, как их обманули.

Вспомним страстное, с болью в душе выступление на Девятом съезде народных депутатов М. Сорокиной (Липецкая область), человека, который на протяжении многих лет боготворил Ельцина:

"Каждое слово, с которым я хочу обратиться к этому залу и своим избирателям, продиктовано разумом и сердцем... Нужны были долгие годы, чтобы сегодня выйти на эту трибуну.

Я никогда не была в оппозиции к президенту. Я помогала в свое время воплощать его идеи. Я видела Вас, когда приезжала в Москву за правдой, безработным, исключенным из партии, когда Вы сражались на очередном партийном съезде. Я поверила в Вас, придя в этот зал.

...Теперь я задаюсь вопросом: как же произошло, что мы, Ваши единомышленники, те, кто в едином порыве вставал здесь и аплодировал принятию Декларации о государственном суверенитете России, те, кто вместе с Вами в августе 1991 года вставал на баррикады, сегодня вновь переосмысливаем эти моменты жизни?

...Какую же свободную Россию мы защищали в августе и что дала эта свободная Россия? Свобода России на сегодняшний день - это свобода от духовности, от доброты, от нравственности, от того, чем всегда стояла Россия.

...Борис Николаевич, Вы "сдали" не только нас, кто верил в Вас, кто поверил в демократию, кто жаждал перемен. К сожалению, Вы "сдали" демократию"{2}.


{1} Карев М. М., родился в 1940 г. Русский. Окончил Хабаровский медицинский институт. Состоял до августа 1991 г. членом КПСС. На момент избрания народным депутатом РСФСР работал заведующим отделением городской больницы № 7 г. Комсомольска-на-Амуре. Член Комитета Верховного Совета по делам женщин, охраны семьи, материнства и детства. Входил в состав фракции "Россия".

{2} Девятый чрезвычайный (внеочередной) съезд народных депутатов Российской Федерации. 26- 29 марта 1993 года. Стенографический отчет. М., 1994. С. 60-63.

[254]

Еще более самокритично, прямолинейно оценил свои действия до государственного переворота 1993 г. В. Уражцев:

- Я, народный депутат России, Уражцев Виталий Георгиевич, немало сделавший для победы Ельцина на выборах в качестве народного депутата России, а затем Председателя Верховного Совета и Президента, каюсь перед Вами, мои родные соотечественники, мои дорогие россияне. Я виновен, безмерно виновен в том, что слепо способствовал Ельцину подняться на его сегодняшний Олимп, не подозревая, что торю путь для страны в фашизм, в гражданскую войну, в диктатуру...{1}

У каждого из "расстрельных" депутатов произошел в душе свой переворот. И дай бог не ошибиться им в очередной раз.

Главной объективной причиной кризиса стала "шоковая терапия". Начало исторической драмы следует отнести к тому моменту, когда Ельцин получил из рук Верховного Совета все, что он пожелал для осуществления единоличной власти. Тогда парламент дал ему не только путевку в президенты, но и сочинил под него Закон о президентстве с самыми широкими полномочиями, переделал до неузнаваемости прежнюю Конституцию РСФСР, организовал референдум и выборы, способствовал ориентации общественного мнения в пользу "всенародно избранного".

В ту страшную ночь с 4 на 5 октября 1993 г. мы вновь и вновь обращались к недавнему прошлому, пытаясь понять, где и когда были совершены наши ошибки. Особенно переживал наш "новорожденный". Он шел в депутаты, работая главным врачом больницы. Был членом горкома партии. На Первом съезде, когда избирали Председателя Верховного Совета России, голосовал против Ельцина. И тот с первого раза не прошел. Серьезную конкуренцию составил ему в то время И. Полозков. И вот перед последним голосованием некоторых коммунистов пригласили в Кремль, в здание ЦК КПСС, на встречу с Горбачевым.

"А меня, - вспоминал Карев, - не пригласили. Я, видите ли, не та фигура. Такая обида взяла, почему делят коммунистов на "черных" и "белых"? И тогда я отдал свой голос за Ельцина. Это мой голос, - сокрушался Карев, - дал ему возможность стать Председателем ВС РСФСР и двигаться по лестнице диктатора. До сих пор упрекаю себя в малодушии". Это была ночь исповедей.

Разговоры прерывались выстрелами во дворе. В районе метро "Улица 1905 года" шла непрерывная пальба. Такое впечатление, что насмерть дрались воинские части. Мы тихо ругали и проклинали убийц. Невольно вспоминался снимок, опубликованный во многих газетах. Ельцин и Ерин в форме спецназовцев в одной из элитных дивизий. В руках - автоматы. И в этой наполненной адом и смертями ночи после каждой очереди зримо виделся нажатый спусковой крючок автомата, а потом - зарубки на прикладе. Думаю, зарубки в памяти получил 3-4 октября 1993 г. каждый честный человек. И если он не требует публично: "Ельцина под суд!" - это не значит, что он простил или забыл.

А теперь покажем, кто требовал расстреливать защитников Конституции РФ и Дома Советов России и как это зверство оправдывал.

В. Черномырдин, премьер-министр РФ: "Это же нелюди! Никаких переговоров..."

В. Шумейко, первый вице-премьер правительства РФ: "Справедливость, правда - это все библейские понятия. Их нет и не будет".

{1} Согласие. 1993. № 6.

[255]

А. Чубайс: "Все материальное (ваучер в том числе) - первично, а идеальное (дух, совесть и всякая прочая воздушность) - субстанции почти утопические, поэтому ими следует пренебречь".

Е. Гайдар: "Только что закончился бой у "Останкино". Сейчас в город подтягиваются войска, верные президенту. Говорю честно: сегодня полагаться только на верность наших силовых структур было бы преступной халатностью".

Б. Федоров: "Решение атаковать было абсолютно верным. Если бы вы дали мне автомат, я бы пошел расстрелять его (Хасбулатова. - Ю. В.) сам".

Г. Явлинский: "Главная задача Ельцина - применить все силы правопорядка для подавления фашиствующих, экстремистских, бандитских формирований, собранных под эгидой Белого дома. Если этих сил будет недостаточно, необходимо рассмотреть вопрос об использовании регулярных Вооруженных сил".

Б. Немцов, губернатор Нижегородской области: "Давите, давите, Виктор Степанович, времени нет. Уничтожайте их!"

Б. Окуджава, поэт: "Я терпеть не мог этих людей, и даже в таком положении никакой жалости у меня к ним совершенно не было".

Ю. Черниченко, публицист: "В ночь на 4 октября я твердил вольтеровское: "Раздавите гадину!"

В. Новодворская: "Мы должны привыкнуть к мысли о том, что люди будут стреляться, топиться, сходить с ума... Я благодарна Ельцину".

Л. Ахеджакова, актриса: "Эти оскаленные, озверевшие морды. Вся их жизнь и молодость прошли, и им кажется, что тогда было прекрасно. Тогда была колбаса".

Утром все мы стали выходить из подъездов спасшего нас дома. Прошел Кирпичников - председатель Совета городов России. Вышла группа женщин. Не всем так посчастливилось в ту ночь. Бойцы ОМОНа исправно выполняли поставленную перед ними задачу: избивать всех, кто вышел из Дома Советов, будь то депутат, корреспондент или просто москвич. Делали все, чтобы унизить человека, запугать любой ценой, чтобы все, включая детей, знали, что такое демократия по-ельцински.

Вот официальные показания некоторых очевидцев ночного побоища.

Народный депутат РСФСР, депутат Государственной Думы созыва 1993-1995 гг. В. Исаков: "Нас продержали на лестнице (спуск из Дома Советов. - Ю. В.) до темноты. А затем предложили пройти до ближайшей станции метро пешком. Цепочка людей потянулась к комплексу жилых зданий на Краснопресненской набережной. В одном из них есть ателье. Через него нам предстояло пройти, предъявив вещи для досмотра - на предмет отсутствия оружия.

Вот тут-то и выяснилось, что просто так уйти нам не дадут... Меня вытолкали в коридор, а затем во двор. Окрики, мат: "Бежать, сука!" Дюжий омоновец хватает меня за плечо и с криком "Держи депутата!" - вталкивает в какой-то подъезд.

И сразу - удар по голове. Инстинктивно хватаю слетевшие очки. Кровь заливает лицо. Удары сыплются справа, слева... Мат. Крики: "Приватизировал квартиру, получай!" Бьют кучей, толкаясь и мешая друг другу. Омерзительно разит перегаром. Наконец, один догадался: "А ну, отойди!" Отодвинув остальных, размахивается автоматом и пытается ударить в пах, уворачиваюсь - рассаживает прикладом ногу до колена. Срывают депутатский значок, пытаются укрепить его мне на лоб, на свежий кровоподтек. Кто-то ударяет по сумке так, что она лопается: по полу веером летят бумаги - документы Съезда. Секундное замешательство - они этого не ожидали. Пытаюсь усовестить: "Что же вы делаете... Я же таких, как вы, в университете законам учил..." Броском выталкивают наверх, на лестничную клетку.

[256]

С лестничной клетки такая же лестница ведет вниз, ко второму выходу из подъезда. На ней тоже бьют. Вижу рядом массивную фигуру Ивана Шашвиашвили - его "обрабатывают" сразу несколько омоновцев. Бьют женщин - Светлану Горячеву, Ирину Виноградову.

Слышу пронзительный крик Сажи Умалатовой: "Прекратите! Прекратите!" Из гущи людей омоновцы вылавливают и куда-то уводят парня в форменных военных брюках. По многим свидетельствам, таких расстреливали.

Наконец, натешившись, нас (группу в шесть человек) выталкивают из подъезда. Улица ярко освещена - понимаем, что по ней не пройти. Проскочив вдоль стены, ныряем в спасительную темноту арки, в глубь квартала. Но и там приготовлены "сюрпризы". За кустами засели омоновцы, которые очередями гоняют из угла в угол пытающихся скрыться людей. В подъездах - ждут группы "на добивание". Оттуда доносятся душераздирающиеся крики - ОМОН "развлекается"...

Улучив момент, проскакиваю освещенное место и залегаю в темноте под деревом, но ненадолго - заметили. Двое омоновцев идут меня искать и, конечно, находят. Удары, мат: "Застрелю, сука!" Один из омоновцев требует документы. Протягиваю ему депутатское удостоверение: Удивленно хмыкает, приказывает следовать за ним. Поднимаемся к проходной "Трехгорки". Здесь уже заканчивается избиение: людей разложили на асфальте и бьют прикладами, коваными ботинками. Омоновец докладывает обо мне офицеру, называет фамилию. Глянув мельком в удостоверение, офицер кивает: "В общем порядке" - и меня уже безо всяких церемоний волокут в автобус... Прибываем в штаб, на Петровку, 38. Оттуда нас направляют в 22-е отделение милиции на проспекте Мира...

Мне относительно повезло: я попал не в камеру, а в коридор за решетку, но - стоя. Напротив, на скамейке - восемь человек, все избиты. Вакиф Фахрутдинов едва сидит - все лицо в кровоподтеках, из уголков глаз сочится кровь. У незнакомого парня - каждые пять минут позывы к рвоте - видимо, сотрясение мозга. У Ермака Тимофеевича Филатова, сотрудника аппарата Верховного Совета, пальто набухло от крови - ударом приклада ободрали спину. На полу перед камерой еще один - без сознания, бредит...

Бесконечно длинная ночь. Стонут, мечутся в камерах избитые люди. Где-то вдалеке ухают орудия, слышны автоматные и пулеметные очереди (милиционеры пару раз выбегали с оружием, занимали оборону). Я лежу на полу в комнате для допросов и на оборотной стороне протоколов пишу эти заметки..."{1}

Чудовищно, но факт: в эти дни готовилась мощная акция по чилийскому варианту. Омоновцы по внутренней электронной связи получили четкую команду: "Бить на поражение. В Белом доме нам свидетели не нужны".

Когда в Доме Советов женщины-депутаты окружили одного из офицеров "Альфы", он честно признался, что штурм намечался еще на утро с 3 на 4 октября. Но, во-первых, "Альфа" отказывалась идти на штурм, а коллегия Минобороны продолжала настаивать на нейтралитете, пока не нашли руководителей-добровольцев, отдавших приказы в войска, - Грачева, Кобеца, Волкогонова.

Вот как ответил на вопрос "Чем вам запомнился 1993 год?" - генерал армии, бывший главный военный инспектор Кобец: "Я руководил тогда опергруппой и до последнего момента пытался предотвратить кровопролитие. Должен признаться,


{1} Исаков В. Госпереворот. С. 436-438.

[257]

что штурм Кремля в октябре 93-го был реален и помешала только разбросанность и нерешительность мятежников"{1}. Лжет бравый генерал: приплел и "штурм Кремля", и мятежников нашел. Лишь самое главное "забыл" - кто пролил кровь, по чьей команде и кто стрелял по мирным людям.

Хотелось бы привести откровения бывшего Генерального прокурора России Степанкова по поводу расстрела Белого дома. Он утверждал, что когда 5 октября следственная группа прокуратуры вошла в здание, то не обнаружила ни одного трупа. Причем он особо подчеркнул:

"Увиденное сильно отличалось от той картины, на которой Белый дом предстает как источник угрозы, начиненный массой оружия. Логически отсюда следовало бы, что там должна была развернуться жуткая картина боя с вооруженными националистами, бандитами. Но этот искусственно созданный образ абсолютно не соответствовал тому, что произошло на самом деле. То есть в бою должны участвовать две стороны, но даже первый визуальный осмотр свидетельствовал: бой вела одна сторона. Такую ситуацию я затрудняюсь назвать боем".

В этих показаниях - вся сущность бывшего Генерального прокурора. Здесь высветилось желание подыграть и властям ("ни одного трупа" - так хотелось остаться Генеральным прокурором), и защитникам Конституции (бой вела одна сторона - для истории!). Пройдет два года, и Степанков, видимо переосмыслив события сентября - октября 1993 г., полупризнается, что при посещении 5 октября 1993 г. в 16.00 здания Белого дома "на выходе увидел убитого..."{2} Убежден: если бы в "кровавые дни" 93-го Степанков не струсил, не занял страусиную позицию, а поступил бы так же быстро и решительно, как и в августе 91-го, действительно не было бы "ни одного трупа" вообще! И уж, конечно, людей не загоняли бы для фильтрации на ледовую арену в "Лужниках", где их содержали как преступников под мощной охраной. В частности, среди них находился и народный депутат Полозков. Да, тот самый, который в свое время снял в пользу Ельцина свою кандидатуру на пост Председателя Верховного Совета РСФСР. Теперь тоже, наверное, жалеет, что поддался на уговоры елейного Горбачева.

Позднее я встречался со многими народными депутатами, попавшими "в переплет" 4 - 5 октября 1993 г. Они подробно рассказывали, что с ними творили омоновцы. Вакиф Фахрутдинов показал медицинскую карту, выданную в клинике Склифосовского: "Перелом 6, 7, 8-го ребер слева. Перелом 10 ребра справа с повреждением легкого. Перелом головки лучевой кости..." Но никто не понес наказания за это преступление!

В августе 1995 г. Генпрокуратура завершила расследование дела о событиях 3-4 октября 1993 г. Собраны 400 томов доказательств, которые позволяют восстановить картину произошедшего. Следователями установлено, что в результате столкновений в те дни погибло не менее 147 человек.

Цифра 147 в документах "наших" прокуроров "установлена" не в 1995 г. Это тот "предел", который в свое время "указал" президент и которого придерживались и СМИ, и прокуратура. Чтобы не быть голословным приведу факты. 5 октября 1993 г., рано утром Ельцин позвонил руководителю администрации Филатову и сказал: "Сергей Александрович, ...к вашему сведению, за все дни мятежа погибло сто сорок шесть человек"{3}.


{1} Коммерсант Власть. 2001. 2 октября. С. 4.

{2} Огонек. 1995. №33.

{3} Филатов С. Совершенно несекретно. М., 2000. С. 319.

[258]

Понимая всю щепетильность своего положения, следователи были вынуждены зафиксировать число погибших словами "не менее". На основании собранных доказательств Генпрокуратура пришла к выводу, что большинство погибших стали жертвами солдат внутренних войск МВД и Минобороны, которые стреляли по всякому движущемуся предмету. Разумеется, имена авторов государственного переворота, непосредственных исполнителей убийств прокуратура не стала предавать гласности.

Но есть и другие данные, отличные от официальных. Вот что сообщил, например, один из офицеров внутренних войск о массовых убийствах тех, кто был внутри Дома Советов: "Официальными органами и официальными средствами массовой информации сознательно замалчивается все, что связано с массовым убийством... Всего в Белом доме было обнаружено около 1500 (одна тысяча пятьсот) трупов, среди них женщины и дети. Все они были вывезены тайком оттуда через подземный тоннель, ведущий от Белого дома к станции метро "Краснопресненская" и далее за город, где были сожжены. Об идентификации и речи не было. Где жгли - не знаю. Убитых так много потому, что из танков стреляли не болванками, как утверждают, а боевыми снарядами кумулятивного действия; возникавшая при их разрыве внутри здания ударная волна была столь сильной, что у жертв разрывалась голова. Стены были забрызганы их мозгами"{1}.

По сведениям правозащитного центра "Мемориал", полученным от рабочих и служащих крематориев за три ночи: с 5-го на 6-е, с 6-го на 7-е и с 7-го на 8 октября 1993 г. в Николо-Архангельском крематории сожжено 300-400 трупов, в Хованском - в первую ночь 58, во вторую - 27, в третью - 9{2}.

В средствах массовой информации появлялись разные сообщения о жертвах сентября - октября 1993 г. Так, "Комсомольская правда" 25 ноября 1993 г. отмечала: "До сих пор... никем не дезавуирована просочившаяся в печать информация о письме трех силовых министров Президенту Российской Федерации, где названо точное - 948 человек - число жертв "Черного октября".

А вот и фамилии "героев", особо отличившихся при расстреле парламента, - Родина должна знать их имена.

В штурме Дома Советов 4 октября 1993 г. принимали участие более 3000 солдат и офицеров, 10 танков, 80 БТР, 20 БМП, 15 БРДМ, свыше 50 БМД, подразделения, части и соединения Московского военного округа:

- 4-я гвардейская танковая (Кантемировская) дивизия, командир - генерал-майор Поляков Борис Николаевич. Офицеры этой дивизии составили добровольческие экипажи танков, стрелявших по Дому Советов: заместители командиров танковых батальонов майор Петраков И. А. и майор Брулевич В. В., командир батальона майор Рудой П. К., командир разведывательного батальона подполковник Ермолин А. В., командир танкового батальона майор Серебряков В. Б., заместитель командира мотострелкового батальона капитан Масленников А. И., командир разведывательной роты капитан Башмаков С. А.;

- 2-я гвардейская мотострелковая (Таманская) дивизия, командир - генерал-майор Евневич Валерий Геннадьевич. Наиболее отличились заместитель командира


{1} Захаренков В. И., Шутов М. Г. Московская война. М., 1994. С. 74.

{2} Новая ежедневная газета. 1994; см. также: Независимая газета. 1993. 7 октября; Государственный переворот 1993 года - национальная трагедия России (материалы, факты, оценки). М., 1996. С. 30-44. 47-51.

[259]

дивизии подполковник Межов А. Р., командиры полков подполковники Кадацкий В. Л. и Архипов Ю. В.;

- 27-я отдельная мотострелковая бригада (Теплый Стан), командир - полковник Денисов Александр Николаевич;

- 106-я воздушно-десантная дивизия, командир - полковник Савилов Евгений Юрьевич. Наибольшую активность в операции проявили командир полка Игнатов А. С., начальник штаба полка подполковник Итренко А. С., командиры батальонов майор Хоменко Б. А. и капитан Сусукин А. В.;

- 16-я бригада спецназа, командир - полковник Тишин Евгений Васильевич;

- 218-й отдельный батальон спецназа, командир - полковник Колыгин Виктор Дмитриевич{1}.

Непосредственно операцией по расстрелу парламента и мирного населения руководили министр обороны Грачев, его заместители и советники Г. Кондратьев, К. Кобец, Д. Волкогонов, А. Барынькин.

Каждый выслуживался как мог, некоторые проявляли особую ретивость.

"Достойно повел себя в непростой ситуации, - откровенничал впоследствии Коржаков, - Виктор Федорович Ерин. Он без всякого нажима "сверху" послал милиционеров на защиту телецентра в Останкино... Взгляд у Ерина был абсолютно спокойным и твердым, никакого колебания в его воспаленных от усталости глазах я не заметил"{2}.

Александр Васильевич, да ведь у Ерина уже был "богатый" опыт проведения карательных операций. Не только мне хорошо известен его взгляд, когда после кровавого разгона демонстрации 1 мая 1993 г. он докладывал президенту о благополучном завершении "зачистки" на Ленинском проспекте Москвы.

По мнению многих ведущих юристов, сам характер преступлений, совершенных частями Министерства обороны и войск МВД, дает основание рассматривать организаторов и исполнителей карательных акций в Москве не просто как уголовных преступников, а именно как военных преступников. И руководители, отдавшие преступные приказы, и их исполнители должны нести ответственность перед всем мировым сообществом. В соответствии с нормами международного права в отношении военных преступников не отменимы сроки давности. Уверен, что история воздаст каждому из преступников по закону, в том числе и по закону совести.

Спустя пять лет с момента трагических событий октября 1993 г. в "Комсомольской правде" появилось интервью одного из 12 офицеров, участвовавших в расстреле Дома Советов. Это майор Валерий Гришин, продолжающий служить в Кантемировской дивизии. Вот как он описывает события тех дней:

"Нам приказали готовить по три танка в каждом батальоне... Вскоре двинулись к Минскому шоссе, в сторону Кубинки... Когда ворвались в город (Москву. - Ю. В.), старушки, увидев нас, крестились. Потом подъехали к гостинице "Украина"... Только подошли к "Украине", поступила команда загружать боеприпасы. Загрузили".

Вопрос корр. "КП": А вам объяснили, ради чего все делалось?

Ответ: Сказали что-то вроде того, что мы должны "просто продемонстрировать силу, слегка побряцать железом". О том, чтобы открывать огонь, речи не было.


{1} См.: Иванов И. Анафема. Записки разведчика. Свидетельства защитника Дома Советов в дни государственного переворота в сентябре - октябре 1993 года // Завтра. 1994. Август. Спецвыпуск № 2.

{2} Коржаков А. Борис Ельцин: от рассвета до заката. С. 166.

[260]

Повторяю, разговоров о том, что надо будет стрелять по Верховному Совету, не было. Мол, надо только выйти на мост, постоять, "пореветь" двигателями для острастки и уйти. В колонне, возле "Украины", первой стояла БМП, следом командирский танк, за ним - наш.

Как видим, сценарий провокации, как и с "Альфой", о которой мы писали, был заложен и здесь. И опять я вынужден цитировать известного провокатора, бывшего начальника Службы безопасности Президента Коржакова. Как и с "альфовцами", которые не хотели нападать на Белый дом, пока не была совершена провокация - убийство снайпером одного из них, так случилось и с танковой колонной.

"...Мы же предупреждали, - отмывается теперь Коржаков, - не будем стрелять, вышли бы, ушли бы, никто не стрелял".

А теперь вдумайтесь, уважаемый читатель, что говорит далее Коржаков:

"Ведь стрелять начали не с ходу, подогнали танки, целый час уговаривали в громкоговорители..."{1}

Так как же - танки подогнали к "Украине" и вывели на Краснопресненский мост для устрашения или для расстрела? Конечно, для расстрела, в противном случае не "уговаривали бы целый час".

Видимо, офицеры-танкисты оказались настолько "наивными", что им трудно было понять, зачем было загружать танки боекомплектами по 20 зарядов в каждую боевую машину, да еще по две ленты патронов к пулеметам. И опять все случилось "вдруг". Гришин продолжает:

"И тут раздался первый выстрел из соседнего танка (командирского, командир роты - подполковник Баканов. - Ю. В.). Снаряд ушел куда-то вниз, под Белый дом. Потом и мы стрельнули по 5-му этажу. В окно попали".

Здесь мне хотелось бы сделать отступление. Дело в том, что, когда я не пришел домой вечером 4 октября, моя жена, Инна Ефимовна, начала звонить знакомым и друзьям, узнавать о моей судьбе. Дозвонилась до одного нашего старого знакомого, работавшего пресс-атташе у высокопоставленного представителя министерства обороны. Тот сказал ей, что уточнит и вскоре перезвонит. Действительно, через час он перезвонил жене и сказал, что Юрий Михайлович не числится ни среди находящихся в МВД, ни среди погибших. Правда, сказал он, в кабинет Юрия Михайловича на пятом этаже Дома Советов попал танковый снаряд, но был ли там Юрий Михайлович или нет, пока никто сказать не может, уточнят утром. Состояние жены, получившей такую информацию, до того момента, когда мне удалось позвонить ей утром 5 октября, было ужасным.

Но вернемся к интервью майора Гришина.

Вопрос корр. "КП": Что ты чувствовал, когда нажимал кнопки электропуска?

Ответ: А что может чувствовать офицер, который обязан повиноваться приказу? Стрелял туда, куда меня нацеливали... Врагу не пожелаю такого. С одной стороны - Присяга, Устав, приказ, а с другой - считай, что киллер на танке. Может, того самого депутата, в которого стреляли, я и избирал...

Потом к танкам пришел Грачев, смотрел в бинокль на Белый дом"{2}.

Все, оказывается, очень просто. Офицера нацеливали расстреливать своих народных депутатов, высший законодательный орган страны, - командиры; им дали приказ генералы; генералам дал письменный приказ Верховный главнокомандующий,


{1} Комсомольская правда. 1998. 22 сентября.

{2} Там же. 3 октября.

[261]

а они безропотно выполняли приказ, и выходит, виноват во всем единственный человек в стране - гарант Конституции, Верховный главком, Президент Борис Николаевич Ельцин.

Слишком простое решение: я стрелял, выполнял приказ! Так говорили на Нюрнбергском процессе и нацистские генералы; мол, мы выполняли приказы фюрера Гитлера. Те, кто "слепо" выполнял приказы, низкопоклонничал перед Ельциным и его подручными, делал это ради своего благополучия.

Впрочем, пусть угрызения совести мучают вас не так сильно, офицер Валерий Гришин. Вы не расстреливали народного депутата РСФСР В. Крамкова от Наро-Фоминского территориального избирательного округа, за которого голосовали вы и ваша семья, офицеры и солдаты Таманской и Кантемировской дивизий, поскольку он ни одного дня с 21 сентября по 4 октября 1993 г. в Белом доме не был.

Злодейский расстрел парламента не может бросить тень на весь личный состав Российской армии, МВД и МБ. Были офицеры, которые спасли честь Российской армии.

В воскресенье 3 октября, вечером, на квартиру командира 326-го зенитно-ракетного полка, дислоцированного под Подольском, полковника Ю. Бородина стали прибывать офицеры. Они сообщили, что прибыли от Дома Советов, там в районе мэрии стрельба, есть раненые, серьезные события происходят в "Останкино". Защитники Конституции обращаются к командирам частей с призывом выполнить присягу, выступить на защиту Дома Советов.

Ю. Бородин дал команду оповестить подчиненных ему офицеров и прапорщиков и собрать их в штабе полка. Солдат оповещать не стали, понимая, что ситуация серьезная и нельзя подвергать опасности молодых ребят.

Построили людей. Командир полка сообщил обстановку в районе Дома Советов, мэрии и "Останкино" и обратился к офицерам:

- Ребята! Кто хочет постоять за Россию - три шага вперед!

И ребята вышли: тринадцать офицеров и четыре прапорщика. Всего 17 человек. Восемнадцатым был командир. Выехали на МАЗе и частном "жигуленке", с табельным оружием. Из части "наверх" тут же ушла информация, и по пути следования патриотов пытались перехватить, как это случилось с другими, подразделениями (из Санкт-Петербурга, Подмосковья). По пути офицеры заехали на квартиру взять флаг СССР. Это изменение маршрута не позволило перехватить их по дороге, и они сумели добраться до Дома Советов.

В 6.30 утра 4 октября из-за домов стали выползать БМП, БТРы, за ними - люди, мало походившие на солдат: камуфляжные штаны, кеды, кожаные пиджаки. Позже узнали: бейтаровцы. Их хорошо видно в записи на пленке. Бронетехника открыла интенсивный огонь по людям у костров, на баррикадах, цокольному этажу Дома Советов, где как раз были люди Бородина. Появились первые убитые. Группа Бородина вынуждена была, спасая людей, переходить с этажа на этаж.

В 16 часов, когда в здание вошла "Альфа", офицеры собрались в центральном холле и сдали оружие "альфовцам". Их посадили в автобусы и увезли в 11-е отделение милиции. Там уже были представители контрразведки, прокуратуры, ОМОНа. Пьяные омоновцы, узнав, что привезенные офицеры из действующей части, набросились на полковника и его ребят: били ногами, прикладами, ставили к стенке. Чтобы унизить и сломить офицеров, с них сорвали погоны, сняли на кинопленку, а потом показывали по телевидению - вот, мол, они, преступники. Министр обороны Грачев, один из главных расстрелыциков Дома Советов, на чьих руках

[262]

кровь мирных жителей и защитников Конституции, сразу же сообщил, что кара ждет всех, кто ослушался, кто по зову сердца и верности присяге встал на защиту конституционного строя. "Те, кто подпадают под уголовную ответственность, - поведал "самый лучший министр обороны" (по словам Ельцина. - Ю. В.), - за хищение оружия, за невыполнение приказа министра..."

Из сообщения ИТАР-ТАСС 4 октября 1993 года:

Руководитель Администрации Президента РФ Сергей Филатов выступил сегодня перед журналистами в объединенном пресс-центре Президента и Правительства РФ. Участвовавший в пресс-конференции Дмитрий Волкогонов, заместитель руководителя образованной по распоряжению Президента оперативной группы по подавлению мятежа, подчеркнул, что не было ни одного случая перехода на сторону мятежников ни одного воинского подразделения, все военнослужащие продемонстрировали полную лояльность Главнокомандующему Вооруженными силами РФ. Меры федеральных властей генерал Волкогонов назвал "подавлением не просто мятежа, а подавлением второй гражданской войны".

Эту наглую ложь генерала даже комментировать не хочется.

Волею судьбы оказалось, что полковник Юрий Алексеевич Бородин был моим избирателем по 112-му Подольскому избирательному округу Московской области, в котором я баллотировался и стал депутатом Государственной Думы второго созыва. Мне неоднократно приходилось встречаться с ним. Вот что он рассказал мне о том, как развивались события дальше:

"Утром 5 октября пришел приказ Главкома отстранить меня от должности командира 326-го отдельного учебно-зенитного полка. Приехала военная прокуратура, провела обыск в кабинете, сообщила о возбуждении уголовного дела по ст. 49 ч. 2 п. "в" - за проступки, дискредитирующие звание военнослужащего, за участие в массовых беспорядках с оружием в руках в г. Москве".

Все другие офицеры также были уволены. Никого из власть предержащих не смутило, что люди отстаивали Конституцию, остались верны Присяге. Всех под одну гребенку уволить - без собеседований, медицинского освидетельствования, изучения личных дел. Никого это не интересовало.

Всем участникам октябрьских событий и их семьям в течение нескольких месяцев угрожали расправой, предупреждали "помнить о детях", многим стреляли по машинам в гаражах. Было негласное указание: тех, кто участвовал в октябрьских событиях, на работу не брать.

"Но все-таки, - подчеркнул Бородин, - большинство людей, окружающих нас, одобряли наш поступок. Жена одного офицера, выступившего на защиту Дома Советов, сказала ему: "Если бы ты был у Дома Советов на другой стороне, я бы с тобой развелась".

Другой пример. В 1990 г. на волне "демократических" преобразований председателем Брянского городского Совета народных депутатов стал генерал-майор войск ПВО Шишов Петр Петрович. Однако он вскоре понял всю фальшь и пагубность "реформ" новоявленных "демократов", направленных на развал страны. 4 октября, увидев по телевизору расстрел Дома Советов танками Советской Армии, он в тот же день выступил по областному телевидению и заявил, что из нравственных и

[263]

патриотических побуждений не может носить форму российского генерала и добровольно уходит из армии.

Защищая Конституцию, 21 сентября - 4 октября 1993 г. в Москве погибли сотни советских людей. История выявит имена всех, кто отдал свою жизнь за будущее России. Но сегодня можно точно назвать семь членов Союза офицеров, расстрелянных в те кровавые дни: полковник Ключников Леонид Александрович, подполковник Погорелов Евгений Васильевич, капитан 2-го ранга Пономарев Герман Петрович, капитан Ермаков Владимир Александрович, капитан Краюшкин Евгений Дмитриевич, старший прапорщик Журавский Вячеслав Викторович, капитан-лейтенант Остапенко Игорь Викторович. Дети и внуки этих истинных Героев России будут гордиться ими.

Мой отец - Воронин Михаил Андреевич, капитан разведроты, погиб 14 апреля 1945 г. в Германии при штурме Берлина. Семья получила "похоронку" 1 мая 1945 г., в Международный праздник солидарности трудящихся всех стран, когда на улице шло массовое гулянье, гремела музыка, люди пели и танцевали, празднуя Победу. Отец погиб совсем молодым - ему было всего 25 лет. Но мы знали: его смерть не была напрасной. На карту ставилась свобода, независимость и честь нашей Родины - Союза ССР. И мы - Воронины - гордимся своим отцом, дедом и прадедом.

Как же будут чувствовать себя семьи - жены, дети, внуки и правнуки Грачевых, кобецев, волкогоновых, ериных, Куликовых, романовых, командиров Кантемировской, Таманской и других дивизий, которые в те "горячие" осенние дни 1993 г. расстреляли парламент, стреляли в народных депутатов Российской Федерации и мирное население Москвы? Нет прощения Иудам в погонах!

Вот еще один документ тех дней - "Открытое письмо" к так называемым офицерам "российской армии.

Гг. офицеры бывшей Советской, а ныне наемной армии!

Обращаемся к вам от имени своих друзей, так и не получивших оружия, но честно погибших под перекрестным пулеметным огнем на площади у Дома Советов.

Семь дней, находясь в блокаде, мы с надеждой ловили каждое известие, надеясь, что хоть одна воинская часть окажет нам реальную помощь. Но не получили ничего, кроме вежливых обещаний. Вы цинично выжидали, надеясь встать на сторону победителя. Мы надеялись - но напрасно! - и тогда, когда уже шел расстрел Дома Советов, когда были сметены огнем БТРов пикеты на баррикадах, когда мародеры из штурмовой группы достреливали раненых приднестровцев и членов Союза офицеров, ходили ногами по пленным, уложенным на пол.

Кровь пролилась. До третьего октября вы были просто недобросовестными служащими государства, получали повышенный оклад за уклонение от выполнения своих прямых обязанностей по защите страны и народа. С третьего октября вы стали соучастниками массового убийства законопослушных граждан, вина которых состояла лишь в том, что они хотели восстановления Державы. Расстрел Дома Советов, проведенный наемниками из бывших гвардейских, а ныне карательных дивизий, превратил вас из полудезертиров в офицеров оккупационной армии.

Запомните: ваша вина не смыта кровью преступников, вы не только не офицеры, но и не люди.

Многие из нас работали на оборону страны. И нам горько - не за то, что пошел прахом наш труд, а за то, что мы выкормили и вооружили своих убийц.

[264]

Запомните: пока не будет отомщена шестнадцатилетняя девушка из шестого отряда ополчения - ее буквально изрешетило пулями в начале штурма, - пусть ваши жены не пускают вас к себе в постель, ибо вы - дешевые трусы, а не мужчины.

Пока не отомщены пожилые женщины, кипятившие чай на костре в палатке десятого отряда и убитые там же, пусть люди, у которых вы снимаете жилье, гонят вас на мороз, ибо вы платите иудиными серебрениками.

Пока ходят по земле выродки, давшие приказ уничтожить многих сотен людей среди бела дня в центре Москвы, пусть люди не подают вам руки, пусть плюют на ваши обесчещенные мундиры. Ибо те, кто погиб, до последнего вздоха надеялись на вашу помощь... И не получили ее!

Видит Бог, четвертого октября мы сделали все, что могли. Теперь, гг. офицеры бывшей Советской, а теперь продажной, оккупационной армии, дело за вами".

Офицеры 9-го Особого полка народного ополчения, призванные на действительную службу из запаса Указом Верховного Совета России.

Все до одной жертвы "кровавой" осени 93-го - на совести авторов Указа № 1400 и особенно Ельцина, положившего начало трагическим событиям. Главные виновники - те, кто отдавал приказы, кто уверял всех, что не допустит кровопролития.

Кроме главных заговорщиков и авторов государственного переворота сентября - октября 1993 г. активное участие в перевороте приняли многие сотрудники Администрации Президента, высокопоставленные чиновники правительства России и Москвы, а также переметнувшиеся на сторону заговорщиков народные депутаты и представители "демократической" интеллигенции: председатель Российской государственной телерадиокомпании "Останкино" В. И. Брагин, министр связи В. Б. Булгак, пресс-секретарь президента В. В. Костиков, председатель Совета безопасности О. Н. Лобов, директор Федерального информационного центра М. Н. Полторанин, председатель Всероссийской государственной телерадиокомпании О. М. Попцов, заместитель Председателя Верховного Совета Н. Т. Рябов, начальник Управления Министерства безопасности по Москве и Московской области Е. И. Савостьянов, первый вице-премьер О. Н. Сосковец, руководитель Администрации Президента С. А. Филатов и др.

Дом Советов в сознании народов России останется как цитадель съезда народных (я подчеркиваю это особо) депутатов. "Демократам" очень хотелось бы выветрить из сознания людей память о расстрелянном Верховном Совете. Стреляли по сознанию россиян, по их памяти. Весьма знаменательно, что правительство поспешило побыстрее провести в Белом доме ремонтно-восстановительные работы и использовать здание как дом правительства. Тайно новогодней ночью 1994 г. оно спешно оккупировало Дом Советов, когда на верхних этажах еще не отмыли до конца кровь, следы преступлений. И ведь не дрогнули, въехали туда, на место исторической гильотины, на место казни их политических противников. Но вряд ли история забудет (кто бы ни квартировал в этом здании), что это все равно Дом Советов, что именно здесь принародно совершен акт вандализма, величайшего в истории преступления - расстрела парламента и всех защитников Конституции России.

А пока, читаем в указе Ельцина, "за мужество и героизм, проявленные при пресечении вооруженных попыток государственного переворота 3-4 октября 1993 г.

[265]

в г. Москве" наградить орденом "За личное мужество" генерала армии Грачева Павла Сергеевича - министра обороны Российской Федерации; генерала армии Кобеца Константина Ивановича - заместителя министра обороны Российской Федерации.

Мне горько за цинично звучащие в этом президентском указе гордые слова: "героизм", "мужество". Невозможны герои, расстреливающие свой безоружный народ.

В те траурные дни ветеран Великой Отечественной войны капитан В. Бушин через газету "Правда"{1} направил генерал-майору Б. Полякову, командиру 4-й гвардейской танковой Кантемировской дивизии письмо:

Как живется вам, герр генерал Поляков,
В вашей теплой, с охраной у входа, квартире?
Как жена? Как детишки? Достаток каков?
Что тревожит, что радует вас в этом мире?
Вы довольны ли суммой, отваленной вам
Из народной казны за народные жизни?
Или надо еще поднатужиться нам -
Всей слезами и кровью залитой Отчизне?
А довольны ли ими полученной мздой
Сослуживцы, что били по Белому дому, -
Офицеры Ермолин, Брулевич, Рудой?..
Вот и все, что хотел я сказать, генерал.
Это ныло во мне, словно старая рана.
Ты гвардейской дивизии славу продал -
Так прими на прощанье плевок ветерана.

Танковые снаряды и пули снайперов, не настигшие народных депутатов и защитников Дома Советов в те осенние дни 1993 г., все же не пролетели мимо. Они задели сердца всех, кто находился в сопротивлявшемся Белом доме. 19 апреля 1994 г. на 47-м году безвременно остановилось сердце народного депутата, Председателя Комитета Верховного Совета по вопросам обороны и безопасности, контр-адмирала Равката Загидуловича Чеботаревского, этого кристально честного и бескомпромиссного человека. Его жизнь оборвалась, когда он полетел на помощь к братьям-сербам в Югославию. Контр-адмирал Чеботаревский прослыл легендой среди советских моряков-подводников за свои кругосветные походы. Весь мир помнит знаменитый поход советской атомной подводной лодки, которая прошла под толщами льда Северного Ледовитого океана и экипаж которой водрузил флаг Советского Союза на Северном полюсе. Командовал этой подлодкой Чеботаревский. Дважды его представляли к высшей награде Родины - званию Героя Советского Союза, но бюрократы и завистники помешали. Большинство народных депутатов и те, кто работал вместе с ним в Верховном Совете, с уважением относились к нему за доброжелательность к людям, нетерпимость к лицемерию и непорядочности. В те "горячие" осенние дни 1993 г. он находился в заграничной командировке. Но, узнав о перевороте, сразу же приехал в Москву, в осажденный Дом Советов, к своим друзьям-депутатам защищать Конституцию, закон и честь Советского флота. Член Президиума Верховного Совета РФ, контр-адмирал Чеботаревский,


{1} Полный текст письма см.: Правда. 1994. 19 января.

[266]

как это принято в Российском флоте, покинул Дом Советов одним из последних; его дети могут гордиться своим отцом.

Светлой памяти нашего Друга, народного депутата России, контр-адмирала Советского флота Равката Загидуловича Чеботаревского Н. Дерзновенко написала стихи, которые были зачитаны на траурной панихиде:

Ушел из жизни Друг и Человек
Без видимой на то причины веской!
Ушел... и не на время, а на век
Блестящий офицер Чеботаревский.
Наш "белодомовец", народный депутат,
Он - сын народа! Он служил народу
И с честью нес доверенный мандат!
Ушел... не увидав восхода...

Как больно, люди, как скорбит душа!
Поднять бы! Поделиться жизнью!
Он так ее любил, пока дышал,
А умер... за любовь к Отчизне!
Спокойно спи. Мы вымостим постель
Землею, что любил ты бесконечно!
Пусть звезды охраняют колыбель,
Земля пусть будет пухом, память вечна!

Вскоре после возвращения домой из Белого дома скончался народный депутат от Иркутской области Подлужный Владимир Евгеньевич, 1949 года рождения, директор совхоза "Масляногорский", отец четверых детей. Многие помнят его страстное выступление 26 сентября 1993 г. с балкона Дома Советов. Добрый, отзывчивый человек не мог пережить то, что происходит с его страной.

События 21 сентября - 4 октября 1993 г. перечеркнули судьбы многих людей, в том числе и народных депутатов РСФСР. Многие из них воочию убедились в том, какой режим они в свое время защищали и кого они привели к власти. И сегодня, встречаясь со многими из бывших "демократов", видишь в их глазах стыд за свое прошлое. Другие же откровенно сожалеют, что верили Ельцину и его команде, которые привели страну к развалу.

Интересна судьба народного депутата от Курской области Вячеслава Яковлевича Федотова. До избрания депутатом он был одним из лучших хирургов областной клинической больницы, возглавлял отделение сердечно-сосудистой хирургии. 4 октября 1993 г. он находился в Доме Советов, в комнате, освященной накануне в честь благоверного князя Даниила Московского. В этой комнате, во время блокады и осады, под грохот танкового обстрела многие защитники парламента молились, причащались, а некоторые принимали крещение.

Мне посчастливилось беседовать с Вячеславом Яковлевичем в канун пятой годовщины "кровавой осени" 1993 г.

"4 октября 1993 года, - рассказал он мне, - во время расстрела Верховного Совета, я оказывал раненым первую медицинскую помощь. Когда я понял, что делается все, чтобы мы не вышли отсюда, я дал обет, что если останусь жив, то посвящу свою жизнь служению Богу".

[267]

"Ведь Вы, Вячеслав Яковлевич, - спросил я у него, - не были ни в какой партии, не состояли ни в какой фракции. Что тогда заставило Вас быть вместе с нами?"

"Каждый человек, - ответил он, - обязан защищать закон. Только тогда будет торжество справедливости. Ведь основополагающие законы Господь дал нам через Моисея, мы должны их свято выполнять... Поэтому я и остался в Доме Советов, пытаясь отвести угрозу нарушения Конституции - Основного Закона".

Некоторые народные депутаты РСФСР и работники аппарата Верховного Совета, находясь в осажденном Доме Советов, вели дневники, чтобы потом рассказать россиянам правду о жестокой блокаде, которой были подвергнуты за то, что выступили против государственного переворота, о людях, которые стойко выдержали обрушившиеся на них лишения и жестокости, защищая Конституцию и будущее страны!{1} Их книги - бесценные свидетельства, оставленные потомкам.

Сразу после расстрела Верховного Совета РФ многие начали петь аллилуйю "победителям". "Я, безусловно, член команды Ельцина, - скажет и. о. мэра Москвы Лужков. - Мы осмысленно следуем его курсу и участвуем в формировании внутренней политики... Правительство Москвы как команда предана его курсу реформ"{2}.

Пройдет время,, и Лужков, делая мужественное лицо, будет критиковать прогнивший режим, власть, которая завела страну в тупик. Он уже предлагает президенту "самому определиться со здоровьем" и считает, что безнадежно больным лучше бы уходить с государственной службы. Более того, проанализировав итоги импичмента, он гордо скажет: "Импичмент не прошел, но оценка работы президента состоялась"{3}.

Пепел сгоревшего Дома Советов еще долго будет стучаться в наши сердца, сыпаться на поседевшие волосы защитников Конституции. Постоянно возвращаюсь к тем дням, когда 4 октября на фоне солнечного дня полыхал Дом Советов. Мне казалось, что это происходит не в демократической России, а в жестко тоталитарном государстве, исповедующем только идеи силы, произвола. Многие говорили в те дни, что, прежде чем решиться на позорные действия в столице Родины, командиры воинских частей, расстрелявших парламент, должны были бы сдать в музей святые Гвардейские знамена и ордена, завоеванные их отцами в ратных сражениях, ибо за свои преступления они достойны лишь названия карательных частей и соединений.

История вновь показала, что невозможно быть "демократом" без репрессивного аппарата, готового в любую минуту ввести дарованные свободы в "необходимые рамки законодательных ограничений".

"Кровавая" осень 93-го будет оставаться в памяти не только ее прямых участников, но и всего народа. В октябрьской бойне в Москве были убиты и искалечены сотни гражданских лиц. Прокуратура РФ признала их потерпевшими. Большинство из погибших не были случайными жертвами, они осознанно пришли защищать Конституцию и Закон и стали жертвами политического убийства. Режим, игнорируя выводы Генеральной прокуратуры, не желает этого признавать и продолжает


{1} Бабаев Б. Расстрел "Белого дома". Свидетельства очевидца: взгляд изнутри. Иваново, 1994; Хайрюзов В. Повести и рассказы. Иркутск, 1994; Савельев И. Бесы августа - палачи Октября. Стихи и проза блокадника. М, 1994; Мухамадиев Р. Крушение. Хроника бешеных дней. М., 2002.

{2} Московские новости. 1993. 10 октября.

{3} Независимая газета. 1999. 27 мая.

[268]

говорить о "красно-коричневых", уголовниках, устроивших массовые беспорядки. Октябрьское противостояние 93-го - трагедия тысяч семей, приговор суда над ее виновниками должен быть вынесен.

В мае 1998 г. Государственная Дума создала комиссию по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в Москве 21 сентября - 5 октября 1993 г. Комиссия преследовала совершенно определенные цели - изучить обстоятельства случившегося, дать им политическую и международно-правовую оценку и внести в Государственную Думу нормативные акты по вопросам политической реабилитации, увековечения памяти погибших и улучшения материального положения тех, кто пострадал, но остался в живых.

Возвращение на общественное доследование (пока!) дела о расстреле Верховного Совета Российской Федерации, защитников Конституции - это акт большого общественного значения. Многие из россиян до сегодняшнего дня остаются просто обманутыми относительно событий 1993 г. А народ должен знать правду. Это важно особенно сегодня, когда геноцид российского народа продолжается.

Последствия массовых убийств 3-4 октября 1993 г. страшные. Народ просто затаился, ушел в себя. Искорежено его сознание, на сердце - глубокий инфарктный рубец. Октябрь 1993 г. - позорнейшая страница в истории России, череду которых начал и упорно плодил "первый всенародно избранный Президент России", как себя не уставал называть Ельцин.

В 354-страничном Докладе Комиссии Государственной Думы по дополнительному изучению и анализу названных событий достаточно подробно освещены хроника событий и их причинно-следственные связи. Один из главных выводов комиссии звучит так: "Тяжесть последствий произошедшего и неисчерпанность до сегодняшнего дня всех внутригосударственных правовых средств в отношении лиц, действия которых привели к указанным последствиям, не позволяют относиться к событиям 21 сентября - 5 октября 1993 г. как к перевернутой странице российской истории.

Окончательное и справедливое решение вопросов, связанных с последствиями событий 21 сентября - 5 октября 1993 г., возможно только при условии привлечения к установленной законом ответственности лиц, чьи действия, связанные с превышением ими своих должностных полномочий, стали исходной причиной указанных событий, привели к массовым столкновениям, человеческим жертвам, разрушениям и иным тяжким последствиям, а также законодательного решения вопросов возмещения ущерба и предоставления необходимых социальных гарантий невинно пострадавшим в этих событиях гражданским лицам, военнослужащим и сотрудникам милиции"{1}.

Из событий того "кровавого" октября просто необходимо извлечь некоторые уроки и сделать определенные выводы.

Во-первых, события сентября - октября 1993 г. были выражением нормального конституционного права народа, выступившего против государственного переворота в целях защиты конституционного строя, сохранения народовластия.

Народ будет помнить имена вероломно расстрелянных юношей и девушек, поверивших ложным посулам "истинной демократии", кинувшихся с голыми руками


{1} События 21 сентября - 3 октября 1993 г. Доклад Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в городе Москве 21 сентября - 5 октября 1993 года. М., 1999. С. 333.

[269]

защищать Конституцию, будет помнить убитых выстрелами в спину патриотов, которые были движимы естественным чувством гуманности и бросались на помощь раненым и искалеченным.

В упомянутом докладе комиссии Госдумы приведены поименные списки 158 погибших и впоследствии скончавшихся от ранений, полученных в ходе октябрьских событий, а также 421 получившего ранения и иные тяжелые повреждения.

Вряд ли можно забыть радостно гогочущую толпу "демократических" зевак, заключающих пари - попадут или не попадут в Дом Советов доблестные ельцинские танкисты, когда в нем от этих выстрелов гибли защитники подлинной демократии.

Вряд ли можно забыть надругательства над женщинами, имитацию расстрелов и прямые расстрелы без суда и следствия пьяными омоновцами защитников Конституции во дворе дома № 4 по Краснопресненской набережной и на стадионе.

Народ не может забыть тайные погребения, сжигание в крематориях и печах ТЭЦ трупов уничтоженных "демократами" защитников Белого дома и просто случайных, подвернувшихся под руку граждан.

Во-вторых, события октября 93-го показали, что в борьбу с народом, пришедшим на помощь парламенту, вступила даже компрадорская буржуазия, опирающаяся на "элитную часть" наиболее ангажированной и подкупленной столичной интеллигенции. Это потом многие ее представители поймут, что их просто обманули, начнут сравнивать события октября с тем, что они видели в великом фильме Михаила Ромма "Обыкновенный фашизм".

В-третьих, события "кровавой осени" 93-го показали, что руководители антиконституционного государственного переворота при помощи геббельсовской пропаганды через прессу и электронные СМИ обманули большинство народа и сумели представить кровавые расправы армии, внутренних войск и спецназа над безоружными людьми как "защиту" государства от "фашистского мятежа".

И наконец, последнее. До расстрела Белого дома в стране не было громких политических убийств. За последующие десять лет только депутатов Государственной Думы РФ было убито десять. Последнее убийство 17 апреля 2003 г. Сергея Юшенкова{1}. У меня нет сомнения, что корни всех громких политических убийств уходят в "кровавую осень" 1993 г. Если в стране на глазах равнодушной толпы зевак, на глазах всего мира расстреливают парламент (!) России, то нет ничего удивительного в череде громких политических убийств. Могу со стопроцентной уверенностью сказать: безнаказанность расстрела Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ породила и будет порождать громкие политические убийства.

Народы России не забудут события октября 93-го. И никакое отбеливание ельцинской эпохи его бывшими клевретами не сотрет из памяти народной всего того, что "получил" народ в эпоху Ельцина. Верю, настанет день и состоится честный и справедливый процесс, который даст оценку всему, что сотворил режим Ельцина с Россией.


{1} Юшенков С. Н., родился в 1950 г. Русский. Окончил Новосибирское высшее военно-политическое училище, Военно-политическую академию им. В. И. Ленина. Полковник запаса. Кандидат философских наук. В период избирательной кампании по выборам народных депутатов РСФСР баллотировался как член КПСС. До избрания народным депутатом России - преподаватель Военно-политической академии им. В. И. Ленина. Был депутатом Государственной Думы трех созывов. Член Политсовета партии "Демократический выбор России", а затем партии "Союз правых сил" (СПС).

[270]

Через восемь лет, когда ушел за кулисы политической сцены Ельцин, только четверть россиян (25,3 %) считает, что силовые действия бывшего Президента России в октябре 1993 г. были правомерными. Противоположной точки зрения придерживается 47,4 % граждан РФ. Такие данные были получены в ходе опроса, который провел независимый исследовательский центр "Российское общественное мнение и исследование рынка" (РОМИР-Gallup Ihtenational). Кроме того, россиянам был задан вопрос относительно того, нужны ли были столь жесткие меры "для защиты российской демократии". Утвердительно на этот вопрос ответили 27,8 % респондентов. Неоправданными назвали такие меры 47,9 % граждан России. При этом 76,8 % россиян посчитали, что можно было найти компромиссное решение конфликта, избежать человеческих жертв. Кроме того, 74,5 % сказали, что ни при каких условиях власть не должна была допускать силового разрешения противостояния президента и парламента{1}.

А через девять лет после трагических событий в Москве отношение к ним со стороны россиян, по данным ВЦИОМа, заметно изменилось. Если в 1993 г. вину Ельцина в произошедшем видели 28 % опрошенных, то в 2002 г. уже 32 % респондентов. Ответственность на защитников Конституции РФ в 1993 г. возлагали 46 % опрошенных, через девять лет только 22 %. В 1993 г. применение силы против сторонников Верховного Совета оправдывал 51 % респондентов, сегодня - 22 %{2}.

Поражение в октябре 1993 г. потерпели не только руководители Верховного Совета, отстаивавшие Конституцию РФ, но и народные депутаты Российской Федерации в целом. Да, многие из них не склонили своей головы перед узурпатором Ельциным, совершившим антиконституционный государственный переворот. Но, как ни странно, парламент медленно уничтожал себя сам. Он не сумел преодолеть внутренних противоречий и сделать понятным обществу в течение трех лет суть своей работы и смысл своего существования.

Начиналось все с принятия Первым съездом народных депутатов РСФСР Декларации о государственном суверенитете РСФСР 12 июня 1990 г. В Большом Кремлевском дворце, заполненном до отказа, народные депутаты стоя громко рукоплескали "первому шагу к свободе и независимости". Только 271 народный депутат из всего состава Съезда, в том числе и я, проголосовал против статьи 5 декларации, определявшей верховенство Конституции РСФСР и ее законов над союзными. И лишь 213 народных депутатов увидели в декларации источник распада сначала Союза ССР, а затем и РСФСР. Поэтому мы и проголосовали против декларации в целом или выразили свое несогласие неучастием в голосовании.

Российские депутаты, дезориентированные лжедемократами, не понимали значения мощи единого Союза, им также говорили об "ограблении" населения России: ведь до 70 млрд тогдашних полновесных рублей изымалось в ту пору из бюджета РСФСР в пользу других союзных республик. Многие народные депутаты наивно верили: как только Россия станет "суверенной и независимой" от Союза, все ее богатства "польются рекой" на пользу народу, сделают страну сильной, сытой и обеспеченной. Да и националистическое руководство союзных республик обвиняло Россию в угнетении и притеснении. Отсюда - разваливавшая Союз война "с ненавистным Центром", стремление стать полновластными хозяевами в "суверенных республиках",


{1} См.: Независимая газета. 2001. 3 октября.

{2} См.: Известия. 2002. 5 сентября.

[271]

но без СССР. "Пора союзным республикам вернуть долги России. Или ей самой придется "самоопределяться", - твердили в тот период многие "демократы". Забывали при этом только одно: Россия исторически сложилась как государство многих и многих народов, она скроена, связана, сцементирована миллионами уз, тысячами экономических, хозяйственных, культурных связей с другими республиками Союза ССР.

Своим указом Ельцин объявил 12 июня "праздником" - Днем независимости России. Минуло двенадцать лет со времени обретения этой "независимости", как говорят теперь в народе - независимости России от самой себя. Что же произошло в России за это время?

Для многих россиян это "радостное и праздничное событие" ассоциируется с горем и национальной катастрофой. Постоянные задержки с выплатой нищенской зарплаты и мизерных детских пособий, безработица, умирающие без лекарств и пищи старики, беспризорщина среди детей, убитые в "Останкино" и у Дома Советов, в Чечне - вот с чем связывают люди этот "праздник". Сегодня российский народ действительно "независим" от своих человеческих прав на бесплатное образование и здравоохранение, на полноценный труд и отдых, на жизнь{1}.

Лжедемократам самим стало стыдно за этот "праздник". Вот почему последнее время они в "праздничных" телеграммах, выступлениях в СМИ перестали произносить и слово "независимость" - просто День России. Но и тут им неловко: что за День, какой День?

По моему глубокому убеждению, пройдет еще немного времени, и 12 июня у большинства российского народа, народов СССР будет восприниматься как день покаяния за сотни тысяч убитых в междоусобных войнах, за миллионы поломанных судеб.

Российские депутаты дискредитировали себя и тем, что безропотно ратифицировали беловежский сговор. Передо мной результаты поименного голосования по вопросам денонсации Союзного договора 1922 г. и ратификации Соглашения о создании СНГ. То, что за эти документы проголосовали такие "демократы", как Абдулатипов, Аслаханов, Волкогонов, Митюков, Рябов, Шахрай, Шумейко, у меня не вызывает вопросов. Но как могли высказаться "за" С. Осминин - бывший первый секретарь Кировского обкома КПСС, Л. Воронин - бывший первый зампред Совмина СССР, Ю. Манаенков - секретарь ЦК КПСС, В. Севастьянов - летчик-космонавт СССР, В. Сыроватко - бывший председатель Брянского облсовета? Их не смутили ни попрание Конституции СССР, ни результаты Всесоюзного референдума 17 марта 1991 г., на котором большинство советских людей высказались за сохранение Союза, единой семьи народов. А ведь одобрили развал депутаты, избранные народом. Ельцинисты убеждали, что в борьбе с горбачевским Центром все средства хороши. Россия, уверяли они, став самостоятельным государством, будет флагманом демократических преобразований. И только потом к очень многим пришли стыд и раскаяние за развал страны, за распродажу ее ценностей. Танковая канонада, расстрелы мирных людей и особенно война в Чечне окончательно сбросили маски с Ельцина и его "команды".

А разве не стыдно было нам, народным депутатам РСФСР, за обман народных депутатов СССР, особенно тех, что были избраны от России? Ведь Верховный Совет РФ гарантировал, что после самороспуска союзного Съезда народных депутатов будет издан специальный закон, социально защищающий их и их семьи, сохраняющий им полномочия до конца срока и работу в российском парламенте. Обманули!

[272]

Возмездие над обманщиками и слепцами свершилось, только на другом уровне и со сдвигом во времени.

Все мы, народные депутаты, выступая за реформы и преобразования от имени своих избирателей, козыряя их волей, интересами, вовсе не советовались с ними ни по одному жизненно важному вопросу. А народ в это время нищал. Грехи оказавшихся несостоятельными государственных мужей, в том числе и народных депутатов, оплачены жизнями миллионов россиян. Именно мы,- народные избранники, спустили на тормозах декабрьский (1992 г.) и мартовский (1993 г.) ельцинские путчи, когда не хватило единства, воли и мужества объявить импичмент главному нарушителю Конституции.

Народ все видел. Немудрено, что сентябрьско-октябрьское 1993 г. противостояние люди в массе своей восприняли как внутреннюю разборку двух в равной мере чуждых им сил и часто повторяли в те дни: "Чума на оба ваших дома!"

Роковую роль поначалу сыграл и Конституционный суд, никак не отреагировавший на беловежский путч и фактически одобривший развал Советского Союза. Ставка на "ситуационное", половинчатое решение по явно неконституционным указам Ельцина о запрете КПСС и КП РСФСР только укрепила последнего в уверенности: с этими судьями можно не церемониться. Вот беспрецедентный пример: к очередной годовщине августовских событий трое депутатов - В. Исаков, Н. Павлов и Г. Саенко - внесли в Конституционный суд ходатайство о признании неконституционными указов от 19 августа 1991 г., в которых Президент России объявил преступным создание ГКЧП, а руководителей СССР - "изменниками Родины". И что же? Суд уклонился от рассмотрения этого ходатайства депутатов.

В октябре 1993 г. потерпели поражение все истинно демократические, патриотические и оппозиционные партии и движения, профсоюзы. Помню, как до кремлевского мятежа все так называемые лидеры российского масштаба - от Вольского до Явлинского - негодовали, возмущались, видя разворовывание державы, скатывающейся до уровня третьеразрядного государства. Жаловались на резкое снижение уровня жизни людей, нищету и безнравственность-проституцию и порнографию, наркоманию и преступность. Возмущались "болтовней" Верховного Совета и Советов других уровней, бездействием властей.

Но вот Кремль нажал на гашетки. Еще можно было спасти положение в стране, дать путчистам по рукам. Требовалась помощь и соединение усилий всех честных и неравнодушных к Родине людей: ученых, промышленников, предпринимателей, аграриев. Но... славировали и А. Вольский, и Ю. Скоков, и М. Лапшин, и И. Клочков и другие якобы центристы, с кем регионы связывали свою судьбу и судьбу России.

Возможно, эти лидеры боялись, что их причислят к "красно-коричневым"? Те роковые дни показали: нет настоящей поддержки в массах, в трудовых коллективах, в армии ни у "Трудовой России", ни у Фронта национального спасения, ни у Союза офицеров, Российского общенародного союза, ни у других оппозиционных партий и движений.

Не слышно было в те дни набатного голоса Компартии, к которой принадлежу по своему внутреннему убеждению вот уже на протяжении более тридцати лет. Не поднялась 600-тысячная армия российских коммунистов "За власть Советов!". Много тогда нашлось "благоразумных деятелей", восседающих сегодня в парламенте и пожимающих руки тем, у кого они по локоть в крови.

[273]

Почему на балконе Дома Советов и на площади Свободной России развевались только красные флаги "Трудовой России" да знамена христианско-демократической партии? Не потому ли, что многие лидеры (а может быть, и большинство) выжидали, кто победит, чтобы затем пойти на поклон к "победителю", как это сделал, например, Аркадий Иванович Вольский уже на второй день "мнимой победы". Я уж не говорю о "западном экономическом мальчике" Явлинском, который переплюнул всех телевизионных репортеров, откровенно призывая отбросить "интеллигентские замашки" и уничтожить защитников Конституции. И после этого он намеревается стать Президентом России!

Вскоре все стало ясно: одни шли защищать Дом Советов, другие низкопоклонничали перед Ельциным и его окружением, берегли свое положение и благополучие, третьи - а их было, к сожалению, большинство - просто созерцали и молчали. Или, ограничиваясь словесной "поддержкой" защитников Конституции, показывали диктатуре кукиш в кармане. Что ж, общество за свою пассивность получило сполна...

Прошло десять лет. И вот что мы читаем у очевидцев событий.

"В ситуации, когда Ельцина сподвигли на расстрел парламента, - пишет Сергей Глазьев, в 1993 г. бывший министром внешних экономических связей и подавший в отставку в знак протеста сразу же после выхода в свет Указа № 1400, - мне стало понятно: если оставаться честным и законопослушным человеком, нельзя участвовать в государственном преступлении. Я считаю, что любой порядочный человек должен был поступить так же".

Директор фонда "Центр политических исследований и консалтинга" Андрей Федоров отмечает: "4 октября 1993 года нельзя назвать торжеством демократии... Сейчас многие участники тех событий говорят о том, что если бы знали, куда это дальше пойдет, то не допустили бы такого развития событий... С 1993 года набор проблем остался практически тем же, а федерация стала еще более хрупкой".

"Это были дни, которые мне запомнились на всю жизнь, - говорит ветеран группы антитеррора "Альфа" полковник запаса Игорь Митрофанов. - К чести наших командиров, в первую очередь генерал-майора Геннадия Николаевича Зайцева, было сделано все возможное, чтобы не пролилась кровь. "Альфа" в октябре 1993-го не сделала ни одного выстрела. Стреляли по нашим сотрудникам. У здания правительства погиб младший лейтенант Гена Сергеев... Каждый год 4 октября все "альфовцы" - и ныне служащие, и ушедшие в запас - собираются на Николо-Архангельском кладбище, где похоронены Геннадий Сергеев и другие наши друзья, погибшие при исполнении долга..."{1}

И наконец, последнее. В 1993 г., во время расстрела Белого дома, народные депутаты РСФСР дали обещание, что, если они останутся живы, построят храм святителя Николая Мирликийского Чудотворца, икона которого находилась в то время в Доме Советов. В октябре 1999 г. в Твери собралась представительная группа народных депутатов России 1990-1993 гг. из Архангельска, Казани, Ульяновска, Комсомольска-на-Амуре, Чебоксар, Саратова, Уфы, Москвы. Цель поездки - содействие в строительстве храма на территории университетского городка в областном центре.

Почему именно Тверь стала местом возведения храма и получила благословение архиепископа Тверского и Кашинского Виктора? Москву, город золотого тельца,


{1} Известия. 2002. 5 сентября.

[274]

где правят бал враждебные русскому народу олигархи, где при полной поддержке руководства произошло насилие над демократией, Конституцией, где невинные мальчишки и девчонки, верившие в правду, поплатились за это своими жизнями, вряд ли можно считать сейчас символом России. Административный центр? Да. Центр сосредоточения властных институтов? Да. Но душой России этот город не назовешь даже при огромном желании.

Изучив областные города, остановились на Твери, расположенной на берегах великой русской реки Волги. Не случайно тверские края, где берут начало главные реки центра России - Волга, Западная Двина, Днепр, стали местом паломничества русской интеллигенции - Радищева, Пушкина, Лермонтова, Салтыкова-Щедрина, Чайковского, Шишкина и многих других. Здесь они впитывали в себя подлинную русскость с ее коренной чертой - единением и дружбой всех наций и народностей во имя Отечества и Державы.

Немаловажную роль в выборе Твери для возведения храма конечно же сыграло и то, что здесь в Городненской церкви вот уже более 30 лет служит отец Алексей (Злобин) - бывший народный депутат РСФСР, истинный патриот России, не покинувший здание Дома Советов во время его расстрела. Это любимец народных депутатов, великий труженик. Усилиями отца Алексея в Городне открыта приходская школа и гимназия для детей - сирот и обездоленных, кафедра Православия в Тверском университете. Поэтому все мы понимали, что если за дело взялся отец Алексей, то оно будет успешно завершено.

Координирующей работой по возведению храма занимается не менее энергичный человек - также бывший народный депутат РСФСР Валентина Домнина, приехавшая для этих целей в Тверь. Сложная судьба у этой женщины, я уже упоминал о ней в книге. Построение храма для нее - это, по ее словам, как бы не только искупление, но и вера в будущее России.

Да будет храм! Да станет Тверь духовным центром возрождающейся России!

 

 

[275]

Запад готов именовать "демократией" все,
что ведет к разрушению России.
А. А. Зиновьев

 

 

ЗАПАД РУКОПЛЕЩЕТ РАССТРЕЛАМ

 

Политический кризис в России, завершившийся "кровавой осенью" 1993 г., получил одобрение Запада, а также лидеров стран СНГ. Никогда еще действия Кремля не вызывали такой единодушной и оглушительной овации зарубежных лидеров. Оно и понятно, если учесть, что именно там разрабатывалась стратегия развала сначала СССР, а потом России. У меня не вызывает сомнения, что одной из причин провала ГКЧП в августе 1991 г. явилось то, что действия по введению чрезвычайного положения были направлены на укрепление Союза ССР. Следовательно, эти действия шли вразрез со стратегией Запада.

После победы августовского 1991 г. переворота, казалось бы, все шло по разработанному, сценарию. И вдруг Верховный Совет РСФСР заявил о приоритете, да что там - защите национальных интересов страны. А значит, прощай дешевое сырье, которое "новые русские" тысячами тонн, составами, самолетами и грузовиками гнали на Запад: нефть, лес, уголь, сталь, редкоземельные металлы и другие стратегические материалы.

В России проживает 3 % населения планеты, ей принадлежит 13 % территории. Но при этом в России сосредоточено 35 % запасов мировых ресурсов (энергетических, биологических, экологических и др.) и более половины мировых запасов стратегического сырья. На каждого жителя нашей страны приходится 11,7 условной единицы ресурсов, в то время как на жителя США - 2, на жителя Западной Европы - 0,67 единицы, а на жителя так называемых третьих стран - 0,58 единицы. Другими словами, каждый житель России "ресурсно" в 6 раз богаче американца и в 17,5 раза - европейца.

А нельзя ли природные богатства русских рассматривать как часть "общечеловеческих ценностей"? Не грех и поделиться ими, друзья. А кто не желает, в того можно и пострелять. Поэтому ничего удивительного не было в том, что после разгона демократического института - парламента, попрания Конституции на Западе раздались овации.

22 сентября 1993 г., то есть уже на следующий день после издания Указа № 1400, конгрессмен - демократ от штата Мэриленд Стени Хойер выступил с речью в Палате представителей США. Признавая, что указ о роспуске российского парламента был "технически... незаконным", Хойер утверждал, что Ельцин "действовал, следуя духу демократии, нарушая букву закона". Достаточно емкое и откровенное признание.-

А если бы подобное случилось "у них"? Беседовал я на эти темы с народными депутатами РФ и экспертами Комитета по международным делам И. Андроновым, А. Соколовым, С. Михайловым. Если бы, усмехнулись они, в любой западной стране, на которые день и ночь кивают "демократы", начиная с Горбачева, президент нарушил Конституцию в том объеме, как это сделал Ельцин, то такого человека не стало бы в его резиденции в тот же день. Его просто бы перестали воспринимать как политика все - от домохозяйки и уборщика мусора до конгрессмена. Одобрение разгона нашего парламента говорит лишь об одном: мировое правительство

[276]

рассматривает Россию как сферу своих жизненных интересов. И плевать ему на всякую демократию. Оно давно определило: население у русских чрезмерно велико, его надо сократить естественным способом. И гайдаровская либерализация, которая привела к превышению смертности над рождаемостью, - часть плана по "улучшению демографической ситуации в России".

Процитируем еще раз конгрессмена Хойера. "Основная причина... западной поддержки Ельцина в его противостоянии с законодательной властью" заключается, по мнению Хойера, даже не в "демократическом характере" ельцинского режима, а в том, что "Ельцин является откровенно проамериканским, прозападным, прорыночным политиком", тогда как Верховный Совет "обвиняет Запад в стремлении подорвать и ослабить Россию", "выступает против ельцинской программы приватизации"{1}.

Список выступлений в поддержку конституционного переворота в России, прозвучавших в сентябре 1993 г. в стенах Конгресса, можно было бы продолжить. Но для российской общественности важен сам факт признаний парламентариями США желательности использования американской "помощи" как инструмента вмешательства во внутренние дела России. Самое тревожное для россиян заключается в том, что подобные взаимоотношения двух стран сохранились и после эпохи Ельцина. Неудивительно, что среди левой политической элиты в обиход вошла формула: "Зачем России нужно свое правительство, если за океаном есть умные люди, которые готовят ему важнейшие документы".

Но вернемся к событиям сентября - октября 1993 г. Размышляя о взаимоотношениях с Западом, вечером 21 сентября я пригласил заместителя председателя Комитета по международным делам, народного депутата И. Андронова (председатель комитета Е. Амбарцумов, как и некоторые другие депутаты-"демократы", перешел на сторону Ельцина. Не за это ли ему "презентовали" пост Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации в Мексике?). "Иона Ионович, у Вас обширные связи в западноевропейских кругах. Вы профессиональный журналист-международник, Вас хорошо знают за рубежом. Не могли бы Вы обратиться в зарубежные посольства, средства массовой информации и объективно раскрыть им сущность государственного переворота, совершенного в демократической России? Если посчитаете нужным, то этот вопрос можно было бы обсудить на Президиуме Верховного Совета, который мог бы дать Вам соответствующие полномочия".

"Пока не нужно, Юрий Михайлович, - ответил Андронов, - достаточно нашего разговора. При официальных встречах я буду ссылаться на него. Но было бы неплохо подготовить обращение к парламентам других стран".

Уже на следующий день, 22 сентября, у него состоялась встреча с представителями американского посольства, в том числе и с прилетевшим из Вашингтона чиновником из Национального Совета разведывательных служб США М. Злотником. "К сожалению, - рассказывал об этой встрече Андронов, - американцев совершенно не интересует истинное положение дел с "демократией" в России. Их главные вопросы: какая численность охраны Белого дома? Сколько у вас оружия, продуктов питания, медикаментов? Как долго вы сможете продержаться?"

Уже сам перечень вопросов привел нас к мысли, что затевается операция, никак не связанная с мирным разрешением политического кризиса. Это впоследствии подтвердилось. Подтвердилась и роль спецслужб США в событиях "горячей осени" 1993 г.


{1} Независимая газета. 2001. 22 марта.

[277]

"Что же Вы хотели, Иона Ионович, - резюмировал Хасбулатов, - Запад никак не заинтересован в мирном исходе событий. Они будут делать все, чтобы удержать у власти Ельцина. Им выгоден развал России, превращение страны в их сырьевой придаток. Такова уж звериная сущность капитализма".

"И все-таки, - подчеркнул Хасбулатов, - Вам, Иона Ионович, следует продолжать осуществлять контакты с зарубежными посольствами и СМИ. Вас, Юрий Михайлович, прошу оказать депутату Андронову всяческое содействие".

К сожалению, акция Андронова в посольстве США не имела успеха. Да это и понятно. События развивались по их сценарию, инструкции четко выполнялись. Точку поставил президент США Клинтон, который сразу после расстрела Дома Советов подчеркнул: "Я считаю, что Соединенные Штаты должны поддержать Ельцина... Я желаю ему успеха".

В средствах массовой информации ФРГ, после выхода указа Ельцина, отмечалось, что все козыри на руках у Ельцина. И для того чтобы "помешать противникам консолидироваться, он неизбежно вынужден будет прибегнуть к насилию...". Сразу после расстрела Дома Советов министр иностранных дел ФРГ К. Кинкель заявил: "Правительство ФРГ продолжает поддерживать курс Президента России Бориса Ельцина".

Это также понятно. Германии еще предстояло решить много своих проблем с "лучшим другом Борисом", убедить "первого россиянина" вывести российские войска с территории Германии за счет России...

Член палаты депутатов бразильского Национального конгресса Ш. Вижиланти полагал, что акция Ельцина - антидемократический переворот и далеко не лучший способ преодоления трудностей. Экономические проблемы не решаются ужесточением внутренней политики. Возложить всю ответственность и вину на парламент, распустить его - значит еще больше осложнить поиски национального согласия, столь необходимые сейчас России.

Интересную мысль высказал X. Флоракис (компартия Греции), сделав своего рода подсказку "общественности" разных стран:

"Пусть те, кто осудил "переворот" 1991 года, осудят сегодня переворот Ельцина". Не тут-то было!

Еще в преддверии апрельского (1993 г.) референдума команда Ельцина, заручившись поддержкой Клинтона, Коля, Миттерана, Мэйджора и других лидеров ведущих стран Запада, разработала варианты введения чрезвычайного положения, или президентского правления в России. План совместных действий по свержению конституционного строя в России широко освещался и комментировался в западных средствах массовой информации. Так, газета "Лос-Анджелес тайме" 16 марта 1993 г. сообщала: "Соединенные Штаты не будут против попытки Президента России Бориса Ельцина ввести крайние меры, такие, как приостановление действия Съезда народных депутатов". Газета также подтвердила, что во время встречи в Москве Ельцин сказал Г. Колю, что он может распустить парламент и прибегнуть к чрезвычайным мерам с целью нанести поражение своим политическим оппонентам. Любопытно, что газета "Уолл-стрит джорнэл" в тот же день опубликовала своего рода меморандум конкретной тактики разрушения конституционного строя в России.

Неудивительно, что после расстрела Съезда народных депутатов и защитников Конституции премьер-министр Великобритании Дж. Мэйджор с пафосом провозгласил: "Действия президента Ельцина пользуются нашей полной поддержкой".

[278]

Зловещая идея установления в России авторитарного режима, не сдерживаемого никакими конституционными рамками и противовесами, активно обсуждалась западной печатью на протяжении длительного времени. Но об этом даже в российской "демократической" проправительственной прессе не появилось ни строчки. За 17 дней до попытки Ельцина ввести "особый порядок управления страной" (ОПУС) 20 марта 1993 г. многие зарубежные правительства уже знали о его планах. Газеты наперебой публиковали детали ОПУСа и характер сотрудничества их правительств с Ельциным в "новых условиях".

ОПУС, как известно, не прошел. Но, разумеется, это мало смутило организаторов хаоса в России. Встреча в верхах в Ванкувере укрепила Ельцина: "разгонять к чертовой матери" надо и Съезд, и Верховный Совет. Обескровить их, лишить народной поддержки можно, ловко манипулируя рычагами референдума и любыми результатами его итогов. Неодемократам не привыкать выдавать "черное" за "белое".

Лондонская газета "Гардиан" 10 апреля 1993 г. воспроизвела высказывание Ельцина, что если народ проголосует на референдуме 25 апреля за досрочные парламентские выборы, то нынешние депутаты потеряют всякую власть, а он будет действовать "в соответствии с президентской системой правления". Под этим подразумевается, естественно, роспуск Съезда, приостановление деятельности Верховного Совета РФ и представительных органов власти на местах. Зная эту непримиримую позицию Ельцина, многого ли стоили последующие разговоры о так называемом "нулевом варианте", то есть объявлении одновременных выборов президента и Верховного Совета?

Пропагандистская кампания на Западе и загадочное молчание российских средств массовой информации о закулисной стороне переговоров Ельцина наводят на мысль о существовании в высших эшелонах власти мозгового центра, который строго дозировал информацию и направлял ее в нужное для правящей верхушки русло.

Конечно, многие понимают: Запад не считал и не считает Ельцина ни истинным демократом, ни истинным преобразователем России. Бывший советник президента Картера по вопросам национальной безопасности Бжезинский, характеризуя кремлевского хозяина, подчеркнул, что "по жизненному опыту, по образу мышления, по стилю руководства он (Ельцин. - Ю. В.) не похож на подлинного демократа... Он борец, не чурающийся произвола...".

Вечером 3 октября, вернувшись с переговоров из Свято-Данилова монастыря, я вновь пригласил теперь уже избранного Десятым съездом народных депутатов председателя Комитета по международным делам И. Андронова. "Иона Ионович, - сказал я ему, - по итогам переговоров сегодня, по тому, как вела себя в последние минуты противоположная сторона, штурм Дома Советов будет скорее всего утром. В Москву по приказу Ельцина вошли бронетанковые части. Кровопролития не избежать. Я подготовил письма в американское, английское и другие посольства, а также мандат на Ваше имя. В письмах обращаюсь к руководителям посольств с просьбой убедить Ельцина и правительство как можно быстрее организовать встречу и разрешить вопрос противостояния мирным путем, не допустить кровопролития. О ходе переговоров звоните мне по сотовому телефону".

Как позднее, уже после событий, рассказывал мне Андронов, он еле-еле сумел выйти из Дома Советов. Помогли мандат и то, что одно из писем было адресовано в американское посольство.

[279]

...Ранним утром 4 октября Андронов позвонил мне и рассказал о результатах встречи в посольстве США. Состоялась встреча, сообщил депутат, с "человеком номер два" посольства. Я понял, что это был министр-советник посольства Л. Сэл, с которым у меня были встречи ранее. Сэл при Андронове связался с Кремлем и передал предложение руководства Верховного Совета РФ о встрече для предотвращения кровопролития любой ценой, без каких-либо предварительных условий. Через 20 минут Андронову был передан ответ Черномырдина: никаких встреч, никаких переговоров, выйти всем из здания Дома Советов, сложить оружие. "Больше никаких разговоров не будет", - закончил Черномырдин. Он получил, как я уже отмечал, от президента карт-бланш в виде Указа № 1575, которым правительству давалось право применить военную силу против Дома Советов, - с "освобождением" совести от тяжкого греха смертоубийства.

Не было желания у Кремля разрядить ситуацию мирным путем, это было ясно.

Мировая закулиса еще в 1991 г. вычислила, пожалуй, главную черту Ельцина - необузданную жажду власти и роскоши. И точно просчитала, что ради воцарения в Кремле и удержания власти он пойдет на все - разрушение Союза ССР, КПСС, экономики страны, а затем и ее конституционного строя. Кроме личной власти, Ельцина ничто не интересует. Либерализм, национализм, коммунизм для него значат ровно столько, сколько они весят в данный момент на весах власти. "Чем хуже - тем лучше". Западных лидеров явно устраивала выдуманная версия о "нелегитимности" действующего, якобы коммунистического парламента, услужливо подброшенная "своим человеком" в Москве - министром иностранных дел РФ Козыревым. Они открыто поддержали разгон нашего парламента и Съезда, а следовательно, поддержали государственный переворот. Более того, они провозгласили его "истинно демократическим шагом", но только для России. У них подобное просто немыслимо. Одобрение перевороту высказали Б. Клинтон, Ф. Миттеран, Г. Коль, НАТО, СБСЕ, МВФ, страны "семерки". Запад рукоплескал танковой канонаде и ее главному наводчику, всем тем, кто стрелял в безоружный народ за попытку сорвать замыслы мировой закулисы.

Так, и Елисейский дворец, и Монтиньянский 23 сентября 1993 г. почти одновременно заявили, что "проведение досрочных выборов 11-12 декабря - это как раз и есть один из критериев демократии". Французские руководители не проявляли теперь той осторожности, с которой они встретили события 19-21 августа 1991 г. Ельцину была оказана безоглядная и бескомпромиссная поддержка. Газета "Монд" в этом плане констатировала: "С учетом важности ставки Запад отводит глаза, когда Ельцин во имя укрепления свободы временно калечит те конституционные принципы, которыми так дорожил в свое время Монтескье".

- Ельцин повел себя как азартный игрок, рискующий ввергнуть страну в гражданскую войну. Столь драматичный шаг превратил его в наиболее властного человека в стране после Сталина, - заявил аккредитованный в Москве английский корреспондент Уилл Стюарт.

После 21 сентября 1993 г. лидеры "цивилизованных государств" вполне могли предотвратить кровопролитие в России. О готовящейся акции Вашингтон заранее предупредил тогдашний министр иностранных дел Козырев во время своей поездки в США{1}. О содержании Указа № 1400 послы ведущих западных стран знали за


{1} Позднее, когда надобность в нем отпала, бесславно сошел с политической арены.

[280]

час до выступления Ельцина по телевидению. Стыд и позор для россиян, но "главный" Белый дом - американский - получил текст речи Ельцина раньше, чем его узнала наша страна.

Никто из западных лидеров ничего не сделал, пальцем не пошевельнул для смягчения ситуации. Напротив, они использовали свое влияние для нагнетания все большей конфронтации, поддержав агрессивную сторону, нарушившую Конституцию страны.

Тогдашний министр иностранных дел Козырев, один из участников государственного переворота, вернувшись из поездки в США, так комментировал отношение Запада к перевороту: "Ни от одного министра иностранных дел, ни от одного руководителя государств, с которыми в течение пяти дней пришлось встречаться в США, я не слышал ни одного замечания относительно мер, которые были приняты. Наоборот, звучала тревога по поводу того, что руководство РФ действует недостаточно решительно. Вчера уже многие мне звонили и говорили: "Давай порешительнее". И это благословение хозяев - "порешительнее" - магически подействовало на холопов. Для Запада было все ясно. Подумаешь, Конституционный суд вынес жесткое решение! Ведь "русский медведь" растоптал российскую Конституцию, а не американскую и не какую-нибудь западноевропейскую. Не конгресс подмял, не бундестаг, а какой-то Верховный Совет.

А на Советы у стран Антанты зуб еще с 1918 г. Уже тогда они хотели их прикончить, да не смогли. Но все же добили теперь.

Последующие публикации в средствах массовой информации ясно показали, что американские и английские спецслужбы, с ведома руководителей этих государств, непосредственно участвовали в подготовке, осуществлении блокады Дома Советов и его штурме.

Самым решительным образом поддержал Ельцина его "друг" - президент США Клинтон. Говоря о государственном перевороте в Москве, американский президент сардонически улыбался. Не тому, что он обрадовался "укреплению позиций" своего "кремлевского коллеги". Их "дружба" - это отношения кредитора и должника, который безропотно открыл Америке все кладовые страны, бездумно крушил ее ВПК и ядерный потенциал, добытый потом и трудом миллионов. Сбываются потаенные мечты многих политиков, пытавшихся развалить Россию, мечты ее хронических и исторических недоброжелателей.

"Противники реформ, - безапелляционно заявил Клинтон, - те, кто не хочет новой Конституции, те, кто не хочет выборов и кто персонифицируется главным образом с личностями Руцкого и Хасбулатова и их сторонниками; в основном они и начали все эти беспорядки и акты насилия. Я считаю, что Соединенные Штаты должны поддерживать Ельцина до тех пор, пока он является личностью, воплощающей обязательство идти по пути демократии..." Словом, поддержка любого вида обеспечена, пока будет сохраняться репутация России как дойной сырьевой коровы. Поэтому администрация США незамедлительно развила "дипломатические усилия во всем мире для того, чтобы добиться поддержки для российского президента Б. Ельцина".

Понимал ли Клинтон, что он, вмешиваясь во внутренние дела другой страны, тем самым подталкивал руководство России к гражданской войне? Конечно, понимал. В противном случае он не высказывал бы подобных рекомендаций, как того требует дипломатический этикет. Но со страной, стоящей на коленях, можно разговаривать и не так! Сохранение любой ценой команды Ельцина с его бездарной козыревской дипломатией,

[281]

с его капитулянтской военной доктриной, с его гайдаровской "шоковой терапией" - что может быть для США лучшим подарком?

Не встал на защиту российской Конституции и Конгресс США. Лидер демократического большинства в сенате Дж. Митчелл в те трагические дни однозначно поддержал антиконституционные действия Ельцина. "У президента Ельцина, - подчеркнул Митчелл, - нет другого выхода, как сделать все возможное, чтобы навести в Москве порядок, используя все необходимые для этого средства".

Впоследствии мне неоднократно приходилось встречаться с конгрессменами США по вопросам экономической политики, бюджетной и налоговый реформ, проводимых в России. Также встречи активизировались в период предвыборной президентской кампании 1996 г. Американских конгрессменов не интересовали проблемы развала экономики России, катастрофического падения производства, роста внешнего долга, программа левой оппозиции по выводу страны из кризиса, хотя программы встреч изначально строились именно вокруг них. В центре внимания представителей "гаранта европейской безопасности" всегда стояли вопросы расширения НАТО на Восток, ратификация договора СНВ-2, введения закона о разделе продукции. Подходы левой оппозиции не устраивали этих горе-миротворцев. Я всегда возвращался к теме "кровавой осени" 1993 г. и роли Запада в поддержке антиконституционного переворота. Ответ, как правило, всегда был один и тот же: "У Америки нет политики!"

Подобный цинизм было бы трудно опровергнуть, если бы не факты, а они отчетливо свидетельствуют, кого, когда и как поддерживает мировая закулиса.

После завершения штурма Дома Советов и "успешной победы" Ельцина заместитель госсекретаря США С. Тэлбот, ближайший друг президента Клинтона, информировал на закрытых заседаниях конгрессменов и сенаторов о том, что произошло в Москве. Он откровенно рассказал, что не только накануне штурма, но и во время него посольство США в Москве ежечасно информировало Вашингтон о ходе штурма. Акцией в Москве руководил непосредственно посол Пикеринг, а в Вашингтоне - Тэлбот. Все дни осады Верховного Совета на Лубянке находились машины резидентов ЦРУ и британской "Интеллидженс сервис". Руководители этих служб в Москве активно помогали российским заинтересованным лицам планировать действия по осаде, провокациям и штурму Дома Советов.

К чести республиканской партии США следует отметить, что на фоне общей истерии диссонансом прозвучало высказывание их лидера того периода, сенатора Боба Доула на телеканале CNN 2 октября 1993 г.: "Соединенным Штатам следует задуматься, а мудро ли было... навязывать (России. - Ю. В.) проведение шоковой терапии в экономике, чреватой опасностью ответного удара в политике"{1}.

Премьер-министр Великобритании Джон Мэйджор{2} приветствовал разгон Ельциным высшей законодательной власти в России как акт... истинного борца за демократию. "Выражаю полную и безоговорочную поддержку Президенту России Ельцину и его действиям, направленным на восстановление в стране законности и порядка, - подчеркнул Мэйджор. - Нет никаких сомнений в том, что сейчас - критический момент для процесса реформ и для будущего России. Действия президента Ельцина пользуются нашей полной поддержкой. Направляю своим европейским коллегам


{1}Независимая газета. 2001. 22 марта.

{2} Летом 1997 г. Дж. Мэйджор вчистую проиграл выборы и был смещен с поста лидера консервативной партии Великобритании.

[282]

и руководителям стран "большой семерки" послание с призывом поддержать Ельцина".

По мнению англичан, "неправомерно применять к российской демократии жесткие стандарты британской политической системы". А ведь действительно, какие стандарты применяла Англия к своим колониям? Не стандарты ли кнута и пряника?

Но и в этой стране нашлись здравомыслящие политики среди парламентариев и руководителей профсоюзов. 1 октября 1993 г. они выступили с заявлением, в котором подвергли резкой критике порочную логику поведения Ельцина и оценку его действий британским правительством. Вот это заявление:

"Мы разочарованы решением британского правительства поддержать президента Ельцина в его попытке подавить российский парламент. Мистер Ельцин провозгласил необходимость роспуска парламента для стабилизации демократии. Это - порочная логика.

Все препятствия к использованию неограниченной власти им устранены. Он не только запретил парламент, но и отверг правомочность Конституционного суда. Таким образом, не осталось ни одного официального органа, который был бы уполномочен ставить под сомнения его действия.

Выборы, объявленные президентом в декабре, - это выборы в нижнюю палату парламента. Она будет лишена реальной власти. Президент будет иметь право распускать парламент по своей воле. Указ мистера Ельцина также определяет, что не будет выборов в более полновластную верхнюю палату парламента. Это поднимет значение региональных представителей, многие из которых являются губернаторами, прямо назначенными президентом.

Планируемые выборы состоятся в условиях абсолютного президентского контроля над электронными средствами массовой информации. Все западные журналисты подтверждают: освещение нынешнего кризиса российским телевидением и радио целиком односторонне, исключается доступ вице-президента и парламентских лидеров к телевидению, парламентские газеты подавляются.

В Британии радио и телеэфир регулируются с целью обеспечить политически сбалансированную информацию. Особенно во время выборов. В России этого нет. Во время апрельского референдума в этом году телевизионное время поделили в соотношении: 83 % - президентской стороне против 17 % оппозиции.

Такая антидемократическая практика нужна для устранения противодействия монетаристской экономической политике правительства, которая привела к обнищанию огромного большинства российских граждан. Подавление демократии в России будет иметь немедленные негативные последствия для Европы и для всего мира.

Мы призываем британское правительство поддержать восстановление демократии в России. Что означает: восстановление деятельности российского парламента и Конституционного суда. Согласие всех сторон действовать в рамках Конституции, одновременные президентские и парламентские выборы.

Кен Ливингстон, Боб Крайер, Элис Мэхон, Билл Мичи, Малькольм Чизхолм, Вильям Этерингтон, Деннис Скинер - члены британского парламента; Алекс Фалкснер - член Европейского парламента; Кен Камерон - генеральный секретарь профсоюза пожарных; Питер Ленехан - председатель объединенного профсоюза строительных и дорожных рабочих и техников".

...На призыв Дж. Мэйджора лидерам "большой семерки" откликнулись все. "Франция будет продолжать оказывать поддержку президенту Борису Ельцину, поскольку он осуществляет программу демократизации и экономических реформ

[283]

в России", - поддержал британского премьера министр иностранных дел Французской Республики А. Жюппе. Не менее "красочно" высказались и другие.

Поначалу премьер-министр Японии Хосокава, министр иностранных дел Хата, другие политики сошлись на том, что у Ельцина не было другого выбора, кроме танков. Поддержка вполне понятная: почему бы не поддержать "могущественного" соседа, который чуть было "за так" не отдал Курильские острова? С другой стороны, кто больше всех сопротивлялся аппетитам наследников самураев? Депутаты Верховного Совета. Так что, на кого ставить - ясно.

Однако иную позицию занял японский парламент. Он приравнял события в Москве к подавлению китайских манифестантов на площади Тяньаньмынь в 1989 г. В знак протеста японские парламентарии предлагали даже отменить визит "президента России". Некоторые аналитики Японии подчеркивали, что реноме Ельцина в мире после штурма Белого дома резко упало. Даже на официальном уровне было признано, что после кровавых событий ему не избежать ответственности за кровопролитие.

Все это не могло не отразиться на визите Ельцина в Японию 11-13 октября 1993 г. Японский премьер выразил "сожаление" по поводу большого числа жертв в вооруженных столкновениях в Москве и направил свои соболезнования семьям павших. Ответ Ельцина, будто силу пришлось применить, чтобы "подавить фашистское восстание, предотвратить кровавую бойню и гражданскую войну", никого в Токио не убедил. Предприниматели, с которыми Ельцин встретился за обедом, настаивали на своевременной оплате Кремлем своих долгов.

Характерно, что в дни визита Ельцина все местные телекомпании показывали стреляющие по Дому Советов танки, а парламент все-таки отказал ему во встрече. Немногие жители России узнали об этой пощечине.

Если официальный Каир занял выжидательную позицию в отношении событий в России и не выразил открытой поддержки Ельцину, то ведущая газета "Аль-Ахрам" саркастически заметила: происходящее в Москве - это избиение демократии и свободы. Идет борьба между диктатором, поддерживаемым Западом, и парламентом, избранным народом.

Когда справили сороковины по убиенным и соскребли кровь со стен Дома Советов, Ельцин "порадовал" своих зарубежных коллег заявлением, что согласен заботиться о нас, россиянах, до истечения своих полномочий - вплоть до 1996 г. Он - "хозяин" своего слова: сам дал - сам взял. Сам издал указ о перевыборах президента 12 июня 1994 г., через полгода после избрания нового парламента сам же и отменил его. Но объяснить "маятник" его решений нетрудно. Ведь по всем принципиальным вопросам он вынужден советоваться с заокеанскими "друзьями". Вот и теперь, видно, за океаном предложили подождать: там, похоже, тогда еще не решили, кого усадить на российский престол.

Поаплодировав Ельцину за расстрел парламента и убийство безоружных, Запад, однако, не спешил делать финансовые вливания в разрушающуюся экономику России. Ее западные партнеры по сути отклонили просьбу "правопреемника СССР" о частичном списании долгов и выдаче обещанных кредитов. Ельцину вежливо дали понять: от него требуется "большая ориентация на Запад".

Идет крупная игра. Запад понимает, что Ельцин, сделавшись единоличным правителем, все-таки не способен управлять страной и бездарно растранжирил кредит доверия народа. Ныне покойный бывший президент США Никсон после мартовской (1994 г.) поездки в Москву отметил: "Господин Ельцин потерял часть своего

[284]

мистического ореола после выполнения исторической миссии по изничтожению коммунизма. Он может обнаружить, что история обернулась против него". Но Запад продолжает поддерживать Ельцина, ибо, если к власти в России придут патриоты-государственники, националисты или, не дай бог, коммунисты, политика в отношении Запада может круто измениться. Никсон совсем не случайно, проигнорировав Ельцина, вначале встретился с Руцким, Зюгановым, Жириновским. Это была разведка: что собой представляют эти политики? Насколько сильны? Кто их поддерживает? Но это был и щелчок Кремлю.

Но возвратимся к 1993 г.

А что же главы государств СНГ, как они отреагировали на государственный переворот и расстрел парламента? Все они в дни блокады Дома Советов звонили Хасбулатову, слали своих гонцов и уверяли: - Мы с вами, Верховным Советом, Съездом народных депутатов.

Говорили шепотом, тихо, словно кого-то опасались. Но ни один из них публично не осудил антиконституционные действия Ельцина, попрание Конституции. Выжидали, куда повернутся события. Заявления Назарбаева, Каримова, Кравчука, Шушкевича, Акаева, Алиева, Тер-Петросяна типа "президент и правительство России защитят демократию" выглядели как виляние хвостом у кованого сапога хозяина.

Удивила полная поддержка государственного переворота президентом Украины Кравчуком - бывшим секретарем ЦК КПУ. "Я, как всегда, - сказал он, - буду поддерживать действия Бориса Ельцина". Не менее "последователен" был и бывший член Политбюро ЦК КПСС, ныне президент Грузии Шеварднадзе, сказав, что он "выражает решительную поддержку президенту Ельцину и его единомышленникам".

Руководители бывших союзных республик, поспешившие отделиться от Москвы, сегодня вдруг поняли: без российской нефти, леса, металла, при нарушении хозяйственных связей экономика "суверенов" окажется на грани краха. Отсюда и подобострастная поддержка антинародного и дискредитировавшего себя режима российских "демократов".

 

 

[285]

Не бойся врагов - в худшем случае они могут тебя убить.
Не бойся друзей - в худшем случае они могут тебя предать.
Бойся равнодушных - они не убивают и не предают,
но только с их молчаливого согласия
существует на земле предательство и убийство.
Бруно Ясенский

 

 

Раздел III
ЛИКИ И МАСКИ

 

В блокадном Доме Советов или оказываясь по поручению товарищей за его пределами на переговорах, я не мог не всматриваться в поведение соприкасавшихся со мной людей - Филатова, Черномырдина, Лужкова, Сосковца, Шумейко, Степанкова, руководителей всех рангов и простых исполнителей их решений. При этом не раз и не два ловил себя на мысли: что же лежало в основе их поведения, какие побудительные мотивы двигали их поступками? Невольно для самого себя я вышел на проблему, определяемую в социологии как ролевая ориентация личности, а если ставить вопрос шире - на проблему субъективного фактора, роли личности в истории. Так появился этот раздел.

Вспомнились далекие юношеские годы, охватившие тогда все наше общество жаркие споры по поводу этого самого субъективного фактора. Помню, как впервые познакомился со статьей Г. В. Плеханова "О роли личности в истории", суждениями К. Маркса, Ф. Энгельса и в особенности В. И. Ленина по этой проблеме. Уже тогда на всю жизнь усвоил и принял как постулат положения о том, что историю творят массы, личность же, чтобы действовать успешно, должна уметь выразить настроения масс. Собственно, сама выдающаяся личность появляется на историческом небосклоне как следствие потребностей массового движения, она и руководит, ведет за собой массы только как их представитель, аккумулируя в себе их интересы и требования.

Не спорю, возможно, в социальном макромире так оно и есть. Но впоследствии не раз убеждался, что не только в прошлом, но и в настоящем возникали ситуации, когда именно от поведения конкретной личности зависела судьба как возникающей ситуации, так и тех последствий, которыми эти ситуации оказывались чреваты. За примерами ходить далеко не надо.

Уверен, что, если бы перестройку в СССР, а вместе с этим и в КПСС, с середины 80-х гг. возглавили не "маски", вроде Горбачева или Яковлева, а другие лидеры, с иным, как принято сегодня говорить, менталитетом, иной шкалой духовных и нравственных ценностей, иным масштабом политической ответственности за принимаемые решения, наконец, иным отношением к самому нашему Отечеству, развитие страны и партии пошло бы по совершенно иному курсу, равно как совсем иной оказалась бы и цена экономических реформ в Российской Федерации, не попади эти реформы

[286]

в руки либералов, псевдореформаторов во главе с Гайдаром, Чубайсом, Черномырдиным и тех, кто их окружал и ими повелевал.

В дни сентябрьско-октябрьского противостояния 1993 г. я часто задумывался: почему столь одинаково агрессивны и неуступчивы такие разные, казалось бы, люди, как Полторанин, Шумейко, Филатов и им подобные? Все побывали в депутатской одежде. Двое последних работали рядом с нами в Верховном Совете России. Но "полторанинская пропаганда" стала притчей во языцех.

Приведу портрет одного из "демократов" первой волны, ставшего позднее одним из руководителей Верховного Совета РФ, а затем руководителем Администрации Президента - Филатова, "нарисованный" бывшим народным депутатом РСФСР, писателем Мухамадиевым: "...никому не известный, внешне ничем не заметный человек, худой и бледный. Разве что сединой привлекал к себе внимание. Он всегда перед началом заседания Президиума Верховного Совета России и во время заседаний документы раздавал. Словно на цыпочках ходил, незаметно, без шума подходил к каждому, вежливо кланялся... Особенно интересно было за ним со стороны наблюдать, когда он подходил к столу высших руководителей - Ельцину и Хасбулатову. Подходил он к ним... по-особому. Сначала глубоко вздыхал, присматривался по сторонам, как бы кто-то там ему не помешал при подходе к руководителю. Словно лиса, готовая броситься к своей жертве, прокрадывался он к ним. Прокрадывался на цыпочках, на своих фирменных неповторимых пружинистых цыпочках. И обращался еле-еле слышным шепотом: Борис Николаевич... Руслан Имранович"{1}.

Такова оценка "демократа" первой волны Филатова как депутата "своим же" народным депутатом РСФСР. А вот оценка его как "главы Администрации Президента" со стороны "своих", но теперь уже "демократов": "...сразу проявилась его склонность к бюрократическому стилю работы. С его приходом резко возросло количество всякого рода совещаний, документов, отдача от которых вызывала большие сомнения. Значительная часть решений оказывалась похороненной там же, в Кремле или на Старой площади, где проходили бесчисленные "мероприятия"{2}.

Большинство "демократов" первой волны были люди, не имевшие опыта практической работы. Зато гонора было хоть отбавляй. Неудивительно, что они могли браться за любую работу. Самоуверенная некомпетентность, например, Шумейко, берущегося обсуждать любые темы и руководить чем угодно, в том числе и ведомством печати, просто поражала.

Ельцин любил опираться именно на таких, кто безропотно смотрел ему в рот и готов был выполнить любое, пусть даже незаконное поручение. За ненадобностью он также легко избавлялся от них, считая использованным материалом.

Народ отлично видел все шараханья "демократов". Вспоминаю, как Шумейко в мае 1996 г. приехал на Краснодарский завод измерительных приборов, которым когда-то немного руководил, чтобы сагитировать рабочих и инженеров голосовать на президентских выборах за Ельцина. Заводчане слушали речи экс-директора недолго. А потом женщина, ветеран труда, попросила Владимира Филипповича объяснить, как прожить на пенсию в 200 тыс. руб. (напомню, это был 1996 г., то есть до деноминации рубля было еще далеко). Однако тут же выяснилось, что жалобщица


{1} Мухамадиев Р. Крушение. Хроника бешеных дней. С. 60-61.

{2} Эпоха Ельцина. С. 272.

[287]

- почти богачка, потому что многие имеют зарплату 100 тыс. руб., и ту не получают по 5-6 месяцев.

От "инженерной части" коллектива выступил главный технолог завода. "Мы Вас просим, - обратился он к Шумейко, - вспомните: за что бы Вы ни брались - на заводе, в Верховном Совете, в правительстве, Совете Федерации, - все портите. Пожалуйста, не беритесь больше ни за что. Пожалейте страну и народ". Шквал аплодисментов подытожил провал миссии президентского "курьера".

История "реформаторов", к коим себя причисляли "интеллектуалы", работавшие с Ельциным, - это история иллюзий людей, пришедших во власть, чтобы изменить ее, и полагавших, что они могут все. На первых порах они добились относительного успеха в персональной карьере, а потом потерпели сокрушительное поражение. Вывод, к которому приходишь, анализируя деятельность горе-реформаторов, - этих людей развратила власть, они не выдержали испытания ею.

Сознание своей приближенности ко двору, к большой политике, полная бесконтрольность и неподотчетность, упоение открывшимися возможностями принимать "судьбоносные решения", блеск кремлевских палат и резиденций, возможность сидеть за одним столом с сильными мира сего затмевали критическое отношение к себе и своим способностям. Как магнитом их тянуло к президенту, который в условиях ухудшения положения основной массы населения обеспечил своим клевретам "райскую" жизнь.

Но вот их политическое и идейное банкротство стало очевидным. В цивилизованных странах люди чести и совести признают поражение и уходят в отставку. У нас причины провалов "демократы" и неореформаторы предпочитают искать где угодно, только не в самих себе. Отсюда поиски "врагов реформ" то в КГБ, то в КПСС, то в консерваторах, то в "красно-коричневых" и вот, наконец, в представительной и законодательной власти в лице Советов, а на последних этапах провала социально-экономической политики в лице своего детища - Государственной Думы Российской Федерации. Глубокий системный кризис общественно-экономической жизни, предчувствие персональной ответственности за крах проводимой политики, беды и несчастья народа и подтолкнули президента и его окружение к крайнему экстремизму и кровавой развязке в осенние дни 1993 г. Кровь невинно убитых - ради продления своего антинародного режима.

Проблема критериев оценки личности и ее роли в конкретной исторической ситуации всегда была и остается приоритетной при ответе на извечные русские вопросы "Кто виноват?" и "Что делать?".

Вот как, например, рассматривал эту проблему один из выдающихся русских историков XIX в. Сергей Михайлович Соловьев на примере деятельности Петра I. Попутно замечу, что к автору "Истории России с древнейших времен" обращаюсь постоянно. Особенно ценны для меня его "советы" в самые трудные моменты как личной жизни, так и жизни нашего терпеливого народа. Исторические труды Соловьева были и остаются моими настольными книгами.

Так вот, в "Публичных чтениях о Петре Великом", рассуждая об обстоятельствах появления крупных исторических деятелей, историк заметил, что великий человек может делать "только то, на что способен его народ, на что дает ему средства; народ может внешним, механическим образом соединиться волею, силою одного лица; при отсутствии этой воли и силы распадается"{1}.


{1} Соловьев С. М. Сочинения. Кн. XVIII. М., 1995. С. 10.

[288]

Вот как высоко ставил значение личности историк. Соединив личность с судьбой ее народа, С. Соловьев одновременно указывает нам всем, что без такой личности, без ее воли и силы народ попросту "распадается". Удивительно точное и на редкость емкое определение. Проецируя его на наше время, можно без особого труда заметить, что именно отсутствие воли и силы у руководящих личностей страны сперва привело к краху перестройки, а затем и великой державы, какой являлся СССР. Последствия этого для судеб народов Советской страны также очевидны.

Русский народ едва ли не впервые после Великой смуты на рубеже XVI-XVII вв. распался на две части. Двадцать пять миллионов российских граждан, главным образом русских по национальности, не по своей воле оказались вне пределов России, в так называемом "ближнем зарубежье" (при этом вспомним, что в марте 1991 г. на референдуме о судьбе СССР 76,4 % голосовавших граждан страны высказались за сохранение Союза ССР). Центробежные тенденции охватили буквально все народы бывших республик СССР. Достаточно назвать здесь проблемы Крыма, Приднестровья, Нагорного Карабаха, Абхазии, Таджикистана, Чечни, Ингушетии, Южной Осетии... В самой России до предела обострилась проблема деления на так называемые титульные и нетитульные нации, коренные и некоренные народы. Вот к каким труднопоправимым результатам может привести ошибка в выборе "великой личности", взявшей на себя представительство народных интересов. Таков макроанализ.

Но Соловьев не был бы выдающимся ученым, если бы не определил методологию микроанализа рассматриваемой темы. На следующей странице цитируемого труда он заключает: "Великий человек дает свой труд, но величина, успех труда зависит от народного капитала, от того, что скопил народ от своей предшествовавшей жизни, предшествовавшей работы: от соединения труда и способности знаменитых деятелей с этим народным капиталом идет производство народной исторической жизни".

И затем, уже конкретно рассматривая личность Петра I, Соловьев пишет: "Итак, вот первое слово нам Петра, которого мы зовем Великим, первое им самим себе сделанное определение: "в работе пребывающий". Это первое определение останется навсегда за ним и дружно уместится подле определения "Великий". Развивая эту мысль, историк заключает: "Прошло много времени, и знаменитый поэт, который прозвучал нам столько родного, который дал нам столько народных откровений, не нашел лучшего определения для Петра: "На троне вечный был работник"{1}.

Доводя до логического завершения свое определение великой личности, Соловьев пишет: "Здесь не было только сближения с народами образованными, подражания им, учения у них; здесь не были только школы, книги, здесь была мастерская, прежде всего, знание немедленно же прилагалось; надобно было усиленною работою, "пребыванием в работе" добыть народу хлеб насущный, предметы первой необходимости"{2}.

Как будто про нас сегодняшних и про наш хлеб и день насущный писалось! Только труд человека - мерило его ценности как личности и как руководителя. Причем не всякий труд, а именно труд совместно и во благо народа, которым он взялся руководить.


{1} Пушкин А. С. Поли. собр. соч.: В 10 т. Т. 2. Л., 1977. С. 307.

{2} Соловьев С. М. Сочинения. С. 45.

[289]

С этих позиций позволительно спросить: многие ли нынешние наши "великие личности" способны выдержать такую оценку? Способны они хотя бы отчасти приблизиться к такой оценке? И прежде всего "всенародно избранный"? Сомневаюсь...

Я наметил лишь контуры методологических подходов к содержанию данного раздела. Разумеется, я далек от мысли писать законченные политические портреты тех, о ком здесь пойдет речь. Пусть это сделают специалисты. Не собираюсь отнимать у них хлеб. Тем более что он весьма черствый. Просто мне хотелось бы поделиться личными впечатлениями от общения в разные временные отрезки в разных ситуациях с разными, очень непохожими друг на друга людьми, чья роль и значение в анализируемых мною событиях также весьма различны и неоднозначны.

Одни из них прямо, другие косвенно внесли свой вклад в стреноживание России, в разрушение векового уклада жизни ее народов и унижение на мировой арене. Есть и такие, кто в меру сил и возможностей, отведенных им обстоятельствами места и времени, всемерно сопротивлялись осквернению народных идеалов и ценностей, словом и делом доказывали возможность иного пути развития для нашей многострадальной России. Их, созидателей, меньше, чем разрушителей. Но они, повторяю, есть. И, рассказывая об этих "ликах", я хочу подчеркнуть, что именно их присутствие в нашей жизни дает зримую надежду на возможность возрождения родного Отечества, обретения им уверенности в своих силах. Отчаяние и неуверенность деморализуют больше, чем недостача материальная. Ведь народы России, и в первую голову русский народ, испокон веков на державные свершения подвигали не частные интересы, а сила духа, сознание великой цели.

Нашим "молодым реформаторам" неплохо бы заглянуть в отечественную историю. Неужели им не ясно, что произошедшие за первые десять лет XX в. три революции свидетельствуют о том, что народы России не приняли капитализм? Что капиталистические порядки органически чужды народному миропониманию? Что сколько бы всякие "ящики" ни внушали людям блаженство той, "ихней", "забугорной" жизни, она, эта жизнь, не вписывается в народные представления о "лучшей жизни"? А раз так, то, сколько бы вы ни занимались "мытьем и катаньем" народной души, вам не сломить ее основные ценности: народовластие, справедливость и коллективизм. Не поймете сами - разъяснят другие. Но разъяснят по-своему, с присущими народу пристрастием и прямотой...

Когда я завершил работу над книгой, вышли в свет очерки политической истории - "Эпоха Ельцина". Авторский коллектив "Эпохи..." - люди высокопоставленные и информированные. Многое у них отложилось в "долгосрочной" памяти. Это бывшие помощники и советники Б. Н. Ельцина - Ю. М. Батурин, А. Л. Ильин, В. Ф. Кадацкий, В. В. Костиков, М. А. Краснов, А. Я. Лившиц, К. В. Никифоров, Л. Г. Пихоя, Г. А. Сатаров. В предисловии А. Салмин напоминает о высоком статусе авторов - они "въезжали в Кремль через Боровицкие ворота, а не входили, как обычные посетители, через Троицкие"{1}. Правда, попав в Кремль или на Старую . площадь, они трансформировались в бюрократов, причем не очень искусных. Для меня было важно как, почему их постигла скорбная судьба, при каких обстоятельствах они покинули Кремль; об этом кремлевские писатели, к сожалению, кое-что важное не договаривают при всей своей откровенности.


{1} Эпоха Ельцина. С. 9.

[290]

Многих людей, о ком пишут авторы, я знал лично. Как свидетель и участник эпохи, о которой книга, сказал бы определенно: заметно очернение одних и обеление, даже возвеличивание президента и его окружения, за исключением, естественно, тех, кто им был не по нраву. Имитация "скромности" авторов выдает себя постоянно.

И все-таки о многих "лицах и масках" "Эпоха..." дает достаточное представление. В книге десятки раз мелькают выражения, в которых речь идет об "оторванных головах" - то ли и. о. Генерального прокурора А. Ильюшенко, то ли иных персонажей этого достаточно длинного спектакля. Авторы, возможно, и правы, что на каком-то этапе "Ильюшенко стал компрометировать Президента самим фактом своего пребывания на этом посту"{1}, но компрометировавших всю, в том числе и президентскую, власть в России были десятки, если не сотни людей. В том числе и некоторые из авторов "Эпохи...".

Поражает откровенно иезуитское признание "лиц", орудовавших на президентской политической кухне: "Человек, которому Президент доверял регулировать поток поручений, становился весьма влиятельным аппаратным политиком. Эту роль выполняли последовательно В. Илюшин, А. Чубайс, В. Юмашев и другие известные чиновники... Такой человек имел потенциальную возможность "подрезать" любого чиновника - достаточно было дать ему трудновыполнимое президентское поручение, а потом, проверив, доложить и спросить по всей строгости. Эта эффективная машина использовалась нечасто, но уж если ее включали, голова слетала обязательно"{2}.


{1} Эпоха Ельцина. С. 408.

{2} Там же. С. 431.

 

 

[291]

Ты думаешь, что ты передвигаешь?..
Нет, тобою двигают...
Гёте. "Фауст"

 

 

М. С. ГОРБАЧЕВ: ГЕРОСТРАТ XX ВЕКА

 

В летописи жизни и деятельности этого человека немало страниц, дающих богатую пищу для размышлений. Особенно когда задумываешься о роли личности в истории, обязательствах личности перед страной, о чувстве ответственности за порученное дело и о значении этого чувства для государственного деятеля.

Что сделал Горбачев для нашей страны? Вопрос, который до сих пор порождает дискуссии среди политиков и политологов. Творец демократического будущего или разрушитель державы? Кто же он на самом деле?

Вспомним биографию Горбачева. Со студенческих лет - в Коммунистической партии. Всю жизнь как будто служитель Идеи - комсомольский и партийный работник. В 35 лет - первый секретарь Ставропольского горкома партии, в 39 лет - Ставропольского крайкома КПСС, в 47 лет - по тогдашним меркам удивительно рано - секретарь ЦК, в 48 лет - кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, в 49 лет - член Политбюро. Итак, при Хрущеве блестяще начал карьеру. При Брежневе поднялся на политический Олимп. Был любимцем Андропова.

Вступив в КПСС в 1952 г. - в сталинский период, Горбачев профессионально формировался как партаппаратчик, что, естественно, отразилось на его карьере, линии поведения, ориентации в решении политико-экономических проблем.

Назначение Горбачева Генеральным секретарем ЦК КПСС в 1985 г. было воспринято в обществе позитивно. И не случайно. После Брежнева и Черненко он выглядел, конечно, привлекательнее. Более того, все мы, низовые партийные и советские работники, отлично понимали, что возможный срок пребывания генсека у власти - пятнадцать лет. Следовательно, до конца века. А это значит стабильность и новое качество экономической жизни, вывод страны на более высокую орбиту. На всех как будто дохнуло утренней свежестью, надеждой. Неопределенной надеждой на что-то лучшее. Сам стиль поведения и речи нового генсека в то время воспринимались как революционные. Энергичный, не косноязычный, много разъезжающий по стране, заинтересованно общающийся с людьми, а не только с номенклатурой на партактивах. Все это резко контрастировало с инертностью и Брежнева, и Черненко, традиционным стилем предыдущих советских вершителей судеб народа и страны. Так мы тогда думали.

В то время я работал заведующим социально-экономическим отделом Татарского обкома КПСС и мне приходилось много общаться с секретарями первичных партийных организаций, с рабочими заводов, с колхозниками. Всем уже надоели "ППП" - пятилетки пышных похорон.

Пишу это потому, что в 1985 г., когда Генеральным секретарем Политбюро ЦК КПСС стал Горбачев, я, как и многие партийные работники, с нетерпением ожидал перемен, понимая, что страна медленно заходит в социально-экономический тупик. Хотелось четких ориентиров переустройства экономики на качественно новой


{1} Герострат, грек из Малой Азии, который, желая обессмертить свое имя, сжег в 356 г. до н. э. выдающееся произведение античного искусства - храм Артемиды в Эфесе. В переносном смысле - честолюбец, добивающийся славы любой ценой. Слава Герострата - позорная слава.

[292]

научно-технической базе. Наши надежды отныне связывались с новым руководителем КПСС, да и государства в целом. Везде чувствовался подъем, все видели, что пришел энергичный лидер, высказывающий то, что было на душе у многих: именно он заговорил вслух о необходимости перестройки, демократизации общества, обновления социализма. Авторитет Горбачева на начальном этапе его деятельности был весьма высок.

Вместе с тем не следует забывать, что восхождение по ступеням административно-политической власти, "делание карьеры" в условиях партийно-советской государственной системы предполагали определенный образ жизни и линию поведения чиновника. Требовалась определенная эластичность принципов при решении конкретных проблем, граничащая порой с беспринципностью. Нетрудно догадаться, что Горбачев успешно прошел весь этот путь уступок и компромиссов, иначе ему бы никогда не видать высших партийных постов.

Став Генеральным секретарем, Горбачев мог отбросить все то негативное, что мешало стране двигаться вперед. История давала ему уникальный шанс - ускорить и если не создать, то, по крайней мере, заложить базис общества более эффективного и справедливого, чем то, которое сложилось у нас в конце XX в. Он мог реализовать огромные позитивные геополитические возможности Советского Союза.

Что же он сделал, добившись самого высокого поста в партийной иерархии?

"Эпоха Горбачева" началась с широкомасштабных агитационно-пропагандистских новаций. Уже в апреле 1985 г. новый лидер начал активно будоражить страну многообещающими заявлениями и программными декларациями. Появились новые термины в политико-экономическом словаре: "ускорение", "гласность", "перестройка". Затем - "общечеловеческие ценности", "демократизация", "новое политическое мышление", "плюрализм". Стоит при этом подчеркнуть, что все это - на фоне демонстративной приверженности социалистическому выбору, но с жесткой критикой предшествующих периодов истории. У Горбачева тогда хватало мужества говорить, что в процессе перестройки "многое, а по существу все, будет зависеть от того, насколько эффективно мы сумеем использовать преимущества и возможности социалистического строя, его экономическую мощь и социальный потенциал"{1}. Он еще выступал против попыток "дискредитировать социализм как новый общественный строй, как реальную альтернативу капитализму"{2}. "Революционная перестройка" поначалу шла на идеологическом уровне, как чисто идеологическая революция. Результаты, в первую очередь пропагандистские и дипломатические, стали сказываться довольно быстро. Менялись как политический, так и экономический спектры жизни общества.

Большинству партийных, советских и хозяйственных работников импонировало то, что перестройку Горбачев связывал с необходимостью научно-технического прогресса. Эта проблема была близка и мне, поскольку совпадала с моими научными интересами.

Кандидатскую диссертацию я защитил в 1975 г. именно по проблематике научно-технического прогресса. У меня было немало знакомых в научном мире. Мы отчетливо понимали, что в нашей стране, в основном из-за субъективных причин, новый этап научно-технической революции начался с опозданием. Отставание в


{1} Материалы XXVII съезда КПСС. М., 1986. С. 5-6.

{2} Горбачев М. С. Октябрь и перестройка: революция продолжается. М., 1987. С. 14.

[293]

этом отношении от развитых стран мира, ставшее заметным уже в 60-70-х гг., могло отрицательно сказаться на дальнейшем развитии не только науки, техники, реального сектора экономики, но и всего общества и государства.

К решению проблемы научно-технического прогресса партия подступала не единожды. Мы хорошо понимали, без ускорения НТП, без широкомасштабной реализации достижений науки, использования высоких технологий в производстве СССР не сможет добиться высоких темпов экономического роста, повысить боеспособность Вооруженных сил, поднять благосостояние народа.

Еще в начале 70-х гг., после XXIV съезда партии, предполагалось провести специальный Пленум ЦК КПСС по данной проблеме. Но вернулись к ней лишь в середине 80-х гг.

Многие в партии понимали: научно-техническая революция - главнейший фактор обновления производительных сил и производственных, организационно-технических отношений. И те страны, которые первыми овладеют достижениями этой революции, сделают мощный рывок в XXI в. ...Западные страны вовремя приступили к качественному преобразованию своей промышленности, сельского хозяйства, транспорта, коммуникаций, индустрии сервиса.

Подготовку к предполагавшемуся пленуму ЦК начали и в Татарской областной партийной организации. Провели ряд научно-практических конференций, особенно по проблемам ресурсосбережения, повышения качества продукции на базе ускорения внедрения достижений науки, техники и передового опыта в производство. Материалы конференций направляли в Центральный Комитет партии.

Однако год шел за годом, а пленум ЦК по вопросам научно-технического прогресса все откладывали и откладывали.

В 1985 г. в Кремле состоялось общепартийное совещание по вопросам науки, техники и производства. Это была первая крупная акция нового генсека по практическому осуществлению перестроечного курса. Совещание приняло ряд кардинальных решений: о приоритетах развития машиностроительного комплекса (в станкостроении, роботизации); об ускоренном обновлении основных фондов, о реконструкции заводов.

Напористость нового генсека всколыхнула многие партийные организации. В ряде регионов страны по вопросу ускорения научно-технического прогресса были проведены пленумы обкомов партии, состоялись научно-практические конференции.

Специальный пленум прошел и в Татарском обкоме КПСС. Для экономики республики, обладавшей мощным потенциалом в машиностроении, авиационной, автомобильной, нефтяной промышленности, в радиоэлектронике, это было очень важно. Достаточно сказать, что в нефтяной промышленности предусматривалось к началу следующего века вместо привычного наращивания объемов добычи нефти добиться ее углубленной переработки, увеличить выход нефтепродуктов и повысить их качество.

Во многих регионах страны были разработаны программы по ресурсосбережению, в области биотехнологий и другие. Это была правильная стратегия социально-экономического развития, учитывавшая возможности, которые создавала научно-техническая революция.

Прошло немного времени, и о научно-техническом прогрессе Горбачев стал говорить все реже и реже, целиком сосредоточившись на повышении своей международной популярности. Многим стало казаться, что он возомнил себя спасителем не только Советского Союза, но и всего мира. Это его тщеславие, типичное для

[294]

провинциального политика, моментально заметили лидеры Запада и стали играть на этом, поощряя его амбиции, - прежде всего премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер{1} и канцлер ФРГ Гельмут Коль.

Михаил Сергеевич все более входил, что называется, в руководящий раж: когда он начинал говорить, его невозможно было остановить. Правда, говорил он страстно, гипнотизируя публику, словно какой-нибудь экстрасенс. Все это транслировали по телевидению, и народ начал постепенно уставать от его многословия.

Многие начали ощущать определенный дилетантизм и краснобайство Горбачева. Лично меня коробила его велеречивость. В политической элите этот "поток мыслей" Горбачева сначала робко, а затем все увереннее стал характеризоваться как "политическая хлестаковщина".

Первый негативный осадок остался у меня после разработанной под руководством М. Горбачева и принятой в 1982 г. Продовольственной программы. Эту программу обсуждали, изучали, включали во все вузовские программы, хотя нереальность ее была очевидна не только специалистам сельского хозяйства. К примеру, создание под нажимом верхов агропромышленных комплексов свели к компанейщине, что привело к резкому росту бюрократического аппарата, пытавшегося определять и контролировать все и вся. Через некоторое время о программе все забыли, включая и самого Горбачева. Подтвердилась мысль о том, что она создавалась не ради социально-экономического эффекта, а ради эффекта пропаганды.

Второй негативный момент был связан с антиалкогольной кампанией. Она началась сразу же после прихода к власти М. Горбачева. 7 мая 1985 г. появилось известное Постановление ЦК КПСС "О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма". Генсек рассматривал ее как первую попытку проведения хозяйственных реформ. С первого взгляда казалось, что решение это правильное. В 1985 г. количество выпитого чистого спирта на человека, включая женщин и детей, достигло 25 л в год. Это приводило к деградации генофонда страны, росту смертности детей и их дебилизации. Падала дисциплина и производительность труда в промышленности и сельском хозяйстве. Преждевременно из-за алкоголизма уходили из жизни многие талантливые художники, артисты, инженеры, ученые, спортсмены.

Однако уже вскоре, когда "формы реализации постановления ЦК КПСС" развернулись во всю ширь, стало ясно, что эта "борьба с пьянством" оказалась акцией совершенно неподготовленной. Я и сейчас полагаю, что это был первый шаг к разгрому экономики. Сколько усилий было затрачено лично мною, как заведующим социально-экономическим отделом обкома партии и Председателем планово-бюджетной комиссии Верховного Совета ТАССР, чтобы переломить обкомовское мнение и доказать на совместном заседании бюро обкома и Совета Министров республики, что так называемая "антиалкогольная борьба" ни к чему, кроме как к сужению доходной части бюджета и росту самогоноварения, не ведет. Где там! Запретительные меры, бесполезность которых показал исторический опыт, неукоснительно действовали. В то время каждый первый секретарь обкома КПСС стремился перещеголять один другого, стать пионером в создании региона "трезвого образа жизни". И ездили КАМАЗы, МАЗы и т. д., сжигая государственный бензин, из района в район, покупая водку. Вырубались многолетние ценные виноградники, разрушалась винно-водочная и пивоваренная промышленность. Только за 1985-1988 гг.


{1} См.: Замятин Л. М. Горби и Мэгги. Записки посла о двух известных политиках - Михаиле Горбачеве и Маргарет Тэтчер. М., 1995.

[295]

было раскорчевано 364 тыс. га - почти 30 % общей площади виноградников. Зато как на дрожжах разрастался аппарат Общества борьбы за трезвость!

Прошло два года, и бюджет Татарской Республики, да и страны в целом, недосчитался почти трети доходов от свертывания "монопольки". А параллельно возрастало самогоноварение, вовсю шло употребление суррогата, начались массовые отравления людей. Самое же страшное - стала расползаться токсикомания и, как следствие, резко возрос уровень смертности населения и преступности.

Знал ли Горбачев об этом? Конечно, знал, не мог не знать. Но, как показало время, он, создавая видимость кипучей деятельности, рассчитывал лишь на внешний эффект, год от года все меньше занимаясь делами внутри страны и все больше обращая свой взор на Запад.

Горбачев, подчеркну еще раз, не мог не знать, что антиалкогольная кампания доведена до абсурда. А если видел и молчал, то вина за последствия ее ложится прежде всего на него.

А вот какие кадровые результаты были достигнуты за шесть лет горбачевского правления. От состава Политбюро ЦК КПСС 1985 г. к концу 91-го остался только один Горбачев. Хорошо помню, как в начале 1990 г. из членов ЦК вывели одним махом более 100 человек. Делалось это якобы по их личной просьбе с целью омоложения ЦК. Как эта "личная" просьба достигалась, мы, партийные и советские работники, хорошо знали. Лишь один член ЦК - министр среднего машиностроения Славский воспротивился этому нажиму и остался в составе ЦК. За этот же период никого из прежнего состава не осталось в Совете Министров СССР. По сути же это делалось для того, чтобы собрать вокруг себя своих единомышленников, таких же "перестройщиков".

"Вершиной" работы с кадрами лично Горбачева конечно же следует считать назначение министром иностранных дел СССР Шеварднадзе. Этот человек не имел не только базового, но и систематического образования - заочно окончил Кутаисский пединститут, будучи первым секретарем ЦК комсомола Грузии. Назначение министром некомпетентного во внешней политике человека преследовало сугубо личную цель - новый генсек сам был намерен заниматься внешней политикой. Шеварднадзе не нужны были профессионалы, за короткий период времени он отозвал всех наших послов из 90 стран мира.

Я не противник обновления кадров, но когда это делается "чохом", когда убираются лучшие специалисты, хозяйственники, дипломаты, то и не искушенный в политике человек приходит к выводу - а от великого ли ума это делается, не головотяпство ли это? Невозможно одной рукой демонтировать "тоталитаризм", а другой - защищать собственный авторитарный стиль управления. И совершенно неудивительно, что позже, как только в стране подул другой политический ветер, все горбачевские выдвиженцы - "коммунисты с человеческим лицом", подлесок (как любил выражаться Горбачев), переметнулись в стан так называемых демократов и начали активно "работать" на развал и КПСС, и СССР, и России.

Интересно для характеристики Горбачева высказывание его двоюродного брата И. В. Рудченко. После назначения Горбачева генсеком он сказал: "Я Мишку хорошо знаю, станет сдавать позицию за позицией, только по всему миру мелькать... Начнет колесить из страны в страну, свою землю забросит. Быть беде, большой беде!"{1}


{1} Казначеев В. Последний генсек. М., 1996. С. 6.

[296]

Пройдет время, и самые худшие оценки окружения М. С. Горбачева, в том числе и некоторых членов Политбюро, подтвердятся.

Прорывом в советско-американских отношениях в 1990 г. рассматривалось Горбачевым соглашение Бейкера - Шеварднадзе по разграничению морского пространства в районе Берингова и Чукотского морей. Покажем, какой это "прорыв".

Суть вопроса такова: дискуссия о территориальных водах между Аляской и Чукоткой разгорелась еще в годы "холодной войны". Особую остроту советско-американским переговорам на эту тему придавал тот факт, что на большей части Берингова моря были обнаружены огромные запасы нефти и газа. Затем в СССР началась перестройка. Внутриполитическая борьба в СССР привела к тому, что США становились более напористыми, наши дипломаты - более уступчивыми. В результате 1 июня 1990 г. в Вашингтоне возглавлявший в то время МИД СССР Шеварднадзе и госсекретарь США Бейкер подписали "Соглашение о разграничении морских пространств в Беринговом и Чукотском морях", на основании которого к США перешел большой участок акватории, принадлежавший ранее СССР. Это был невиданный в истории международных отношений случай: границы государства были изменены не ратификацией договора, а путем обмена нотами.

Цена вопроса: потери Советского Союза, а теперь России, в результате соглашения Бейкера - Шеварднадзе оцениваются в 200 тыс. т минтая ежегодно на сумму более 200 млн дол. в год. Но главное - нефть!

И никакие ухищрения, доводы, попытки обелить себя тем, что соглашение якобы было согласовано на Политбюро ЦК КПСС, а следовательно, ни Горбачев, ни Шеварднадзе за этот шаг ответственности не несут, дело не спасают. Грош цена этим горе-"государственникам". И еще один немаловажный факт: в средствах массовой информации промелькнула версия, что Шеварднадзе подписал соглашение под гарантию США поддержать Горбачева в его борьбе с Ельциным{1}. Если это так, то история показала, какую "поддержку" он получил за распродажу Родины.

В начале 90-х гг. было трудно предположить, что отдельные персоны, занявшие потом ключевые позиции во властной иерархии бывших союзных республик, дойдут до "зияющих высот". И опять весьма показательной является судьба Шеварднадзе. Летом 2002 г., спустя почти 10 лет после развала СССР, экс-министр безопасности Грузии Игорь Георгадзе в интервью "Российской газете" от 26 июня 2002 г. скажет:

"Клан Шеварднадзе, куда входит его жена, ближайшие родственники и друзья (примерно человек тридцать), контролирует всю экономику страны. Например, телекоммуникации контролирует зять президента, горно-обогатительный комбинат, добывающий золото, завод ферросплавов - все под контролем семьи. Племянник президента Нугзар Шеварднадзе контролирует все производство нефтепродуктов. Кстати, он же забрал под себя и грузинские филиалы Кока-колы и Макдоналдса, выгнал оттуда всех законных пайщиков. Понтийским портом заправляет свояк президента, владеющий также руставским заводом "Азот"... Вся реальная экономика Грузии сегодня работает только на бездонный карман клана Шеварднадзе.

Сегодня, уступая только Израилю и Египту, Грузия занимает третье место по объему финансирования из бюджета США, это колоссальные для такой небольшой страны деньги. За десять лет правления Шеварднадзе Запад вбухал сюда


{1} См. также: Ивашов Л. Маршал Язов (Роковой август 91-го). С. 58.

[297]

3,5 млрд дол. в виде инвестиций, грантов, кредитов и т. д. Где они? Отдача - ноль..."

А что сказать о "государственной мудрости" этого человека, поссорившего и превратившего в противостоящие друг другу республики, входящие в состав Грузии, - Южную Осетию, Абхазию, Аджарию. Трудно поверить, что этот человек руководил МИДом СССР после ухода А. А. Громыко. Он был и остается во всем под стать Горбачеву.

В середине 80-х гг. многие уже понимали, что широкое использование возможностей и достижений социализма требовало нового хозяйственного механизма, включающего рыночные отношения, внедрение в научное и обыденное сознание некоторых постулатов рыночной идеологии, создание политико-юридической базы для рынка как неотъемлемой составляющей социалистической системы хозяйствования. Игнорирование рыночных отношений - как в теории, так и на практике - приносило социализму только вред.

Требовалась реформа в ценообразовании, обеспечивающая сбалансированность затрат и результатов производства, формирование прогрессивных пропорций в народном хозяйстве, структуры платежеспособного спроса населения при росте его реальных доходов. Другими словами, речь шла о пересмотре оптовых, закупочных, розничных цен и тарифов.

Много надежд породил июньский (1988 г.) Пленум ЦК КПСС, который утвердил постановления Совета Министров СССР о совершенствовании ценообразования и финансово-кредитного механизма.

Но проведение крупномасштабных реформ, как свидетельствует мировой опыт (США - при Рузвельте и Рейгане, Франции - при де Голле, Великобритании - при Тэтчер), требует твердой, активно направленной политической воли. А ее-то у Горбачева и не оказалось; прошло четыре года, и об экономике вконец было забыто. Активность генсека сосредоточилась на мировой политике, на зарубежных поездках - в ущерб внутренним проблемам Союза ССР.

Весной 1990 г. я был избран народным депутатом РСФСР по Зеленодольскому округу Татарской АССР. Вместе с некоторыми другими депутатами я был включен в аналитическую группу ЦК КПСС по подготовке материалов Первого съезда народных депутатов РСФСР. В ее состав входили: В. А. Агафонов, работавший (до избрания народным депутатом) первым заместителем Председателя Совета Министров Чувашской АССР, В. А. Боков (председатель исполкома Новосибирского областного Совета), Ю. А. Гуськов (председатель Архангельского облсовета), В. И. Зоркальцев (первый секретарь Томского обкома КПСС), А. И. Ильенков (первый секретарь Тверского обкома КПСС), Л. А. Иванченко (председатель Ростовского облсовета), В. Д. Кадочников (первый секретарь Свердловского обкома КПСС) и другие. Руководил группой народный депутат РСФСР В. С. Бабичев - заместитель заведующего Отделом ЦК КПСС. Наша задача состояла в том, чтобы с помощью экспертов выработать линию проведения Первого съезда, в том числе и по кадровым вопросам.

Приехав в Москву, встретился с Г. И. Усмановым, работавшим секретарем ЦК КПСС, а до этого возглавлявшим Татарскую областную парторганизацию. Встретились радостно. Гумер Исмагилович ввел меня в курс московских событий и сообщил, что я был включен в аналитическую группу по его рекомендации. Сказал также, что наши материалы должны быть подготовлены к совещанию с народными депутатами-коммунистами, которое проведет Политбюро ЦК КПСС. Поделился со мной о том, что на пост первого заместителя Председателя Верховного Совета

[298]

РСФСР может быть выдвинута кандидатура Рината Мухамадиева - председателя Союза писателей Татарии. Просил встретиться с ним и помочь ему в подготовке выступления перед членами Политбюро, а затем и на Съезде.

"Я тебя знаю, ты сможешь емко отразить экономические проблемы и место Татарстана в Российской Федерации, да и в Союзе, - сказал мне Г. Усманов. - Это сегодня очень важно. Важно и то, что Татарстан будет представлен в руководстве Верховного Совета. Не мне тебя учить. Действуй".

В аналитической группе мы долго спорили, особенно по кадровым вопросам. "Демократы" уже вовсю "раскручивали" на пост Председателя Верховного Совета РСФСР кандидатуру Ельцина. Готовились различные варианты решения этого вопроса, о которых мы были проинформированы. Нам же предлагалось обосновать избрание А. Власова - Председателя Совета Министров РСФСР. Однако мы уже в то время понимали, что эта фигура не проходная. Поэтому подготовили "Записку" по данному вопросу на имя генсека Горбачева.

Наступил день совещания. В ЦК КПСС пригласили народных депутатов - коммунистов вместе с первыми секретарями обкомов, которые возглавили региональные депутатские группы. Нашу татарстанскую депутацию возглавлял Минтимер Шаймиев.

Места в президиуме заняли Горбачев, Лигачев, Рыжков, Медведев, Яковлев, Усманов и другие. Совещание вел Е. К. Лигачев. Он категорично заявил, что ЦК предлагает на пост Председателя Верховного Совета кандидатуру Председателя Совета Министров РСФСР Власова, а его первым заместителем - Мухамадиева. Начались прения. Большинство выступивших хвалили Власова. Генсек Горбачев улыбался и довольно кивал головой. О "Записке" нашей аналитической группы не было сказано ни слова.

Между тем на трибуну поднялся народный депутат от Свердловска В. Исаков. "От имени делегации Свердловской области, - начал он, - кандидатом на пост Председателя Верховного Совета РСФСР предлагается Борис Николаевич Ельцин. Этот человек пользуется уважением в Свердловской и Московской парторганизациях. Своими конкретными делами в период перестройки он завоевал симпатии народа. Только Б. Ельцин сумеет довести дело реформ до конца". Затем Исаков сошел с трибуны, направился к свердловской делегации и сел рядом с Б. Ельциным.

В зале начался шум, но Лигачев успокоил присутствовавших и предоставил слово первому секретарю Свердловского обкома Кадочникову, который попытался убедить зал, почему нельзя голосовать за Ельцина. Перечислил многие его отрицательные качества. "По "крутости" в Свердловском обкоме, - обобщил Кадочников, - Борис Николаевич превосходил всех своих предшественников. Был груб с подчиненными, крайне подозрителен, за малейшую провинность "репрессировал". В нем карикатурно отразились все отрицательные черты наших вождей: от Хрущева - с его шапкозакидательством и волюнтаризмом до Брежнева - с его пофигизмом и косноязычием. Если Ельцина изберут Председателем Верховного Совета РСФСР, то трудно предсказать, что будет с Россией".

На следующий день вновь собралась наша аналитическая группа. Мы все чувствовали себя как бы оплеванными, осознав никчемность нашей работы. Все нападали на Бабичева, требуя от него вразумительного ответа. Но что он, в то время сотрудник аппарата ЦК, попавший туда с периферии, мог нам сказать? На мой взгляд, это был очередной прокол генсека Горбачева. Создавалось впечатление, что все делается как будто нарочно для провала дела.

[299]

Вспоминаю в этой связи острую дискуссию по поводу необходимости присутствия на открытии Первого съезда народных депутатов РСФСР генсека и президента СССР Горбачева и его выступления. Мы, члены аналитической группы, настаивали на этом. Секретарь ЦК КПСС, народный депутат Манаенков и Бабичев убеждали нас, что вряд ли Горбачев согласится с этим. Мы подготовили по данному вопросу новую "Записку" на имя Генерального секретаря, в которой обосновывали наше предложение.

На первое пленарное заседание Съезда народных депутатов РСФСР прибыли Горбачев, Председатель Совета Министров СССР Рыжков, Председатель Верховного Совета СССР Лукьянов, члены Президентского совета, члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК КПСС. Но Горбачев, увы, так и не выступил на церемонии открытия Съезда.

22 мая 1990 г. Ельцин, "в порядке исключения", выступил на Съезде с проектом "Декларации о суверенитете России", отличным от того, с которым в этот же день выступал Председатель Президиума Верховного Совета РСФСР В. И. Воротников. В нем лидер "демократов" фактически озвучил основные идеи, которые затем войдут в декларацию и будут приняты Съездом 12 июня 1990 г.: верховенство законов и Конституции России над союзными, договорные отношения между союзными республиками, разделение законодательной, судебной и исполнительной власти. Фактически это был первый юридически сформулированный шаг к развалу не только Советского Союза, но и России.

Выступление Ельцина не могло не вызвать тревогу в депутатской фракции "Коммунисты России". Было подготовлено письмо на имя президента СССР Горбачева с просьбой отреагировать на дискуссию о суверенитете России и выступить на Съезде. Я принимал участие в подготовке этого документа и хорошо помню аргументацию о политико-экономической ущербности процесса "суверенизации и независимости" РСФСР в том виде, в каком она была изложена Б. Ельциным.

Удивительно, но уже на следующий день, 23 мая 1990 г., Горбачев выступил на Съезде. Приведу его выступление почти полностью, чтобы читатель убедился, что Горбачев не был готов к этому выступлению и вновь решил просто задавить зал своим краснобайством.

"Меня просили, чтобы я сказал несколько слов о суверенитете...

Ну что в связи с этим сказать, товарищи?

По-моему, вопрос вами поставлен при обсуждении повестки дня принципиально и обоснованно. Я такую принципиальную постановку приветствую и как Президент страны, и как россиянин. (Аплодисменты.)

Хочу, насколько это возможно с этой трибуны, поддержать ваше стремление укрепить суверенитет Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. Тут не может быть двух мнений.

Во-первых, суверенитет РСФСР должен укрепляться путем обеспечения полновластия Советов всех ступеней, создания в России целостной системы органов государственной власти, управления, правосудия, конституционного надзора и т. д. Сейчас я вот о чем подумал: у нас 19 июня - конференция коммунистов России. А уже провозгласила себя Российская социал-демократическая партия. Другие партии - на стадии оформления. И наверное, коммунистам России нужно создавать свою, Российскую, компартию. Иначе непонятно, как политический спектр России будет выглядеть без оформления Российской коммунистической партии. Для меня этот вопрос совершенно ясен. (Аплодисменты.)

[300]

Во-вторых, суверенитет должен укрепляться не только политически, но и экономически. С тем, чтобы республика в полной мере распоряжалась своим богатством.

Суверенитет Советской России должен укрепляться также и духовно - путем восстановления и развития всех сфер науки, культуры, образования, традиций, истории каждого народа, живущего на обширных просторах республики.

Есть здесь и особенности, о них надо тоже сказать. Суверенитет РСФСР имеет решающее значение для Союза в целом, поскольку без России Союз вообще немыслим. Это настолько ясно, что не требует дополнительной аргументации. (Аплодисменты.)

...Сейчас остро критикуют Советскую Федерацию. Но, во-первых, мы с вами не жили в Федерации по-настоящему. Она декларировалась, но мы в ней не жили. Мы должны еще пожить в ней, чтобы окончательно сделать выводы. Я почему об этом говорю? Когда анализируют нашу историю, надо учитывать, что реализована была, по сути дела, в натуре концепция унитарного государства в многонациональной стране, в том числе и в Российской Федерации. Будем, россияне, самокритичны. А ведь в России живут десятки народов. Мы должны возродить идею Ленина о союзе суверенных государств - как он видел федерацию.

По-моему, тема сохранения Союза присутствует на Первом съезде народных депутатов РСФСР, и это говорит об ответственности. И очень важно не только для Съезда, для народов России, но и для всех народов страны. Я это приветствую.

Есть еще одна особенность, о которой нельзя забывать, когда вы говорите о суверенитете России. Речь идет о федеративной системе, включающей десятки автономных образований. Это уже звучит здесь. Смотрите - сколько оттенков и граней в этом вопросе. И я вас приглашаю быть на высоте".

До этого момента зал слушал выступление президента СССР с глубоким вниманием. Однако мы, члены фракции "Коммунисты России", принципиально были не согласны с подобным выступлением Генерального секретаря. Ведь в "Записке", которая была направлена в его адрес, мы обращали внимание на то, что люди не могут понять, о каком суверенитете идет речь! Каковы политико-экономические, а следовательно, и административные границы суверенитета как в отношении союзных республик, так и республик в составе РСФСР?

Именно правовая размытость декларации привела позднее и к "параду суверенитетов", к территориальным претензиям и вооруженным конфликтам, к потоку беженцев и вынужденных переселенцев, делению населения за пределами РСФСР на граждан титульной национальности и русскоязычных. А ведь все это было видно изначально. Вот почему мы просили в "Записке", чтобы Горбачев дал политическую, правовую и социально-экономическую оценку Декларации о суверенитете России. Этого, к сожалению, им сделано не было.

Впрочем, вернемся вновь в зал Съезда. Вдруг Горбачева, что называется, понесло. Видимо, перед ним маячил ненавистный ему образ Ельцина.

"Просят, чтобы я высказался о выступлении Бориса Николаевича Ельцина. Я так понимаю, что это, по сути, его программное выступление. (Шум в зале.)

Не надо? Или сказать что-то? Хорошо. Тогда оставьте право выбора за мной. Если говорить о выступлении товарища Ельцина, а это действительно, как я вижу, заявка крупная, то я должен сказать, что многое в сказанном им перекликается с тем, что говорилось в соответствующих документах и на XIX Всесоюзной партийной конференции,

[301]

и в решениях Верховного Совета, где он участвует, за многие из которых, я надеюсь, он голосовал.

...Что я подверг бы критике в его положениях? Это прежде всего два наиболее существенных момента.

Первое, с чем я бы не согласился в его выступлении, вот что. Это у него прозвучало. По сути, в нем содержится попытка отлучить Россию от социализма, который ни разу не упоминается в выступлении товарища Ельцина. И вообще автор программы - а она у него из многих пунктов - как бы одним росчерком пера хочет нас пригласить, чтобы мы распрощались с социалистическим выбором 17-го года. Впрочем, если вы обратите внимание, то социализму в выступлении Ельцина не нашлось места даже в названии РСФСР. Предложено отныне именовать ее Российской Республикой. То есть тут предложен отказ от социализма и Советской власти. Борис Николаевич еще, наверное, выступит с разъяснениями того, что он нам предлагает (я говорю не о программе, а о его выступлении). Знаю, у него есть сторонники и есть много тех, кто с ним не соглашается.

Я бы сказал так, подытоживая: для нас, россиян, по-моему, как и для всех народов нашей страны, социалистический выбор, власть Советов - не пустая фраза. Это - наши фундаментальные ценности, наши ориентиры. Не знаю, какие нам взамен хочет предложить ориентиры товарищ Ельцин. Но мы что - должны изменить политический строй? Это противоречит линии перестройки, курсу, который мы предложили и который предусматривает придание социализму второго дыхания на путях демократизации, раскрытия его гуманного потенциала. Как же мы без России, если она пойдет в другом направлении, будем решать эту стратегическую задачу?

Это первое.

Я думаю, в своем выступлении - оно сильно у него политизировано - Борис Николаевич не избежал конфронтационных подвохов. Это проглядывает. Если, товарищи, очень подвергнуть серьезному анализу то, что он говорил, то получается, что нас призывают под знаменем восстановления суверенитета России к развалу Союза. (Аплодисменты.) Что значит своя денежная система, что значат мировые цены в экономических отношениях с остальными республиками и т. д.? Это - отрицание принципов, которые были сформулированы Лениным и легли в основу Союзного договора 1922 года, декларации того же времени. Тогда надо прямо говорить: отказываемся в принципе от того пути, на который мы встали в 1922 году. Это все очень серьезно.

Всех нас, кажется, может затронуть такой яркий тезис: Борис Николаевич утверждает, что суверенитет принадлежит и человеку, и предприятию, и районному Совету. Но я должен вам сказать: ни теоретически, ни политически этот тезис не проработан. Это очень сомнительный тезис, и он доводит вопрос о суверенитете до абсурда, создает такие перегородки, которые вообще подтолкнут сепаратизм в самой Российской Федерации и столкнут народы республики. И вообще это привело бы к анархии, к местничеству.

Может быть, остается у Бориса Николаевича привязанность к его старой концепции - создать несколько русских республик на территории России. Но это - возврат к княжествам и к междоусобицам, противопоставлению. Правда, сейчас он к этому тезису не возвращается, но в завуалированной форме он содержится и здесь. Выходит, через его концепцию мы будем разваливать не только Союз, но и развалим Российскую Федерацию".

[302]

Это был крупный промах со стороны Горбачева. Он не оценил настроения зала, когда в лоб перешел к критике Ельцина. Ведь еще древние греческие философы говорили: не все истинное - уместно. Не сомневаюсь, определенная часть народных депутатов РСФСР, в основном колеблющихся, после его выступления в качестве протеста отдала свои голоса Ельцину при голосовании по кандидатурам на пост Председателя Верховного Совета РСФСР.

Следующую ошибку М. Горбачев совершил через несколько дней, накануне решающего голосования. О ней мне рассказал народный депутат Карев вечером 4 октября 1993 г., когда "Альфа" вывела нас из расстрелянного и горевшего Дома Советов и мы спрятались в коммунальной квартире, о чем я уже писал выше.

По словам Карева, перед последним голосованием некоторых народных депутатов - коммунистов (выборочно, по особому списку, что вызвало недовольство других, в том числе и Карева) пригласили в Кремль, в здание ЦК, на встречу с Горбачевым. Он опять витиевато рассказывал, почему нельзя голосовать за Ельцина. А в конце выступления добавил, что завтра уезжает за границу. Уезжать в такое ответственное для страны время!

И это во многом предопределило избрание Ельцина.

Я уже рассказал, как президент СССР Горбачев в августе 1991 г., вопреки Конституции СССР, фактически предал народы Советского Союза, согласившись с передачей всех полномочий Союзного Центра Президенту РСФСР Ельцину, чем заложил политическую мину под фундамент тогда еще мощного государства.

Вспоминаю прилет Горбачева из Фороса в августе 1991 г. В Москву он возвращался якобы победителем, в белых кроссовках, на белом коне. Это ощущалось в его поведении, радостной улыбке, традиционном взмахе руки. Он не сразу осознал, что, по существу, никого не победил. Внеся замешательство в ряды ГКЧП, отказавшись фактически от того, к чему ранее призывал членов правительства и руководство ЦК КПСС, он тем самым облегчил победу Ельцину и способствовал собственному поражению.

Новоогаревский сценарий Союзного договора - любимое детище Горбачева - рухнул в первые же дни после августовского государственного переворота российских "демократов" во главе с Ельциным. Братские республики "разбежались", как нашкодившие котята. Центробежный процесс был заложен в самой сути нового Союзного договора. Вынашивая идею "Союза суверенных государств", Горбачев не понимал, что такие гибриды невозможны: одно суверенное государство не может входить в состав другого суверенного государства. Даже, если бы это произошло, то дитя Горбачева все равно было бы нежизнеспособно, как до сих пор еле теплится жизнь СНГ.

Громадна и непомерна вина Генерального секретаря ЦК КПСС Горбачева за развал и предательство восемнадцатимиллионной партии коммунистов.

На мой взгляд, политика балансирования Горбачева между "демократами" и коммунистами была его очередным хитрым ходом. Создавалось впечатление, что Горбачев против "демократов", он осуждает их, защищает партию, марксизм-ленинизм от их нападок. Коммунистам казалось, что Горбачев с ними, что, защищая его, они защищают партию, защищают Советский Союз. И в этом была драма и коммунистов, и народа.

Горбачев же, делая вид, что уступает под сильным давлением "демократов", продолжал свою предательскую (другими словами это назвать нельзя) политику по развалу КПСС.

[303]

15 марта 1990 г., в день открытия внеочередного Третьего съезда народных депутатов СССР, якобы уступая требованиям "народа", Съезд отменил 6-ю статью Конституции СССР (о КПСС как ядре политической системы СССР). Но ведь еще накануне Горбачев яростно выступал за то, чтобы не отменять эту статью. Что же случилось? Да ничего - просто была отброшена маскировка. По сути же это означало крупнейшую победу антикоммунистов - "демократов". Горбачев стремительно шел к своей политической смерти.

После отделения партии от государства, по свидетельству бывшего секретаря ЦК КПСС Фалина, аппарат ЦК тоже был отделен от государства. Международный отдел ЦК был вычеркнут из списка получателей сообщений МИД СССР. "Политбюро и аппарат ЦК зажили в различном режиме. Генеральный в узком кругу не скрывает, что смотрит на ЦК и аппарат партии в целом как оппозиционные себе структуры". Разрушая партию, Горбачев разрушал и Советы, так как "без кадров и инфраструктур Советы оставались тем, во что их деградировал Сталин, - фиговым листом"{1}.

Трагический финал - ликвидация партии - не заставил себя долго ждать. Покажу, как это происходило, а также роль Горбачева - Генерального секретаря ЦК КПСС - в этом процессе.

Приведу выдержки из стенограммы заседания Верховного Совета РСФСР от 23 августа 1991 г., где Генеральный секретарь ЦК КПСС на глазах у всей страны отрекся от партии.

На том памятном заседании зал негативно воспринимал выступление президента СССР, шумел, люди что-то выкрикивали с мест, задавали Горбачеву каверзные вопросы. Чтобы смягчить ситуацию, он, "размышляя вслух" о плюрализме мнений и убеждений, высказал идею о преобразовании Коммунистической партии путем слияния ее... с движением "Демократическая Россия".

И тут заговорил Ельцин: "Товарищи, для разрядки. Разрешите подписать Указ о приостановлении деятельности Российской компартии".

Горбачев встрепенулся: "Борис Николаевич, Борис Николаевич!"

Но Ельцин со сладострастной улыбкой иезуита, под овации зала, громогласно произносит: "Указ подписан! Вступает в силу с момента подписания". В зале аплодисменты. Хлопают в ладоши "демократы" А. Яковлев, Г. Попов, Г. Бурбулис, С. Филатов, М. Полторанин, Г. Якунин и другие. Ну, это понятно. Но аплодировали и честные депутаты, бывшие тогда еще членами КПСС, но одурманенные горбачевским и ельцинским словоблудием. "Демократическая" пелена застилала им глаза. Вскоре она спала, но было уже поздно.

Сделаем маленькое отступление. Указ Ельцина о приостановлении деятельности КП РСФСР и последующие указы о запрете КПСС были продиктованы отнюдь не тягой к демократии, а ненавистью к партии и ее руководителю - Горбачеву. Настал час торжества Ельцина, расплаты за его унижения на октябрьском Пленуме ЦК, XIX партконференции. Достигнув власти, он воспользовался ею, чтобы наказать и унизить обидчиков. Это был час окончательного падения авторитета Горбачева в глазах народа и коммунистов - и как лидера КПСС, и как президента СССР.

Недовольство генсеком Горбачевым громогласно вылилось наружу в начале 1991 г. Страну захлестнули шахтерские забастовки, начали останавливаться металлургические заводы. В апреле были резко повышены цены на многие товары повседневного


{1} Фалин В. Без скидок на обстоятельства. С. 412, 411.

[304]

спроса. В Москве "демократы" во главе с Ельциным выводили на улицы по 90-100 тыс. человек. Так они готовились к намеченным на 12 июня президентским выборам.

В партии росло недовольство "превращением перестройки в антикоммунистическую контрреволюцию", счет сдавших партбилеты перевалил за сотню тысяч, все громче звучали призывы к смене генсека. В ответ на все более отчетливо проявляющуюся нелюбовь коммунистов к своему лидеру он искал способы нанесения "удара по штабам". Сегодня Горбачев говорит, что на это он пойти не мог, не хотел повторения китайского опыта{1}, но фактически, сменив состав ЦК и Политбюро, поддержав "департизацию", а затем доведя дело до запрета КПСС, он сделал это изощреннее своих китайских учителей из "банды четырех" - те компартию не "закрывали".

Не так давно Горбачев признался, что тогда он и его единомышленники "хотели социал-демократизировать КПСС", "готовили новую, по сути дела, социал-демократическую программу КПСС"{2}. А свое стремление непременно стать президентом, дабы разложить партию, Горбачев объяснил так: "Меня ждала судьба Хрущева"{3}. Поэтому и хотел сосредоточиться на государственной работе, а для партии создавал конституционные ограничения.

Основания же бояться партии были - уж слишком грубо работал. Не могли не вызвать сопротивления подлинных коммунистов те перестроечные акции, от которых сограждане ничего хорошего не получили, а также та бесцеремонность в реформировании партии и те попытки реализовать теорию конвергенции, о которой теперь Горбачев говорит открыто, приписывая конвергентные качества ленинскому нэпу. Вот почему он и провоцировал создание ГКЧП - чтобы в нужный момент, грубо говоря, "кинуть" руководителей партии и государства, а самому остаться президентом СССР.

Не получилось. Не понял Михаил Сергеевич, что "свита делает короля", что без этой "свиты" он - политический ноль. Так бездарно Горбачев, которым руководила "одна, но пламенная страсть" - самосохраниться во что бы то ни стало, - просчитался. Не мог не просчитаться "стратег", сознательно пошедший на столь примитивное "отделение партии от государства", какое в то время допускать было нельзя.

Но вернемся к событиям, происходившим 23 августа 1991 г. Горбачев так ничего и не понял и все пытался урезонить зарвавшихся "демократов"... Он вяло протестует, убеждает зал, что демократическому президенту и Верховному Совету нельзя запрещать Компартию. Это, по его мнению, не соответствует традиции цивилизованных стран, сущности подлинной демократии.

"Михаил Сергеевич, - прерывает его Ельцин, - не о запрещении, а о приостановлении деятельности Российской компартии до выяснения судебными органами ее причастности ко всем этим событиям... Тем более что Российская компартия до сих пор в Минюсте не зарегистрирована".

"Это другое дело", - соглашается "великий приверженец демократии". Как видим, роль тарана в ликвидации КПСС и КП РСФСР сыграл Ельцин, а Горбачев, капитулируя, занял соглашательскую позицию.


{1} См.: Михаил Горбачев: Я хотел бы поверить в жизнь после смерти // Общая газета. 2001. 1-7 ноября.

{2} Неоконченная история. Беседы Михаила Горбачева с политологом Борисом Славиным. С. 106, 109.

{3} Там же. С. 31, ПО, 116.

[305]

Это было второе за тот день, после нарушения президентом СССР Горбачевым Конституции страны, политическое преступление, теперь уже перед Коммунистической партией, когда Горбачев, ее генсек, расшаркавшись перед "демократами", "сдал" всех рядовых и нерядовых коммунистов.

Наиболее емко характер борьбы Горбачева и Ельцина за развал КПСС отразил в своей книге Н. Зенькович: "Казалось бы, разные люди. Однако при всем различии характеров и личной неприязни они спелись, и оба выступали против партии. Один ломился в открытую дверь, другой строил козни. Но суть одна. Хрен редьки не слаще. С одного огорода - с партийного, и партии же пришлось расплачиваться за то, что вырастила их... Не будет преувеличением сказать, что именно формирование руководителей типа Горбачева, Ельцина и им подобных, неспособность противодействовать им вполне закономерно привели партию к поражению"{1}.

Телевизионные кадры, запечатлевшие момент, когда Ельцин подписывал Указ о приостановлении деятельности Компартии, "демократические" СМИ крутили по нескольку раз в день, пережевывая во всех газетах и журналах.

Чуть позже Ельцин вынуждает Горбачева подписывать все указы Президента России, принятые в последние три дня. В них Ельцин, по сути, берет на себя функции союзного президента, смещает союзных министров, назначает новых. Это были не просто неконституционные акты, это был верх бессилия президента СССР Горбачева. "Демократы" награждают Ельцина горячими, перехлестывающими через край аплодисментами.

В ноябре 2001 г. в интервью "Общей газете" М. Горбачев скажет, оправдывая свое бездействие: "Получилось, что Союзное государство нужно мне одному, что я веду борьбу за собственное кресло". В этих словах, как в капле воды, отразилось, какой это был президент. Этот политик, гарант Конституции СССР, забыл о том, что его святая обязанность - воплощать в жизнь политическую волю большинства, выраженную в ходе мартовского референдума 1991 г., - сохранить Советский Союз.

Но генсек партии и президент СССР ее преступно проигнорировал (действуя заодно с Ельциным). Ни тот ни другой так и не поднялись до уровня гражданской зрелости абсолютного большинства сограждан. В этом суть нашей отечественной трагедии.

Вечером 25 августа 1991 г. по радио и телевидению было зачитано заявление Горбачева о том, что он слагает с себя полномочия Генерального секретаря ЦК КПСС и рекомендует Центральному Комитету самораспуститься. Так, спасая себя на какое-то мизерное время, Горбачев заплатил дорогой выкуп: "сдал" партию.

А в это же самое время на Старой площади, ободренная призывом генсека к самороспуску ЦК КПСС, бесчинствует разъяренная толпа, умело подогретая, спровоцированная и управляемая лидерами "демократов". Разрешение занять здание ЦК КПСС благословил Бурбулис, в то время Госсекретарь РСФСР, а операцией руководил префект Центрального округа А. Музыкантский. Вот как комментирует этот факт Ю. Прокофьев, бывший первый секретарь Московского горкома КПСС: "На другой день я был в здании ЦК. Принесли клочок бумаги синего цвета, корявым почерком Бурбулиса написано: "Президенту СССР. В связи с тем что в ЦК готовится уничтожение документов, считаю необходимым эвакуировать аппарат и


{1} Зенькович Н. Борис Ельцин: разные годы. Книга 2. Кремлевский отступник. С. 148.

[306]

взять под охрану здание". И на уголке: "Согласен. Горбачев"{1}. Толпой были заблокированы все выходы. Покидающих здание обыскивали, у них вырывали сумки, их оплевывали. Еще бы! Сам Президент России, да и руководство Москвы благословили людей на эту акцию.

Интересную подробность о произошедшем в те дни поведал мне позднее Хасбулатов. Присутствовавший на заседании Верховного Совета РСФСР Ельцин ждал телефонного звонка со Старой площади о завершении операции. Как только ему сообщили из бывшей приемной Горбачева, что здание находится под контролем московской милиции, а в кабинете генсека - "демократы", он, видя подавленность Горбачева, именно в этот момент подписал указ о приостановлении деятельности Компартии РСФСР.

В этой связи вспоминается выступление Горбачева на встрече с интеллигенцией в 1990 г., когда он с пафосом заявил, что предательство социализма было бы равносильно предательству своего отца и деда: "Я не стыжусь сказать, что я коммунист, что я предан социалистической идее. Я сделал свой выбор давно и навсегда". На XXVIII съезде партии, проходившем со 2 по 18 июля 1990 г., Горбачев с не меньшим пафосом сказал: "И тот, кто рассчитал, что это последний съезд и на нем состоятся похороны КПСС, тот опять просчитался. КПСС живет и будет жить, вносить свой исторический вклад в прогресс нашей страны, в прогресс мировой цивилизации". А спустя год - призыв к самороспуску ЦК КПСС. В действительности же это было не "вдруг". Для меня, да и, наверное, для многих коммунистов, этот предательский шаг Горбачева не стал полной неожиданностью. Он оказался закономерным результатом той политики, которую бывший генсек проводил особенно откровенно с 1989 г. Отчетливо просматривалось, что это была политика, направленная на изменение существующего общественно-политического строя, на капитализацию страны. Хотя эта стратегическая цель, на мой взгляд, очень долго маскировалась под "социалистический выбор", под лозунги: "больше социализма", "социализм с человеческим лицом".

Вот как оценивают свершившееся люди, близко знавшие Горбачева. "До ЦК КПСС Горбачева я знал близко, - говорит Ф. Табеев, бывший в свое время первым секретарем Татарского обкома КПСС, Чрезвычайным и Полномочным Послом СССР в Афганистане. - Считай, мы были друзьями... Ничто не говорило и не предвещало, что этот человек со временем окажется оппортунистом... Горбачев ведь так и не понял сам, что же хотел сделать... Так называемая перестройка началась без соответствующей подготовки, без всякого анализа и стратегических намерений. Все делалось, как говорится, наобум Лазаря, "с кондачка". В результате народное хозяйство страны рухнуло"{2}.

Характерны "чистосердечные признания" бывшего генсека, сделанные им в США в начале 2002 г. В Колумбийском университете он прочитал лекцию на тему "Россия: сегодня и будущее". Вновь оценивая пережитое, он убеждал американцев и себя в том, что советский коммунизм "был чистой пропагандой": "Все мы (советские руководители. - Ю. В.), включая меня, твердили, что капитализм идет к катастрофе, тогда как наша страна развивается нормально. Разумеется, это было пропагандой". Тут первый и последний президент СССР не стал жалеть красок, доказывая, как он лично помог с помощью перестройки разрушить "эту нереальную


{1} Известия. 2001. 18 августа.

{2} Шафиков Я. Фикрят Табеев. Казань, 2001. С. 292-294.

[307]

систему". Послушала бы этого неуча специалист по научному коммунизму, кандидат философских наук Раиса Максимовна!

Думаю, что история по достоинству оценит заслуги предателей Великой державы, разваливших не только Советский Союз, но и мировую социалистическую систему.

И все же разве можно было предположить, что могильщиком КПСС и СССР будет человек, начавший перестройку в стране, постоянно убеждавший общество и партию в своей верности идеалам социализма, говоривший о необходимости руководящей роли партии в коммунистическом строительстве? Плачь, русская земля... какого "сына" удалось тебе родить!

Вызывает удивление и поведение членов Политбюро, секретариата ЦК, да и многих членов ЦК. Они не рискнули высказать свое отношение к запрету партии. Заместитель Генерального секретаря ЦК КПСС В. Ивашко, секретари А. Дзасохов, А. Гиренко, П. Лучинский, Т. Семенова, Е. Строев, Ю. Манаенков как бы испарились, не подавали голоса. Это были партийные кадры, подобранные, лично Горбачевым. Не лучше были и многие министры. Достаточно напомнить о том, что "маршала Шапошникова интересовали не столько Союз и его сохранение, сколько сохранение единых Вооруженных сил и его поста министра. Когда ему сказали, что Вооруженные силы остаются объединенными, он успокоился..."{1}. Естественно, низовые парторганизации, как они привыкли это делать раньше, ждали команду сверху. Именно на это и рассчитывали разрушители партии - и Горбачев, и в еще большей мере Ельцин. Так было.

Дату - 1989 г., применительно к оценке политической деятельности Горбачева, я назвал не случайно. Это действительно была в какой-то степени переломная веха. К этому году в низовых партийных организациях все сильнее крепло убеждение, что Горбачев оказался не тем лидером, на которого они рассчитывали. Жизнь лучше не становилась, во многом даже ухудшалась. Критика Генерального секретаря звучала все отчетливее и острее среди рабочих, крестьян, творческой интеллигенции. Партийные и советские работники республиканского и областного уровня знали, насколько упал рейтинг генсека. На научно-практической конференции в МИД СССР первый заместитель министра Ковалев откровенно заявил, что у американской общественности весьма высокий авторитет М. Горбачева - к нему с симпатией относятся 80 процентов опрошенных. А вот показатель для Советского Союза - лишь 20 процентов.

Что должен делать лидер в этих условиях, если он действительно болеет за ее будущее? Помимо отставки есть два пути: переосмыслить политическую и социально-экономическую ситуацию, разработать новую стратегию реформирования в интересах народа и довести эту реформу до завершения; второй путь - удерживать власть любой ценой. К сожалению, Горбачев выбрал второе. "Делание карьеры" - было для него превыше всего.

Отдавая себе отчет в том, что популярность его в стране резко упала, Горбачев не решился пойти на всенародные выборы президента СССР, хотя конституционная норма была именно такой. Он понимал, такие выборы принесли бы ему крупное поражение. Свидетельством тому являются не только социологические опросы, но и сам ход голосования на Третьем съезде народных депутатов СССР.


{1} Неоконченная история. Беседы Михаила Горбачева с политологом Борисом Славиным. С. 53.

[308]

В первом туре Горбачев не был избран президентом СССР. Только после того как была отменена 6-я статья Конституции СССР, "демократы" поддержали Горбачева, и он был избран президентом (его кандидатуру поддержали 59 % депутатов). Компромисс был достигнут дорогой ценой.

Вряд ли бы это случилось, если бы альтернативным кандидатом на пост президента СССР стал Председатель Совмина Рыжков. К сожалению, Николай Иванович согласия на это не дал, хотя его долго уговаривали. Позднее, в беседе на эту тему с Рыжковым я спросил его, почему он отказался от этого предложения?

"Ну как я мог дать согласие, Юрий Михайлович, - сказал он мне. - Ведь я накануне голосовал за избрание Горбачева Генеральным секретарем. Как бы я выглядел в глазах общественности, какая была бы вера мне, если вчера я делал и говорил одно, а назавтра - другое. Я видел, - продолжал Рыжков, - что Горбачев стал опираться на узкий круг приближенных - Медведева, Яковлева, Шеварднадзе, что он проводит их линию, линию не совместимую с позицией ЦК и Совмина. Но я наивно думал, что Горбачев наконец-то поймет, куда катится страна, убеждал его в необходимости реальных шагов по реформированию экономики Союза. Но, как показало время, Горбачев больше прислушивался к "западникам"... Если бы я знал, чем закончится правление Горбачева, то, конечно, я бы дал согласие баллотироваться на пост президента СССР. Но прошлого, как говорится, не вернешь".

Ошибка Рыжкова, на мой взгляд, заключалась в том, что он не сумел вовремя дать политическую оценку происходившим в верхних эшелонах власти событиям, не осознал главного - взаимосвязи реформирования партии и выживания государства, а следовательно, у него не хватило мужества разорвать пуповину, связывающую его со ставшим уже "прозападным" Политбюро{1}.

А главным тогда для Запада было сохранить у власти "великого Горби", пусть и в качестве "нелегитимного" президента. И тут Горбачев совершил очередной шаг, приведший в дальнейшем к развалу КПСС: переместил управленческий центр тяжести в президентские структуры. Это и понятно - он уже президент и нарождающаяся в партии оппозиция его политической линии, да и сама партия ему стали ни к чему. На моих глазах происходило повальное бегство работников ЦК КПСС в президентские структуры. Отмечу, что это были не самые лучшие кадры, это были как раз те "коммунисты с человеческим лицом", которые впоследствии перебежали в стан "демократов". Сегодня они (а некоторые из них являются ныне депутатами Государственной Думы и членами Совета Федерации) с такой же решительностью критикуют и КПСС, и СССР, да и самого Горбачева, как в свое время рукоплескали инициатору перестройки.

Вступая в должность, первый президент СССР произнес: "Торжественно клянусь верно служить народам нашей страны, строго следовать Конституции СССР, гарантировать права и свободы граждан, добросовестно выполнять возложенные на меня обязанности президента СССР".

Как выполнял клятву президент СССР, народы Советского Союза почувствовали, как говорится, на своей шкуре. Горбачев пытался обратить на пользу укреплению личной власти все, что было унаследовано партией от прошлого. Фалин вспоминает: ратовали за гласность, но режим засекречивания на десятилетия всего и вся - созданный еще Сталиным - продолжался при "отце русской демократии"


{1} См.: Рыжков Н. Перестройка: история предательств. М, 1992.

[309]

Горбачеве: "Он оберегался с той же, если не большей, тщательностью, ревностью, мелочностью"{1}, чтобы не пролить свет на темные действия лиц высшей власти. Этого света Горбачев боялся, когда что-либо касалось его лично. Но не боялся, когда надо было использовать "гласность" для разрушения государства. Подтверждением этого является вся кампания по секретному "пакту Молотова - Риббентропа".

Многие надеялись на то, что основные животрепещущие вопросы, в том числе проблемы, связанные с кризисом в самой партии, в ее руководстве, поможет решить апрельский Пленум ЦК, посвященный "положению в стране и путям вывода экономики из кризиса".

В дни работы Пленума мы, народные депутаты РСФСР - члены фракции "Коммунисты России", практически все время находились в здании ЦК КП РСФСР. Члены Пленума постоянно информировали нас о его ходе. Мы знали и о выступлении на Пленуме первого секретаря ЦК КП РСФСР Полозкова, который напрямую обратился к генсеку: "Я не могу понять, Михаил Сергеевич, как, взявшись за такое большое, доброе и ответственное дело перестройки, вы могли выпустить штурвал из рук?"

На Пленуме ЦК КПСС многие его члены не только критиковали генсека, но и прямо ставили вопрос о доверии ему. На каком-то этапе Горбачев, бывший в то время уже и президентом СССР, не выдержал и предложил поставить вопрос о своей отставке. Срочно объявили перерыв в работе Пленума для того, чтобы обсудить этот вопрос на Политбюро, которое приняло решение, чтобы Горбачев не настаивал на своем освобождении, а Пленум не возвращался к этому вопросу. Мог ли кто-нибудь тогда подумать, что менее чем через полгода КПСС будет запрещена при попустительстве ее генсека.

Не могу не отметить тех, кто идеологически способствовал Горбачеву отречься от партии, кто помогал ему готовить последний текст, с которым он выступил по телевидению, слагая полномочия генсека. Это - бывший член Политбюро и секретарь ЦК КПСС по идеологии, член-корреспондент АН СССР Медведев, помощники президента СССР А. Черняев и Г. Шахназаров.

Пройдет два года с момента запрета КПСС, и у меня состоится интересный разговор с бывшим заместителем генсека В. А. Ивашко. Мы встретились с ним в поликлинике на Сивцевом Вражке. Вспомнили пережитое. Зашел разговор и об апрельском Пленуме, и о том заседании Политбюро. Я спросил: "Как же так случилось, что вопрос о генсеке был тогда фактически тихо снят, - не хватило мужества членам Политбюро?"

"В какой-то мере вы, Юрий Михайлович, и правы, - ответил мне Ивашко. - Но вопрос оказался сложнее. Я потом долго размышлял на эту тему. Постановка вопроса об отставке была для Михаила Сергеевича тонкой игрой. Во-первых, он являлся президентом СССР, многие партийные кадры уже перебежали в президентские структуры. Другими словами, партия для Горбачева была уже отработанным материалом, и он за нее фактически не держался. Во-вторых, - и это, на мой взгляд, самое главное, - ставя вопрос об отставке, Горбачев играл в беспроигрышную лотерею. Ведь за год до этого под видом демократизации он провел изменения в Уставе партии об избрании генсека не на Пленуме ЦК, а на Съезде! Другими словами, Горбачев вышел из-под контроля ЦК".


{1} Фалин В. Без скидок на обстоятельства. С. 348.

[310]

Теперь, как говорится, все встало на свои места. Но тогда роль Горбачева многим была непонятна. Однако еще в 1992 г. Хасбулатов, бывший в то время Председателем Верховного Совета России, на пресс-конференции в Дели весьма емко охарактеризовал деятельность президента СССР и генсека Горбачева: "Я думаю, что выдающаяся роль Горбачева как раз и проявилась в развале Советского Союза. И мне кажется, что пора снять ореол какой-то святости, мученичества и величия с его фигуры... Никакого отношения к развитию демократии и преобразованиям он не имеет. Если бы не было Горбачева, может быть, эти реформы пошли бы более удачно, более эффективно. А то, что хвалят Горбачева на Западе, скажем в Соединенных Штатах, я понимаю. Он способствовал тому, что у Америки нет больше противника... Я склоняюсь к тому, что Горбачев сыграл не лучшим образом ту роль, которую ему предназначила история".

Это высказывание нашего национального политика. Для убедительности приведем мнение западного политика, советника по национальной безопасности США в администрации президента Дж. Буша Брента Скоукрофта о роли Горбачева в развале Советского Союза. "При всем его блеске, - пишет Скоукрофт, - у Горбачева, как представляется, был один фатальный недостаток. Он был неспособен принимать жесткие решения и затем проводить их в жизнь. Он обладал прекрасным искусством тянуть время и держать нос по ветру... Если бы у Горбачева были авторитарная, сталинского типа политическая воля и решимость его предшественников, то мы бы и сейчас имели Советский Союз. Это был бы обновленный и усиленный Советский Союз..."

В мемуарах Дж. Буша и Б. Скоукрофта "Как изменился мир" авторы честно признают, что, когда в 1989 г. они возглавили американскую администрацию, они и не мечтали о победе в "холодной войне". Их цель была - добиться определенных успехов на этом поле, с честью передать знамя этой борьбы своим последователям. И вдруг - победа. Авторы откровенно пишут, с каким изумлением, и даже некоторым остолбенением в Вашингтоне наблюдали за развалом Советского Союза. Неудивительно, что имена Буша (старшего) и Скоукрофта еще при жизни жирным шрифтом вписаны в анналы выдающихся личностей США. Да разве жалко за это вручить какую-то медаль и премию? За развал державы-соперницы можно было бы дать и больше. Напомню, что симпатии американской администрации к отрекшемуся от КПСС Горбачеву демонстративно выразил Джеймс Бейкер, привезший ему в подарок почти как боевую реликвию американский флаг, который, по его словам, развевался над куполом Капитолия в день, когда "мы все за Вас молились"{1}. Только такому руководителю, как Горбачев, фактически наплевавшему на национальные интересы державы, мог быть преподнесен подобный подарок. Другим подарком была Нобелевская премия. Ее Горбачев получал как "гражданин мира". Это было не в девяностом году, когда премия была присуждена, а в 1991-м, когда на фоне обострения всех внутренних проблем и противоречий Горбачеву хотелось подчеркнуть поддержку его "мировым сообществом".

Запад быстро переварил полученные от Горбачева "подарки". Примером тому является неудержимое стремление расширить НАТО на Восток, чтобы отгородиться теперь уже от "демократической" России. Горбачев понятия не имел, что он затевает, совершенно не осознавал тех реалий, которые возникли в результате его же


{1} Независимая газета. 1998. № 20.

[311]

собственной политики. Разве не свидетельствует об этом его панический страх (еще в период некоторой популярности) выйти на прямые выборы на пост президента СССР, неспособность сделать элементарные шаги в сторону экономических реформ? При аппаратной искушенности он проявлял абсолютную экономическую безграмотность, в конечном итоге приведшую Союз ССР к развалу.

Комплекс неполноценности, глубоко сидевший в нем, сыграл злую роль с Горбачевым. Хорошо известно, что, когда человек достигает "потолка некомпетентности", у него ярко проявляются отрицательные черты: высокомерие, оскорбительная снисходительность, барственный тон, мнительность. И если Полозков и ему подобные терпели такое отношение к себе, то Ельцина, например, это распаляло, заставляя искать разные формы сопротивления. Ошибочно отождествляя партию и ее Генсека, Ельцин старался направить свой удар не только против Горбачева, но и против КПСС.

И наконец, о роли последнего генсека в деле Компартии, рассматривавшемся Конституционным судом. После запрета КПСС многие рядовые коммунисты были в недоумении. Люди понимали, в деятельности партии были ошибки, негативные явления. Была и драматическая эпоха сталинизма в 30-е гг., и борьба с инакомыслием в 70-х гг., и ренегатство партийной, военной, научной, хозяйственной элиты в последний период. Все это было. Но при чем здесь рядовые коммунисты? Тем более что многое из того, в чем обвиняют партию, она сама осудила, преодолела. Да и в 1991 г. партия была уже не та, что раньше, начав очищение и обновление. Большинство рядовых коммунистов видели главную цель своей жизни только в том, чтобы служить Родине.

Запретив деятельность самой массовой партии без суда и следствия, экспроприировав ее имущество, авторы Указа Ельцина "О деятельности КПСС и КП РСФСР" (от 6 ноября 1991 г.) позволили себе то, что делали лишь откровенные мракобесы. Запрет Компартии, ущемление прав рядовых коммунистов поставил авторов указа в один ряд с такими звериными антикоммунистами и поборниками "новой" демократии, как Гитлер, Муссолини, Маккарти, Пиночет.

В юридическом смысле партию временно можно запретить указами и декретами, но нельзя запретить учение, которое легло в основу идеологии партии. Для Коммунистической партии таким учением является марксизм-ленинизм. И как бы ни пытались господа "демократы" запретить идеологию Компартии, им это не удастся. Как, впрочем, нельзя запретить ни одну из социологических, экономических, философских теорий в существующем мире. Они, как и марксистско-ленинское учение, являются общечеловеческим достоянием, достоянием мировой цивилизации. История убедительно доказала бессмысленность попыток запрета человеческой мысли.

В начале 1992 г. 35 народных депутатов РСФСР обратились в Конституционный суд с ходатайством "О проверке конституционности Указа Президента РСФСР от 6 ноября 1991 г. "О деятельности КПСС и КП РСФСР". Речь одновременно шла и о проверке конституционности Указов от 23 августа 1991 г. № 79 и от 25 августа 1991 г. № 90, затрагивающих вопросы приостановления деятельности КП РСФСР и изъятия имущества КПСС. В ходатайстве подчеркивалось, что Президент РСФСР, издав подобные указы, фактически присвоил полномочия судебной власти, что противоречило действующей Конституции РСФСР.

Я не ставил перед собой задачу останавливаться на всех проблемах рассмотрения дела КПСС в Конституционном суде. Они достаточно подробно рассмотрены

[312]

в печати{1}. Меня, повторяю, данная проблема интересует с точки зрения нравственного кредо последнего генсека Коммунистической партии.

Казалось бы, за достаточно длительное время, прошедшее с момента выхода указов о КПСС, бывший генсек, еще вчера ратовавший за идеалы коммунизма, мог бы "переосмыслить" свою роль в деле КПСС и если уж не активно помогать восстановлению партии, то хотя бы промолчать, стоять в стороне и выжидать, как он делал это при возникновении сложных проблем всю свою жизнь. Ничего подобного. Горбачев активно включился в процесс только для того, чтобы этот суд затянулся и было принято отрицательное решение.

В период рассмотрения дела в Конституционном суде у меня состоялось несколько встреч с его председателем Зорькиным. Валерий Дмитриевич рассказывал, что Горбачев, юрист по образованию, убеждал его не принимать дело к рассмотрению, упирал на то, что процесса требуют не рядовые коммунисты, а партноменклатурщики, оказавшиеся не у дел. Вопрос, думаю, заключался в том, что последний генсек просто боялся суда, так как понимал, что на суде обязательно будет затронуто и его имя, выяснено его место и роль в развале КПСС. Боялся и другого: а вдруг Конституционный суд отменит указ Ельцина об изъятии имущества КПСС и тогда прощай тот лакомый кусок в виде зданий и сооружений на Ленинградском проспекте, принадлежавших ранее всей партии, который с "барского плеча" был дан ему для создания "Горбачев-Фонда".

Конституционный суд принял юридически выверенное решение, которого не ожидал ни Горбачев, ни "демократы". Были реабилитированы все первичные организации КП РСФСР, что дало основание для их легализации и возрождения на их базе политической партии в соответствии с Конституцией и действующим законодательством.

Сегодня у большинства коммунистов и приверженцев социалистической идеи не вызывает сомнения, что именно Горбачев является прямым виновником развала Советского Союза, КПСС и всей нашей общественно-политической системы. Даже "демократы" вынуждены признать, что первым "могильщиком" КПСС является сам Генеральный секретарь Горбачев{2}.

Для многих людей - жителей СССР - имя Горбачева стало символом предательства и измены, олицетворением самого страшного преступления в тысячелетней истории России.

4 ноября 1991 г. тогдашним начальником Управления по надзору за исполнением законов о государственной безопасности прокуратуры СССР В. Илюхиным было возбуждено уголовное дело в отношении президента СССР Горбачева за измену Родине. Это был беспрецедентный в истории шаг. Однако постановление о возбуждении дела было отменено Генеральным прокурором СССР Трубиным.

Общественный (пока общественный! - Ю. В.) Трибунал на открытом заседании в феврале 1993 г. рассмотрел дело по обвинению Горбачева в антиконституционной, антинародной деятельности. Главным общественным обвинителем выступил государственный советник юстиции 2-го класса В. Илюхин. Общественный Трибунал постановил:


{1} См., напр.: КПСС вне закона?! Конституционный суд в Москве. М., 1992.

{2} См.: Эпоха Ельцина. С. 158.

[313]

"Горбачева Михаила Сергеевича, бывшего Президента СССР, объявить предателем интересов народов Союза Советских Социалистических Республик и Государства...

Содеянное подсудимым подпадает под действие статьи 64 УК Российской Федерации - измена Родине, предусматривает применение исключительной меры наказания.

Народный Общественный Трибунал приговорил Горбачева Михаила Сергеевича за измену Родине, предательство трехсотмиллионного народа СССР, смерть сотен тысяч людей, кровь сотен тысяч раненых, обнищание миллионов тружеников и муки миллионов беженцев

К ВЕЧНОМУ ПРОКЛЯТИЮ И ПОЗОРУ"{1}.

Проходят годы. История возвращается и выносит свой справедливый приговор человеку, который разрушил то, что создавалось многими поколениями советских людей.

1 февраля 2003 г. следственное управление по особо тяжким преступлениям прокуратуры Азербайджана возбудило уголовное дело против экс-президента СССР Горбачева. Это было сделано в связи с трагическими событиями 20 января 1990 г., когда при столкновении советских войск и жителей столицы Азербайджана погибло мирное население. Основанием для возбуждения дела стало обращение в прокуратуру главы Духовного управления мусульман Кавказа шейх-уль-ислама Аллахшукюра Паша-заде, который назвал Горбачева "главным виновником" бакинской трагедии. М. Горбачева обвиняли в нарушении ряда статей Конституции СССР и Азербайджанской ССР. По мнению представителей азербайджанской прокуратуры, глава Союза не имел права вводить чрезвычайное положение и санкционировать ввод советских войск в Баку.

Азербайджанский народ чтит память жертв событий 20 января 1990 г. Они были захоронены в парке культуры и отдыха им. Кирова - Аллеи шехидов (дословный перевод "павших"), где 10 октября 1998 г. - в самой высокой точке города - был торжественно открыт мемориал Вечного огня.

"Печальной выгодой смутных времен" называл наш историк В. О. Ключевский возможности самостоятельного размышления ради собственного выживания, которые получает народ в периоды бурных общественных потрясений.

"Государство может быть без государя" - такой вывод сделали люди по ходу царствования Михаила (первого Романова) в начале XVII в. Во время правления Михаила Горбачева люди убедились в противоположном: руководитель государства без царя в голове - это огромное несчастье для страны. "Слом старой системы породил нестабильность, хаос" - так пишет бывший лидер в одной из своих книг. Странно слышать такое от политика: получается, что нашу бедную страну возглавлял не президент и не генеральный секретарь правящей партии, что в ней чуть ли не с самого начала шли какие-то самопроизвольные процессы с пресловутыми "непредсказуемыми последствиями". Но аналитики знают: социальные последствия бывают непредсказуемыми в двух случаях. Первый - когда политик не имеет четких и конкретных планов действий и прогнозов последствий принимаемых решений. Когда он вдохновлен не созиданием, движим не ясным знанием того,


{1} См. подробно: Илюхин В. Спасти Россию. С. 135-138.

[314]

что надо создать, а идеей или смутным ощущением того, что что-то "необходимо перестроить". Второй случай - когда политик в принципе не обладает важнейшими для этой профессии качествами: умением управлять и даром предвидения.

В неконцептуальности перестройки упрекал Горбачева еще Ельцин в 1987 г. на том знаменитом октябрьском Пленуме ЦК, который завершил его партийную карьеру. Последующие годы показали, что проблема не в конкретных проработках и прогнозах специалистов-экспертов. Она именно в отсутствии дара стратегического предвидения, в неумении принимать точные, своевременные политико-экономические, дипломатические, военно-стратегические решения.

Отсюда чудеса политической и дипломатической эквилибристики Горбачева и его клевретов Яковлева и Шеварднадзе, этих откровенных сторонников Запада, отсюда миф о "новом политическом мышлении", приведшем к ликвидации Варшавского договора ради интересов НАТО.

Напомню читателю историю возникновения НАТО - этого детища "холодной войны". Североатлантический альянс возник как следствие фултонской речи Уин-стона Черчилля 5 марта 1946 г., в которой почти сразу после победы над гитлеровской Германией и Японией британский премьер-министр объявил Советский Союз главным врагом Запада и призвал к борьбе против него. Мировая общественность расценила эту речь Черчилля как манифест "холодной войны". Годом позже была провозглашена так называемая "доктрина Трумэна", обосновывающая право США на оказание военной и политической помощи третьим странам в борьбе с "советским тоталитаризмом". НАТО был создан с явно агрессивными целями в отношении СССР и его новых союзников в Центральной и Восточной Европе.

В ответ на эти шаги страны, отвергшие после окончания Второй мировой войны капиталистический путь развития, в целях обеспечения собственной безопасности создали в 1947 г. свой военный блок - Организацию Варшавского договора (ОВД). За 40 лет своего существования ОВД стала одной из самых мощных военно-политических блоков, обеспечивающих стабильность в мире.

После провозглашения в конце 80-х гг. эпохи "нового политического мышления" всеобщий любимец Запада, "лучший немец" всех времен Горбачев сделал все для того, чтобы демонтировать Организацию Варшавского договора, ничего не требуя взамен, кроме устных заверений лидеров НАТО в том, что интересы НАТО не будут распространяться на Восток. Это был грубейший просчет со стороны лидера Великой державы. Но только ли просчет?

История предоставила шанс для добровольного роспуска и НАТО, и ОВД, создания мирной, не разделенной на блоки Европы. Этим шансом Горбачев, к сожалению, не воспользовался.

Сегодня НАТО развивается, укрепляется, расширяется, и при этом только на Восток. Цель его совершенно очевидна, он направлен против России, что бы ни говорили и в чем бы нас ни уверяли "забугорные друзья". Но чувствует ли бывший генсек свою личную вину за эту колоссальную угрозу, нависшую над Россией и бывшими республиками в составе СССР? К великому сожалению, нет. Он до сих пор пытается убедить общественность, что вывод советских войск из Восточной Европы в палаточные городки, расположенные в заснеженных полях России, - это якобы объективный, неизбежный процесс и никакой вины его в этом нет.

Летом 1999 г. в Германии вышла книга М. Горбачева "Как это было". В ней он, рассматривая проблему воссоединения двух германских государств, вынужден был коснуться проблемы военного присутствия Соединенных Штатов в Европе, НАТО

[315]

и расширения его на Восток. "Лучший немец" считает "некомпетентной и политически спекулятивной" полемику, которая развернулась позднее, в связи с реальным расширением НАТО на Восток в середине 90-х гг. Горбачев пытается убедить всех, что "в то время и не могло быть речи о расширении НАТО на Восток". Что его-де клятвенно заверяли и президент США Дж. Буш, и госсекретарь Бейкер в том, что "не произойдет распространения юрисдикции и военного присутствия НАТО ни на один дюйм в восточном направлении"{1}. И по-детски наивный архитектор "общеевропейского дома" поверил этим заверениям!

Сомневаюсь. Бывший генсек Горбачев, давая отповедь тем, кто считает, что именно он "сдал социалистические страны", забывает свой же доклад на XXVII съезде КПСС, в котором с пафосом провозгласил, что при нем Варшавский договор получил "второе дыхание".

Разве не Горбачев писал в своей книге, что в свое время заверял и президента США Дж. Буша, и госсекретаря США Дж. Бейкера в следующем: "Военное присутствие Соединенных Штатов в Европе играет стабилизирующую роль. И СССР не выступает за вывод американских войск в контексте воссоединения Германии"?{2}

О "стабилизирующей роли" США в Европе, думаю, нет смысла говорить: все отчетливо увидели ее при разжигании гражданской войны в Федеративной Республике Югославии в 1994-1996 гг., при бомбежках Белграда и Косово в 1999 г. А теперь предоставим слово человеку, которого вряд ли можно отнести к разряду некомпетентных, - маршалу Советского Союза В. Куликову, который в течение 12 лет командовал Объединенными Вооруженными силами ОВД. На вопрос корреспондента газеты "Время" о причинах демонтирования ОВД маршал прямо сказал: "Я, наверное, выскажу точку зрения большинства военных руководителей, если скажу, что Горбачев, Шеварднадзе, Яковлев, опираясь на самые лучшие побуждения, в надежде на лучшую перспективу взаимосвязей с Западом... создали условия для Запада, а собственную мощь подорвали. Варшавский договор - это ведь надежный щит, который десятилетиями обеспечивал стабильность в Европе".

Давая обобщенную оценку действиям Горбачева относительно вывода советских войск из Центральной Европы, маршал Куликов считает, что нельзя говорить о том, что советское руководство "продешевило". "Не то слово, - говорит он. - Это очень мягко сказано. Я хочу сказать, что это граничит с преступлением".

Вот как оценивает предательство генсека Фалин: "Выпадение ГДР (из ОВД. - Ю. В.) ликвидировало Варшавский договор, разом разрушило все его инфраструктуры... включение в сферу НАТО ГДР наращивало потенциал блока в геометрической прогрессии"{3}.

Мучительно переживший "сдачу" в Архызе ГДР западным немцам - Г. Колю и X. Д. Геншеру, - Фалин спустя несколько лет скажет, вспоминая диалог с М. Вернером: "Нет, генеральный секретарь М. Вернер, вы были не правы, утверждая, что "НАТО достиг своих целей без единого выстрела". Прав Генеральный секретарь М. С. Горбачев - "восторжествовал здравый смысл". Спасибо, просветил. До него как-то не догадывались, что общечеловеческие ценности тождественны атлантизму... Найдись на пленарном заседании Верховного Совета (СССР. - Ю. В.)


{1} Независимая газета. 1999. 7 сентября.

{2} Там же.

{3} Фалин В. Без скидок на обстоятельства. С. 453.

[316]

кто-нибудь, кто громко заявил бы примерно так: "В Архызе реализовались планы Берия, сдавшего ГДР еще в 1953 году" - и, правда, на несколько лучших условиях, завис бы пакет договоренностей вместе с его авторами"{1}.

"Особые" заслуги должны быть щедро вознаграждены. 4 ноября 1999 г., по случаю десятилетия со дня крушения Берлинской стены, к чему приложил руку генсек Горбачев, бывшему президенту СССР присуждена высшая награда Германии - Большой крест ордена "За заслуги" особой степени. Так Федеративная Республика оценила вклад бывшего советского лидера в обеспечение германского единства. Германское телевидение постаралось показать орден предельно крупным планом. Крест и впрямь красивый: поблескивающий щедрой позолотой, обвитый муаровой лентой, он покоился в пурпурном футляре... Орденоносец сиял радушной улыбкой. Засияешь, если тебе вручают не только орден, но и красочный эпитет - "лучший немец года".

Месяц спустя я, как депутат Государственной Думы, посетил ФРГ, встретился с немцами из бывшей Восточной Германии. Стыдно было смотреть им в глаза. Словно и я соучастник предательства. Чем оказались "осчастливлены" немцы в "новых" землях после воссоединения? Сотнями тысяч безработных, утратой уверенности в завтрашнем дне, потерей бесплатного образования, бесплатного медицинского обслуживания и других социальных гарантий.

Немцы показывали мне газеты, в которых ярким шрифтом набраны шапки: "ОСТАЛЬГИЯ" - "ТОСКА ПО ВОСТОКУ", то есть по Восточной Германии (на немецком языке "ост" - восток). Горько было осознавать, что поощрял крушение ГДР, развал социалистической системы в Европе, демонтаж Варшавского договора, грядущее расширение НАТО на Восток человек, убеждавший всех с пеной у рта в своей приверженности социализму, в своей преданности коммунистическим идеям, - Генеральный секретарь ЦК КПСС. Как ему можно было не верить!

Соединенные Штаты Америки также не могут забыть "особый" вклад Горбачева в ликвидацию своего мощного конкурента - СССР и то, что при "Горби" фактически сформирована монополярная система.

В апреле 2001 г. Горбачеву вручили награду - премию и медаль "За служение обществу", учрежденную бывшим президентом США Джорджем Бушем (старшим). Торжественная церемония состоялась в мемориальной библиотеке имени Буша в Хьюстоне. Специально к этому событию здесь открылась выставка, на которой были представлены фотографии Горбачева и Буша, сувениры, которые бывший генсек дарил американскому лидеру, и даже подлинные документы с автографами двух политиков. Экс-глава Белого дома при вручении награды сказал: "Мистер Горбачев получил эту награду от американского народа за вклад в окончание "холодной войны".

Политика - тяжелейшая профессия, а никак не сфера нравственных отношений, в чем постоянно пытался убедить общественность Горбачев. Нравственна та или иная политика или нет - оценят моралисты, историки позже. Но вот профессиональна ли она, эффективна или нет - оценивают избиратели, народ.

"Мы постоянно опаздываем" - этот рефрен был обязательным в выступлениях Горбачева периода перестройки. "Кто это мы?" - резонно спрашивали люди. Если Горбачев таким образом констатировал запаздывание с принятием своего решения по какому-то конкретному вопросу, он был обязан извлечь из этого уроки и


{1} Фалин В. Без скидок на обстоятельства. С. 451.

[317]

больше не допускать подобных опаздываний. И уж, во всяком случае, не жаловаться публично на свои же собственные проблемы. Если "мы" - это руководители, подчиненные Горбачеву, то его задача была научить их работать или заменить профессионалами. Социолог Макс Вебер считал, что для политика необходимы три решающих качества: страсть, чувство ответственности и "глазомер". Страсть - это ориентация на существо дела, страстная самоотдача ради этого дела. Слишком гибко лавировал Горбачев в аппаратных играх, и едва ли можно считать, что его интересовало существо дела. Скорее всего, преобладала ориентация на политическую форму. Вместо реальных общественных реформ "человек № 1" лишь переименовывал занимаемое кресло: "просто генсек", "генсек и Председатель Верховного Совета СССР", "генсек и президент СССР", затем просто "президент" (но уже не генсек).

Власть как цель (а не как средство управления государством) всегда была для Горбачева на первом месте. Его никогда на деле не интересовала судьба и жизненные интересы народа. Можно ли считать такого политика ответственным? Даже его вынужденная отставка выглядела как уход от ответственности.

Наконец, политический "глазомер" как умение сохранять дистанцию по отношению к людям и обстоятельствам, смотреть на них объективно, обладать "даром предвидения". Пожалуй, это главное, чего не хватало Горбачеву. "Политика есть мощное медленное бурение твердых пластов, проводимое одновременно со страстью и холодным глазомером". Так писал уже упоминавшийся мною Макс Вебер. Увы, мы были лишены такой политики.

Политолог Д. Ольшанский в одной из своих статей, посвященных Горбачеву, писал, что есть два способа сделать политику своей профессией: либо жить для политики, либо жить за счет политики. Первое - удел тех, для кого политика - это средство реализации себя, своих программ и представлений о жизни общества. Потому они и живут для политики, даже покидая высокие посты.

Жить "за счет политики" - удел тех, для кого она прежде всего средство прорыва к "высотам" р